Не играйте в баскетбол
Блог

MVP из Сербии, чемпион из Греции, словенский вундеркинд: НБА превратилась из самой американской лиги в международную

От редакции: в честь 75-летия НБА мы говорим о людях, явлениях и процессах, создавших ту лигу, которую любят во всем мире. И со всего мира едут в нее.

История НБА насчитывает уже 75 лет. В далеком 1946 году – именно эту отметку принято считать точкой отсчета существования современной Ассоциации – группа бизнесменов-энтузиастов во главе с президентом Американской Хоккейной Лиги Морисом Подолоффом основала Баскетбольную Ассоциацию Америки (БАА) в надежде получить дополнительную прибыль от проведения баскетбольных матчей на имевшихся в их распоряжении хоккейных аренах. Спустя три года БАА объединилась с конкурирующей Национальной Баскетбольной Лигой, чьи клубы в основном представляли Средний Запад США, и запустила процесс постепенного расширения: пока что в рамках одной страны. Тогда же изменилось имя организации – названная Национальной Баскетбольной Ассоциацией (НБА) структура включила в себя 17 американских клубов.

Развалившихся еще в 1947-м «Торонто Хаскис» из Канады по очевидным причинам приглашать не стали. Впрочем, несмотря на существование в современной лиге «Торонто Рэпторс», канадские игроки по-прежнему учитываются как спортсмены из-за рубежа.

Спустя десятилетия глобализация НБА достигла масштабов, о которых ее основатели и не смели мечтать. Прошлогодний чемпионат завершился триумфом приезжих: MVP регулярки стал серб Никола Йокич, до последнего сражавшийся за награду с камерунцем Джоэлом Эмбиидом, лучшим баскетболистом по игре в обороне назвали француза Руди Гобера, а MVP финала и чемпионом оказался грек нигерийского происхождения Яннис Адетокумбо.

В первый день сезона-2021/22 в составах 30 клубов лиги нашлось место для 109 иностранцев из 39 стран. Однако это даже не рекорд: в момент старта чемпионата-2016/17 на паркет готовилось выйти целых 113 игроков, имеющих гражданство за пределами США. В этом сезоне впервые в НБА появился португалец (Немиаш Кета был задрафтован «Сакраменто»), а позднее дебютировал и первый колумбиец (Хайме Еченике, подписавший 10-дневный контракт с «Вашингтоном»).

Всего же за три четверти века форму команд Ассоциации более 600 иностранцев почти из сотни разных стран.

Правда, правила НБА, определяющие «международность», прописаны не очень четко. Например, лига считает иностранцем игрока сборной США Кайри Ирвинга, потому что он родился в Австралии, но родившийся в Италии Реджи Джексон – не иностранец. Литовец Домантас Сабонис, француз Киллиан Хэйз, немец Айзейя Хартенштайн, грузин Сандро Мамукелашвили родились в США, но считаются игроками из-за рубежа. А иные уроженцы Америки из других сборных (натурализованные и не натурализованные: Таунс и Кларксон, Тайбулл и Тоскано-Андерсон, полдесятка игроков сборной Нигерии) – нет.

В этом тексте постараемся учесть всех: и тех, кто-то стал натурализованным американцем и даже выступал за сборную США, как уроженец Ямайки Патрик Юинг, и тех, кто несмотря на рождение в Штатах, на международных соревнованиях представлял другие страны, как член сборной Италии Майк Д’Антони. 

Появление иностранных граждан в командах Ассоциации происходило неоднородно. Рассмотрим этот процесс по этапам.

С 1946 по 1949 – +8 иностранцев

Первым легионером лиги принято считать Хэнка Биасатти, выступавшего в сезоне-1946/47 за «Хаскис». Его родина – Италия, тогда Королевство Италия, но баскетболист еще в детстве переехал в Канаду. Вскоре Хэнк получил канадское гражданство и затем отслужил в вооруженных силах северной страны во время Второй мировой войны. 

По окончании службы Биасатти подался в профессиональные спортсмены: с одинаковым успехом проходил просмотры в бейсбольных и баскетбольных командах. По окончании одного из них его пригласили в «Торонто», где Хэнк поначалу оказался единственным канадцем. Но увлечение Биасатти баскетболом вышло скоротечным: спустя 6 игр он покинул клуб ради бейсбола, и хотя на драфте 1947 года права на итальянского канадца получил «Бостон», Хэнк уже никогда не выходил на паркет профессиональной баскетбольной арены.

Биасатти задал тренд за последующие 30 лет – почти все иностранцы НБА были либо канадцами (почти половина: 5 из 12), либо европейцами, эмигрировавшими в Северную Америку из западноевропейских стран (также пятеро). Хэнк смог попасть в обе категории.

Постепенно в НБА стали переезжать европейцы, получавшие первичное баскетбольное образование на родине, а не в США. После дебюта португальца Немиаша Кеты в этом году почти не осталось западноевропейских стран, земля которых бы не уродила будущего баскетболиста НБА.

Примечание: Здесь и далее на картах указаны именно страны, где в данный момент расположены места рождения игроков, а не сборные, за которые они выступали. Во-первых, были и есть баскетболисты с двойным гражданством, которые так и не сыграли ни за одну сборную, а были и те, кто менял представительство; во-вторых, проверить паспорта всех игроков в истории НБА не получится. Место рождения – более четкий параметр для инфографики, хотя даже тут могут быть загвоздки и споры: переименования и развалы государств, спорные территории, даже неточности в документах (новичок «Индианы» Крис Дуарте, по разным источникам, родился то ли в Канаде, то ли в Доминикане).

С 1950 по 1959 – +2 иностранца

Один из них, а именно канадец Боб Хубрегс, даже удостоился чести попасть в Зал славы баскетбола в 1987 году.

Задрафтованный «Милуоки Хоукс» в 1953-м бигмен с ростом 201 сантиметр провел в лиге всего 5 сезонов. Его статистика за карьеру (9,3 очка, 5,5 подбора и 1,8 результативной передачи) не поражает воображение, однако в Зал славы Хубрегс попал за развитие баскетбола на Западном побережье Америки и конкретно в штате Вашингтон, за университет которого выступал еще до попадания в НБА.

С 1960 по 1969 – +1 иностранец

Долгое время НБА была самой американской из всех американских лиг. В НХЛ уже появлялись отдельные шведы, финны, чехословаки, поляки или хотя бы эмигрировшие в детстве из Европы канадцы, в МЛБ были беглые кубинцы и другие латиноамериканцы, даже в НФЛ можно было найти легионера – а в НБА с 1958 по 1961 и с 1971 по 1973 год не было вообще ни одного человека, кто родился бы за пределами США.

Да и в промежутке с 1961-го по 1971-й такой человек был ровно один, и тот – с 8 лет американский гражданин.

В 1961 году в составе «Уорриорз» появился Томислав Николаевич Мещеряков, он же Том Мешери. Том родился в конце 30-х в Маньчжурии (сейчас – часть КНР) в семье русских белоэмигрантов. Его отец был потомственным офицером, мать – дворянкой. Дед по материнской линии, Владимир Николаевич Львов, служил в Государственной думе Российской Империи. Кроме того, во время госслужбы Львов занимал пост обер-прокурора Святейшего Синода.

Во время японской оккупации Маньчжурии Томислав и его мать попали в концентрационный лагерь под Токио. Воссоединиться с отцом, перебравшимся в США еще до военного конфликта при помощи работавшей в американском посольстве супруги, Тому удалось уже после завершения Второй мировой войны. В возрасте 8 лет он получил гражданство Штатов, сменил имя, а также был зачислен в школу, где научился играть в баскетбол.

На драфте-1961 Мешери ушел под 7-м номером. Форвард с ростом 198 сантиметров в среднем проводил на паркете более 30 минут, являлся одним из основных партнеров Уилта Чемберлена (присутствовал на легендарной 100-очковой игре центрового) и однажды съездил на Матч всех звезд: в сезоне-1962/63, по ходу которого демонстрировал самую высокую результативность в карьере – 16 очков в среднем за матч. Помимо «Уорриорз» Том также выступал за «Суперсоникс».

С 1970 по 1979 – +9 иностранцев

Интригует фигура Майкла Томпсона. Уроженец Багамских Островов стал первым родившимся за пределами США игроком, выбранным под 1-м номером драфта. Произошло это в 1978 году.

Америка (с учетом Пуэрто-Рико и Американских Виргинских островов) уступает только Европе по числу игроков НБА, но львиная доля – канадцы (45 человек), которые не совсем иностранцы: все 45 переехали в США еще до НБА, поступив в местную школу и/или университет, да и присутствие канадской команды в лиге позволяет вынести северного соседа в отдельную категорию «иностранности». С середины 1970-х и почти до самого конца 1980-х Карибы и Латинская Америка были основным источником иностранных кадров НБА.

Майкл Томпсон тоже приобрел известность в Северной Америке еще до НБА – он подростком перебрался в Майами, и с местной школой победил на чемпионате штата. За годы в Университете Миннесоты он дважды попадал в итоговые студенческие сборные, но в НБА до звездного уровня так и не добрался. Игравший на позициях центрового и мощного форварда баскетболист ни разу не попал на Матч звезд, зато записал в свой актив два чемпионства с «Лейкерс» в 1987 и 1988 годах. 

Что не менее важно: Майкл является отцом Клэя Томпсона – трехкратного чемпиона НБА в составе «Уорриорз», чьего возвращения спустя 2,5 года восстановления от травм мы так сильно ждали.

Другие памятные лица: Майк Д’Антони (Италия, 1973-1977), Эрни Грюнфельд (Румыния, 1977-1986).

С 1980 по 1989 – +45 иностранцев

Восьмидесятые приютили в лиге сразу 6 будущих членов Зала славы, родившихся не в США.

В 1982-м – рожденного на территории Франции американскими родителями девятикратного участника Матча звезд, легенду «Атланты», одного из лучших данкеров в истории баскетбола Доминика Уилкинса. НБА не считает его иноземцем, впрочем – из французского в Уилкинсе только имя.

В 1984-м  – перебравшегося из Нигерии двукратного чемпиона НБА, золотого призера Олимпиады-1996 Хакима Оладжувона.

Хаким не только стал первой полноценной звездой из-за рубежа, но и открыл окно в НБА (а до того – в NCAA) для африканцев:

В 1985-м – родившегося на Ямайке одиннадцатикратного участника Матча звезд, двукратного олимпийского чемпиона, легенду «Нью-Йорка» Патрика Юинга.

Всех трех баскетболистов объединяет не только наличие выдающейся карьеры. Они перебрались в США в довольно раннем возрасте (Уилкинс сразу после рождения, Юинг в 11 лет, Оладжувон – перед поступлением в университет) и попали в Ассоциацию после выступления за колледжи NCAA. Чего не скажешь о следующей троице.

В 1989-м НБА распахнула двери для двух югославов Дражена Петровича и Владе Диваца, а также Шарунаса Марчюлениса из СССР, каждый из которых попал в лигу из европейских чемпионатов. 

Дольше всего из трех упомянутых представителей Зала славы в Штатах выступал поучаствовавший в одном Матче звезд Дивац – до 2005 года. Профессиональная карьера Петровича оборвалась трагически: вместе с его жизнью во время автомобильной аварии в 1993-м. Марчюленис провел добротную карьеру запасного игрока и в семи сыгранных сезонах в среднем набирал 12,8 очка, 2,2 передачи и 2,3 подбора. Чемпионат-1993/94 Шарунас полностью пропустил из-за травмы ноги.

Вместе с ними в 1989-м на три сезона в лигу пришел еще один советский игрок – форвард Александр Волков, завершивший выступление в «Атланте» с 6,8 очка и 2,6 подбора за 16,5 минуты в среднем за матч.

Другие памятные лица: родившиеся за пределами США американцы Кики Вандевей (ФРГ, 1980-1993) и Стив Керр (Ливан, 1988-2003), натурализованный американец Роландо Блэкман (Панама, 1981-1994), игравшие за американские колледжи Манут Бол (Судан, 1985-1995), Детлеф Шремпф (ФРГ, 1985-2001) и Рони Сейкали (Ливан, 1988-1999).

На конец 80-х и начало 90-х пришелся первый массовый заезд иностранцев в НБА. Постепенное падение железного занавеса, возникновение новых рынков сбыта трансляций, понимание необходимости создания действительно глобального бренда – все это привело к дебютным шагам привычной для наших дней агрессивной экспансии Ассоциации.

НБА тонула в драках и наркотиках – всех спас Дэвид Стерн, покоривший телевидение с помощью Берда, Мэджика и Майкла

В 1984 году новым комиссионером Ассоциации стал Дэвид Стерн. Перед юристом, который знал о состоянии дел в лиге еще с 60-х, стояла задача превратить организацию из местечкового клуба любителей прыгучего мяча в полноценную бизнес-империю. В качестве основных активов в наследство функционеру досталось 23 команды и две главные звезды баскетбола – Лэрри Берд и Мэджик Джонсон, а заодно видные новички с драфта-1984 – Майкл Джордан, Чарльз Баркли и Хаким Оладжувон.

Проблема заключалась в том, что даже в Штатах игроков Ассоциации воспринимали как постоянно употребляющих наркотики чернокожих качков. Мнение имело вполне обоснованные доводы: согласно отчету Los Angeles Times, на стыке 70-х и 80-х годов от 40 до 75 процентов игроков употребляло кокаин. Отвратительный имидж все больше отделял организацию, недавно поглотившую еще одну лигу – АБА, от лакомой аудитории потребителей из американского среднего класса.

Что сделал Стерн?

Еще в должности вице-президента НБА управленец продавил появление тестирования на наркотики и создал первую версию антинаркотической программы. Вдобавок функционер способствовал введению потолка зарплат, в результате чего владельцы команд получили больший контроль над финансовым благополучием франшиз, а деловое общение между игроками и менеджментом команд достигло нового уровня.

Дэвид понимал, что для монетизации образов Лэрри Берда и Мэджика Джонсона необходимо увеличить их узнаваемость. Он начал искать подходящие условия для ТВ-контрактов и в 1984-м заключил двухлетние соглашение с TBS на трансляции игр НБА по кабельному телевидению. Договор принес Ассоциации 20 миллионов долларов.

Через два года стоимость кабельных трансляций возросла до 25 миллионов за два года. Вдобавок Стерн заключил умопомрачительную сделку, согласно которой сеть CBS получала права на трансляции игр лиги в широком вещании на четыре года за 173 миллиона долларов. Соглашение полностью уничтожило практику распространения записей матчей на кассетах (последний финал до назначения Дэвида еще транслировался с задержкой) и позволило наслаждаться противостоянием «Лейкерс» и «Селтикс» за рубежом.

Комиссионер вдохновлялся футболом и грезил о вещании на весь мир. Картинка самих матчей стала чище и прилизанней: теперь за так любимые баскетболистами драки полагались значительные штрафы и санкции.

Улыбчивого Мэджика в качестве главного героя лиги сменил ультимативный победитель Майкл Джордан. Стерн осознал всю маркетинговую привлекательность Его воздушества и вместе с Nike передавал на весь мир простую мысль: круче Джордана нет никого; хотите быть как Майк – смотрите матчи и покупайте его именную продукцию.

В 88-м права на трансляции матчей НБА на кабельном реализовали за 50 млн долларов, в 90-м – за 275 млн на кабельном и 601 млн в широком вещании, в 94-м – за 397 млн на кабельном и 892 млн в широком вещании. Хотя каких-то 10 лет назад все начиналось с 20 млн.

Клубы лиги устраивали туры по странам Европы, Азии и Южной Америки. Главная рекламная компания НБА – победа «Команды мечты» на Олимпиаде 1992 года, где каждый из участников сборной США (кроме Кристиана Леттнера) выглядел на фоне соперников настоящим супергероем – привела к головокружительному эффекту и закрепило статус Ассоциации как организации, где играют лучшие из лучших. Зрители хотели смотреть НБА, спортсмены – жаждали выступать в ней. К тому же окончательный развал Восточного блока позволил многим европейским баскетболистам не только проверить свои силы в лиге сильнейших, но и просто ощутить другой уровень жизни с соответствующими зарплатами.

Сейчас самый высокооплачиваемый баскетболист Евролиги Никола Миротич из «Барселоны» получает 4,5 млн долларов в год. В то же время Стефен Карри из «Голден Стэйт» – более 45 млн. Такой разрыв в инфраструктуре и зарплатах клубов НБА и Европы только увеличивает отток молодых баскетболистов в США, и, кажется, в ближайшее десятилетие вряд ли что-то значительно поменяется. К тому же Ассоциация по-прежнему вынашивает идею создания европейского дивизиона НБА.

Стерн принял «лигу наркоманов» и вскоре превратил ее в в «лигу мечты», которая со временем забрала большинство главных талантов из других региональных лиг. Когда Дэвид оставил пост комиссионера в 2014 году, матчи 30 команд НБА транслировались в 200 странах, а офисы лиги располагались в 15 городах за пределами Северной Америки. По всему миру проводились тренировочные лагеря, в которых искали юные таланты.

Но чтобы добиться этих высот, Ассоциации предстояло выдержать наплыв баскетболистов со всего мира.

С 1990 по 1999 – +81 иностранец

Из них 6 членов Зала славы баскетбола.

В 1991-м – один из лучших центровых по игре в обороне, четырехкратный Мистер замок НБА Дикембе Мутомбо из Демократической Республики Конго (тогда еще Заира).

В 1993-м, через год после проигранного финала Олимпиады в Барселоне против Дрим-тим из США, в лигу наконец переехали давно задрафтованные хорваты Дино Раджа и Тони Кукоч. Последний стал трехкратным чемпионом Ассоциации в составе «Чикаго».

С середины 90-х лучшие европейские клубы уже не могли удерживать своих звезд (которыми чаще всего были представители югославской или советской школ), и в НБА появлялось все больше баскетболистов с совершенно иным стилем игры.

В 1995-м до НБА наконец-то доехал величайший центровой Советского Союза, один из самых разносторонних «больших» в истории баскетбола и лучший пасующий бигмен до прихода Николы Йокича – Арвидас Сабонис. Даже после повреждения ахилла золотой медалист Сеула не побоялся в возрасте 30 лет перебраться за океан и провел в «Портленде» 7 сезонов. В 1999 и 2000 годах Сабас вместе с «Блэйзерс» доходил до финалов Западной конференции, где уступал будущим чемпионам из «Сперс» и «Лейкерс» соответственно. Сейчас в «Индиане» выступает его сын Домантас.

Но не только европейцы появлялись в НБА в девяностые.

В 1996-м – родившийся в ЮАР канадский разыгрывающий Стив Нэш. Защитник так и не стал чемпионом, но полюбился болельщикам выступлением в ураганном «Финиксе» тренера Майка Д’Антони, завоевал два титула MVP и за 18 сезонов отдал 10 335 результативных передач – четвертый результат в истории.

В 1997 – пятикратный чемпион НБА в составе «Сан-Антонио» Тим Данкан. Один из лучших бигменов в истории игры родился на территории Виргинских Островов, так что формально считался игроком из-за рубежа, хотя и выступал за сборную США. На баскетболе Тимми Ди сосредоточился только после того, как в 1989 году ураган Хьюго разрушил местный бассейн, ведь Данкан очень любил плавать. Спустя годы Тим стал главным творцом всех побед «Сперс».

Кстати, в 1994-м в «Атланту» попал и Сергей Базаревич, тем летом с Россией завоевавший серебро Чемпионата мира в Канаде. Тот, кому было суждено стать главным тренером нашей сборной, сыграл за «Хоукс» всего 10 матчей (3 очка и 1,4 передачи за 7,4 минуты), после чего перебрался в Испанию, а затем и в московское «Динамо».

В 1998-м покорять США отправился Дирк Новицки. Немец пока что не находится в Зале славы, поскольку закончил играть лишь в 2019 году, однако уже гордо носит титул лучшего европейского игрока в истории НБА. На счету легенды «Далласа» чемпионство 2011 года с преодолением сопротивления Леброна Джеймса и монструозного «Майами», звание MVP-2007 и невидимое ранее для бигменов количество дальних и средних попаданий.

Другие памятные лица: Гундарс Ветра (Латвия, 1992-1993), Рихард Петрушка (Словакия, 1993-1994), Георге Мурешан (Румыния, 1993-1997, 1999-2000), Шон Брэдли (Германия, 1993-2005), Виталий Потапенко (Украина, 1996-2007), Жидрунас Илгаускас (Литва, 1996-2011), Предраг Стоякович (Сербия, 1998-2011).

С 2000 по 2009 – 191 иностранец

Пока только один член Зала славы – ожившая Великая китайская стена по имени Яо Мин. Центровой с ростом 229 сантиметров пришел в лигу в 2002-м и за 9 сезонов прочно связал «Хьюстон» и Китай, пока уже бывший управленец «Рокетс» Дэрил Мори не разрушил любовь Техаса и Поднебесной твитом про Гонконг.

Яо поражал размерами и мягкой кистью, но страдал от травм и явно не реализовал заложенный потенциал. Мин лишь однажды сыграл во втором раунде плей-офф, зато получил 8 вызовов на Матч звезд и в среднем набирал 19 очков и 9,2 подбора.

После Яо клубы НБА стали вглядываться в противоположные берега не только через Атлантику, но и через Тихий океан, но так в Азии пока и не рассмотрели никого, близкого ему по уровню.

(Турция и Израиль, чьи сборные всегда играли в европейской зоне, помещены на эту часть карты исключительно для графического удобства)

В 2001-м в лигу попал до сих пор лучший баскетболист в современной истории РоссииАндрей Кириленко. Сейчас про Андрея говорят, что он опередил время: в последующем десятилетии универсальные длиннорукие игроки с высоким игровым интеллектом, пусть и без дальнего броска, стали цениться гораздо больше. Однако даже в нулевых Кириленко выглядел настоящей звездой и съездил на Матч всех звезд в 2004-м.

Форвард привил любовь к баскетболу целым поколениям. Успел поиграть вместе с Карлом Мэлоуном и Джоном Стоктоном в «Юте», а к концу карьеры уже напутствовал Алексея Шведа в «Миннесоте». Чемпион Европы и бронзовый медалист Олимпиады-2012 провел в лучшей лиге мира 13 сезонов со средними показателями 11,8 очка, 5,5 подбора и 2,7 ассиста. Андрей трижды отмечался 5 набранными баллами в 5 статистических категориях, а игроков хотя бы с одним таким достижением всего 11 за всю историю НБА. Но цифры – вовсе не главное. Кириленко доказал, что талантливый парень из постсоветской России все же способен стать настоящей звездой Ассоциации, пусть и с коротким пиком.

В том же 2001-м в Штаты перебрались еще две будущие легенды европейского баскетбола: испанец Пау Газоль, к концу карьеры завоевавший два чемпионских титула с «Лейкерс» Кобе Брайанта, и француз Тони Паркер – четырехкратный чемпион в составе «Сперс». Через год к Тони присоединился и аргентинский волшебник Ману Джинобили, который с Паркером и Данканом на долгие годы сформировал победное трио «Сан-Антонио». А в 2008-м компанию Пау в США составил его брат Марк Газоль.

В 2004-м Америку озарил Павел Подкользин. За 6 матчей заокеанской карьеры 223-сантиметровый центровой успел запомниться только поразительной внешностью и проблемами со здоровьем. Он стал одним из четырех Россиян, выбранных на драфте-2004: помимо Подкользина команды нашли Виктор Хряпа, Сергей Моня и внезапный Сергей Караулов. Заокеанская карьера не задалась ни у одного из героев. Дольше всех в лиге задержался Хряпа – на 4 года, за которые провел 143 матча, после чего вернулся в Европу, чтобы стать героем баскетбола Старого света.

В 2005-м в «Клипперс» под 12-м номером драфта пробрался Ярослав Королев – тоже неудачно (34 матча за 2 года).

Другие памятные лица: Станислав Медведенко (Украина, 2000-2007), Дарко Миличич (Сербия, 2003-2012), Леандро Барбоза (Бразилия, 2003-2013, 2014-2017), Борис Диао (Франция, 2003-2017), Заза Пачулия (Грузия, 2003-2019), Эндрю Богут (Австралия, 2005-2018, 2019), Хосе Кальдерон (Испания, 2005-2019), Кирилл Фесенко (Украина, 2007-2012), Луис Скола (Аргентина, 2007-2017), Жоаким Ноа (Франция, 2007-2020), Эл Хорфорд (Доминиканская республика, с 2007-го), Николя Батюм (Франция, с 2008-го), Данило Галлинари (Италия, с 2008-го), Горан Драгич (Словения, с 2008-го), Пэтти Миллс (Австралия, с 2009-го), Серж Ибака (Республика Конго/Испания, с 2009-го).

С 2010 по 2019 – более 200 иностранцев

В 2010-м в Нью-Йорк перебрался незадрафтованный Тимофей Мозгов. Центровой сборной России провел в лиге 8 сезонов и успел сыграть за «Никс», «Наггетс», «Кавальерс», «Лейкерс» и «Нетс».

Здоровенный мазафакер, как его называл Леброн Джеймс, оказался одним из положительных героев проигранного «Кливлендом» под руководством Дэвида Блатта финала-2015, на следующий год вместе с подъехавшим на сезон Александром Кауном стал первым русским чемпионом НБА, хотя почти не появлялся на паркете в финале, а затем в межсезонье заключил контракт всей жизни с ЛАЛ – на 64 миллиона долларов за 4 года. Дальше Тимофея замучали травмы и груз ожиданий болельщиков.

В 2011-м под первым номером драфта был выбран рожденный в Австралии Кайри Ирвинг. Чемпион НБА в команде Мозгова (и присоединившегося к ним Джеймса) поражал дриблингом, умением попадать ключевые трехочковые и крайне своеобразным мировоззрением. Перед началом этого сезона защитника «Бруклина» отстранили от команды, поскольку он отказался прививаться от COVID-19. Но тяжелая обстановка в лиге вынудили «Нетс» вернуть Кайри. Да, все еще непривитого и да, планирующего играть только в гостевых матчах.

В 2012-м после успешного выступления сборной России на Играх в Рио на покорение Северной Америки решился 24-летний Алексей Швед. Атакующий защитник провел два сезона в «Миннесоте» Рика Адельмана, в которых расстроил обилием потерь и слабым процентом реализации бросков, и в последний год отправился в турне сразу по трем клубам – «Филадельфии», «Хьюстону» и «Нью-Йорку». Итоговые 7,4 очка с 37% с игры и 18 минут за матч – не те средние показатели, что мы ожидали от главного молодого русского игрока.

Уже в 2015 году Алексей вернулся в Россию, где довел личное видение баскетбола до абсолютных значений. Как показала история, этого не выдержали даже «Химки».

Еще хуже себя показал Сергей Карасев. Форвард сыграл лишь 95 игр за 3 года (2013-2016) и с 3 очками в среднем за матч отправился разочаровывать в Россию, став последним на данный момент русским игроком в НБА.

Тем не менее это десятилетие оказалось самым успешным для легионеров. Никогда раньше в лиге не существовало одновременно такого большого количества иностранцев, которые считались не просто лучшими игроками своих команд, но и в принципе – одними из лучших во всей Ассоциации.

В 2013-м «Милуоки» выбрал на драфте греческого уникума Янниса Адетокумбо. Через 8 лет атлетичный форвард уже дважды стал MVP регулярного сезона, получил титул лучшего защищающегося игрока и завоевал долгожданное чемпионство с «Бакс». В том же году пришел француз Руди Гобер. На счету длиннорукого центрового впечатляющие три звания Мистера замка.

В 2015-м лигу пополнил еще один MVP из Европы – сербский центр «Денвера» Никола Йокич, который умением отдать передачу совершил настоящий переворот в понимании функционала пятого номера. Тогда же в НБА приехали доминиканец Карл-Энтони Таунс и латыш Кристапс Порзингис – два высоченных атакующих бигмена, настоящих «единорогов», как некоторое время назад их называли, способных атаковать с любых дистанций.

Через год в составе «Филадельфии» впервые на паркет вышел камерунский центровой Джоэл Эмбиид – постоянный кандидат на награду MVP последних лет и один из лучших «больших» по игре на обеих половинах паркета. В 2017-м в «Сиксерс» дебютировал и Бен Симмонс: австралийский универсал сначала пугал видением площадки и перспективой повторить путь Леброна Джеймса, но в итоге загрустил и уже полгода ждет обмена в другую команду.

В 2018-м мы стали свидетелями появления Деандре Эйтона с Багамских островов и Луки Дончича из Словении – очень ярких молодых игроков, уже оказывающих огромное влияние на состояние лиги. 

Другие памятные лица: Тристан Томпсон (Канада, с 2011-го), Рикки Рубио (Испания, с 2011-го), Энес Кантер (Швейцария/Турция, с 2011-го), Мэттью Деллаведова (Австралия, 2013-2021), Алексей Лень (Украина, с 2013-го), Никола Миротич (Черногория/Испания, 2014-2019), Паскаль Сиакам (Камерун, с 2016-го), Домантас Сабонис (Литва, с 2016-го).

С 2020 – уже более 50 иностранцев

У большинства из пришедших в последние два года парней все впереди, и оценку их непродолжительной карьере ставить пока что рано.

Однако приятно удивил аргентинец Факундо Кампаццо. Серебряный призер чемпионата мира 2019 года, который являлся одним из лидеров мадридского «Реала», отправился в североамериканскую авантюру в возрасте 29 лет и все же сумел закрепиться в составе крепких «Наггетс». В нынешнем сезоне защитник проводит на паркете по 22 минуты за матч.

А дебютанты Франц Вагнер из Германии и Джош Гидди из Австралии уже стали лауреатами награды новичку месяца и всерьез претендуют на итоговое звание лучшего новичка сезона-2021/22.

Будущее НБА находится в надежных интернациональных руках.

Джордж Майкан – семинарист в очках, ставший первой суперзвездой в баскетболе. Он спас от ранней смерти и «Лейкерс», и всю НБА

75 лучших кроссовок в истории НБА: Nike – вне конкуренции, Air Jordan – лучшие, Кобе – первый после Майкла

75 лучших игроков в истории НБА: кто не попал, кого не хватает и кто реально лишний?

Фото: Gettyimages.ru/Kevin C. Cox, Jonathan Daniel /Allsport, Icon Sportswire, Ronald Martinez, Chris Graythen, Scott Halleran, Christian Petersen; en.wikipedia.org

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные