Матчасть. Клубы России
Блог

Любимчик Пашка

«Любимчик Пашка,

Ну как дела, любимчик Пашка, а-а-а,

Любовь прошла, любимчик Пашка…»

Пугачева А.Б., эстрадная певица эпохи позднего Бубнова и раннего Аршавина.

 

Конец октября 1997 года…

Элистинский «Уралан» выходит в элитный дивизион нашего футбола, за год превратившись из никому не интересной командочки в одного из главных ньюсмейкеров игры на территории 1/8 части суши. По крайней мере, как звучит слово «вперед» по-ойратски любители футбола во всей стране уяснили твердо.

Триумфальный сезон, стартовавший с феерического указа президента Калмыкии, указом и завершается. Теперь он именуется «О признании дня чествования «Уралана» нерабочим днем в Республике Калмыкия» и увеличивает для жителей республики число выходных в уходящем году на один день – 3 ноября. День, посвященный «Уралану». Народ, уже предвкушающий Веретенникова, Цымбаларя и Джанашия, празднует широко и искренне – с перекрытыми для пешеходов магистралями, массовыми гуляниями и украшениями архитектурных изысков желто-синими флагами.

Главный герой, конечно же, Павел Яковенко. Кормильцев и Смертин в рамках пердива уже вполне себе звездочки, но на федеральном уровне на роль хедлайнеров пока не тянут. Яковенко же, в игровую бытность в сборной Союза и киевском «Динамо» заработавший как минимум узнаваемость – самое то. Пал Саныч, человек, мягко сказать, замкнутый и непубличный, явно тяготится столь пристальным вниманием со стороны центральных СМИ, но деваться некуда. Как говориться, «за что боролись…»

Особым шиком в изданиях считается представить публике украинца, создающего в прикаспийских степях копию союзного киевского «Динамо», в лучах национального колорита – в каком-нибудь антуражном калмыцком малахае или халате. «Спорт-Экспресс Журнал» публикует фотосессию с Яковенко, в которой тренер бодро гарцует по калмыцкой прерии на степной кобыле, благо для провинциальной украинской пацанвы 60-х умение ездить верхом без седла являлось делом обыденным.

Ну и конечно, куда же без Папы. Илюмжинов вносит свою лепту в предновогоднюю суматоху, отметившись очередными «отжигами» в прессе. Вообще, любое интервью Кирсана Николаевича – это праздник. Вот несколько цитат:

 - Если бы «Уралан» не вышел в высшую лигу, то команда была бы расформирована. И в футбол в Элисте больше не играли бы.

- Футбол должен приносить людям радость. Настроение поднимать. Если у человека настроение хорошее, то он и цветы жене принесет, и трудиться будет хорошо.

- Не знаю, какой там бюджет у московского «Спартака» или у «Алании», но я игрокам уже сказал, чтобы не волновались: у нас будет не меньше.

Последнее высказывание, конечно же, напрочь стирает границу между добром и злом у человека, знакомого хотя бы с понятием «формальная логика», а знаменитый философ Иммануил Кант наверняка шевельнулся под старой часовней калининградского Кафедрального собора, но мы-то к Илюмжинову уже привыкли. 

Помимо славословий, «Уралан» не обделили и материально.

По ходу сезона Папа в случае выхода в «вышку» обещал каждому игроку основы по «мерсу», но на финише ограничился все же «хендаями», что в эпоху, когда главные российские футбольные звезды зарабатывали меньше  директора завода (именно потому, что в основном директора заводов им и платили), тоже было неплохо. Правда, один «мерин» все же нашел  своего хозяина -  Яковенко. Шестисотая «эска» в середине 90-х была тем самым рубиконом, отделявшим успешного человека от остальных – наблатыкаться «по фене», научиться пальцовать и справить себе золотые болт и цепуху могли многие, а урвать от жизни «шестисотого» – избранные.

Более того, Илюмжинов обещает Пал Санычу в случае выигрыша чемпионата России «Роллс-Ройс» за полмиллиона «зеленью», цитата: «как у меня». Забегая вперед, сообщу, что даже такую форму мотивации Илюмжинов вскоре сам же и перекроет. Нынешний Керимов с его концепцией «Бугатти» – в подарок» отдыхает: ставки за успешное выполнение задачи на сезон в Элисте в недалеком будущем сравняются с понятием «жизнь».

Став счастливым обладателем «средства передвижения» от немецкого автогиганта, Яковенко, по аналогии с другим Павликом-ценителем штутгартского автопрома, немедленно приобретает в народе прозвище «Паша – мерседес».

С волнением предвкушая дебют, «Уралан» начинает предсезонку необычайно рано – в конце декабря. По традиции российских клубов время для «заграниц» наступит позднее -  втягивающий сбор элистинцы проводят на почти родных Кислых Водах.

Однако, 23 декабря, выпорхнув из недр ИТАР-ТАСС, полетела по стране смутная и невероятная новость — Яковенко бежал из кисловодского лагеря команды, прихватив с собою всех земляков, составляющих пол-основы элистинцев. В представлении общественности «Уралан» был райским футбольным уголком на земном шарике — спортивные успехи, железная дисциплина, неограниченные финансовые вливания, «шестисотые мерсы» в подарок и т.д., поэтому в возможность добровольно бежать оттуда в любое другое место, кроме мадридского «Реала» или туринского «Ювентуса», обывателю верилось с большим трудом. Буржуазные источники о появлении Яковенко у руля вышеназванных клубов не сообщали. Поэтому и оговаривались дикторы и ведущие, запуская сенсацию в эфир,  дескать, новость непроверенная, логическому осмыслению неподдающаяся и вообще черт его знает в каком там состоянии находится корреспондент ТАСС в предновогоднем Кисловодске.

Ровно за сутки до бегства Яковенко «Спорт-Экспресс», оценивая возможность смены в межсезонье тренеров команд высшей лиги, оценил вероятность ухода Яковенко железным нулем процентов.

Руководство команды хранит гордое молчание и в течение всего 23 декабря и на следующее утро. Впрочем, сведущий журналист на тренировке элистинцев может обнаружить отсутствие старого тренера и наличие нового лица – Виталия Шевченко. Поработавшему в Боливии и  Израиле специалисту в  1996 году немного не хватило, чтобы оставить в «вышке» практически не подающий признаков жизни «Уралмаш», а годом позже он откровенно завалил старт с одним из главных конкурентов элистинцев в борьбе за путевку в элиту — ижевским «Газ-Газом». Ближе к лету ситуацию удалось несколько выправить, но пост Шевченко все равно тихо покинул с размытой формулировкой «по состоянию здоровья».

Новый наставник подтвердил, что Яковенко со сбора уехал, о причинах скоропостижного отъезда ему ничего не известно, при этом особо подчеркивал, что приехал не на «живое» место, а в обезглавленную команду — тогдашний негласный кодекс чести главного тренера начинался с заповеди «не подсиди коллегу своего». Игроки на контакт с прессой не шли, ссылаясь на прямой запрет руководства.

Вечером следующего дня вышли из состояния транса официальные лица «Уралана» – президент клуба Евгений Максимов  сообщил, что у Яковенко закончился контракт и тренер покинул расположение команды, информацию об отъезде ряда игроков не подтвердил. Правда, затем вдогонку президент все-таки признался, что Ковалюк и Анненков находятся на просмотре в киевском «Динамо».

На Украине настырные акулы пера выцепили-таки Пал Саныча, а «Футбольный клуб» его даже на камеру снял. Тренер спокоен, немногословен и не очень последователен: да, контракт закончился и я уехал. Почему так внезапно и посреди сбора? Приехал на сбор, потому что контракт действовал до конца декабря, а президент сказал, что необходимости в моем присутствии нет, я уехал. Почему раньше не говорил о грядущем отъезде, а рассуждал о планах в «вышке»? Не спрашивали — потому и не говорил, а о чем спрашивали — о том и  говорил. Нет, оттого, что не удастся испытать себя в высшей лиге мне не обидно, я устал, силенок не хватает, крайне нуждаюсь в отдыхе. И вам всего хорошего.

По традиции окончательно запутал ситуацию тот, кто по идее должен был ее прояснить. Ага, Кирсан Николаевич. Его интервью «Спорт-экспрессу» по-прежнему недоступно непросветленному жителю планеты Земля, но теперь в умозаключениях Папы сквозит не самоуверенность, а некая растерянность.

 - Мне говорили, что Яковенко не сошелся с президентом клуба в некоторых денежных вопросах. Попросил выплатить положенную ему по контракту сумму за будущий сезон сразу. Клуб сделать это был не в состоянии.

Просто-таки умиляет речевой оборот «мне говорили». Эдакое «люди говорят ©» из уст человека, единолично одобрявшего исключительно все значимые кадровые перестановки и целиком осуществлявшего финансирование клуба. Наиболее вероятный вывод, который можно сделать из этой фразы – клубу (читай – Илюмжинову) не удалось договориться по условиям нового контракта с тренером, а поскольку упоминать себя в контексте фразы «не получилось» Кирсан Николаевич совсем не любил, на роль неудачника был определен Евгений Максимов.

 - Перед новым годом, 30 декабря, Павел звонил мне и сказал, что хотел бы полгода отдохнуть, оглядеться, а потом, возможно, попросит меня о встрече – чтобы поговорить о дальнейшей своей судьбе.

- Как быть с Шевченко, если Яковенко захочет вернуться через полгода? Я думаю, что два старых товарища и соратника по команде Лобановского сумеют договориться. А я им в этом помогу, если понадобится.

Еще одна довольно удивительная фраза, таящая, по-видимому, скрытую угрозу в адрес Шевченко, если дела вдруг пойдут плохо – мол, потенциальная замена сидит и отдыхает на родине, так что не расслабляйся сильно, родной.

Хотя, по сути заявление «если на твое место вдруг захочет прийти другой – сами будете договариваться» в адрес только что принятого в авральном порядке работника звучит как-то по-скотски, согласитесь.

Окончательно запутал всех Папа и планами на сезон: еврокубки, но при этом «конкретизировать сроки решения задач я не собираюсь». То бишь, еврокубки обязательно будут, но вот когда – это еще неизвестно. 

Пока в Элисте уподобляются Чернышевскому и вопрошают «что делать?», мы пойдем по стопам Земфиры Рамазановой и спросим «ну почему?». Действительно, что заставило перспективного, обласканного в Калмыкии тренера-триумфатора отказаться от дебюта в высшей лиге, отказаться от возможности громко постучаться в закрытый и крайне неохотно во все времена принимающий новичков элитный клуб отечественных топ-тренеров и остаться безработным. Что помешало руководству клуба оставить у руля человека, фактически единолично вылепившего после полутора лет мучений нынешний «Уралан»?

Вся подноготная известна очень ограниченному кругу лиц, одно из которых говорит неохотно или не говорит вообще, а второе – говорит много, но всегда и всем разное. Нам остается только гадать, чем чуть ниже и займемся.

Вот бытовавшие тогда наиболее правдоподобные версии ухода Яковенко с некоторыми комментариями автора.

Версия 1. Я устал, я ухожу.

Причина, озвученная самим Пал Санычем. С одной стороны, действительно с зимы 1997/98 и до своего камбэка тренер нигде не работал.

Но однозначно этой версией объяснить все факты нельзя. Во-первых, обе стороны упоминали, что переговоры по новому контракту имели место, что сразу делает версию недостаточно правдоподобной. Получается, что вот с такими условиями тренер устал, а если их улучшить – усталость как рукой снимет.

Кроме того, усталость обычно имеет свойство накапливаться, однако буквально за неделю до отъезда ни в одном из интервью наставник о намерении покинуть клуб не упоминал. Тяжело поверить, что пик усталости, который заставил Яковенко уехать, пришелся на первую неделю первого сбора в межсезонье.

Версия 2. Таблеток мне от жадности, да побольше! да побольше!

Этот вариант вытекает из предшествующего. После выигрыша первой лиги Яковенко понесло так, что даже возможности Илюмжинова не смогли удовлетворить его потребностей. Этим можно объяснить и факт самих переговоров, и неудачное их завершение.

Но не все так однозначно. Для начала, не стоит переоценивать «кирсановские миллионы» по состоянию на начало 1998 года. В наступающем году в Калмыкии должна была состояться 33-я Шахматная Олимпиада, под проведение которой «с нуля» строился целый городок в степи – знаменитый Сити-Чесс. Проведение Олимпиады было для президента ФИДЕ делом чести и все усилия были направлены, чтобы уложиться в темпы строительства.

Я вполне готов допустить, что Илюмжинов решился даже на некоторое уменьшение раздутого бюджета своей футбольной игрушки. Вряд ли это соответствовало представлениям Яковенко о политике комплектования команды и вознаграждения игроков.

Возвращаясь к пресловутому «мерседесу», надо отметить, что такая премия по ходу сезона Илюмжиновым оговаривалась, и более того, несмотря на решение задачи, вознаграждение было необоснованно уменьшено (все, кроме Яковенко, вместо «мерседесов» получили более дешевые авто). Так что дар в виде дорогой тачки практичный и скрупулезный тренер, скорее всего, рассматривал не как манну небесную, а лишь в качестве выполнения обещанного. К нахлынувшей же славе Яковенко точно был равнодушен. Это можно уверенно утверждать, анализируя и поведение Яковенко-игрока, и дальнейшие поступки Яковенко-тренера. Вот такой человек.

Версия 3. Сколько волка не корми…

Яковенко получил заманчивое предложение с Украины и рванул на Родину.

Вариант, казавшийся 14 лет назад очень вероятным, оказался отринутым дальнейшим развитием событий. Яковенко, как уже упоминалось, на Украине предложениями не засыпали – лишь осенью 98-го его кандидатуру всерьез рассматривали в днепропетровском «Днепре», но в результате выбрали другого.

И еще –  в то время подавляющее большинство украинских специалистов не задумываясь поменяли бы любой украинский клуб, кроме, разумеется, киевского «Динамо», на работу в гораздо более высокооплачиваемой России. Лобановский не раз отмечал вдумчивость и профессионализм своего бывшего подопечного, но в свой тренерский штаб приглашать его не спешил, предпочтя гораздо более мягких и удобных Пузача и Лесика Михайличенко.

Кстати, к вопросу о заработках: илюмжиновский «мерс» Яковенко на Украине поверг в шок даже Лобановского, что уж о других наставниках клубов говорить…

 

Подводя итоги, рискну предложить свой взгляд на развитие событий на кисловодском сборе «Уралана». Возможно, имела место некоторая переоценка со стороны Яковенко возможностей «Уралана» и некоторая недооценка клубом принципиальности тренера. Обе стороны небезосновательно надеялись на благополучный исход переговоров и дальнейшее сотрудничество, что объясняет неожиданность расставания, однако, удовлетворить запросы Яковенко по трансферам и увеличению зарплатной ведомости клуб не смог, а тренер мириться с таким положением дел не захотел. Довольно банально. Как и большинство расставаний…

 

Если у читателей возникнут еще какие мысли относительно вышеописанной ситуации или вдруг кто что знает – милости прошу в комменты.

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные