Реклама 18+
Реклама 18+
Блог F1 - королева автоспорта!

7 ярких моментов «Формулы-1» на Гран-при Франции

Джанкарло Багетти – единственный пилот в истории «Формулы-1», победивший в дебютном Гран-при, Реймс, 1961

Над низкохолмистыми акрами страны шампанского простиралось необъятное пространство неба, в котором только случайная водонапорная башня нарушала линию горизонта. Небо было ярко-синим, жарко светило солнце, когда болиды выкатились на стартовую решетку, так что пилоты уныло следовали к своим болидам, зная, что им предстоит провести в кокпитах ужасные жаркие 2,5 часа. Некоторые приняли меры предосторожности, пропитав свои комбинезоны водой, а один из механиков «Феррари» носил бидон с водой, разбрызгивать которую входило в его обязанность.

С вырывающимся из-под задних шин синим дымом, «Феррари» ринулись с первого ряда стартовой решетки, плотно преследуемые Моссом на «Лотусе», в то время как некоторые в глубине пелотона заехали на травяную обочину, подняв облако золотой пыли, чтобы обойти медленно стартовавших соперников.

К концу первого круга «Феррари» заводской команды находились на 1-ой, 2-ой и 3-ей позициях, как всеми и ожидалось, Фил Хилл лидировал над Гинтером и фон Трипсом, затем шли Мосс, Сэртиз и Джимми Кларк.

Тем временем гонка приобрела следующую схему – за тремя лидирующими «Феррари» на небольшом расстоянии следовал Мосс, которого, в свою очередь, преследовала борющаяся группа, не более чем из семи болидов. Кто бы знал, что позже эта семерка будет доминировать в гонке, а среди них были болиды «Лотус» Джимми Кларка и Иннеса Айленда, «Феррари» V-6 65° Багетти, B.R.M. Грэма Хилла, заводские «Порше» Йо Боннье и Дэна Гарни и заводской «Купер» Брюса МакЛарена. Плотная группа болидов проносилась мимо боксов в два или в три в ряд, сменяя позиции, поскольку они шли в близком расположении друг от друга.

На 13-ом круге фон Трипс захватил лидерство, и было бы удивительно, если бы он определился как победитель дня. Если бы он знал, как ему не повезет, так как спустя пять кругов «Феррари» медленно заехала в боксы с паром и водой, сочившимися из сдвоенных выхлопных труб, которую затем затолкали на прикол. Таким образом, Фил Хилл снова лидировал над Ричи Гинтером, в то время как на значительном расстоянии позади «Феррари» в боевом эскадроне – с добавлением Мосса увеличившимся теперь до восьми болидов – горячо оспаривались позиции от третьей до десятой.

Затем гонка снова поутихла до периода оживления с 38-го по 52-ой круг, когда сошел Фил Хилл, а лидирующий Ричи Гинтер, проезжая мимо боксов «Феррари», подавал выразительные знаки. На деле же, Хилла развернуло на скользком покрытии в шпильке Thillois, и он заглох. «Феррари» отказывалась заводиться от кнопки, и Фил потерял много времени, прежде чем смог завести ее «с толчка» и вернуться в гонку на 10-й позиции.

Так что теперь Гинтер лидировал или над «Феррари» Багетти или над одним из заводских «Порше», в зависимости от того, кому доводилось вести эту группу в данный момент, так как эти три болида создали отрыв от остальной части группы. Два круга спустя случилась еще большая сенсация – Гинтер медленно заехал в свои боксы, показывая указательным пальцем на переднюю часть болида, чтобы долить масло в «Феррари» для стабилизации давления масла. Однако регламент строго запрещает дозаправку маслом, и, следовательно, Гинтер был вновь отослан, пока еще на лидирующую позицию, но теперь он надеялся в основном на смазку. Надежды хватило только еще на один круг, затем двигатель отказал, и, в сущности, вся заводская команда «Феррари» выбыла из гонки.

Так что теперь все зависело от молодого Багетти, который, не прекращая, вел трудную гонку в пылу жара уже почти 160 миль, и которого, кроме того. Багетти лидировал, также и на 42-м круге, но когда они проезжали мимо боксов, носовая часть «Порше» Боннье едва не соприкоснулась с хвостовой частью «Феррари», а «Порше» Гарни шел колесо в колесо справа от красного болида. 44-й круг, и Боннье захватил лидерство. 45-й круг, и красная «Феррари» снова была впереди. Затем еще круг, и два «Порше» бок о бок выбираются в лидеры, оставив «Феррари» позади.

47-й круг, и серебристый болид лидирует, но красный пронесся по самому краю поворота, тем не менее, Боннье вернул себе лидерство на следующем круге. За четыре круга до финиша напряжение было почти невыносимым. Гарни лидировал над Багетти и Боннье, который на следующем круге медленно потянулся в свои боксы с облаком синего дыма из задней части болида. Но он тут же бросился вперед, пытаясь финишировать.

На последнем круге лидировал Гарни, и все «Порше» полагались теперь на него. Красный и серебристый болиды почти бок о бок промчались за горизонт к Thillois. Они прошли шпильку колесо в колесо, не уступая друг другу и дюйма, а затем понеслись к финишной черте. Гарни ненадолго вырвал лидерство, но Багетти подтягивался рядом, а затем начала сказываться дополнительная мощность «Феррари», и дюйм за дюймом она выползла вперед «Порше» – победа для Италии с преимуществом в одну десятую секунды. Первые семь болидов финишировали в том же самом круге, столь плотной была гонка, только доказавшая, что в моторных гонках бывает всякое.

Дэн Герни приносит «Порше» единственную победу в «Формуле-1», Руан, 1962

Из-под задних колес болидов на первой стартовой линии повалили клубы сизого дыма, и гонка началась. Каким-то чудом болиды позади Гинтера объехали его стороной без каких-либо последствий, и как только они исчезли из виду, BRM закатили на пит-лайн, освободили зажатый дроссель, и болид устремился в гонку. К концу первого круга Грэм Хилл лидировал над «Лолой» Сэртиза, «Лотусом» Кларка, МакЛареном («Купер»), Брэбемом («Лотус») и Герни, шедшим шестым на одном из двух заводских «Порше». Данный порядок оставался неизменным на протяжении первых девяти кругов.

Тем не менее, на десятом круге картина в гонке вдруг изменилась, когда «Купер» МакЛарена остановился в шпильке Nouveau-Monde из-за неисправности в приводе дросселя и Джек Брэбхем медленно докатывался до своих боксов со сломанным рычагом задней подвески. МакЛарен умудрился вставить аварийное устройство в привод дросселя и отправился в боксы для профессионального обслуживания, после чего его «Купер» возобновил гонку в хвосте пелотона. Эти два инцидента позволили Герни подняться с шестой на четвертую позицию. Затем, несколькими кругами позже Сэртиз, жестко прессинговавший BRM Грэма Хилла, замедлился и заехал в боксы из-за испарения топлива; невероятно, но американец поднялся уже на третью позицию.

Среди зрителей раздались возбужденные крики, когда в роли лидера появился Джим Кларк вместо Грэма Хилла, протараненного «Купером» Льюиса. От удара BRM вынесло на траву, но Хилл сумел выбраться обратно на трассу перед догонявшим его Герни; но он был уже вторым.

Хилл бросился отвоевывать лидерство у Кларка, между делом установив новый рекорд круга 2’16.9 (172,034 км/ч). И не было нужды так яростно атаковать, поскольку пролидировав три круга, «Лотус» Кларка медленно заехал в боксы со сломанной левой передней подвеской и прекратил борьбу. Теперь Грэм Хилл снова лидировал с отрывом в 24 секунды над Герни, за которым, в свою очередь, шел Сэртиз.

Потом, когда все уже были уверены в очередной победе BRM, в конце 42-го круга «Порше» Герни захватил лидерство, и возбужденный комментатор описывал словами, как BRM остановился в Nouveau-Monde и Хилл выпрыгнул из болида. Был сломан небольшой ограничитель в системе впрыска топлива, и теперь двигатель не раскручивался выше холостых оборотов. Три круга спустя, Хилл все же смог завести мотор и медленно добраться до боксов, где ему вставили аварийное устройство, благодаря которому он смог добраться до финиша. Сэртиз также почувствовал неполадки у своей «Лолы» и заехал на пит-стоп, после чего на одной оставшейся передаче и с проскальзывающим сцеплением завершил гонку. На самом последнем круге МакЛарен сумел выйти на четвертое место, несмотря на тот факт, что его «Купер» уже довольно долго шел без 4-й передачи.

Герни своевременно пронесся мимо энергично вздернутого клетчатого флага, завоевав общую для себя и команды «Порше» первую в чемпионате победу. Тони Маггз на заводском «Купере» доблестно финишировал вторым, а Гинтер на втором BRM – на третьем месте после гонки, начавшейся для него не лучшим образом. Был еще один драматический момент. После пересечения финишной линии, Сэртиз на неисправной «Лоле» медленно направился на пит-лайн, не желая заканчивать очередной круг, но проехать к своим боксам ему помешало плотное полицейское оцепление. За ним следовал на небольшой скорости Тринтиньян на «Лотусе». Когда Тревор Тейлор пересек линию на довольно большой скорости, он обнаружил для проезда единственное узкое место впереди пит-лайн, почти что полностью занятое двумя другими болидами. Заводской «Лотус» нанес «Лотусу» Тринтиньяна страшный удар, разорвавший его пополам, и воздух наполнился дымом и разлетевшимися обломками. Когда дым рассеялся, обнаружилось, что каким-то чудом никто из пилотов и оказавшихся рядом зрителей не пострадал, и все вздохнули с огромным облегчением.

Камни решили исход гонки и сломали карьеру Хельмуту Марко, Клермон-Ферран, 1972

В квалификации поул достался Крису Эймону, для опытного новозеландца, этот поул стал пятым (и последним) в карьере, а также оказался последним в истории команды «Матра». Первую линию стартового поля с Эймоном разделил Денни Хьюм, Джеки Стюарт и Жаки Икс расположились на второй, далее Тим Шенкен и Хельмут Марко. Для австрийца, проводящего свою десятую гонку, эта стартовая позиция стала лучшей в карьере. Лидер чемпионата мира Эмерсон Фиттипальди показал только 8-е время.

Трасса Клермон-Ферран пролегала в гористой местности вокруг жерла потухшего вулкана и с момента ее открытия в 1958 году, главной проблемой стали мелкие вулканические камушки, часто становившиеся причиной проколов. Вот и в 1972-м эти камушки решили исход гонки и прервали набиравшую ход карьеру Хельмута Марко. Но обо всем по порядку, на старте Эймону удалось сохранить лидерство, а позади Фиттипальди смог пробиться на пятое место. На 9-м круге Марко преследовал Ронни Петерсона, когда из под колеса «Марч» шведа выскочил камень и попал в шлем австрийца. Камень пробил защитное стекло и повредил левый глаз. Врачам так и не удалось спасти глаз и карьера Хельмута Марко как гонщика была завершена. Впрочем, австриец не покинул гонки, став успешным менеджеров нескольких пилотов, владельцем команды F3000, и спортивным консультантом «Ред Булл».

В борьбе за второе место Джеки Стюарт прошел Денни Хьюма, а на 19-м круге камень попавший под колесо «Матра» Криса Эймона, отправил новозеландца в боксы за новой резиной и лишил шанса одержать первую (и единственную) в карьере победу. Кроме Эймона из-за камней и проколов вынуждены были сворачивать в боксы Хьюм, Икс, де Адамик, Штоммелен, Шенкен, Дэпайе. Проблема с камнями переполнила чашу терпения и «Формулы-1» на всегда покинула Клермон-Ферран.

Ну а в гонке Джеки Стюарт смог довести свой «Тиррелл» до уверенной победы, Фиттипальди сумевший сохранить резину и избежать проблем с камнями финишировал вторым. Крис Эймон, несмотря на внеплановый пит-стоп все-таки попал на подиум, а очковую шестерку замкнули Франсуа Сэвер, Ронни Петерсон и Майк Хэйлвуд.

Ги Лижье, основатель одноименной команды «Формулы-1», не был классифицирован, Ле-Ман, 1967

На гонку прибыло ужасно мало зрителей, и дело было не только в пасмурной и довольно прохладной погоде, которой они испугались. Мы уже привыкли наблюдать переполненные трибуны напротив боксов во время 24-ех Часов Ле-Мана, тем более было грустно видеть, как мало зрителей привлекла эта гонка величайших в мире гонщиков на, возможно, самых дорогих за всю историю автогонок гоночных болидах.

Весь пелотон отлично стартовал, и сразу же выявилась скорость «Лотус», когда лидерство захватил Хилл, вплотную преследуемый Гарни, Брэбемом и Кларком. Спенс стартовал очень хорошо, но серьезно замешкался и потерял все свое преимущество. Когда болиды пронеслись по обратной прямой и прошли «эску», выводящую на главную прямую, положение было следующим: Хилл, Гарни, Брэбем, Кларк, Амон, МакЛарен, Риндт, Родригез, Халм, Стюарт, Спенс, Зифферт, Андерсон, Эрвин и Лижье. Борьба была в полном разгаре, и на следующем круге на прямой Брэбхем на позднем торможении протиснулся вперед Хилла, захватив лидерство, а Кларк, казалось, был не доволен прозябанием на четвертой позиции. За очень короткий промежуток времени он прошел Гарни и предпринимал огромные усилия, чтобы пройти своего товарища по команде. К 4-му кругу ему удалось это сделать, а на следующем круге он уже со всех ног удирал от Брэбема.

К 10-му кругу разрыв между Хиллом и Брэбхемом составлял 6½ сек., а на следующем круге Хилл, опередив Кларка, вернул себе лидерство. Но таким положение оставалось недолго, поскольку на 14-ом круге Хилл исчез с трассы, когда на его болиде отказала главная передача. Таким образом, Кларк вышел в лидеры в 11-ти сек. впереди Брэбхема, который по-прежнему был занят боьбой с Гарни. Эта пара шла в 12-ти сек. впереди борьбы за четвертую позицию, которую пока что удерживал Халм, прошедший Амона на главной прямой.

К четверти дистанции гонки Кларк увеличил свое преимущество до более чем 13-ти сек., и казалось, будто он шел к своей очередной легкой победе. Однако, судьба распорядилась иначе, и на 23-ем круге он потянулся в боксы. Этот сход, казалось, был довольно предвещающим, поскольку механики тотчас начали двигать рычагом переключения передач, и обнаружилось, что главную пару постигла та же судьба, что и у Хилла.

Пока все это происходило, Амон смог снова выйти вперед Халма, и казалось, будто он мог оторваться от него. Риндт догнал МакЛарена с Родригезом, и к этому времени Родригез использовал ту же технику прохождения поворотов, что и его №1, при этом, как казалось, лучше контролируя ситуацию. Но прежде чем разрешилась внутрикомандная борьба, у Риндта с широким размахом взорвался двигатель.

Ближе к середине дистанции гонки Гарни взвинтил темп, и казалось, будто он вскоре пройдет Брэбема. Но на этот раз удача отвернулась, и когда Гарни проносился мимо боксов, двигатель начал страдать от сильных перебоев зажигания. В середине гонки он накатом въехал на пит-лайн, но до боксов не доехал, после чего обнаружил, что треснул штуцер трубопровода, подающего топливо в дозатор. Таким образом, лидерству Джека больше никто не угрожал, на второй позиции в 48-ми сек. позади шел «свой» Халм, преследуемый Амоном. Родригез шел четвертым, и все они уже прошли на круг шедшего 5-ым Стюарта, Зифферт находился на 6-ой позиции.

Примерно на этой стадии гонка стала похожа на фарс, поскольку на 48-ом круге Амон сошел из-за поломки троса дросселя, и в это же время Родригез заехал в боксы, стоя на своем сиденье и копаясь в чем-то в нижней части кокпита. Затем под аплодисменты кучки оставшихся зрителей он начал толкать болид по направлению к боксам. Оказалось, треснул топливопровод, и, потеряв четыре круга на его ремонт, он вернулся в гонку и продолжал пилотировать в самой неистовой манере, даже быстрее уже расслабившегося Брэбема.

За 20 кругов до финиша двигатель бедного Зифферта захворал и зазвучал так, будто работал на последнем издыхании. Эрвин, с самого старта проводивший гонку вообще без сцепления, прошел его, переместившись на четвертую позицию, хотя они оба отставали от лидеров на два круга. Брэбем с Халмом продолжали идти в безупречном стиле, и времена Джека на круге упали до 1 мин. 41 сек.

Теперь гонка превратилась в длительное скучное действие «хоть бы она закончилась», хотя Родригез все еще отчаянно пытался догнать больного Зифферта. Но, как он ни старался, это было невозможно с отставанием в 1½ круга. За 8 кругов до финиша из B.R.M. Эрвина стали вырываться клубы синего масляного дыма, и однажды он очень эффектно развернулся, вне сомнения, на собственном масле, попавшем под его задние шины. В болиде был поврежден маслопровод; задняя часть двигателя была забрызгана маслом, и что удивительно, его запасов хватило до середины последнего круга, когда болид, в конце концов, остановился на трассе. В результате Эрвин откатился назад на 5-ое место, когда его прошел Зифферт.

Хоть гонка и развивалась нелицеприятным образом, все же Джек эту победу заслужил, поскольку он с самого старта находился в гуще событий и задавал великолепный темп. Оба его болида продемонстрировали надежность, с лихвой восполнившую неудачу в Спа – хотя Халм снизил скорость на заключительных стадиях, когда у него возникли трудности с переключением передач. Стюарт сделал удачный выбор в пользу 2.1-литрового B.R.M. и, последовательно проходя круги в быстром темпе и удерживая его на протяжении всей гонки, привел свой болид на третье место, отстав от лидеров на круг и опередив ближайшего преследователя, Зифферта, на два круга.

Ален Прост порадовал своих домашних болельщиков, выиграв гонку за «Феррари», Поль-Рикар, 1990

На трассе возле Марселя было очень напряженно и жарко, но первые круги не преподнесли сюрпризов, поскольку пилоты «Макларена» Герхард Бергер и Айртон Сенна лидировали впереди пилота «Феррари» Найджела Мэнселла.

Прост, стартовавший с четвёртого места, первым без проблем перешел на новые шины, а для пилотов «Макларена» пит-стоп обернулся катастрофой. Почти 13 секунд для Бергера. Еще больше для Сенны.

Также всех удивила команда Leyton House, чьи болид конструировал Эдриан Ньюи. Еще на предыдущем этапе они даже не прошли квалификацию, а сегодня Иван Капелли и Маурисио Гужельмин опережали Проста.

Когда же они поедут за свежими шинами?

Они продолжали, пока не стало ясно, что они не поедут на пит-стоп. Так сможет ли Прост пройти их?

Француз прорвался через Гужельмина, но Капелли смог продержаться в лидерах гонки аж до 77 из 80 кругов.

В итоге Капелли финишировал вторым – это был триумф для маленькой команды и инженера, проектировавшего болид.

Этим парнем был Эдриан Ньюи, которого уже уволили, как одного из худших за всю историю «Формуле-1». Британец уже спешил в «Уильямс» штамповать титулы.

В болидах «Уильямса» он смог воплотить то, чего нельзя было сделать в команде с ограниченными ресурсами. Leyton House же вскоре прекратит свое существование.

Как иронично.

Жан-Пьер Жабуи одержал первую победу для «Рено» и первую победу для болида с турбонаддувом, Дижон, 1979

Франсуа Гите из Elf - очень спокойный человек, не склонный к проявлению эмоций. Его компания в прошлом на протяжении многих лет имела успех в «Формуле-1» с «Тиррелл», и недавно с «Лижье». Несмотря на всё это, он был явно тронут, когда вернулся в Клуб пилотов Elf вскоре после финиша Гран-При Франции. Беглая улыбка, затем единственная, негромкая просьба: «Шампанского….» Победа во Франции для французского пилота, на французском шасси, с французским мотором, шинами, топливом. Всё французское.

И шампанское Moët полилось рекой. По всему паддоку из больших винных бутылок лило, как из пожарных гидрантов, когда неистовые механики «Рено» обливали друг друга и всех вокруг. «Я доволен; это был долгий проект», - сказал месье Гите. Жан-Пьер Жабуй и турбированный RS11сделали это. Более того они выиграли честно и справедливо, так что это не была «подаренная» победа.

Жабуй был быстрейшим в Дижон-Прёнуа с самого начала свободных заездов и легко взял поул. Однако менее ожидаемым было присутствие Рене Арну на первом ряду. В плане темпа в Дижоне жёлтые машины не имели себе равных.

Казалось, только один человек мог их побеспокоить. Жиль Вильнёв, возможно, самый упорный боец, которого мы видели в гонках за многие годы, квалифицировал свою «Феррари» на 3-ем месте и захватил лидерство на старте. Канадец находился на пике вдохновения: он удерживал лидерство более половины дистанции, но когда машина «Рено» догнала его, даже Жилю было нечем ответить, и Жабуй вырвался вперёд за счёт мощи своей машины.

Но в тот полдень Вильнёв ещё дал о себе знать. Арну, после плохого старта, к тому моменту уже опередил таких гонщиков, как Лауда, Жарье, Джонс и Шектер, и догонял лидеров. В итоге, за 3 круга до финиша он вышел на второе место.

Нельзя не описать последние минуты. В то время, когда для Жабуя гонка превратилась в спокойную прогулку, за его спиной кипела такая битва, которую мы давно не видели. Никто – даже Жиль и Рене – не знают, сколько раз «Феррари» и «Рено» проходили и контратаковали друг друга. Было любо-дорого за этим наблюдать; впоследствии оба гонщики сказали, что это было весело! На кону было всего 2 очка, и некоторые надеются, что это небольшое преимущество поможет Жилю выиграть титул. Это была бы заслуженная награда. В конце концов он опередил Арну под клетчатым флагом.

Что касается остальных, им достались второстепенные роли. После тяжёлой практики у Алана Джонса не возникло проблем в гонке, он принёс 4-ое место Фрэнку Вильямсу, второй болид которого Клей Регаццони привёл на 6-ое место. Между ними вклинился «Тиррелл» Жана-Пьера Жарье. Седьмым, вне очковой зоны, оказался лидер чемпионата мира Джоди Шектер, который был вынужден остановиться для смены резины.

Для «Брэбем» и «Лотус» это был ещё один плачевный день. И Лауду, и Пике развернуло в гонке, причём бразилец на тот момент прекрасно шёл на 4-ой позиции. «Лотус» Андретти сопровождали различные проблемы, и он сошёл, почти никем незамеченный. У «Лотуса» Ройтеманна отказали тормоза, и он врезался в Росберга под конец гонки.

Незабываемая победа Хайнца-Харальда Френтцена за рулем «Джордана», Маньи-Кур, 1999

Кольцо в Маньи-Кур не похоже на словно скроенные по одной мерке испанский и португальский автодромы. Чтобы обойти его кругом, не требуется больше часа, как в Италии, Бельгии или Германии. Трасса очень компактная, и с трибуны иногда кажется, что автомобили несутся мимо в самых разных направлениях, вдруг появляясь и столь же неожиданно исчезая за поворотом. Ничего удивительного в такой компактности нет, – максимальное число заасфальтированных метров необходимо было уместить на минимальной площади, чтобы не отнимать драгоценных гектаров у симпатичных палевых коров.

Разумеется, успех Жана Алези и Оливье Паниса в квалификации породил у французов самые радужные надежды.  

Увы, увы! К огромному огорчению и Алези, и сотни тысяч французов, что мерзли на холодном ветру на трибунах Маньи-Кур, на своей позиции в гонке Жан продержался всего круг. «Парень из «Макларена» легко обошел его и устремился в погоню за Баррикелло. Бразилец сопротивлялся дольше, но на шестом круге сдался и он. Хаккинен же в этот момент прорвался уже на шестое место и атаковал «Феррари» Шумахера! На десятом круге Мансур Ойех радостно вскинул вверх кулак – чемпион мира обошел экс-чемпиона. А через несколько секунд хозяин «Макларен» расстроенно уставился на монитор – серебристо-черная машина под номером два тихонько катилась по травке. «Двигатель просто взял и умер, – развел руками Култхард. – Конечно, очередная поломка здорово меня разочаровала. Но ведь есть еще Сильверстоун…»

После того как Хаккинену не составило особого труда опередить самого Шумахера, вряд ли кто сомневался, что Френтцен, Алези и Баррикелло вскоре выкинут белый флаг перед чемпионским «Макларен». Хаккинен, действительно, довольно скоро расправился с немцем и французом и настиг бразильца. И тут, словно бы наскучив таким сюжетом, некий всемогущий зритель из небесной канцелярии произнес: «Конец первой части». И выключил свет. То бишь включил дождь.

Следующий час в гонке выдался таким невероятно волнующим, нервным, захватывающе-красивым, какого, пожалуй, не припомнить в 90-е годы. Пересказывать его минута за минутой нет никакого смысла – все равно, что описывать на бумаге «Девятый вал» Айвазовского. Важно, однако, вот что. «Феррари», что ни шатко ни валко начали гонку, на мокрой трассе преобразились, «Макларен» же, наоборот, выглядел буквально «в воду опущенным». И кто знает, чем бы закончился седьмой раунд их битвы, если бы не досадная оплошность механиков Ирвайна, «зевнувших» визит своего подопечного в боксы, и не закапризничавшая техника в руках Шумахера.

Уверенно вышедший в лидеры после обгона Баррикелло на 44-м круге, Михаэль продержался впереди лишь до второй дозаправки. «Сначала отказало радио, – на фишине экс-чемпион выглядел измотанным и разочарованным. – И я пытался знаками объясняться с боксами. Потом появились трудности с переключением передач, и в одном месте я потерял восемь секунд, – работали только первая и вторая. Я заехал в боксы, и мы поменяли руль, но и замена не улучшила картину. А второй комплект шин не сработал. Не знаю, почему».

«Феррари» под номером 3 отставал все больше, пропустил «Уильямс» Ральфа Шумахера, и только настоятельный совет из боксов Ирвайну не обгонять коллегу позволил Михаэлю заработать два очка. «Мои поздравления и великая благодарность Хайнцу-Харальду, – подвел итог измученный Шумахер. – Его превосходная езда позволила не проиграть мне слишком много». Но вновь, как многие в эти выходные, как и сам он, решив настроить машину на дождь, хотя две трети гонки проходили по почти сухому асфальту, Михаэль ошибся. Дело было не в том, как замечательно провел Гран-при Франции Френтцен. А в том, насколько мудрой оказалась тактика его команды. И насколько осторожно повел себя Хаккинен.

Когда весь зацелованный своим боссом Хайнц-Харальд дохромал наконец до пресс-центра (после аварии в Канаде немец так и не восстановился как следует), на лице его было написано не счастье победителя, а скорее удивление: «Остановка в боксах длилась так долго, что я уже начал злиться – что они, в самом деле, так копаются?! А потом машина так странно вела себя на трассе, что я понял, – бак залили "под завязку”. Они мне еще говорили – экономь бензин, парень… И все сработало!»

Сидевший рядом Хаккинен был доволен, казалось, гораздо больше победителя. После досадной оплошности на 38-м круге, когда, сразу после ухода пейс-кара, финн, попытавшись обойти Баррикелло, едва не вылетел с трассы и опустился сразу на 8-е место, чемпион мира больше уже не ошибался. Да и не рисковал. Дозаправившись за шесть кругов до финиша, он услышал команду из боксов: сбрось скорость! И сбросил. Тогда, сразу после финиша, Мика, скорее всего, еще не понимал, на какую детскую приманку купилась его команда. Ведь Эдди Джордан и Гари Андерсон сильно рисковали, решив заправляться лишь однажды. Если бы дождь прекратился на пять минут раньше, если бы на пару кругов раньше ушел с трассы пейс-кар, наконец, если бы Хаккинен начал серьезно атаковать лидера на последних кругах, Френтцену могло просто не хватить топлива!

Источник - Formula1, f1-legend, BBC Sport

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+