Блог Легенды Спорта

«Бывало, мужчина смахивал с доски фигуры, матерился, не жал руку». Женщины – о гендерной дискриминации в шахматах

От редакции: это дополнение к лонгриду Стаса Купцова о сериале «Ход королевы» и о гендерной дискриминации в шахматах – можно начать и с этого поста, и с большого исследования этой темы.

Sports.ru провел большой опрос среди российских шахматисток и тренеров – мы поговорили о тех проблемах, которые вновь всплыли на поверхность после релиза сериала. Многие из тех, с кем мы общались, подтверждают – мальчишки намного чаще идут в шахсекции. Поэтому мы расспросили шахматисток, как же они начали заниматься этой игрой.

«Женщины глупые по сравнению с мужчинами, им лучше не играть в шахматы». Сериал «Ход королевы» крушит известный стереотип

***

Действующая чемпионка Европы, гроссмейстер среди женщин Алина Кашлинская: «Родители отвели меня в детстве в секцию для общего развития. До сих пор развиваюсь. В моем случае спортивных целей не ставилось, просто родители считали, что занятия шахматами будут развивать мышление, логику, память. Я думаю, что многие родители именно из-за этих соображений и отводят своих детей в шахматные клубы».

Алина Кашлинская

3-кратная чемпионка Европы Валентина Гунина: «Меня научил играть папа. У меня есть старший брат, за которым я постоянно тянулась, и, кстати, в моем случае у нас не было разделения на мальчиков и девочек. Папа уверен что ты – это то, что у тебя в голове. Если у тебя в голове мозг, то не важно, мальчик ты или девочка».

19-летняя гроссмейстер среди женщин Полина Шувалова, чемпионка мира среди юниоров и победительница онлайн-олимпиады в составе сборной РФ, вице-чемпионка России: «Мне повезло, я пришла в шахматный клуб еще в Орске, меня туда повели родители – чтобы появилось какое-нибудь хобби. В нашей группе я была чуть ли не единственной девочкой. Но партии с мальчиками позволили быстро прогрессировать, и вскоре я начала у них выигрывать».

Чемпионка России в 2019-м Ольга Гиря: «У меня папа тренер, поэтому мы с братом с детства в шахматах, только потом брат бросил. Также в городской гимназии в 1-2 классах были шахматы как предмет для всех. Я бы не сказала, что мальчики больше занимались. По моему опыту, родители приводят детей в шахматы сначала для общего развития, ради умения планировать, владеть концентрацией – и всего такого. Потому что родителям, людям со стороны, сложно представить, что шахматами можно зарабатывать, они надеются, что их ребенок в лучшем случае просто выиграет пару детских турниров.

А потом – проникаются, узнают, что и как. И если ребенок увлечен всерьез, он остается. И здесь нет гендерной разницы. При этом девушки гибче, если они поймут, что не достигнут вершин, то переходят на другую работу или в тренерство. Так что проблем не вижу, не знаю ни одной девушки, которая была бы недовольна тем, что пошла в шахматы».

Серебряный призер Кубка России по шахматам, саратовчанка Анастасия Протопопова: «Я увидела первую часть фильма «Гарри Поттер». Там Гарри и Рон играли в живые шахматы – меня заинтересовало, что это такое. Папа все объяснил, потом меня отвели в шахматный клуб. В итоге шахматы сейчас все, из чего состоит моя жизнь. Если заиграть профессионально, будут поездки в другие города и страны, ты испытаешь весь спектр спортивных эмоций – от горьких поражений до счастливых побед.

Можно легко поступить в различные университеты – им нужно, чтобы за них играли хорошие шахматисты. А поскольку в шахматах куда больше мужчин, можно еще и замуж выйти – хотя мой супруг и не из шахматного мира».

Международный мастер, чемпионка Петербурга, руководитель и тренер «Школы полезных игр» Мария Бутук: «В шахматах оказалась по своей инициативе: услышала, что кто-то из знакомых детей получил медаль, мне тоже такую захотелось. В семье никто не играл до этого. На первом же занятии тренер заметил способности и уговорил родителей, чтобы я продолжала занятия.

Кстати, сейчас девочки охотнее идут к женщинам-педагогам. В моей школе соотношение мальчиков и девочек – 7 к 3. Талантливых мальчиков больше, потому что их просто много приходит – думаю, это будет меняться. Правда, Бет (главную героиню сериала «Ход королевы – Sports.ru) ждать не стоит, таких примеров и у мужчин не было».



Спортивный психотерапевт, репетитор Екатерина Ермолаева: «Пришла в шахматы в 12. Прогуливала школу; был конец зимы, исследовать недостроенные здания уже надоело. Я пошла в Центр детского творчества, посмотрела, какие кружки работают в это время бесплатно; и пошла на шахматы. Анатолий Афанасьевич Пилихин показал мне, как ходят фигуры, и отпустил на лето, так как в конце года новые ученики не могли присоединяться к группе.

Все лето я играла с вахтерами, комендантами и уборщиками общежития, в котором жила. И в начале следующего учебного года я пришла к Пилихину, который рекомендовал мне поучаствовать в соревнованиях «Осень на Стопани». А там Чистые Пруды, Дворец Крупской, харизматичнейший Юрий Петрович Гельман, какой-то потрясающий выбор призов. Ну и я там заняла первое место и среди девочек, и среди мальчиков. Выбрала фен и набор для спа, этот фен у меня и сейчас есть, он до сих пор работает.

И я продолжила ходить заниматься и к Гельману, где обрела надежных друзей, и к Пилихину, за команду которого я еще много лет сражалась уже в университетских играх».

Директор школы «Академия шахмат» в Королеве, КМС по шахматам Александра Селифонова: «Каждое лето приезжала к бабушке и ходила в местный дом культуры. На все подряд: рисование, бисероплетение, театр... В один год, кроме шахмат, ничего не было. Практика работы в школе показывает, если девочка занимается во многих кружках, и ей не хватает времени – шахматы, к сожалению, вылетают едва ли не в первую очередь. Английский язык, танцы, лепка и рисование – стандартный девичий набор».

***

Тренеры и шахматистки, говоря о вероятных гендерных различиях в игре, высказывают разные мнения.

Тренер с 17-летним стажем Евгения Акмаева (работает с маленькими детьми от 3 лет): «Существует стереотип, что игра в шахматы исключительно для мужчин. На самом деле успешно играть могут и мужчины, и женщины. Но, как показала моя практика, девочек все же занимается меньше. При том, что не всегда мальчики играют лучше.

Девочки иногда выдают лучшие результаты. Когда появляются успехи, возникает выбор: профессионально заниматься шахматами или продолжать для общего развития. Чаще выбирают второе, потому что профессиональные шахматы требуют большой отдачи. При том, что конкуренция в мужских шахматах высокая. В женских конкуренция намного меньше. Но тем не менее не каждый родитель готов к такому. Девочки не всегда превосходят мальчиков, но и бывают случаи, когда в группе из трех мальчиков и одной девочки, девочка сильнее.

У девочек много отвлекающих моментов. На первом месте всегда стоит школа. Затем физическое развитие – к примеру, танцы, гимнастика. И только потом шахматы. Если все отбросить, то могу сказать, что девочки внимательнее. Аккуратны, дольше думают, боясь сделать неверный ход. Проверяют по 100 раз одно и то же, из-за чего очень часто проигрывают по времени, даже имея хорошую позицию. Мальчики всегда спешат. В 90% случаев опираются на эффект неожиданности, на испуг соперника, на агрессивный (порой и неправильный) подход. Они менее внимательны, часто упускают хорошие ходы, ошибаются, делая невозможные ходы. Переучить практически нереально. Внимание и аккуратность приходят с возрастом. У большинства девочек это заложено с рождения».

Директор школы «Академия шахмат» в Королеве, КМС по шахматам Александра Селифонова: «Я вообще считаю, что женщины все делают хуже мужчин... А единицы – профессионалы своего дела – скорее исключения, подтверждающие правило. В целом, девушки чаще ведут атаку на короля, получают большее число осложнений, зачастую ошибаются в оценке позиции. Я сама директор шахматного клуба, в среднем на 8-10 мальчиков приходится 1-2 девочки. Соответственно, вероятность вырастить «звездную» девочку изначально ниже.

С возрастом потребности также снижаются – в турнире среди девочек занять призовое место существенно проще, мальчикам же не остается ничего, кроме как корпеть над шахматами. Девочки более эмоциональны, для них важен тренер и его отношение, они конкурируют за внимание. Для мальчиков гораздо важнее личный результат».

Спортивный психотерапевт, репетитор Екатерина Ермолаева: «Сейчас у меня две группы – 15 девочек и 7 мальчиков. У меня и в предыдущих группах было так. Я с тезисом, что девочек меньше приводят, не согласна. Просто мой опыт этого не подтверждает. Думаю, это печальный стереотип, который самовоспроизводится. Обеспеченные родители больше отправляют мальчиков на подвижный спорт. В то время, как девочек учить лидерским качествам проще и безопаснее на шахматах».

Мария Бутук: «В детском возрасте в шахматах разницы никакой: все зависит от способностей. В самом юном возрасте (4-6 лет) отвлекаются однозначно больше мальчики. В случае с девушками большую роль играют эмоции и внешнее воздействие. Друг-шахматист однажды с удивлением рассказывал, что соперница пожаловалась на поражение из-за пятна на одежде. Не могла сосредоточиться нормально на партии. В целом, женская игра более динамичная, что может быть на руку для продвижения шахмат».

Ольга Гиря: «Женщины могут зациклиться на одном моменте и уйти глубже, увлекаясь какой-то идеей. А мужчины более практичны, и у них поэтому выше уровень среднего хода. В определенный момент (партия, турнир) женщины могут играть блестяще. Но не хватает стабильности, много перепадов. Честно скажу, работают мужчины над шахматами, на мой взгляд, в разы больше. И конкуренция у них выше».

Ольга Гиря

Валентина Гунина: «У меня вообще своеобразный стиль игры. Какой-то постоянный хаос на доске. Мне бы с собой разобраться, а еще смотреть, что там делают другие? Ха! Если серьезно, то я думаю, что мужчины больше читают книг, им интересно запоминать партии классиков, они многое помнят. Про эндшпиль я вообще молчу. Вот что должно случится, чтобы я сама села и начала изучать такое? Только в детстве, с папой и братом. Мне постоянно нужен помощник. А ещё лучше, помощник с готовыми файлами!»

Алина Кашлинская: «Разумеется, в самой игре подход сильно отличается. Женщины в целом играют слабее, соответственно, они чаще ошибаются, но поэтому их партии и интереснее. Слишком много событий может произойти, а не как у мужчин – у тех часто бывает, что один из игроков получил позицию получше и постепенно додавливает соперника и выигрывает партию. У женщин так тоже бывает, но гораздо чаще будут встречаться «качели», оценка может меняться на диаметрально противоположную.

Женщины хуже защищаются, это известный факт. Еще мне кажется, что у женщин концентрация послабее в среднем, чем у мужчин, но это только мое ощущение, наверняка наука докажет, что это неправда. Думаю, что это связано с излишней эмоциональностью. Шахматистки очень часто переоценивают свою атаку, у них больше концентрации на своем плане, а не на контршансах противника. Хотя все это очень условно: чем класс игрока выше, тем он больше видит.

С другой стороны, например, дано: мальчик и девочка в одной группе, возраст около 15. Рейтинг у обоих около 2300. Девочка занимается очень много, больше, чем мальчик. У нее рейтинг остается примерно на этом уровне, а у мальчика достигает 2500 без особых усилий. Речь не идет о ярко выраженных талантах, которые видно чаще всего раньше. Я как раз объясняла для себя такую разницу именно физиологией. Грубо говоря, мужчинам часто для того, чтобы достичь условно 2500, не всегда надо вкалывать по несколько часов в день долгие годы. А женщинам, чтобы достичь такого рейтинга, надо очень много заниматься. Зато девушки почти всегда играют до конца, ищут шансы. В этом, мне кажется, сильная сторона. В женских турнирах гораздо меньше ничьих, и те в основном очень боевые».

Полина Шувалова: «Сериал «Queens Gambit» действительно отчасти поднял вопрос о разнице в игре. Я сама задаюсь им – почему топ-игроки мужчины имеют рейтинг 2800-2850 (Карлсен – 2862), а у женщин этот порог гораздо ниже. У Хоу Ифань 2658, а в среднем рейтинг женских топов 2550-2600, и то шестисотниц очень мало.

Возможно, разница объясняется тем, что изначально мужчин больше, а значит, и уровень конкуренции гораздо выше, чем в женских шахматах. И еще. Когда с девочками начинают заниматься, к ним формируется другое отношение – им позволяется большее, им можно отдыхать, если они устали. Есть клише, что у девушек хуже память, у мальчиков лучше. Я так не считаю. Если бы изначально, когда девочки только приходили в шахматы, с них спрашивали как с мальчиков, у нас было бы гораздо больше высококлассных шахматисток. Пока есть только два значимых примера, Юдит Полгар и Хоу Ифань – они достигли почти элитного рейтинга.

Знаю, для сестер придумал систему их отец Ласло, и у них не было пиетета перед мужчинами, они просто занимались шахматами. Думаю, это лучший вариант. Возможно, в ближайшее время что-то поменяется, и девочки сами от себя будут требовать большего, заниматься по много часов в день, установят контроль над своим эмоциональным состоянием.

Хоу Ифань считает, что мужчины видят всю доску, а женщины больше фокусируются на какой-то одной части? Я думаю, более сильный игрок просто видит больше, мастерство гроссмейстера в том, что он может проникнуть в тайны позиции, увидеть перспективу, движение, рассмотреть суть, стратегическую канву. Он не продумывает на 10 ходов вперед, а просто схватывает нити игры. И чем уровень ниже, тем больше вероятность, что шахматист будет смотреть себе под нос и не видеть глубже».

***

О токсичности среды российские шахматистки говорят крайне осторожно. Они сходятся в том, что на самом высоком уровне ярко выраженная гендерная дискриминация – явление все-таки редкое. А вот то, что денежные призы у мужчин выше, многих девушек действительно обижает – даже несмотря на то, что в российских шахматах они могут заработать немало.

Валентина Гунина: «Мы постоянно слышим, что играем в женские шахматы. И что мальчишкам проиграть девочкам обидно. Про женщин много нелестных разговоров, играем мы в шахматы или во что-то другое. Особенно меня «радуют» разговоры , что место женщины на кухне. В свою очередь, я однажды выиграла супертурнир в Лондоне среди мужчин по быстрым шахматам, и сказала тогда, что мужчины медленно думают. Это было прикольно.

Не помню, чтобы коллеги-мужчины меня как-то специально унижали. Может быть, женщине просто нужно выиграть крупный мужской турнир, и тогда ее начнут уважать? Если же говорить серьезно, то тема очень интересная. Кстати, когда мы изучали психологию, а училась я на кафедре шахмат в социальном университете, то много говорили о различиях мозга у мужчин и женщин. Я сейчас не о том, что мужчины умнее. А об отличиях в отделах мозга... Честно говоря, конкретики уже не помню.

Валентина Гунина

Если говорить о деньгах – да, мужчины получают больше. И это дико несправедливо. Тем более карьера у женщин, как мне кажется, короче. Многие ведь хотят создать семью, родить детей. Времени остается меньше на тренировки, плюс когда дома дети, особо не покатаешься по турнирам. У меня дома тоже дети есть. Только хвостатые. Хорошо хоть, что за ними присматривают родные».

Алина Кашлинская: «Бывает, соперник-мужчина не пожмет руку или фигуры не расставит, но это не вопрос гендера, а того, что человек не умеет справиться с поражением в данный момент. Бывало, что мужчина очень уверенно говорил, как будто он все видел, все варианты посчитал, очень убедительно показывал все варианты на доске, причем с таким подчеркиванием, что, разумеется, это он видел, и то он видел... И вообще, мне повезло просто...

Но это вопрос больше характера, мне кажется, а не пола. Еще у меня было, что после партии известный шахматист сказал, что у него голова болела. Я тогда как раз про Полгар вспомнила, которая говорила, что никогда не выигрывала у здорового гроссмейстера. Если честно, девушки тоже после партий могут пожаловаться на плохое самочувствие или другие факторы, которые помешали им сыграть в полную силу, поэтому я бы не делала здесь гендерных различий.

Мужчины в целом более уверенно себя ведут за доской – например, часто крутят фигуры в руках, в свое время меня это отвлекало и сильно не нравилось. Но сейчас уже на это внимания не обращаю, иногда сама кручу пешку в руке, но стараюсь делать это так, чтобы соперник не видел, чтобы не отвлекать. А мужчины это часто делают прям рядом с доской.

По деньгам: они есть в женских российских шахматах. И даже не обязательно быть чемпионкой России, чтобы хорошо зарабатывать. Но это в России – у нас есть поддержка от министерств, в других странах с этим хуже. Топ-20 вполне могут очень хорошо жить только на шахматные деньги. Топ-50 тоже живут неплохо, но многие идут работать еще тренерами, в шахматную журналистику, получают дополнительное образование».

Полина Шувалова: «Не у всех, но у некоторых есть предубеждения, что женщины не умеют играть так же хорошо, как мужчины, что у них нет таких способностей, что они глупее изначально. Но каких-то объективных различий в строении мозга нет. Просто девушки, как я уже говорила, воспитываются по-другому. Есть также стереотипы, ты их невольно впитываешь.

Полина Шувалова

В шахматах часто тренеры и игроки-мужчины довольно пренебрежительно относятся к женщинам, говорят, что уровень у нас слабее, шахматы не те. Это точно не способствует тому, чтобы женщины стали играть лучше и себя уважать. Мне лично это немного мешает – такое пренебрежительное отношение мне не кажется оправданным. Но стараюсь просто не обращать внимания и много заниматься шахматами.

Я начала больше играть именно в опенах, стала обыгрывать мужских гроссмейстеров, повышать уровень, и хочется наперекор мнению, что женщины не могут играть как мужчины, доказать обратное. Ставлю такую задачу, достичь уровня мужского гроссмейстера и идти дальше.

Разница в денежных призах вызывает раздражение. Часто в мужских турнирах суммы в несколько раз выше. На последней Высшей лиге у мужчин за первое место приз был 500 000, у женщин – 150 000. Конечно, хочется, чтобы нам платили такие же деньги. Но не будет ли обратной дискриминации? Женщины сейчас могут в мужских участвовать, а мужчины в женских – нет. Получается, мы можем и свои призы брать, и бороться с мужчинами, отнимать их деньги. Из этой ситуации надо искать выход.

Хорошо, в последнее время стало проводиться больше женских турниров, а чемпионат мира среди женщин уравняли с мужским по структуре. Есть серия гран-при, Кубок мира, и затем уже – матч на первенство мира. Система теперь такая же понятная и прозрачная, как у мужчин. Но призовой фонд все равно далеко не такой, как у них. Думаю, если различные шахматные ведомства будут больше внимания привлекать именно к женским шахматам, то у нас и больше спонсоров появится».

Ольга Гиря: «Всегда вижу, что соперник волнуется гораздо больше, играя со мной, чем с игроком мужского пола с таким же рейтингом. И при проигрыше расстраивается больше. Но некорректного поведения не замечала. Очень часто, когда на доске оценка меняется с каждым ходом, люди говорят, что это «женские шахматы пошли». Многим не нравится это выражение, но оно меня не задевает, я и сама так могу сказать. Потому что это правда, больше эмоций – больше ошибок. Но также и больше борьбы и азарта, что явный плюс.

А про «мужские шахматы» можно сказать, что игра идет без больших ошибок, и это хорошо. Но есть много и скучных ничьих, что плюсом отнюдь не является.

В плане призов мне проблема кажется не столь критичной. Но вот в плане календаря – катастрофа. Женских турниров мало, деньги на них находят еле-еле. Не хватает круговых топовых турниров или приличных швейцарок с нормальными призами. Единственное, что могу вспомнить за последние годы – Cairns Cup в Америке и Belt and road в Китае. А так только официальные, которых также мало. И это загадка для меня. Потому что это интересные боевые шахматы плюс красота. А денег для организации нужно в разы меньше. Приходится играть в мужских турнирах и отбирать призы у мужчин!»

Бронзовый призер Спартакиады Ирина Петрухина (входила в топ-10 россиянок, не достигших 18 лет): «Конечно, сталкивалась с пренебрежительным отношением. Какому мужику, даже любителю, понравится проигрывать девочке? Соперники часто списывали все на то, что турнир не задался, не выспались – и так далее. Было, что мужчина смахивал с доски все фигуры, матерился, не жал руку. Но это все-таки нечастые случаи. Такое обычно недопустимо на высокорейтинговых турнирах.

Однако в каждом местном шахматном клубе находится хамоватый соперник. Поцеловать руку, как в сериале, такого вообще никогда не встречала. Бывал разве что флирт, когда играла с любителями. Они уже на жеребьевке понимали, что шансов на победу нет, и после партии восторгались моей игрой. С понятной целью познакомиться. А хамство, слава Богу, никто не одобряет, потому что это невыгодно, остальные только посмеются над таким игроком – все-таки не зря у нас игра интеллектуальная.

А вот менсплейнинг встречался, это вообще любимое занятие дедов. Иногда не очень приятно все это выслушивать. Например, когда проиграла из-за элементарного зевка или время истекло. А вот с сильным соперником полезно разобрать партию, это даже ободряет. Увы, таких мастеров и гроссмейстеров немного – которые бы указали на ошибки, а не встали рядом с таким видом, что все закономерно, играл же с девушкой. Но практически все мужчины показывают, что уверены в себе.

Еще момент. Сейчас по правилам запрещено общаться, но все равно, бывает, мужчины ходят и разговаривают. Были случаи, когда на местных опенах парни не только общались, но и обсуждали партию, даже советовались, а это из ряда вон. Но это тоже единичные случаи. В смешанных турнирах, в принципе, меня все устраивает. Разве что когда от соперника так разит табаком или жутким перегаром, что сидеть напротив невозможно – вот тогда неприятно. Но этим и гроссмейстеры грешат, особенно те, которые приехали на опены по приглашению».

Фото: netflix.com; Gettyimages.ru/Dean Mouhtaropoulos; instagram.com/poli.chessРИА Новости/Николай Хижняк, Рамиль Ситдиков, Кирилл Каллиников, Максим Богодвид, Владимир Астапкович, Валерий Мельников, Владимир Федоренко

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья