Глаз Народа
Блог

Кириос считает себя спасителем тенниса, но его популизм уже надоел. Он бьет рекорды по штрафам, но зрители хотят не этого

Накипело.

Ник Кириос не любит теннис. Это не мешает ему быть хорошим теннисистом, но мешает – по-настоящему классным. Уровень современного тура таков, что построить в нем большую карьеру на одном таланте уже давно невозможно. Для этого нужны сразу все ресурсы: физические, ментальные, финансовые, – а также устойчивая система поддержки-мотивации и немало удачи.

Кириосу вкладываться в теннис неинтересно. Возможно, потому что на самом деле он боится неудачи, а возможно, он просто слишком любит жизнь, чтобы подчинять ее интересам карьеры. Это безразличие Кириоса к теннису выражается в его специфической вальяжности на корте и за его пределами: играть без тренера, выходить на матчи в баскетбольных кроссовках, чтобы переобуваться в теннисные перед разминкой, спрашивать у трибун, куда подавать на матчболе, глотнуть пива у болельщика, время от времени включать морального камертона профессии.

Поначалу в этой самобытности Кириоса было обаяние. На общем фоне теннисных профессионалов он действительно смотрелся свежее и показывал, что теннис, несмотря на камерность, элитизм и зацикленность на собственной исключительности, еще может быть живым и современным.

Но главное – ранний Кириос показывал результаты: на уровне ATP он выиграл три из четырех своих первых финалов, во всех обыграв более рейтинговых соперников. В 19 лет он на дебютном «Уимблдоне» дошел до четвертьфинала, обыграв первую ракетку мира Надаля. Он выиграл первые встречи у всей Большой тройки, а у Новака Джоковича – вообще обе. Три года назад в Акапулько Кириос по пути к титулу ушел с трех матчболов против Надаля, а несколько месяцев спустя стал единственным, кроме Рафы, кто обыграл Даниила Медведева на американском харде. Кириос никогда не был ни дисциплинированным, ни даже просто воспитанным, но какое-то время за него была каноническая риторика мятежных талантов: он может проиграть кому угодно, но, если захочет, то и обыграет тоже любого.

А потом она устарела. За полтора года с окончания коронавирусной паузы в теннисном календаре Кириос играл очень мало – провел всего 10 турниров и выступал только в соцсетях. (В этом снова проявилась его верность себе: он и так-то ненавидит бесконечную повторяемость и замкнутость теннисных будней, а с дополнительными протоколами и ограничениями, надо думать, особенно.) В результате только на пороге 27-летия австралиец, по собственному признанию, провел самый рабочий предсезонный сбор в карьере и вернулся в тур энергичным и мотивированным.

Но тут-то и стало очевидно, что теннис ушел вперед, и одного хорошего дня Ника, даже подкрепленного ударным межсезоньем, теперь недостаточно, чтобы побеждать топов. На Australian Open Кириос поборолся с Медведевым, в Индиан-Уэллс – c Надалем, но обоим проиграл и не стал для них даже самым сложным соперником на тех турнирах (ими стали молодые Оже-Альяссим и Корда/Алькарас). Не то, чтобы Ник совсем потерял релевантность: в Майами он вынес чемпиона двух турниров сезона Рублева, – но с Синнером, еще одним более молодым и профессиональным, эпично не справился. Разговоров о том, что Кириос – будущий чемпион одиночного «Шлема», не слышно уже очень давно, и даже победа на парном Australian Open была слишком вещью в себе и продуктом обстоятельств, чтобы делать из нее далекоидущие выводы.

2022-й в исполнении Ника Кириоса показал, что единственный теннисный дискурс, в котором он еще остается центральной фигурой, – это разговор про неуправляемость игроков ATP. На каждом из трех турниров сезона Кириос получал штрафы за неспортивное поведение: выбросы ракеток, брань, оскорбления судей. Штрафов у Ника с начала года набежало на $60к (призовых – $705к), а за карьеру только крупными – больше $325к (призовых, впрочем, почти $10 млн). Ему же принадлежит рекордный для ATP штраф – $113к на «Мастерсе» в Цинциннати в 2019-м за девять разных нарушений.

От критики Кириос обычно защищается по схеме людей, которым защищаться нечем, – переводит стрелки. Например, сравнивает свои штрафы со штрафами других нарушителей, утверждает, что у него не может быть зашага, потому что он слишком хорошо подает, любит напомнить о своей гуманитарной работе и, конечно, эксплуатирует свой коронный тезис о том, что институциональный теннис враждебно относится к индивидуальностям, а расплачивается за это бесконечно он, Ник Кириос.

«Теннис не принимает яркие характеры и людей, которые идут своим путем», – говорил он на Australian Open.

«Я столько всего приношу теннису, в чем его проблема? Мы совсем не защищаем своих звезд, даже наоборот – любим от них открещиваться. АТP никогда не встает на сторону теннисистов», – перефразировал Кириос на прошлой неделе в Майами, где швырял ракетку и называл судью человеком с проблемами в развитии.

Этот популизм очень лениво звучит в целом в отношении тенниса, где только за последние 30 лет играли и молодой Агасси, и Сафин с Гулбисом (никто из которых так-то не называл себя звездой). Но особенно он раздражает в 2022-м, где Даниил Медведев третий год показывает, как можно не быть ни правильным, ни даже особенно последовательным и при этом генерировать интерес и иметь нормальные отношения со всеми: ATP, медиа, болельщиками.

Кириосу нравится считать себя последним теннисным шоуменом – человеком, оживляющим якобы коматозный спорт. Но во-первых, он склонен переоценивать собственную привлекательность – это показал простейший фактчек на Australian Open, где Ник назвал свои матчи более рейтинговыми, чем матчи первой ракетки мира Эшли Барти.

Во-вторых, совсем не хочется, чтобы спасителем тенниса был человек, постоянно повторяющий, как мало теннис его волнует.

Наконец, точно ли теннис нуждается в спасении Кириосом, который считает проявлением индивидуальности бесконечную ругань на корте и базар в твиттере? Пока что куда более вероятным спасителем тура выглядит, скажем, Карлос Алькарас, в неполные 19 лет блестяще взявший «Мастерс», побывавший на обложке издания Condé Nast и подписанный Rolex. Это о нем не умолкают соцсети – хотя он ни о ком не сказал ничего плохого.

У Кириоса еще есть гипотетический шанс повторить путь того же Медведева, полкарьеры не видевшего смысла вкладываться в теннис, а потом после разговора с тренером решившего все же попробовать. Только для этого ему надо сначала нанять тренера. 

Теннис – самый одинокий вид спорта, на игроков безумное давление. Поэтому в нем много истерик и психов

В мужском теннисе эпидемия опасного поведения. Игроки швыряют ракетки в людей – а тур ничего не делает

Подписывайтесь на наш телеграм о теннисе

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Cameron Spencer; REUTERS/Geoff Burke-USA TODAY Sports

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные