Блог Дикий, дикий запад

Евсеев взлетел как раз в «Спартаке»: случайно стал защитником, нравился Старостину, выходил в четвертьфинале ЛЧ

Сегодня играет с любимым клубом детства.

Представьте, что вам задают вопрос: «Какой клуб был главным в карьере Вадима Евсеева?». Наверное, 100% болельщиков с уверенностью назовут «Локомотив» – именно там он состоялся как футболист, стал основным игроком сборной России, выбил Уэльс и так далее.

Но запустили карьеру Евсеева в другом московском клубе – в «Спартаке».

Евсеев болел за «Спартак» с детства. В школу не взяли, а в дубль попал только в 17 лет 

«И отец, и брат болели за «Спартак». Я и сейчас болею, – признавался Евсеев в 2011-м. – В 1984-м первый раз попал на игру «Спартака» на стадионе «Динамо». Октябрь, по-моему – минус двадцать. Я, мама и брат, термос с чаем, бутерброды. Сидели и смотрели – 2:0 «Динамо» выиграло. Аншлага не было, но тысяч двадцать собралось. Мы с братом собирали фотографии, вымпелы и значки – больше ста штук накопилось. Плакатами всю комнату обклеили».

Правда, первая футбольная школа Евсеева – как раз «Динамо». Родители просто не знали, где находится школа «Спартака». В «Динамо» Евсеева взяли только со второй попытки – когда Вадим ударом сломал деревянную штангу. Уже в 13 лет он ушел в «Локомотив» – обиделся, что за «Динамо» его не взяли на турнир во Францию.

Евсеев дошел до дубля «Локомотива», но там столкнулся с тренировками на теннисных кортах – необычные занятия будущей легенде не нравились. «Я сказал об этом своему тренеру, и как-то вечером 31 декабря он мне позвонил и сообщил, что договорился с тренером спартаковского дубля Зерновым о моих смотринах. Такого новогоднего подарка у меня в жизни не было. 2 января я пришел на тренировку в манеж.

Стою у дверей, жду команду – и вдруг вижу: подъезжает спартаковский автобус, а из него выходят – Стауче! Тихонов! Черенков! Тут у меня от страха ноги подкосились. Но ко мне подошел Зернов, улыбнулся, похлопал по плечу и повел в раздевалку. Я успокоился, а уже через месяц был зачислен на ставку в дубль», – рассказывал Евсеев.

В дубле «Спартака» Евсееву платили 15 тысяч рублей (20 долларов; а в качестве премиальных сумму удваивали), в трудовой книжке писали «стажер». Вадим рассказывал, что с первой зарплаты купил кроссовки, дальше – телевизор и магнитофон.

В спартаковском дубле Евсеев провел три года – в основном выходил на замену, иногда даже забивал, потому что выпускали ближе к атаке. 

«Пять раз подряд выходил – и в каждом матче забивал. Причем первый раз – в свой день рождения, через пять дней после того, как вообще появился в дубле. В команде никто не знал, что у меня праздник – не такой я тогда был человек, чтобы незнакомым еще, по сути, людям об этом рассказывать. Счета матчей, в которых я забивал, конечно, были крупные – 7:1, 8:0», – вспоминал Евсеев. 

В последнем сезоне за дубль «Спартака» Евсеева переставили в защиту – отправил Виктор Зернов. Чистая случайность: просто не хватало защитников. Вадим забил и сделал голевую, команда победила, а тренер четко сказал: «Все, твоя позиция».

Александр Тарханов вспоминал, что из-за манеры игры молодой футболист не нравился Олегу Романцеву: «Я помню, как Романцев мне указал на Вадика: «Этот не годится». Зернов тогда попросил переговорить с Романцевым. Я отправился: «Иваныч, пусть мальчишка работает в дубле. Какая тебе разница?» – «Ну ладно».

Зато Евсеев приглянулся Старостину – спартаковский мэтр следил за игрой дубля и постоянно ездил с командой. «Мы с дублем все Подмосковье объездили и он всюду с нами мотался, – говорил Евсеев. – Всех игроков знал по именам, стихи нам читал. Селекционер Покровский рассказывал, что Старостин, увидев меня на просмотре, сказал: «Этого парня не трогайте». Чем-то я ему запомнился, и карьера у меня получилась».

Ярцев, который помогал Романцеву, признавался, что сначала не обращал внимания на игру Евсеева – но потом понял, что техникой Вадим напоминает Геннадия Морозова из бесковского «Спартака».

С Ярцевым было идеально – Евсеев стал основным в молодой команде и сыграл в четвертьфинале ЛЧ

В 1996-м Евсеева привлекли к тренировкам с основой и сразу дали профессиональный контракт. 

«Когда в основу взяли, по тогдашнему курсу зарплата составляла около 400 долларов, хотя платили в рублях. При этом, что официально было написано в контракте, даже не знаю. Я ничего не смотрел. Мне давали бумагу, я не глядя подписывал. Деньги меня тогда не интересовали, я играл в любимой команде и получал от этого удовольствие. Да и обмана никакого не было: что говорили, то и платили», – рассказывал Евсеев.

Зимой 1996-го «Спартак» растерял всех лидеров: Онопко уехал в Испанию, Юран и Кульков – в «Миллуолл», Черчесов – в Австрию, также ушли Тяпушкин, Мухамадиев, Родионов, Шмаров, а Хлестов получил серьезную травму на товарищеском турнире в Германии. Евсеев рассказывал, что, скорее всего, остался бы на сезон в дубле, если бы не серьезная травма Хлестова и не решение Романцева сосредоточиться на работе в сборной России.

Вместе с Евсеевым к основе подтянули Липко, Титова, Мелешина и Ширко. Быстрой адаптации способствовало, что дубль и основа «Спартака» жили вместе на базе и тренировались по одной системе (а в паузы на сборные – вообще вместе). 

Главным партнером для молодежи стал Сергей Горлукович. «Как-то я купил видеодвойку, поставил в своей комнате. Потом вернулся с обеда и увидел, что мой телевизор перекочевал в комнату к Горлуковичу. Я взял телевизор и понес обратно к себе. Сергей поразился: «Ты что делаешь?» В итоге оставил у него. Зато я пользовался привилегиями: мог брать неограниченное количество конфет из его тумбочки», – вспоминал Евсеев.

Вадим понравился Ярцеву и поехал со «Спартаком» на третий сбор, а потом сразу выскочил в старте четвертьфинала Лиги чемпионов с «Нантом» слева в защите. «Спартак» проиграл 0:2, но в ответной игре отыгрались еще в первом тайме: дубль оформил Никифоров. Все сломалось после перерыва: Евсеев столкнулся с Липко, а Уэдек забил. Вадим боялся, что после ошибки его вернут в дубль, но обошлось. Уже через тур Евсеев вышел против действующего чемпиона «Алании» и даже отдал ассист Никифорову.

Через месяц Евсеев забил свой первый гол в «Спартаке» – в полуфинале Кубка пострадал «Ротор». Голевую сделал как раз Никифоров, он подметил: «Это тебе за «Аланию». 

«Он был уже очень опытным игроком и летом 1996-го уехал за границу. А я-то кто? 20-летний пацан, только в состав попавший. С момента того моего паса больше месяца прошло. И вдруг Никифоров мне говорит, что должок возвращает. У меня все это в голове с трудом укладывалось. И радость дикая была – не где-нибудь, а в полуфинале Кубка забил,» – вспоминал Евсеев.

В финале «Спартак» проиграл «Локомотиву», а в чемпионате дошагал до золотого матча с «Аланией» – там Евсеев получил травму и захромал в начале второго тайма. Это не помешало Вадиму бурно отпраздновать победу со всей командой.

При Романцеве Евсеев стал играть реже: и в 1999-м тайно подписал контракт с «Локомотивом»

В 1997-м Евсеев стал играть реже – вернулся Мамедов, восстановился Хлестов (Вадим рубился с ним в приставку на сборах, тренеры даже отбирали у них телевизор), а команду принял Романцев. 

В Евсеева все равно верили: на сборах дали подсчитать голоса за капитана, разрешили посреди чемпионата провести свадьбу, на которую пришли не только игроки, но и тренеры. Романцев разговорился с родственниками жены, узнал, что квартиры у молодоженов нет, встал и сказал тост, закончив его словами «Клуб дарит вам квартиру». Евсееву и его жене Татьяне досталась однушка в Южном Медведково. 

В 1998-м Евсеев играл мало – всего шесть матчей в первой половине сезона. Не играл и в финале победного Кубка – зато покатал партнеров по полю на гольф-каре. Со скамейки смотрел на «Аякс» и «Интер». А летом получил предложение от «Торпедо»: аренда до конца сезона.

Валентин Иванов еще возглавлял черно-белых и сходу доверился новичку, а после первой игры даже назвал его лучшим. Через полгода Евсеев вернулся в «Спартак», но его статус не изменился – всего 11 матчей в сезоне-1999.

После этого Евсеев встретился с Юрием Семиным и Валерием Филатовым – и в итоге после последнего тура чемпионата России подписал контракт с «Локомотивом». 

«Первый раз мы встретились и поговорили в моей машине в «Сокольниках», около метро. Я жил неподалеку. Это было в межсезонье, в конце 1999-го, – рассказывал Семин. – У него закончился контракт со «Спартаком», и мы договорились встретиться. Все произошло очень быстро, никто долго не думал. В машине руки пожали и на следующий день подписали контракт.

Мне понравилось, что первое, о чем он спросил: «Буду ли я играть?» Потом уже шли какие-то финансовые моменты, по которым всегда можно договориться. Главное, что Евсеев мне стал сразу ясен и понятен. Если он играет, с ним о чем хочешь можно договориться. И, соответственно, первое, что мне следовало подтвердить, – мне он очень нравится и будет играть».

По версии Евсеева, еще он просил у «Локо» четырехкомнатную квартиру – и получил.  

С Романцевым расстались коротко – уже после завершения чемпионата России. 

«Самый памятный разговор с Романцевым оказался очень коротким, – рассказывал Евсеев. – Тот в 99-м прознал, что я собрался в «Локомотив». Подошел: «Мы же тебе ничего плохого не делали?». Я удивился такому ходу мыслей. Ничего плохого, отвечаю.

Романцев помолчал-помолчал и говорит:

– Ты какие-то бумаги с «Локомотивом» подписывал?

– Да, подписал.

– Свободен.

Развернулся и ушел. Весь разговор».

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ 

Фото: REUTERS/STEFANO RELLANDINI, Action Images/David Davies; РИА Новости/Алексей Филиппов; instagram.com/vadimevseev16

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья