Беседка с видом на каток
Блог

Елена Соколова: «Скучать – это не про нас»

 

В Академии фигурного катания жизнь кипит даже поздним вечером. В то время как большинство спортсменов спешит домой отдыхать, у танцевальных дуэтов, занимающихся под руководством Елены Соколовой, только начинается тренировка. На катке эти ребята находятся до полуночи, а иногда задерживаются и дольше. Для них каждая минута на льду ценна, поскольку совсем недавно этого самого «льда» катастрофически не хватало.

В этой группе чувствуется особая творческая атмосфера. Работают все на позитиве, с горящими глазами, находят место для шуток, заряжают друг друга энергией. По-другому в столь поздний час никак.

— Как ребята выдерживают такие поздние тренировки?

— Вечером-то у них самая работа начинается... А вот утром в школу вставать тяжеловато, но ничего.

— Ощутили уже изменения от того, что льда стала больше?

— Ощутили, конечно. С конца сентября нам предоставили возможность тренироваться до полуночи. И вот, две пары у нас отобрались на чемпионат России, одна юниорская пара – на финал кубка России и на финале кубка города все три пары встали на пьедестал. Как ни странно, но даже самые младшие, дебютанты среди юниоров, обогнали более опытную пару. Для нас это была неожиданность. Мы даже не предполагали, что они в принципе кого-то обойдут, а они стали вторыми. Сотыми обошли, но все равно... У Артема (Крылова, выступает в паре с Анастасией Ломаевой) как раз День рождения был. Сделал себе подарок на 17-летие.

— Как у ребят впечатления от дебютного для них чемпионата России?

— Ой, сложно! Младшая пара (Екатерина Миронова и Евгений Устенко) была морально не готова к тому, что они туда попадут. До последнего гадали, позовут их или нет. А я сразу поняла, как только ребята привезли два 2-ых и два 3-их места, что у нас однозначно две пары на чемпионат России едут.

Для Кати с Женей это был, конечно, шок. Их в Саранске, как самых младших, вызвали начинать жеребьевку – тянуть букву. Они переглянулись, встали, на трясущихся ножках на каблуках пошли, вытянули.

Оля с Даней (Бибихина/Зворыкин) к этому шли три сезона. Ребята и в прошлом, и в позапрошлом сезонах были готовы к чемпионатам страны, но никак не складывалось. А в этом году они, кстати, отказались от заграничных поездок, потому что нет спонсирования.

— Радует уже то, что лед дали. Маленькими шажками какие-то улучшения появляются.

— Это правда. К нам 12 апреля приезжает итальянский специалист, Маттео Занни, поработать над обязательными танцами. Добавились новые обязательные шаги тайм-фокс, которые в свое время придумали поляки и мало кто катал. У меня как раз в это время Миронова-Устенко будут новую программу ставить ночными бдениями...

— Как для ребят сложился этот сезон в целом? Для Оли с Даней, для Кати с Женей?

— Для Оли и Дани очень такой  харизматичный получился сезон. У Дани была цель получить мастера спорта и отобраться на чемпионат России. Он это сделал и перед Саранском сказал мне, что потом закончит. А там у него в программе шнурок лопнул, он перешнуровывался, зал аплодисментами очень поддерживал, на «Первом канале» сначала говорили про лопнувший шнурок Зворыкина, потом про победу Кацалапова (смеется). И он на этой волне решил: «Нас заметили, столько приятных слов было сказано, будет обидно закончить!»

У Кати с Женей сезон был очень ответственный. Они для себя гигантский шаг совершили. Когда мы были в Финляндии на сборах у Маурицио Маргальо, он меня спросил, зачем я их по мастерам отправила кататься? А у нас ведь очень много юниоров, большая очередь, и стоять в этой очереди нереально. Надо еще и другим ребятам оставить возможность по этапам поездить. А Катя с Женей высокие, на фоне других не теряются, особенно на льду и в костюмах.

По этому поводу мне Маурицио сказал: «Знаешь, альпинисты, когда в горы ходят, начинают с малого: Карпаты, Татры, Эльбрус. И только потом Эверест! А ты их по мастерам отправила кататься в такой сезон, танго-романтика... Это сразу Эверест!» Но, мое мнение: они когда с Эвереста спустятся, им уже легче будет.

А что касается очереди... Взять, например, московских сборников. У них есть контракт, по которому они получают зарплату и спонсорские. Когда они выходят в мастерский спорт, им надо начинать эту очередь сначала. Если они выходят с призовых мест юниорского чемпионата мира, то им гарантирован минимум один этап Гран-при, а это коммерческий старт. Если они на мире были ниже тройки, то им надо набирать рейтинг. Смотрим рейтинг, там 5-6 пар наших уже стоит. А сборная не резиновая: 6 пар, 7-я в резерве. Соответственно, контракта нет, зарплаты нет. Ребята взрослые. Они привыкли уже что-то иметь за душой.

Тем более Москва – недешевый город. Половина из них уже худо-бедно в шоу поучаствовали, деньги почувствовали. Не сидеть же все время у родителей на шее. Да и у ребят в этом возрасте уже какая-то личная жизнь появляется. Одно цепляет другое, новые интересы рождает.

Так что лучше пораньше эту очередь занять. Вдруг мы потом, как Тиффани с Джоном (Загорски/Гурейро), окажемся в нужное время и в нужном месте. Никто же от случайностей не застрахован. Ну и плюс, больше времени побиться за это место.

Мои пары еще контрактами и деньгами не избалованы, катаются на голом энтузиазме. Это особенно ценно. Это их мотивация. Значит, они хотят продвинуться куда-то повыше. Думаю, они в этом возрасте уже осознают, что в будущем – это их хлеб.

— Катя с Женей недавно выступали на шоу Мишина-Москвиной под живую скрипку. Расскажите, как ставили номер? Это же для ребят первый подобный опыт.

— Номер готовился 4 ночи! Мы взяли за основу две поддержки и дорожку из произвольной, а все остальное ставил наш хореограф. Плюс там же предмет был, платочек, да еще в темноте все. К тому же репетировали мы без скрипки, непонятно было, как там будут играть. Но получилось все просто замечательно. Чингиз Османов сразу подошел, спросил, где ребят надо подождать, где побыстрее сыграть. За 10 минут они сложили номер. Он потом сказал, что у него скоро шоу, будет ребят приглашать. Ему понравилось, да и Катя с Женей оказались внимательны к музыкальным переливам.

— Как у них впечатления от катания под живую музыку?

— Когда позвонили и пригласили, Катя меня спросила: «Почему мы? Там же столько народу будет! Как? У нас же ничего не готово». И вот они 4 ночи номер собирали, потом еще узнали, кто с ними выступать будет... Ответственность прочувствовали. Но им все понравилось.

— Появилось желание еще в шоу попасть?

— Уже ждут, может, их куда-нибудь пригласят, очень хотят. Я им говорю: «Вот будете медали завоевывать для города, тогда будут звать!»

А Оля с Даней в прошлом году выступали на юбилее Мишина, мы им ставили программу под саундтрек из фильма «Лед». Хорошо, что в этот раз не стали брать ничего подобного, потому что под эту музыку катался Дима Алиев.

— Какие у вас планы по подготовке к новому сезону?

Мы сейчас едем в Оберсдорф с Настей и Артемом (Ломаева/Крылов) и с Алисой и Максом (Абдулина/Нуралиев). Там проводится ежегодный танцевальный семинар, и этих ребят позвали. Там как раз будет Юрий Разгуляев, тренер Пайпер Гиллис и Поля Пуарье. Ростислав Синицын приезжает, Маурицио Маргальо. В этом году туда пригласили Лену Новак, тренера Гринов. У нее же тренируются Макнамара с Карпентером и Парсонсы. Для моих ребят это опять же будет плюс, здесь, в Питере, выучим тайм-фоксы, там отработаем. Еще собираемся снова поехать в Финляндию к итальянской команде, они нам очень много дали.

И до 6 июня должны успеть поставить 10 программ: 5 коротких и 5 произвольных.

— Сотрудничество с разными специалистами должно помимо прочего очень вдохновить ребят.

— Конечно. Да и я стараюсь не привязываться к одной группе. Надо развиваться, брать что-то у каждого. Планов много, идей много. Хочется, чтобы получилось с этими детьми. Все пять пар, которые у меня сейчас есть, чего-то хотят в этой жизни.

Вот, например, у Макса Нуралиева технические составляющие тела очень малы. У него завернутые бедра, короткие сухие мышцы. Ему физически тяжелее. Все, что он делает, он делает своим желанием, тупым «хочу», преодолением и трудолюбием.

— Здорово, что вы так открыты к сотрудничеству с другими специалистами и ищете такие возможности. А к вам обращается кто-то, так сказать, со стороны с просьбами помочь, поставить дорожки, программы? Может быть, одиночники?

— Меня просил Кирилл Давыденко, я ставила Арине Андреевой короткую программу. А так... Я когда-то начинала с одиночниками работать, а потом поняла, что делаю слишком много вещей, которые им повторить потом сложно. А так неинтересно. С парниками я попробовала бы поработать, но выборочно. С теми, кто может дать что-то в ответ.

— Может, с юниорскими парами? У Великовых много хороших ребят.

— Там есть, кому этим заниматься. Денис Лунин хорошо работает, Вася Великов. Вася и сам что-то может, памятуя о том, что Карина Владимировна Сухих ставила ему очень хорошие, идейные программы. Думаю, он у нее много чего перенял.

Да и потом, у меня своих много. А каждая идея, она такая ... выболенная. Я стараюсь не ставить одинаковые вещи. Если посмотреть, ни у кого из моих ребят нет одинаковых поддержек, вращения разные стоят. Понятно, что это как в нотах. Семь нот, и ты с ними работаешь, но надо находить новые вариации.

Вот так на них смотришь, думаешь... Вот этим четырем парам я классику никогда не возьму, а Мироновой с Устенко она пойдет. А с программой в духе Элвиса Пресли, как у Саши с Женей (Самерсова/Куркин) в этом сезоне, только они и справятся. На каждого смотришь и пытаешься выделить то, что им идет, что они умеют, и это усилить. А то, что не могут, спрятать.

— Сейчас, когда сезон уже подходит к концу, над чем работаете на тренировках?

В целом мы уже потихонечку переползаем на скольжение, на какие-то новые вещи, занимаемся подбором музыки. Не хотим делать что-то, что уже было. Хочется, чтобы еще больше запомнились дети, причем каждая пара.

У нас большая команда, творческая. Бальник новый. С января официально поменяли хореографа. Супруг мой работает с ребятами над актерским мастерством. Вместе все готовы на безумные идеи. Скучать – это не про нас.

Мозг уже подустал от текущего сезона, нужно переключиться. Есть ребята, которые долбят одно и то же, одно и то же. Мои так не смогут, они все люди творческие.

Тут палка о двух концах. Я не могу сказать, что у меня в группе нет дисциплины. Я могу их расслабить, чтобы они постояли, посмеялись. Но они уже сами по взгляду видят, когда надо остановиться и начать работать. Знаете же, спортсменов иногда немножечко расслабишь, зато потом можно нажать и дело пойдет еще лучше. Нельзя так, что ты постоянно давишь, давишь, давишь и в итоге до такой степени задавил спортсмена, что он закончил.

Я всегда стараюсь подходить к своей работе с той точки зрения, что все эти ребята – дети. Для них это самое запоминающееся время в жизни. Их сборы, старты, отношения в группе, отношения с нами. И если мы сейчас в них какую-то злость и ненависть вложим, что из них потом выйдет? А ведь кто-то тоже станет тренером.

— В следующем сезоне темой ритмического танца будут мюзиклы. Кажется, это хорошее поле для творчества...

— Как сказали технические специалисты, которые разрабатывали правила, они хотят видеть в каждой программе историю. Придется эту историю создавать. Хотя почти все мюзиклы построены на том, что есть ты, есть я и мы любим друг друга.

— Каждый сезон тема ритмического танца задается всем одна. Как при этом избежать однообразия?

— Это все зависит от человека, который подбирает музыку. У меня этим муж занимается. Я, например, нашла сайт со списком мюзиклов. Их там очень много, больше 60-и. А муж нашел еще больше.

— Как думаете, в каком направлении сейчас нужно развивать танцы, чтобы этот вид был понятен и интересен зрителям?

— Мое мнение – это должен быть сюжетный танец. Он должен к чему-то вести. При всем уважении к Пападакис-Сизерону... Они очень красиво катаются, мягко... Но нет сюжета. Сложно что-то поменять, когда пара попадает в какую-то струю, и эта струя выигрывает, когда это им идет, когда это как кровь у них течет.

Например, взять Олю с Даней... В этом году финнстеп. В прошлом – танго-романтика. Не их стиль. Короткий танец просто не ложится. А когда был блюз и хип-хоп... Мне настолько нравился тот танец! Они себя в нем так хорошо чувствовали.

— Кстати, следили за чемпионатом мира?

— Конечно, следили! Ночью смотрели! Честно говоря, даже не ожидала, что наши будут так высоко. От Синициной-Кацалапова ждала пьедестала, не уверена была, что Саша с Ваней будут четвертые. Честно скажу: я очень люблю Сашу. Как многие говорят, в танцах две девочки с красивыми фигурами: Саша Степанова и подрастающая Катя Миронова. Приятно! У Сашки действительно очень красивая фигура. Но пока я у них в программе вижу набор гимнастических упражнений. В этом сезоне у меня симпатию вызывают другие постановки.

— Кто из танцоров понравился?

— Мне очень нравятся Мэдисон Хаббл и Зак Донохью. Я видела, из чего они себя собирали. Понравились канадцы датского происхождения, Лоуренс Фурнье-Бодри и Николай Соренсен, у них шикарная произвольная. Ну и к Кейтлин Уивер и Эндрю Поже у меня особо теплое отношение.

В этом сезоне шикарны были Синицина и Кацалапов. У них танго именно такое, какое должно быть. И у Смарт/Диаз понравилась постановка короткого, они в этом стиле хороши. А остальные делают плюс-минус все одинаково.

— В этом сезоне вообще было очень много танго не только у танцоров, но и у одиночников.

— А на следующий сезон одиночники будут так же мюзиклы брать. Просто постановщики-то одни и те же. Они уже набили себе ухо, вошли в эту струю и им потом тяжело из нее выйти.

— Бывает такое, что смотрите на пару и сразу приходит в голову подходящая музыка, рождается образ?

— Конечно. А еще я очень люблю за 4-5 дней до старта шаги менять, когда вижу, что в дорожке можно большего добиться. Помнится, Настя с Ильей (Сафронова/Зимин) только-только начинали еще по юниорам, у них был квикстеп. Нам скоро выезжать на этап Кубка России, а я смотрю и понимаю: музыка для них тяжелая, они тяжело смотрятся, дорожка непростая. И я за пять дней до соревнований полностью поменяла музыку и половину программы. И это оказалось намного лучше, чем было.

Они уже привыкли. Бывает подходят, спрашивают: «Ну что, 5 дней осталось. Будем что-нибудь менять?»

Но так, конечно, не со всеми можно. Алиса с Максом, например, не любят что-то менять. Они такие ... немного консерваторы, должны быть уверены в каждом шаге. Хотя схватывают они все очень быстро.

— Вы тренируете в Питере уже достаточно давно. Какую оценку можете дать проделанной работе?

— Я считаю, что за 10 лет мы неплохо подняли питерские танцы. На чемпионате России Валентин Николаевич Писеев сказал одну замечательную фразу: «Мне очень обидно, что в Питере спорткомитет ничем не может вам помочь. Понятно, что у вас есть какие-то технические вопросы, видно, что мало льда, но они красиво смотрятся. Культурная столица – культурные пары». Было приятно.

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные