helluo librorum
Блог

Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Манчестер Сити» - «КПР» (3:2)

Об авторе/Вступление

  1. «Ливерпуль» – «Барселона» (4:0)
  2. «Эвертон» - «Бавария» (3:1)
  3. «Ливерпуль» - «Арсенал» (0:2)
  4. Германия - Англия (1:5)
  5. Англия - Голландия (4:1)
  6. «Ливерпуль» - «Эвертон» (3:2)
  7. «Манчестер Юнайтед» - «Бавария Мюнхен» (2:1)
  8. «Ливерпуль» - «Ньюкасл Юнайтед» (4:3)
  9. «Манчестер Сити» - «КПР» (3:2) 
  10. «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)
  11. «Милан» - «Ливерпуль» (3:3)

Благодарности

***

Воскресенье, 13 мая 2012 г.

2011/12 Английская Премьер-лига

Стадион «Этихад»

«Манчестер Сити» - «КПР» (3:2)

Сабалета 39

Джеко 90+2

Агуэро 90+4

Сиссе 48

Мэкки 66

«Это было похоже на пробуждение после операции»

Венсан Компани

Во время величайших игр бывают моменты, когда ты чувствуешь нарастающее напряжение. Это можно было отчетливо слышать на стадионе «Этихад» днем 13 мая 2012 года — непрекращающийся ропот боли с трибун, когда «Манчестер Сити» ухватился, потерял и, наконец, заполучил титул Премьер-лиги.

«Девяносто три минуты страданий» — так описал мне это Венсан Компани. Это звучит как грустное воспоминание о дне, который необратимо изменил историю клуба, в котором он был капитаном.

Компани отвечал на вопрос, который я задал во введении к этой книге, который я задавал многим интервьюируемым: «Ты когда-нибудь полностью пересматривал свою величайшую игру?»

«Нет, - ответил он. — Я лучше посмотрю основные моменты. Но никогда не буду смотреть полную игру. Это все равно возвращается как кошмар, хотя я знаю, что там просто невероятная концовка».

Я ценю стремление Венсана пропустить длительные периоды уныния, когда «Сити» подошел к краю обрыва, прежде чем перебороть «Куинз Парк Рейнджерс», вместо этого отредактировав и быстро переадресовав то, что обычно называют «моментом Агуэро» в добавленное время.

Тривиализировать гол Серхио Агуэро — это сказать, что он выиграл футбольный матч. Это может даже означать, что он обеспечил команде чемпионский титул. Но, безусловно, аргентинец изменил наше отношение к клубу. Существует представление о «Манчестер Сити» до того, как Агуэро пробил в сторону вратаря «КПР» Пэдди Кейна, и о «Манчестер Сити», к которому мы с тех пор привыкли.

Коллективная боль в минуты, предшествовавшие знаменательному удару Агуэро, все еще вызывает мучительное созерцание и слушание. Чем больше камера фокусировалась на толпе, тем сильнее были мучения. Болельщики призывали, а не поощряли сорок четыре попытки «Сити» забить гол, вопили в отчаянии, когда комбинации срывались, умоляя с нарастающим отчаянием о позитивной концовке. С каждым из пятидесяти семи защитных выносов мяча «КПР» дух болельщиков «Сити» падал. Когда на 66-й минуте Джейми Мэкки вывел «КПР» вперед со счетом 2:1, некоторые болельщики были в слезах. Один из них был показан отчаянно пинающим свое кресло в раздражении, когда выдохлась последняя атака «Сити». Большинство стояло в измученном трансе, скрестив руки на груди, словно болезненно переживая свое испытание верности эмблеме на груди, а не из-за веры в то, что ситуация будет спасена.

Я не верю, что видел, чтобы пораженчество охватывало стадион или главного тренера столь преждевременно.

В своем самом театральном проявлении этот фатализм заразил главного тренера Роберто Манчини, который вместо того, чтобы обеспечить успокаивающее, обнадеживающее присутствие на бровке, отреагировал на второй гол «КПР», выскочив со скамейки, указав на нескольких своих игроков и закричал «Пошел ты, пошел ты и пошел ты», кого бы он ни считал там нужным отругать. Это выходило далеко за рамки тревоги или паники. Это был экстремальный, коллективный психологический взрыв.

Даже при учете стоящего на карте приза, в большинстве случаев хозяева поля, оказавшиеся в ситуации, когда проигрывали один гол сопернику, находящемуся под угрозой вылета, в составе которого более получаса играло лишь десять человек, признают, что у них достаточно времени, чтобы отреагировать. Как могла команда, в чью пользу было так много всего, оказаться во власти такого узаконенного страха?

Есть определенные клубы, чья вера укоренилась в культуре, потому что они могут полагаться на дни, когда самые жестокие неудачи оказались временными, а не окончательными; для них тяжелая ситуация является препятствием для преодоления, а не сигналом к капитуляции. Есть и другие, настолько привыкшие к фиаско, что им как будто нужно научиться тому, что искусство побеждать включает в себя борьбу с неудачами. До тех пор они никогда не смогут вырваться из своего порочного мрачного круга.

Даже на пороге славы, со всеми их классными игроками, вероятность того, что они будут там, чтобы оставаться на вершине английского футбола под руководством самых богатых владельцев в мире, и сделав важный первый шаг к победе в Кубке Англии 2011 года, «Манчестер Сити» должен был сбросить груз прошлых неудач.

«У болельщиков было ощущение, что все, что может пойти не так для клуба, пойдет не так, — объяснил мне Джо Ройл, бывший нападающий и тренер "Сити". — Когда ты думал, что хуже уже быть не может, так оно и происходило. А когда что-то шло хорошо, это продолжалось недолго».

Он придумал красочную фразу для этой вариации того, что мы обычно знаем как «Закон Придурка». «Я назвал это ТаковУжСити, — сказал он. — Я заметил это, когда сам был игроком "Сити". Вокруг царил своего рода пессимизм, когда, если бы мы выигрывали со счетом 3:0, болельщики говорили бы: «Забейте еще один, и мы будем в безопасности". Родни Марш говаривал, что нет клуба лучше характеризующего поговорку, что нельзя сделать шелковый кошелек из свиного уха».

Забавное и проницательное наблюдение Ройла было настолько информативным, насколько это было возможно, чтобы понять, почему, помимо очевидного и понятного страха отдать первый шанс на чемпионский титул за сорок четыре года соперникам из «Манчестер Юнайтед», болельщики так быстро пришли в отчаяние.

Когда в феврале 1998 года Ройл стал тренером, «Манчестер Сити» вылетел из Премьер-лиги и боролся против попадания в то, что сейчас называется Лигой один, третий уровень английского футбола. Ройл был хорошо знаком с наследием меланхолии. «До того, как я вернулся туда в качестве главного тренера, в 1996 году была знаменитая игра, когда парни держали мяч у углового флажка, думая, что они в безопасности от вылета, играя вничью 2:2 с "Ливерпулем" в последний день сезона Премьер-лиги», — сказал он, просматривая обширный список неудач.

Поскольку Стив Ломас держал мяч подальше от незаинтересованных игроков «Ливерпуля», поскольку они с нетерпением ждали участия в финале Кубка Англии на следующей неделе, обезумевший Найл Куинн, ранее в игре замененный, бросился вниз по бровке, чтобы сказать товарищам по команде, что они должны забить еще. «Сити» проигрывал по разнице мячей, играя вничью в матче, который они должны были выиграть.

Через четыре месяца после начала своей работы Ройл был близок к тому, чтобы сделать так, чтобы «Сити» не опустился еще ниже. Победа в предпоследней игре с прямыми соперниками в борьбе за не вылет могла бы поддержать их, но они сыграли вничью 2:2 после фарсового гола в свои ворота полузащитника Джейми Поллока. Поллок обыграл своего вратаря Мартина Маргетсона, умело перебросив мяч через нападающего Майка Шерона и идеально пробив головой, после чего мяч прошел по дуге за пределы вышедшего голкипера — гол, который был одновременно возвышенным и нелепым.

Противники в тот день на «Мэйн Роуд»? «КПР». «Сити» выиграл свой финальный матч со счетом 5:2 на выезде против «Сток Сити», но этого было недостаточно. Команда Ройла опустилась на третий уровень Футбольной лиги, Второй дивизион, отстав на очко от лондонцев.

«Было так много примеров историй неудач, — сказал Ройл. — Была игра против "Ливерпуля", когда мы оба боролись за титул в 1977 году. Я забил, выведя нас вперед со счетом 1:0, и команда смотрелась вполне комфортно. Затем Дэйв Уотсон забил гол в свои ворота, пробив головой мимо Джо Корригана на 89-й минуте. Мы на одно очко проиграли титул "Ливерпулю"».

В то время как я был хорошо осведомлен о некоторых из худших современных случаев ТаковУжСити, другие были настолько абсурдны, что нуждались в проверке фактов. В 1989 году «Сити» одержал победу, гарантировав себе продвижение в высшую лигу Англии, обыграв «Борнмут» со счетом 3:0 в предпоследней игре. Главный тренер Мел Мэчин подумал, что даст своим игрокам отдых, попросив комика и болельщика «Сити» Эдди Ларджа провести разбор игры с командой в перерыве матча, выдав себя за заместителя Доуга, Фрэнка Карсона и Клиффа Ричарда. Игра закончилась со счетом 3:3, неделю спустя «Сити» повезло подняться в Первый дивизион с голом Тревора Морли, сравнивающим счет на 86-й минуте на выезде против «Брэдфорд Сити».

Даже самые знаменитые почести сопровождались печальными перспективами под слоганом «Типичный Сити». «Манчестер Сити» выиграл Кубок Англии в 1956 году; «Манчестер Юнайтед» добился бо́льшего и выиграл титул чемпиона Англии. «Манчестер Сити» выиграл титул чемпиона Англии в 1968 году; «Манчестер Юнайтед» пошел дальше и восемнадцать дней спустя стал первой английской командой, выигравшей Кубок чемпионов.

Одним из самых сомнительных рекордов «Сити» является то, что он был единственным чемпионом высшего дивизиона, который из него же вылетел годом позже, что клубу каким-то образом удалось в 1938 году, несмотря на то, что команда забила восемьдесят голов — единственный случай в истории Англии, когда вылетевшая команда стала лучшим бомбардиром дивизиона.

Вместо того, чтобы воспринимать брендинг ТаковУжСити Ройла в уничижительных выражениях, в конце девяностых фанаты «Сити» восприняли его как форму черного юмора, особенно когда они опускались в более низкие дивизионы, в то время как их соседи с «Олд Траффорд» доминировали в английском футболе и преследовали победу в Лиге чемпионов.

«Болельщики "Сити" стали петь песню в таких местах, как Порт-Вейл и Йорк-Сити, во время нашего пребывания во Втором дивизионе, — сказал Ройл. — Где бы мы ни играли, ты бы услышал, как они поют "На самом деле нас здесь нет". Это была своего рода идея "в действительности этого не может быть". Болельщики все еще поют ее сейчас. Я думаю, что это напоминание о том, через что они прошли, и есть настоящее чувство гордости за то, как они поддерживали команду и свой клуб во всем этом».

Финал плей-офф Второго дивизиона 1999 года стал первым шагом вверх по лигам под руководством Ройла, ответная победа над «Джиллингемом» часто упоминается наряду с титулом 2012 года в списке величайших клубных моментов. «Сити» проигрывал два гола на 90-й минуте, когда Кевин Хорлок и Пол Диков отправили игру в дополнительное время, команда Ройла выиграла серию пенальти, чтобы вернуться в Первый дивизион (теперь это Чемпионшип). Через год они вышли в Премьер-лигу.

«После игры с "Джиллингемом" я подумал, что лед был сломан», — сказал Ройл.

Вне поля впечатляющие перемены в судьбе можно было проследить и раньше, до ноября 1995 года, когда Манчестер был удостоен почести провести Игры Содружества 2002 года. Стадион «Сити оф Манчестер» был впоследствии арендован клубом у городского совета Манчестера, предоставив голубой половине региона готовую площадку вместимостью 50 тыс. человек. Это сделало «Сити» привлекательным для иностранных инвесторов, стремящихся вложиться в английский футбол, поэтому, хотя в начале нулевых был еще один вылет и повышение до Премьер-лиги, первое глобальное поглощение клуба бывшим премьер-министром Таиланда Таксином Чинаватом в 2007 году дало надежду на более стабильное будущее — по крайней мере, поначалу. Первая работа Свена Йорана-Эрикссона после ухода с поста тренера сборной Англии была в «Сити» с 2007 по 2008 год.

Клуб зарекомендовал себя как середняк Премьер-лиги, мечтая пробиться в первую шестерку, но всякий раз, когда «Ливерпуль» играл с «Сити», у нас не было ощущения угрозы нашему статусу в первой четверке. В то время я рассматривал их как клуб, который мог бы набирать звезд, уже достигших своего пика, таких как Стив Макманаман после его ухода из «Реала». Если бы «Сити» раскопал жемчужину своей академии, то тот, скорее всего, стал бы искать другое место для реализации амбиций играть в Лиге чемпионов, как это доказал случай с переходом Шона Райт-Филлипса в «Челси» в 2005 году. Не было и намека на пробуждение в качестве главной силы в английском футболе, хотя Венсан Компани видел нереализованный потенциал.

«Меня не нужно было убеждать ехать в "Сити", — вспоминал Компани. — У меня были проблемы с президентом моего клуба, "Гамбурга", связанные с моим участием в Олимпийских играх 2008 года, и я сказал ему, что отчаянно хочу переехать. Буквально первой заявкой был "Ман Сити". В то время в "Сити" было несколько замечательных игроков — Николя Анелька, Робби Фаулер — и если угодно у них было несколько суперзвезд-ветеранов. Главным тренером тогда был Марк Хьюз, и когда я встретил его, у меня было хорошее предчувствие».

Компани был подписан 22 августа 2008 года. Его своевременные подкаты были столь же безупречны, и он использовал их как один из лучших своих приемов. Девять дней спустя группа шейха Мансура бен Заида Аль Нахайяна из Абу-Даби встряхнула Премьер-лигу и спортивный мир, купив клуб 1 сентября.

Это был величайший выигрыш в лотерею английского футбола, затмивший выкуп «Челси» Романа Абрамовича пятью годами ранее. Многие будут утверждать, что именно это, а не гол Агуэро в 2012 году, изменило ход футбола. Деньги заложили фундамент и сделали успех возможным — некоторые могли бы сказать, неизбежным — но культурная трансформация от амбициозных подражателей, постоянно опасающихся худшего, к признанным победителям, ожидающим лучшего, потребует времени. Для этого всегда нужно нечто большее, чем подписание чеков.

Брайан Марвуд, управляющий директор «Сити Футбол Групп», присоединился к нам в 2009 году, первоначально под названием «футбольный администратор» — фактически спортивный директор, курирующий трансферную деятельность. «Должности такого рода сейчас являются нормой, — сказал он мне. — В то время в английском футболе это было сродни тому, чтобы быть сборщиком налогов или инспектором дорожного движения. Индустрия повзрослела и изменилась». Он был убежден оставить свою работу по спортивному маркетингу в «Найк» после встречи с председателем городского совета Халдуном Аль-Мубараком, уверенным, что Премьер-лига вот-вот испытает мощный сдвиг. «Когда я услышал его видение не только футбола, но и города Манчестер и всей структуры клуба, я был поражен. Ты всегда настроен скептически, потому что в то время было много клубов, которые переживали трудные времена с иностранными владельцами. Чувство ожидания на поле всегда присутствовало, но это было глубже».

Трансферные заявления «Сити» становились все громче, сэр Алекс Фергюсон лихо окрестил их «шумными соседями», когда Карлос Тевес пересек границу Манчестера в 2009 году, что стало частью оживления стоимостью в £100 млн., в которое вошли Гарет Бэрри, Джолеон Лескотт и Коло Туре.

«В те ранние годы мы все еще чувствовали, что далеко отстали от "Юнайтед", — сказал Марвуд. — Раньше я работал между тремя объектами: комплексом академии Платт-Лейн, бывшей тренировочной базой в Каррингтоне и офисом на стадионе. Я старался ехать на работу мимо «Олд Траффорд», потому что видел в этом залог успеха. Это было ежедневное напоминание о том, как много нам нужно было улучшить; личная мотивация к тому, как мы собираемся приблизиться к этому удивительному клубу, который так много сделал в английском, европейском и мировом футболе.

«Сейчас люди забывают, но над нами смеялись. Люди говорили, что видели подобные проекты раньше, и все это закончится слезами. Затем сэр Алекс выступил с этой знаменитой цитатой, и это еще больше подогрело нас».

Я хотел знать, как игроки «Юнайтед» относятся к этому растущему соперничеству, которое в прошлом было скорее местечковой ссорой, нежели спором по поводу чемпионских титулов. «На плакат "Добро пожаловать в Манчестер"!» Уэйн Руни немедленно отреагировал. («Сити» объявил о подписании Тевеса с заметной демонстрацией для тех, кто прибывает в город.) «Я думал, что это больше несгибаемые фанаты называют их "дерзкими ублюдками", чем игроки. Судя по тому, как я видел сделку с Тевесом, это была вина "Ман Юнайтед". Мы должны были подписать с Тевесом постоянный контракт, когда у нас была такая возможность. Сколько он там стоил, £20 млн.? Казалось, были проблемы с его агентом, но нельзя позволять такому игроку, как Тевес, на пике своей карьеры переходить к твоему сопернику. Он был блестящим игроком. Он был невероятен, играя за них, и были матчи, в которых он в одиночку тащил "Сити". У него была миссия. Я думаю, что голы, которые он забил в конце, помогли им выиграть лигу, не так ли? Так что, я полагаю, это была карма».

«До тех пор я никогда не чувствовал, что манчестерское дерби было таким же, как мерсисайдское. Я все еще думаю, что большая игра для фанатов "Юнайтед" — всегда была против «Ливерпуля», но это было особенно верно в течение моих первых шести или семи лет, когда я был в "Юнайтед", потому что "Сити" на самом деле ничего не показывал. Для меня дерби были серьезными играми, но не такими, как матчи "Ливерпуль" против "Эвертона" или "Юнайтед" против "Ливерпуля"».

В 2010 году «Сити» завершил две из своих самых важных сделок. Из «Барселоны» к команде присоединился Яя Туре, а Давид Сильва, один из моих любимых футболистов Премьер-лиги — из «Валенсии».

«Давида вообще могло не быть в клубе, — сказал мне Марвуд. — Изначально мы хотели видеть Йоанна Гуркюффа, игрока, за которым мы наблюдали, который очень хорошо проявил себя в «Бордо» и пробился в сборную Франции. Мы не знали, что Давид доступен. Затем у «Валенсии» возникли финансовые проблемы, и мы услышали, что они открыты для продажи игроков. У нас было полное досье на Давида, и мы знали, что он тот, кто нам нужен. Мы подверглись огромной критике за то, что потратили на него £24 млн., а затем за то, что так много заплатили за Яя, которому к тому времени исполнилось двадцать семь. Но мы играли в догонялки. Нам приходилось инвестировать, а иногда и платить больше, чем были готовы другие клубы, чтобы убедить их приехать в "Манчестер Сити" и доказать, что мы верны своему слову о конкуренции на самом высоком уровне».

Помогло назначение Манчини, итальянец заменил Хьюза в декабре 2009 года. Он выиграл три чемпионских титула с миланским «Интером». «Было ощущение, что нам нужен европейский опыт, знания и тактика, — сказал Марвуд. — Роберто был доступен, и он заинтриговал нас. Он успешно работал в большом клубе, и у него была дисциплина. Я не думаю, что это секрет, что мы во многом не сходились во взглядах. Он раскачивал лодку и был готов расстраивать людей, но это то, в чем клуб нуждался в то время. Он довел всех до предела, и это было то, что нужно было для перехода на следующий уровень».

При Манчини «Сити» не казался мне яркой командой. Играя против них, я всегда чувствовал, что именно индивидуальное качество может тебя превзойти. Манчини представил структуру и баланс на обоих концах поля.

«Манчини дал мне невероятное понимание оборонительных обязанностей, — сказал Компани. — Под его руководством мне по-настоящему нравилось защищаться. Мы стали группой братьев в качестве оборонительной единицы, решив сохранять наши ворота в неприкосновенности. Я сказал бы, что это было не подробно тому, как позже стало при Пепе [Гвардиоле]. Мы играли на естественной силе высококлассных игроков, которые у нас были. Мы еще не были машиной. Отнюдь нет».

«Сити» постепенно сократил отставание на поле, обеспечив себе квалификацию в Лиге чемпионов на той же неделе, когда они выиграли Кубок Англии 2011 года, свой первый крупный трофей с Кубка Лиги в 1976 году. Готовясь к следующему сезону, они были готовы, статистика показывает, что в сезоне 2011/12 они преуспели в атаке и обороне. Команда Манчини забила девяносто три гола, больше, чем любая другая команда в том году, и пропустила меньше всего — всего двадцать девять. Когда 3 декабря они обыграли «Норвич Сити» со счетом 5:1, «Сити» забил три или более голов в одиннадцати из своих первых четырнадцати матчах, выиграв двенадцать и сыграв два вничью. Странно, но они не смогли отыграть на ноль в одиннадцати из этих матчей, и по ходу сезона тенденция изменилась.

Классический позвоночник команды Манчини, выигравшей титул, был на месте, с номером один в сборной Англии Джо Хартом, Компани, который к настоящему времени стал одним из лучших центральных защитников Премьер-лиги, творческой и физической мощью и мастерством Туре — со свободным самовыражением, дополненным более дисциплинированным Гаретом Бэрри — и смертоносным Агуэро.

Прибытие Агуэро из мадридского «Атлетико» за £35 млн. летом 2011 года стало заключительным этапом, поднявшим ударную группу на несколько ступеней. Он, Эдин Джеко и индивидуалист Марио Балотелли забили в этой кампании пятьдесят голов в Премьер-лиге, и их самая эффектная комбинация произошла во время их первого манчестерского дерби в Премьер-лиге. В результате трио забило пять голов  в победном матче со счетом 6:1 на «Олд Траффорд» — самом решительном из ранних заявлений о намерениях «Сити».

«Я бы всегда говорил, что изменение в менталитете произошло в прошлом году, когда мы обыграли "Манчестер Юнайтед" на "Уэмбли" в полуфинале Кубка Англии, — сказал Компани. — Это был воистину грандиозный момент. Мы так уважали сэра Алекса Фергюсона, и я смотрел на таких игроков, как Рио Фердинанд, и на все их громкие имена, и знал, насколько хороши мы должны быть, чтобы победить их. Они были действительно сильным "Юнайтед". Чтобы пройти через это, мы знали, что что-то изменилось. Я всегда думаю об этом как о первом случае, когда мы могли бы сказать болельщиками: "Это больше не будет «Типичный Сити»". Победу со счетом 6:1 на "Олд Траффорд" я больше вижу как саму по себе. Для болельщиков это было похоже на выигрыш трофея в середине сезона, но я думаю, что мы уже послали позитивный сигнал о том, на что мы способны».

Марвуд считает, что еще одно противостояние в Кубке против «Юнайтед» в январе 2010 года было столь же значимым. «Мы едва не проиграли в полуфинале Кубка лиги в двух матчах, но обыграли их в домашнем матче. Именно в тот вечер я почувствовал перемену, — сказал он. — Я смотрел в окно из своего офиса на стадион, и там было такое возбуждение. До тех пор люди изо всех сил пытались поверить, что мы сможем достичь этого наивысшего уровня. Людям трудно поверить, пока они не испытают эти моменты с течением времени. Площадь была забита с четырех часов дня, и ты чувствовал, как люди думают: "Вот на что это может быть похоже". Это была важная веха. Мы проиграли то противостояние, но чувствовалось, что мы растем. Зеленые побеги были посеяны».

Однако «Сити» все еще приходилось преодолевать способность усложнять жизнь больше, чем это необходимо. В разгар своей заявки на титул Тевес не играл за «Сити» с 27 сентября по 21 марта после того, как был отправлен в «отпуск по уходу за садом» за то, что не вышел на замену в матче Лиги чемпионов против мюнхенской «Баварии». Поначалу ссора с Манчини не сорвала их гонку, но к тому времени, когда Тевес вернулся, «Юнайтед» на одно очко лидировал в таблице. К 8 апреля, когда «Сити» проиграл «Арсеналу» со счетом 0:1, отрыв увеличился до восьми, и большинство экспертов объявили, что гонка за титул завершена. «Конец близок для парней Манчини», — гласил заголовок в «Манчестер Ивнинг Ньюс», в первых набросках обзора сезона, в котором теперь основное внимание уделяется саморазрушительным тенденциям Балотелли, удаленного в проигранном на «Эмирейтс» матче, и тому, не переусердствовал ли главный тренер «Сити» с эксцентричным итальянцем.

Марвуд и председатель Халдун направились в раздевалку после матча, чтобы попытаться поднять настроение. «Я видел свою работу в том, чтобы поддерживать людей, которых мы ввели в команду, — сказал Марвуд. — Я хотел успокоить людей, игроков и персонал — чтобы они не волновались. Можно было видеть, что они сдулись, и как титул ускользает от нас. Председатель усадил Роберто. Главный тренер был очень взволнован и расстроен. Председатель попросил не волноваться, сохранять спокойствие и сделать все правильно. "Что вам нужно, чем мы можем помочь?" Мы чувствовали, что сейчас не время для разногласий. За этим матчем последовало смена направления».

Если бы «Сити» не выиграл лигу в том сезоне, я не сомневаюсь, что роли Тевеса и Балотелли были бы вписаны в хронику самосаботажа клуба.

Вместо этого «Юнайтед» захлебнулся в последних шести матчах. «Что имело самое большое значение, так это то, что после того, как мы оторвались на восемь очков, мы сыграли вничью 4:4 с «Эвертоном», в то время как выигрывали 4:2 за несколько минут до конца матча, — сказал Руни. — И мы проиграли "Уигану" и на выезде против "Сити". В четырех играх за девятнадцать дней мы набрали четыре очка из двенадцати. Это нам дорого обошлось». Наиболее уместной была победа «Сити» со счетом 1:0 на «Этихаде» благодаря голу Компани на 45-й минуте. Это означало, что к заключительному дню превосходящая разница мячей вернула титул в руки «Сити».

«Честно говоря, мы все думали, что "Сити" разгромит "КПР"», — вспоминал Руни.

Многострадальных болельщиков «Сити», очевидно, все еще требовалось убедить. «В тот день все было нервным, не было ничего нормального, — сказал Компани. — Ты и сам знаешь, что то, чего ты хочешь как игрок, даже когда знаешь, что это большая игра — это нормальность. Выходи на поле, делай работу, которую ты делал весь сезон, без проблем, и займись делом. Как только мы добрались до стадиона, все стало по-другому. Ты чувствовал это, даже когда люди приветствовали нас. Это была совсем другая атмосфера».

Изучая программку к матчу, «Сити», возможно, был предварительно воодушевлен знакомыми лицами в составе «КПР». Помимо бывшего главного тренера Хьюза и тренера Эдди Недзвецки, в их состав входили бывший кумир «Сити» Райт-Филлипс, экс-полузащитник Джоуи Бартон и выпускник академии Недум Онуоха. Резервный вратарь Брайан Мерфи был еще одним бывшим воспитанником «Сити». Но «КПР» не мог позволить себе быть гостями на вечеринке за титул. Им нужно было очко, чтобы гарантировать выживание в Премьер-лиге, иначе они вылетят, если сами проиграют и если «Болтон Уондерерс» обыграет «Сток Сити».

Единственный способ, который видел «КПР», что они получают что-то от игры — это играть от обороны, и хотя статистика иногда может обманывать, в тот день они этого не сделали. У «Сити» было 938 касаний мяча (семьдесят шесть из которых были в штрафной соперника) по сравнению с 375 у «КПР», и у горожан было 81,3% владения мячом — четвертое по максимальному значению с тех пор, как стали записываться рекорды Премьер-лиги.

Я играл во многих подобных играх за «Ливерпуль» и сборную Англии будучи частью обороны, в которой не нужно было защищаться в течение восьмидесяти девяти, даже девяноста минут, лицом к лицу против команды, которая не поддавалась бесчисленным атакам.

Я это просто ненавидел.

Независимо от того, насколько ты привык к этому и насколько хорошо знал, что может случиться без раннего гола, ты всегда можешь попасть в одну и ту же ловушку.

Ясность задачи в хорошо организованной защите означает, что включить режим выносливости — несложный опыт. Ты знаешь свою работу, ценишь любую полученную помощь, блокируя любые пробелы, как правило, с четырьмя ортодоксальными защитниками, четырьмя полузащитниками, действующими на своей половине, и, по крайней мере, одним нападающим, посвященным закрытию полузащитников противника, рассматривая контратаку как бонус. Когда ты в доминирующей команде, но которая не создает моменты, одной из самых больших угроз является деморализация, которая приводит к другим проблемам, влияющим на концентрацию.

Поскольку баланс атак столь односторонний, все наблюдающие исходят из того, что победа для тех, кто давит вперед, должна быть формальностью и обычно имеет решающее значение, если доминирование во владении мячом быстро не отражается на счете. Все, что они видят — это то, что команда не справляется с «плохой игрой», используя серию негативных образов, чтобы объяснить свои недостатки в атаке: они слишком нетерпеливы, им не хватает воображения, нужно увеличить темп или потребовать, чтобы главный тренер переосмыслил схему. Когда команда доминирует, но не забивает, вывод после матча всегда один и тот же.

«Сегодня они играли дерьмово».

С другой стороны, команда в арьергарде описывается как «храбрая» и «героическая» за их упрямство и успех в реализации одномерного плана.

Все это может оказаться правдой, но когда ты принимаешь любую хорошо тренированную команду с разумным уровнем мастерства, которая демонстрирует нулевые атакующие амбиции, не следует игнорировать, насколько это тактически проблематично для той единственной команды, которая активно пытается забить. Я поражаюсь, как часто это происходит. Обороняющаяся команда подпитывается растущим раздражением, признавая, что срочность и отчаяние могут в конечном итоге повлиять на принятие решений.

Иногда быть доминирующей домашней командой в таких ситуациях может быть помехой. Так много в матче «Сити» против «КПР» напоминает мне домашнюю игру «Ливерпуля» с «Челси» в конце сезона 2013/14. В тот день Жозе Моуринью разработал стратегию, чтобы использовать в своих интересах стремление трибуны «Коп» к стремлению к титулу «Ливерпуля» Брендана Роджерса обыграть своего соперника, интуитивно понимая, что если его игроки воспользуются любой возможностью замедлить игру, это окажет негативное влияние на атмосферу, превратив надежду в тревогу, повлияет на суждения игроков и увеличит вероятность ошибки.

Впоследствии Моуринью был справедливо восхвален за его хитрость в победе «Челси» со счетом 2:0. То, что он сделал, было азбучной порчей. Главные тренеры всегда делают это, когда чувствуют, что их лучший шанс на успех — «держаться компактно сзади» как можно дольше, тянуть время и провоцировать разочарование.

Марк Хьюз почти проделал точно такой же трюк на «Этихаде» двумя годами ранее.

Когда Бартон упал и потребовал лечения после столкновения головами с Бэрри через 18 минут после начала матча, это уже выглядело затягиванием времени. «Так и было, — признался Джоуи. — Мы думали о ничьей и знали, что им нужна победа, и они будут в отчаянии, так что это может быть использовано в наших интересах. Мы знали, что "Юнайтед" играет в Сандерленде, и люди на стадионе будут следить за счетом той игры. Очевидно, мы равно думали и о "Болтоне" в Стоке».

Бартон и Бэрри были втянуты в непрерывную битву до конца первого тайма, иногда «оставляя друг на друге кое-что», как говорится — вежливый термин, обозначающий, когда игрок без колебаний бьет по голени или лодыжке, честно выигрывая мяч. Бартон сделал несколько широко разрекламированных критических замечаний о Бэрри после чемпионата мира 2010 года. Он провокационно заявил, что у Бэрри «был хороший агент» для обеспечения его трансфера в «Сити», и описал игру своего соперника по центру поля, когда сборная Англии была полностью переиграна Германией, как «черепаха против зайца». «Он был парнем, который был в сборной Англии и сделал свой большой шаг, — сказал Бартон. — Я всегда использовал подобные вещи, чтобы мотивировать себя. В этом не было ничего личного. Я знаю, что Гарет хороший парень».

Дерзкая, воинственная игра была противоположностью тому, чего желал «Сити». «Сити» Манчини не был столь искусен в решении загадки оборонительного блока, как та команда, которую мы видели в Премьер-лиге при Гвардиоле. Немногие команды были таковыми.

Нет тренера лучше Гвардиолы в том, как преодолеть баррикаду, воздвигнутую «КПР», благодаря чему параметры поля «Этихад» в 2020 году будут казаться шире, чем в 2012 году. Отчасти это связано с тем, что Гвардиола использовал вингеров, таких как Рахим Стерлинг или ранее Лерой Сане. Гвардиола всегда хочет, чтобы игроки, способные демонтировать оборонительную структуру с помощью дриблинга, скорости и движения, выдергивали крайних защитников и полузащитников из своих позиций, чтобы открыть пространство для его созидателей.

У «Сити» Манчини не было такой особенности.

В схеме Гвардиолы 4-3-3 маг Сильва стал центральным полузащитником. При Манчини Сильва и Самир Насри менялись флангами в схеме 4-4-2, и их естественной тенденцией было дрейфовать в центр, чтобы объединяться с Туре.

«До прихода Пепа я всегда думал о Сильве и Самире как о нашем главном творческом оружии, — объяснил Компани. — Давид любил смещаться справа под свою левую ногу, а Самир смещался слева под свою правую. У нас было много отличных вариантов в атаке — Серхио, Карлос Тевес, Эдин Джеко, Марио Балотелли, а еще Яя заводил нас из середины».

В первом тайме каждая атака «Сити» проходила через центральную зону. На 52 секундах стоп-кадр поля показал, как Сильва, Насри, Агуэро и Тевес образуют идеальный, но бесполезный квадрат на краю штрафной «КПР».

Зная, как «узко» играл «Сити», Хьюз проинструктировал своих защитников и полузащитников, чтобы они делали поле как можно более «маленьким». Крайние защитники и полузащитники могли заставить своих прямых противников бежать или пасовать в центр, лишая их ширины. Сильва и Насри в любом случае не нуждались в поощрении, чтобы сделать это, поэтому «КПР» пускал их в перегруженную зону, где было труднее составлять пасовые комбинации, а умелые поставщики мячей были в меньшинстве.

Четверо защитников «КПР» отступили как можно дальше к краю штрафной, чтобы гарантировать, что верховой пас наудачу не найдет цель, но не настолько глубоко, чтобы сделать их уязвимыми для воздушных мячей, для которых может потребоваться удар головой, который побеспокоит вратаря Кенни. Центральные защитники несли ответственность за поддержание этого баланса. Защитники «КПР», Клинт Хилл и Антон Фердинанд были выдающимися.

Тревога «Сити» быстро проявилась, потому что было очевидно, что «КПР» не собираются быть отброшенными в сторону, домашняя команда без текучести или проникновения, в то время как они повторяли один и тот же ход. Они продолжали бежать в никуда, подавая мяч в ноги Агуэро и Тевесу на краю штрафной, надеясь, что их хитрость позволит им обыграть своего опекуна и проверить Кенни. Они не могли прорваться, потому что, если Фердинанд или Хилл не вмешивались, Бартон и центральный полузащитник Шон Дерри отскакивали, или нападающий Бобби Замора был на краю своей штрафной, чтобы войти в единоборство. «КПР» собрал девять игроков в своей штрафной и вокруг нее, оставив моего бывшего товарища по «Ливерпулю» Джибриля Сиссе впереди одного, чтобы преследовать выбитые мячи.

В течение тридцати восьми минут «Сити» мог лишь сделать пару неудачных попыток с дальнего расстояния, не беспокоящих Кенни. Смешайте это с реакцией болельщиков на ключевые матчи в других местах — фанаты «КПР» начали праздновать, услышав, что Джон Уолтерс забил за «Сток Сити» через 13 минут после начала матча, в то время как болельщики «Сити» поглотили гол Руни на «Стэдиум оф лайт» после 20й — и руки уже тянулись к буфету.

Трудности «Сити» усугубились тем, что на 34-й минуте Туре получил травму подколенного сухожилия. Его дискомфорт был сразу же очевиден, но Манчини и его тренерский штаб убедили его продолжать. Яя едва мог двигаться. Тем не менее, он все же внес свой заключительный вклад — голевая передача на первый гол «Сити» за шесть минут до перерыва. Это должно было все изменить.

Носящиеся туда-сюда крайние защитники «Сити» были очевидным ответом на глубокий оборонительный блок. В игре «атака против обороны» с самого начала все зависело от Пабло Сабалеты и Гаэля Клиши, которые бегали по бровкам и обеспечивали ширину.

Как и во всех атаках «Сити» в первом тайме, движение к первому голу началось с того, что четыре полузащитника «Сити» выстроились в прочную прямую линию, всего с 15 метрами расстояния друг между другом. Клиши и Сабалета предложили широкий пасовый вариант, Сильва отдал мяч для навеса на аргентинца в атакующей позиции. У Сабалеты была одна цель в штрафной — Тевес, поэтому доставка ему мяча легко была перехвачена Хиллом.

К счастью для «Сити», блок Хилла отскочил на 20 метров обратно к Сабалете. Оттуда он сделал 6-метровый пас на Сильву, и Туре на мгновение преодолел проблему с подколенным сухожилием, ворвавшись в штрафную «КПР». Что бы ни заставило его сделать это, но это придало атаке импульс, так как когда он получил мяч от Сильвы опекуна рядом с ним не было.

Сабалета принял важное решение. Большинство крайних защитников начали бы накладывающийся по траектории полукруглый обход задней части обороны «КПР», чтобы занять позицию, позволяющую навесить вдоль ворот в сторону хищного нападающего. Вместо этого Сабалета метнулся по диагонали, прямо на Туре и дальше, к вратарской. Эта вдохновенная импровизация означала, что он получил в ногу тонкий пас от Туре и пробил. В это время он был на позиции «девятки», а не крайнего защитника.

Это был единственный раз, когда «КПР» был подловлен в первом тайме, спонтанность Сабалеты их погубила. Гости все еще могли считать себя невезучими. Удар был не очень хорошим. Кенни должен был спасать, но мяч отскочил от верхней части его перчаток, после чего влетел в дальний угол.

Облегчение «Сити» было ощутимым, хотя в то время как Сабалета бросился к угловому флажку, чтобы его обняли товарищи по команде, Туре можно было заметить ковыляющим, неспособным присоединиться к празднованию, усугубив свою проблему с подколенным сухожилием. Его заменил Найджел де Йонг, и хладнокровия африканца явно не хватало его команде в дальнейшем.

Тем не менее, первый гол «Сити» должен был превратить оставшуюся часть игры в процессию. К тому времени статистика матчей, предоставленная аналитиками Премьер-лиги Opta, не давала никакой надежды фанатам «КПР» или «Манчестер Юнайтед». За шестнадцать минут до перерыва «Сити» владел мячом 84% времени. «КПР» ни разу не коснулся мяча в штрафной «Сити», их единственная попытка — штрафной удар Сиссе, который мягко перекатился в руки Харта. В игре, где их единственный шанс забить, казалось, был со стандартного положения, у «КПР» не было ни одного углового. До конца матча их так и не будет.

Все, что Хьюз мог сказать своим игрокам в перерыве — это придерживаться своего плана, сохранять счет 0:1 и надеяться, что результат в Стоке будет благоприятным для них, или, наоборот, что напряженность игроков «Сити» приведет к ошибке.

Он и представить себе не мог, как скоро во второй половине «Сити» окажет им любезность.

В этой игре есть два момента, когда игра головой Лескотта была достойна внимания, его первый момент был катастрофическим. Это можно объяснить лишь ступором игрока, которому нечего было делать в течение сорока восьми минут, убаюканного верой в минимальную угрозу атаки.

Сравнивающий гол «КПР» также стал первым признаком того, что «Сити» потерял в лице Туре. Заменяющий его де Йонг, прекрасный игрок, растратил владение мячом в центре поля безобидным, но бесцельным ударом головой в сторону Онуохи. Это было не так уж плохо; незначительная деталь. Это просто похоже на то, что ты по-настоящему, если вообще когда-либо, видел, как это делает Туре. Можно представить, как Яя принимает такой же мяч себе на грудь, успокаивает игру и отдает на ближайшего товарища по команде.

Онуоха отдал во фланг на Райта-Филлипса, который сделал не более чем высокий и длинный заброс в сторону обороны «Сити», где Лескотт ждал, чтобы разобраться с ситуацией, с которой он сталкивался тысячу раз за свою карьеру.

Центральный защитник «Сити» неправильно оценил полет мяча, его положение тела было слишком далеко вперед, так что, когда он выходил на мяч, тот отскочил от его затылка в сторону его собственной штрафной.

Он мог лишь в ужасе обернуться, когда мяч идеально упал к Сиссе, которому осталось переиграть лишь Харта.

Завершение было типичным для Джибриля. Он не был склонен к изяществу, когда мог пробить с подъема. В этот момент «КПР» нуждался в одном очке, потому что «Болтон» выигрывал у «Стока» со счетом 2:1.

Болельщики «Сити» уверенно себя чувствовали всего в течение девяти минут открытой игры между голами Сабалеты и Сиссе. Теперь они нуждались в спасителе. Прежде чем они нашли его, казалось, что злодея из пантомимы может быть более чем достаточно.

Джоуи Бартон размышляет о том моменте, когда «разверзнулся настоящий ад» на 54-й минуте с типичной откровенностью. «Я всегда говорю, что я единственный игрок "Сити", который так и не получил своей медали, — шутил он. — В этот момент у них поехала крыша. Если бы меня не удалили, они бы ни за что не выиграли».

То, что зажгло костер, кажется заурядным при первом просмотре: Бартон и Тевес воюют за мяч, и нападающий «Сити» падает на землю. Бартон утверждает, что, по крайней мере, изначально они оба были одинаково виноваты. «Камеры не отдают должного внимания этому замечанию. Я оттеснил Тевеса от мяча, летевшего за боковую линию несколькими секундами ранее, и он расстроился. Ничего особенного, но когда у него появилась возможность, он меня подрезал. Я огляделся, но никто этого не увидел, поэтому я подумал "дерзкий ублюдок" и долбанул ему в ответ. Тевес рухнул на землю. Затем я увидел, как лайнсмен поднял свой флажок и подумал: "Ладно, меня здесь захомутали, но они, должно быть, видели обоюдную борьбу, а не только мою". Оказывается, боковой увидел первую часть, продолжал наблюдать, а затем увидел, как Тевес упал на землю. Он закричал, упал на землю и начал играть свою роль».

Увидев повтор (прим.пер.: тут странно, что автор пишет о повторе, ведь в то время ВАР не было и судья мог проконсультироваться лишь с наблюдавшим лайнсменом), судья Майк Дин принял решение показать Бартону красную карточку, очевидно, верное решение. Тевес получил локтем в лицо. Что меня удивляет, так это то, насколько уверенно лайнсмен Энди Гарратт дал указание Дину действовать. Гарратт находился на противоположной стороне поля.

«Да, лайнсмен сигналил из ниоткуда», — сказал Бартон.

Это не оправдывает того, что произошло дальше.

«Бобби Замора подошел ко мне и сказал: "Джоуи, ты уходишь. Возьми с собой одного из их игроков". Поэтому я подумал, что самое лучшее для команды — попытаться выровнять ситуацию. Когда случилась история с Тевесом, Агуэро побежал прямо к судье, так что я дал ему пендаль за то, что он вывел меня. Потом подошли Лескотт и Компани, и я вмазал и им. Я думаю, что они были мудры по отношению ко мне. Несколько их игроков кричали, чтобы все сохраняли спокойствие. В конце концов я зацепил троих за одно удаление. Первоначальная дисквалификация на три игры, затем еще на четыре игры за второй удар, а затем еще на пять игр за то, как я покидал поле, доведя общее количество до двенадцати игр. За свою карьеру меня много раз удаляли, но я никогда так не реагировал. И тогда это помогло им позже со всем этим добавленным временем. В то время это казалось хорошей идеей. Но в ретроспективе не самой лучшей...»

Бартон больше никогда не играл в Премьер-лиге за «КПР», так как дисциплинарные обвинения росли как снежный ком. Тот факт, что, по крайней мере, до этого дня, он все еще питал слабость к своему бывшему клубу, усугублял ад кромешный. «Я все еще слышу, как фанаты "Юнайтед» говорят: "Тебя выгнали, потому что ты хотел, чтобы "Сити" выиграл лигу", а фанаты "Сити" говорят спасибо, — сказал он мне. — И я такой: "Да вы шутите, не так ли? Как ты думаешь, я получил бы за это дисквалификацию на двенадцать игр?" Я был потрясен тем, что произошло. Не поймите меня неправильно, я был в "Сити" девять лет, и когда несколькими месяцами ранее стало очевидно, что титул разыгрывался между ними и "Юнайтед", я хотел, чтобы они выиграли лигу. Затем я увидел список матчей и подумал: "Что, если я хорошо сыграю и помогу им не выиграть его?" Каждый раз, когда я возвращался в "Сити", я видел людей, которых уважал. У меня там были друзья. Но мы поехали туда, нуждаясь в результате, и боролись за свои жизни, так что для меня это было странно. Я хотел, чтобы "КПР" остались в АПЛ, так что в тот день я от казался от всех чувств к "Сити"».

«Что меня вывело из себя, так это то, что автобус подъехал, и мы увидели воздушные шары и баннеры с надписью "Чемпионы Премьер-лиги". Я подумал: "Они думают, что уже победили?" Многие парни видели это, так что командный разговор был закончен. Мы подумали, что с их стороны было неуважительно парковать автобус прямо там. Вероятно, это не было задумано таким образом, но мы использовали это, чтобы войти во вкус».

Судья Дин остановил игру, чтобы разобраться с Бартоном через 53 минуты и 34 секунды после начала игры, возобновив игру через три минуты и сорок семь секунд — стоит иметь в виду, учитывая, сколько времени было добавлено после окончания основного времени.

Помимо очевидного численного недостатка, уход Бартона не повлиял на подход «КПР», хотя это побудило Хьюза заменить забившего гол Сиссе на Армана Траоре, игрока, более подходящим для беготни по левому флангу. Это вынудило Райт-Филлипса перейти в центр полузащиты.

Каковы бы ни были оборонительные намерения, Траоре помог «КПР» невероятно повести в счете всего через шесть минут после возобновления встречи.

Каждый раз, когда Кенни ловил кросс от игроков «Сити», он старался сильнее его выбить и уводить мяч как можно дальше от своей штрафной. Это был единственный способ, которым «КПР» мог вывести мяч со своей половины поля, и чаще всего даже это казалось контрпродуктивным, в результате чего хозяева поля немедленно возвращали владение мячом и снова выходили в атаку. На 66-й минуте вынос Кенни наконец нашел одного из его собственных игроков, чему способствовала скорость Траоре, давшая ему преимущество в забеге против Компани. Поскольку Сабалета проводил больше времени, напоминая правого нападающего, за его спиной было пространство, которое использовал Траоре. Видя опасность, Компани принял решение и решил броситься в подкат ближе к центральной линии поля. Он не смог сделать это вовремя, поэтому, когда Траоре протолкнул мяч вперед, он убегал в отрыв, а Компани был отыгран.

Теперь Лескотту предстояло решить, сохранять ли ему позицию в центре или бежать к мячу и сопернику. Сначала он начал ускорение в сторону Траоре. Потом передумал. Он так не собрался опускаться на землю и предотвращать кросс. Эта минутная нерешительность стоила ему метра.

Поскольку Компани и Лескотт покинули свои позиции в центре защиты, левому защитнику Клиши пришлось прикрываться собой центр обороны «Сити» и следовать за нападающим «КПР» Заморой, который разумно рванулся в середину, увлекая за собой защитника. Это означало, что правый полузащитник «КПР» Мэкки, который пробежал всю длину поля, чтобы присоединиться к атаке, получил свободу от игроков Манчестера на дальней штанге, где обычно находился Клиши. Траоре подал на него, и Мэкки ударил головой мячом в землю и тот, отскочив, нашел противоположный угол ворот.

Это было второе касание игроков «КПР» мяча в штрафной «Сити». Третьего уже не будет.

«Типичный "Сити"», — сказал комментатор Мартин Тайлер.

Заголовки подготовлены.

Истерия Манчини, когда Мэкки забил выглядит забавно в ретроспективе, бесчинствуя в своей технической зоне и участвуя в маниакальной охоте на козла отпущения, его палец, указывающий на своих игроков, сбрасывание пальто и небесно-голубой с белым шарф, за который он цеплялся как за счастливое предзнаменование. Если бы «Сити» не совершил камбэк, участники разбора не отнеслись бы к такому поведению с сочувствием. Так много главных тренеров, занявших вторые места в чемпионских гонках, подвергались насмешкам за то, что (как говорится в песне) «поехали кукухой» на финишной прямой. Ни у одного из них не было симптомов триумфального тренера 2012 года.

«Это был мрачный момент, — сказал Компани. Затем он сделал паузу. Я мог бы сказать, что он тщательно подбирал свои следующие слова. — Манчини не возражал против небольшой драмы в своем тренерском стиле, скажем так, — добавил он. — Такое порой случается в определенных ситуациях. На тренировках или в играх, вот каким он был. Этот момент вызвал самую острую версию этого, потому что это был столь глупый момент — отдать титул дома против "КПР". Большинство людей чувствовали то же самое, что и он. Он не мог держать это в себе».

Хотя Бартон в то время наблюдал за остальной частью игры на мониторе «Скай ТВ» вместе с репортером на поле Джеффом Шривзом в туннеле для игроков, он говорит, что с самого начала был ошеломлен поведением главного тренера «Сити». «Я всегда чувствовал, что Манчини в тот день потерял работу. Я знаю, что он остался в клубе еще на год, но я не думаю, что это было легко забыть. То, что он говорил игрокам, было возмутительно. Он покрыл всех их, называя ублюдками за то, как они играли. Очевидно, я знал пару парней из "Сити", и по сей день некоторые из них не любят говорить о том, что произошло, особенно о том, как Манчини их прибивал. Это вызывает столько эмоций, что их и не сосчитать».

Манчини отреагировал более активно, сделав пару замен, но нет никакой особой структуры, позволяющей понять, как «Сити» справился с ситуацией. Первым изменением было то, что Джеко заменил Бэрри на 69-й минуте, поэтому теоретически «Сити» вернулся к 4-3-3, Агуэро, Тевес и Джеко были нападающими, пока Балотелли не заменил Тевеса на 75-й минуте. В реальности схема была 2-1-7, с крайними защитниками, расположенными как можно выше на поле, которых кормили Сильва и Насри, которые, в свою очередь, постоянно снабжали Клиши и Сабалету.

«КПР» было комфортно справляться с любым кроссом в их штрафную до появления Джеко. Учитывая, как игра шла до этого момента — и последующее влияние Джеко — я не могу не думать, что его следовало бы выпустить раньше.

Между его выходом на поле и его голом, включая одиннадцать угловых, «Сити» предпринял необычные сорок кроссов, семнадцать из которых были либо от Cабалеты (десять), либо от Клиши (семь). Это по кроссу каждые пятьдесят пять секунд, причем Хилл чаще всего выбивал их головой. «Сити» так прочно обосновался на половине поля соперника, что Харт оказался рядом с центральным кругом и сделал три взброса из-за боковой после того, как «КПР» выбивал мяч из игры.

Не успел Джеко выйти, как возникла точная копия ситуации, после которой он позже забьет. Когда Сильва подал угловой справа, Джеко и его опекун Онуоха сцепились во вратарской, точно так же, как они делали это во время добавленного времени. Удар со стандартного положения Сильвы на 71-й минуте был немного завышен, поэтому не дошел до Джеко и Онуохи, хотя удар головой на дальней штанги от Тевеса заставил Кенни совершить сейв кончиками пальцев.

Защитники «КПР» располагались настолько глубоко, а Кенни так не хотел отрываться от линии ворот и пытаться поймать мяч, угроза со стандарта была усилена Джеко. Он усложнил защиту угловых, когда Сильва и Насри хорошо подавали. Манчини мог видеть это, теперь приходя в ярость, когда забросы мяча не попадали в цель, или потому, что его игроки недостаточно целенаправленно атаковали во время стандартов.

Давление на оборону «КПР» было безжалостным, но по мере того, как время становилось врагом, игроки попадали в ловушку ударов с расстояния 25 метров от ворот. Сильва, Балотелли и де Йонг так и поступали, иногда им везло и их расточительные попытки отбивались на очередной угловой.

Компани в последнем отчаянном поступке подумывал о том, чтобы стать четвертым нападающим, но этого не произошло до тех пор, пока не был забит сравнивающий счет гол. «До того, как Джеко забил, я не могу припомнить этот последний рывок, — признался он. — Центральные защитники все еще выполняли работу по возвращению мяча на полузащитников и нападающих. Нам нечего было больше делать. Это означало, что у меня было много времени на размышления. Я просто хотел отдать мяч Давиду и Самиру как можно быстрее, чтобы они использовали свои качества. Затем у меня в голове промелькнуло несколько мыслей, самая большая из которых была: "Насколько это глупо?" Был момент, когда я подумал о том, как мы должны будем сделать храброе лицо, выступив с сильным посланием и говоря: "Мы выиграем титул в следующем году"».

Пока капитан мысленно готовился к дерзкому послематчевому интервью, поднялось табло, оповещающее что было добавлено пять минут.

В Сандерленде игра близилась к завершению, сообщения передавались болельщиками «Юнайтед», игроки все больше осознавали, что на «Стэдиум оф лайт», возможно, придется спешно готовить трибуну. «В перерыве мы не знали счета матча "Сити", — сказал Руни. — Главный тренер должен был знать, но он не позволил персоналу передавать кому-либо из игроков сообщение об нем. Он хотел, чтобы все наше внимание было сосредоточено на нашей игре. Только когда мы услышали, как все наши болельщики дважды аплодировали во втором тайме, мы подумали: "«КПР», должно быть, там забивает. Что-то происходит". Когда наша игра закончилась, кто-то сказал нам, что счет был 2:1 в пользу "КПР", поэтому мы были на поле, зная, что их игра еще не закончена, и если все так и останется, то мы выиграли лигу. Внутри у меня все гудело, но я еще не праздновал, потому что мы точно не знали. Потом вдруг болельщики "Сандерленда" начали аплодировать, и я подумал: "Черт, они, должно быть, сравняли счет"».

Была отыграна одна минута и четырнадцать секунд добавленного времени, когда девятнадцатый и последний угловой Сильвы наконец-то нашел свою цель. Джеко подключился, одолев Онуоху, и Кенни снова так прирос к своей линии, что практически стоял за ней, пытаясь совершить сейв.

«Когда забил Эдин, это было похоже на пробуждение после операции, — сказал Компани. — Я могу сравнить это лишь с ощущением, как будто тебя вырубили, а потом разбудили. Я просто подумал: "Игра продолжается"».

Между сравнивающим счет голом Джеко и победным от Агуэро прошло 126 секунд, гол был забит на 93 минуте и 20 секунде.

Мое первое наблюдение по этому поводу касается возобновления матча от «КПР», когда они высоко и далеко вынесли мяч в сторону соперника, чтобы сохранить свою оборонительную схему, несмотря на то, что пригласили «Сити» снова атаковать. «КПР» по-прежнему были в безопасности с этим очком, результат в Стоке благоприятствовал им: Фанаты «КПР» снова праздновали на 75-й минуте, когда услышали новость о последнем голе «Стока» — с пенальти от Уолтерса.

«Когда Джеко сравнял счет, я знал, что мы все еще в безопасности из-за того, что "Болтон" забил, — сказал Бартон. — Некоторые парни знали, но другие — нет. Некоторые колотили по полю, думая: "Мы вылетаем". Это был хаос, за которым последовало светопреставление. Затем "Сити" снова пошел в атаку. Для всех, кто был на стадионе, наступил момент, когда за две секунды все превратилось из похорон в свадьбу. Поскольку я мог видеть обе игры на мониторе, я перестал думать, что стал причиной нашего вылета, и начал радоваться».

Райт-Филлипс не прекращал бороться за дело «КПР», преследуя и выигрывая вбрасывание на половине «Сити», которое могло бы дать его защите шанс надавить и замедлить игру, приближаясь к четвертой минуте добавленного времени. Вместо этого Онуоха бросил вдоль бровки, и Лескотт совершил свой второй значительный удар головой в игре. После взброса Онуохи нападающий Джей Ботройд, вышедший на замену Бобби Заморе на 76-й минуте, не особо поборолся, и Лескотт был достаточно трезвомыслящим, чтобы кивнуть преднамеренный пас в центр на де Йонга, у которого было пространство для продвижения.

Компани теперь был центральным нападающим, более выдвинутым, чем Агуэро, который принял лучшее в своей жизни решение опуститься глубже, чтобы получить мяч от де Йонга перед переполненной штрафной. В начале игры Агуэро получал пасы спиной к блокаде от «КПР». Теперь он бежал на мяч, в поисках пасовой комбинации.

Он все еще играл в тот же пас, в который «Сити» пытался играть и терпел неудачу в течение предыдущих девяноста трех минут. Но было три ключевых отличия.

Во-первых, Агуэро бежал с мячом с более глубокой позиции, в поисках комбинации «отдай и убегай».

Во-вторых, у принимающего на позиции «девятки» Балотелли хватило сил удержать мяч, развернуться и вернуть его на Агуэро, вытянув ногу, чтобы направить его в шаг нападающего.

В-третьих, Компани находился в штрафной, отвлекая защитника Тайе Тайво, который обычно имел дело только с набегающим на него Агуэро. Вместо того чтобы стоять на месте, как это мог бы сделать центральный полузащитник, не привыкший уклоняться от опекуна в штрафной, Компани ловко убежал, чтобы освободить место для набегающего нападающего. Тайво отреагировал, а затем понял, что это создаст пространство для Агуэро. Охваченный раздвоением сознания, он потерял равновесие. Защита впервые раскрылась.

Агуэро увидел разрыв и сделал то, что делают нападающие мирового класса.

Для архивов Компани не будет засчитана голевая передача — огромная несправедливость. Вот почему статистика часто ошибочна. То, что сделал Компани, было так же важно, как и ответный пас Балотелли.

«Я стараюсь быть настолько скромным, насколько это возможно, — сказал Компани. — Это единственный момент, который я продолжаю ставить себе в заслугу, потому что я знал, что я делал. Мяч, летящий ко мне, не был вариантом, поэтому, когда я увидел, как Кун набегает, я подумал: "Я должен двигаться". Я был эмоционально опустошен, но да, я действительно думал о том, чтобы бежать вдоль штрафной в другую сторону. Можно увидеть, как левый защитник [Тайво] делает движение, чтобы следовать за мной, а затем возвращается, чтобы попытаться остановить Куна, но было слишком поздно, и Кун просачивается внутрь. Это маленькое колебание? На него я и претендую. Когда Кун ударил, я молился. Я увидел, как он пробил по мячу, и подумал: "Пожалуйста, только не отскок, который отскочит в мое колено или голень". Я следил за этим, так что все мои инстинкты были верны».

Агуэро завершил сорокачетырехлетнее ожидание титула с сорок четвертой попыткой забить гол. Это был не совсем последний удар в матче. Ботройд и Дерри возобновили игру, ударив в касание, и Клиши совершил вбрасывание из-за боковой на Харта, прежде чем судья Майк Дин завершил встречу, и глубокое разочарование быстро проехало 225 километров до «Стэдиум оф лайт», где игроки «Юнайтед», ходя туда-сюда впитали свое разочарование с лиц своих болельщиков, которые приехали на выезд.

«После первых одобрительных возгласов болельщиков "Сандерленда" почти сразу же раздался вторые, — сказал Руни. — Мне казалось, что это было то же самое, как будто это должно было произойти из-за одного и того же гола. Я подумал, что их болельщики, должно быть, заводят нас, но потом один из наших сотрудников сказал, что это 3:2 в пользу "Сити". Это было ужасно. Самое худшее чувство. Перед игрой мы ничего не ожидали. Затем ты слышишь, что счет 1:2, а затем они забивают так, как они это сделали… Это худшее, что я чувствовал в раздевалке, все молчали. Ужасно. Я бы предпочел, чтобы "Сити" выиграл со счетом 5:0».

Гол Агуэро достоин сравнения с голом Майкла Томаса на «Энфилде» в 1989 году за его финансовые и драматические последствия. У Брайана Этвуда возникло приятное чувство дежавю. «Я тоже участвовал в том матче в составе "Арсенала", хотя и был травмирован, поэтому не мог играть», — сказал он.

Идея Премьер-лиги набрала обороты после выигрыша «Арсеналом» трофея в тот вечер, захватив воображение зрителей, побудив «Скай Спортс» заплатить £300 млн. за телевизионные права в преддверии возобновления английского сезона в 1992 году. На двадцатом году существования высший дивизион и «Скай» пришли к согласию, как раз когда завершались переговоры о следующей сделке по поводу вещания. 13 июня 2012 года, ровно через месяц после победы «Сити» в чемпионате, Премьер-лига подтвердила контракт «Скай» и «Би-Ти Спорт» на сумму £3 млрд. — 70% увеличение по сравнению с предыдущей сделкой.

«Неудивительно, что у исполнительного директора Премьер-лиги Ричарда Скудамора была такая сияющая улыбка», — пошутил Тайлер, чья работа в тот день подняла его в список выдающихся вещателей, чьи импровизированные восклицания запечатлели решающий момент в истории футбола нашей страны.

Отличные матчи часто сопровождаются идеальными саундтреками. Вспомни третий гол Джеффа Херста в его хет-трике в финале чемпионата мира 1966 года, и слова Кеннета Уолстенхолма заиграют в голове. Комментарий Клайва Тилдесли всегда будет синонимом «Ноу Камп» в 1999 году и Стамбула в 2005 году. Болельщики «Арсенала» называют один из своих подкастов «Теперь все на кону» в честь Брайана Мура на «Энфилде» в 1989 году. Всякий раз, когда я думаю о Стивене Джеррарде, забившем гол «Олимпиакосу» в Лиге чемпионов в 2004 году, я слышу, как Энди Грей кричит «Что за красота!», хотя я в то время был на поле и бежал к своему капитану, чтобы отпраздновать победу рядом с угловым флажком у трибуны «Коп».

Возможно, эти голы настолько монументальны: что бы ни говорилось, этому суждено быть высеченным в нашем сознании. Я в этом не уверен. Есть много экстраординарных моментов, когда я едва помню, кто был у микрофона.

В эпоху вещания всегда будут два аспекта опыта, которым мы дорожим: то, что мы слышим, может оставить такое же глубокое впечатление, как и то, что мы видим.

Мартин — один из самых скромных парней, которых я знаю, но я оказал ему плохую услугу, сославшись на «Момент Агуэро» горожан ранее в этой главе. Всякий раз, когда об этом говорят или пишут, намеренно делается акцент на фамилии нападающего. Это действительно «момент Агуэро-оооо», потому что именно так Тайлер выразил волнение и масштаб того, что произошло.

После того как я сам переключился с футбола на комментирование, меня больше всего впечатляет то, чего Мартин не сказал. Была пауза между забитым Агуэро и беготней по полю и культовой строкой комментария Мартина: «Клянусь, вы больше никогда не увидите ничего подобного», что усиливает резонанс.

«Я был уверен, что, когда Агуэро занес ногу — он забьет, — сказал мне Мартин. — Что поразило меня в ту миллисекунду, когда он это сделал, так это шум. Марк Хьюз позже сказал, что это был самый громкий звук, который он когда-либо слышал на стадионе. Если бы я что-нибудь сказал, не думаю, что это было бы услышано».

«За то, что произошло дальше, я думаю, большая заслуга должна быть отдана режиссеру Тони Миллсу. Кадры, которые он показывал, рассказали  историю целиком. Вспомните о решении показать реакцию Джо Харта, когда началось празднование гола. Для меня это такая же часть трансляции, как и все, что я сказал. Джо бегает вокруг, как безголовый цыпленок, рядом с ним нет товарищей по команде, на которых можно было бы запрыгнуть, не зная, верить ли в то, что это произошло. Это экстраординарный образ, который действительно запечатлелся в момент один на миллион. Повсюду были подобные кадры».

«Итак, я думаю, что слова, которые тогда прозвучали от меня, отразили это. Я был так же поражен, как и все остальные, что оказался там, чтобы увидеть это, знал, что никогда не видел ничего подобного раньше и никогда не увижу этого снова. Я всегда говорю, что это не умение комментировать, а быть там, чтобы можно было держать микрофон в руке и называть все это».

«Когда состоялась презентация трофея, у меня на глазах стояли слезы. Не потому, что я болельщик "Сити", а потому, что я присутствовал на одной из величайших футбольных драм и мне посчастливилось сидеть у микрофона. Это было очень эмоционально».

Учитывая, что он несколько раз упоминал до добавленного времени, что выигрыш «Сити» титула с такой опасной позиции был бы экстраординарным, я задался вопросом, не подготовил ли он тайно эту реплику?

«Нет, — ответил он, — потому что никто не ожидал, что игра сложится так, как она сложилась. В этом и заключается радость работы. Если ты слишком много об этом думаешь, то можешь это переосмыслить. Ни один из самых известных кульминационных моментов в матчах нельзя было себе представить. Я думаю, что именно поэтому некоторые из этих знаменитых комментариев выделяются. Вспомни 1966 год. Кто бы мог подумать, что на поле будут люди, думающие, что в тот день на "Уэмбли" все кончено? А потом в этот самый момент Джефф Херст забивает в верхний угол ворот?»

«Это не ложная скромность. Я понятия не имел, что мой комментарий о голе Агуэро оказал какое-либо влияние. Это сделала сама игра. Это сделал Агуэро. Мне повезло, что я все не испортил. Только когда мы все собрались на наш традиционный ужин в конце сезона несколько часов спустя в ресторане в Манчестере, я услышал, как все воспроизводят его на своих мобильных телефонах. Да, я был готов заплакать. По-настоящему важный день прошел нормально».

«На следующей предсезонной подготовке я встретился с главным тренером "Рединга" Брайаном Макдермоттом. Он разговаривал с какими-то журналистами и крикнул: "По крайней мере, ты не облажался!" Мне это понравилось. Я горжусь этим. Это то, что нужно запомнить».

Замечание Макдермотта в равной степени можно было бы применить и к «Сити».

Со-комментатором Тайлера в тот день был бывший нападающий «Сити» Найл Куинн, человек, который шестнадцатью годами ранее умолял игроков перестать держать мяч у углового флажка, когда те думали, что они в безопасности от вылета. Симметрия «Сити», разрушающего их репутацию за провалы, была неизбежна.

«Это был такой странный день, — сказал Марвуд. — Мы боролись с идеей "Типичного «Сити»", которая витала в воздухе и никогда не была более очевидной, чем на 89-й минуте. В данный момент твое тело просто немеет. Я помню, как сидел там и думал: "Я не могу поверить, что это происходит, что мы поставили себя в такое положение, с такой сильной командой, и теперь..." А потом все это случилось. Сейчас я оглядываю клуб и не могу не гордиться всем, что мы начали, будь то тренировочная база, отделы спортивных наук, академия или наша поддержка женского футбола. Когда я вижу людей, идущих сегодня в наш новый тренировочный лагерь, я хотел бы, чтобы они видели это в те первые дни, прежде чем мы покинули Кэррингтон, и как далеко мы продвинулись. Они могли бы ценить это еще больше».

«Теперь клуб стал межгалактическим, — сказал Джо Ройл, хотя он считает, что есть аспекты "Сити", которым еще он управлял и которые остались. — Владельцы никогда не забывали игроков и персонал, которые были здесь раньше. Они были очень хороши в этом плане, сохраняя это чувство общности. Они всегда были добры ко мне, когда бы я ни возвращался. Я все еще нахожу его очень теплым клубом».

Венсан Компани добавил еще три чемпионских титула (один под руководством Мануэля Пеллегрини в 2014 году, два под руководством Гвардиолы в 2018 и 2019 годах), сам забив решающий умопомрачительный гол, решивший исход титула, в матче с «Лестер Сити» — незабываемый прощальный подарок — перед переходом на тренерскую работу в «Андерлехте». «Я мог бы продержаться еще год, но мне показалось, что сейчас самое подходящее время, — сказал он. — Как и Давид Сильва, когда он решил двигаться дальше, я не хотел растягивать последние капли».

Сейчас мы наблюдаем конец первой эры, когда такие игроки, как Сабалета, Яя, я и Сильва, ушли совсем недавно, но факел несется дальше.

Кевин Де Брюйне открывает новую эру с Эдерсоном и Эмериком Лапортом — солидными персонажами».

Несмотря на неизбежное внимание к богатству, которое финансирует и поддерживает успех, Компани настаивает на том, что иерархия клуба следила за преобразованием с прилежанием и заботой, а не просто большими расходами. «"Сити" — один из самых удачливых клубов в мировом футболе, в который вошла эта группа собственников, обосновалась и пустила корни в Манчестере, — сказал он. — Он феноменален. У них есть амбиции, да, но что также важно, так это их стиль руководства. У владельцев было видение, но нам пришлось пройти через множество этапов, чтобы добраться туда».

«Когда ты в первый раз встречаешься с председателем Халдуном, в тебе возникает позитивная энергия. Именно спокойствие владельцев обеспечивает достижение поставленных целей. Правила просты. Каждый отдел должен выполнять свою работу. Но если ты выполняешь свою работу и предан клубу, то клуб предан тебе. В футбольном клубе это редкость. Когда ты прошел через столько кризисов идентичности, очень трудно найти новый путь и не отмахнуться от прошлого. Они так хорошо это сделали».

В период с 2008 по 2012 год было объявлено о возрождении футбольного клуба. Гол Агуэро завершил более глубокое возрождение, «Сити» никогда больше не будет описан или высмеян как попранный неудачник или с поводом для беспокойства о том, что их достижения будут затмеваться прославленными соседями. То, что было «Типичным "Сити"» в 2012 году, сегодня является чем-то совершенно другим.

Если ТаковУжСити все еще существует в какой-либо форме, это определяет их превращение в серийных победителей благодаря потрясающему взмаху правой ноги Серхио Агуэро.

***

Приглашаю вас в свой телеграм-канал

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные