Open the Doors
Блог

Интервью Черчесова Sports.ru перед уходом из сборной. Что же случилось на Евро?

Спрашивает Дорский.

Главная российская новость недели – Станислав Черчесов больше не тренер сборной России.
 
После четвертого места в группе на Евро Черчесов собрал пресс-конференцию, но на ней явно не хватало деталей по подготовке к турниру и планам России в каждом матче.
 
Александр Дорский встретился с Черчесовым, чтобы заполнить пробелы, а также обсудить то, что произошло на пресс-конференции. Важно: разговор состоялся за пару дней до решения РФС об уходе тренера.  

***

– Как вы провели ночь после поражения от Дании?

– Профессия приучила к тому, что до игры нужно к ней готовиться, во время нее – жить ей, после – десять минут, и переключаться. У меня не получается зацикливаться на прошедшем матче, как бы он ни закончился. Тренер не может переживать как болельщик. Это не значит, что мне все равно – просто в моей крови нет переживаний именно такого характера, как у болельщика, потому что футбол – моя профессия. 

В самолете до Москвы я спал. Единственный минус после турнира – у нас не было одного-двух дней после вылета, чтобы все проанализировать с игроками и отправить их домой уже с каким-то багажом. 

После прилета в Москву мы все-таки провели собрание в Новогорске. У нас на базе оставались вещи, мы там продолжили бы тренировки, если вышли бы в плей-офф. Поехали туда сразу из Шереметьево, потому что некоторые футболисты могли улететь дальше по своим делам, а мне не хотелось мешать чьим-то планам.

Спокойно поговорили о том, что делали, что получилось, что – нет. 

– На этом собрании после вас выступал кто-нибудь из игроков?

– Нет. Я уже рассказывал, что перед Бельгией говорил Дзюба, но мы этого не показали. 

– Говоря об этом эпизоде на пресс-конференции, вы сказали, что сборная не «Дом-2». Но похожий момент был перед серией пенальти с Хорватией на ЧМ-2018. Тогда вы не ругали оператора, а лишь объясняли, почему отошли чуть в сторону, дав слово Дзюбе. В чем разница?

– Слова Дзюбы перед Бельгией, выступление Салаи, которым все восхитились – это раздевалка, а то, что случилось с Хорватией, происходило на поле. Мы же не просили нас снимать – это делала камера, которая летала над полем. Это была игра – там очень сложно контролировать эмоции.  

Раздевалку мы можем контролировать – на мой взгляд, если у нас была бы камера перед игрой, это мешало бы футболистам. Так что между этими ситуациями – ощутимая разница.

– Вы говорите, что обсуждали с игроками, что не получилось. Что же?

– Не получилось прежде всего выиграть.  

Честно говоря, я не совсем понимаю, что от меня хотят услышать, когда задают такой вопрос – а его сейчас задают очень часто. Допустим, у Испании был план на игру с Хорватией, Педри отдал обычный пас назад – и получился автогол. Представь, что это случилось на 90-й минуте – и все, Испания вылетела. Что говорить в таком случае Луису Энрике? Не получилось мяч остановить? 

Мы выполнили работу. Ты профессиональный человек, должен понимать, что в футболе результат не всегда зависит от ее качества. 

Да и в жизни – вот ты же наверняка подготовился к нашей встрече, не опоздал. Выпустили интервью – а его никто не прочитал, лайков нет. Это то же самое.

У нас не получилось до конца выполнить установку по разным причинам. Тут не забили, там пропустили – все, игра уже идет по-другому. 

С Бельгией мы действительно хорошо и надежно начали, но потом случилась ситуация, которую было сложно предугадать. Она нас выбила – я уже говорил, что мне это не понравилось. Если такое случается, нужно спокойно реагировать – забыли, играем дальше, а после матча уже разберем, почему так получилось. Так что можно сказать, что у нас не получилось правильно реагировать на ситуацию на поле. Но изначально на поле я видел то, что мы и готовили в плане тактики. 

Конечно, на ситуацию можно влиять какими-то изменениями. Но сначала ты задаешь вопрос «А у тебя вообще есть потенциал для того, чтобы как-то повлиять?» Иногда сложно найти ответ.

Например, против Бельгии вместо травмированного Кузяева вышел Черышев – это же более атакующий игрок. Мы уже проигрывали – не было смысла выпускать футболиста, который отвечал бы за сдерживание правого фланга Бельгии. Теоретически это было правильное решение, но оно не сработало.

Все о пресс-конференции: почему сказал, что занимает государственную должность, реакция на претензии по милитаристскому языку

– Зачем вам была нужна пресс-конференция?

– Ее можно было сделать и сразу после матча в Копенгагене: если проживаешь все моменты с игроками, не нужно залезать в шпаргалки. Но есть наши внутренние законы: сначала отчет перед техническим комитетом или исполкомом, потом – общение с журналистами.

Дата заседания техкомитета зависела от Никиты Павловича Симоняна. Я просил, чтобы мы собрались лично, чтобы был более качественный диалог, но, к сожалению, из-за ковида заседание перенесли, а потом мы общались по видеосвязи.

Понятно, что я не лингвист, возможно, где-то неудачно подбирал слова, но старался отвечать на все вопросы. Дальше уже вопрос к тем, кто слушал – часто слышат то, что хотят. Должно быть объективное отношение к ответу, а не лично к Черчесову или тому, что хочется услышать. 

Я пришел, чтобы ответить на все вопросы. 

– Вы видели реакцию на пресс-конференцию?

– Сегодня ее невозможно не увидеть. Заголовки – стреляющие, значит, уже хорошо, к нам неравнодушны. В моем понимании я выполнил обязательную программу главного тренера сборной после крупного турнира.

– Одна из главных претензий к вам – милитаристский язык.

– Я говорил, что мы представляем страну. Не могу угодить всем, да это и не нужно. 

Есть штабной офицер, это не значит, что он плохой. А есть полевой командир – это я. Как это образно объяснить? Есть теплый штаб, где теория, у полевого командира – практика. Я имел в виду это.

– Вы сказали, что занимаете государственную должность. Что это значит?

– Перед ЧМ, проходившем в нашей стране, было понимание, что это государственная задача. Это ощущение абсолютно не поменялось в дальнейшем. 

Если ты представляешь государство, хочешь-не хочешь, ты государственный человек.

Сборная – это же своего рода государство, потому что ты представляешь страну.

В моем понимании сборная России – это не приглашение, в отличие от любого клуба или другой сборной. Там ты думаешь, что можешь сделать, насколько это выгодно. Сборная России – меня спросили, готов ли я, но определяли степень готовности другие. Это называется назначение.

– В этом случае государство – это что?

– Вся наша страна, она для меня одна. Возможно, я чуть старомоден, могу заблуждаться, но говорю так, как вижу. Если я это воспринимаю так, а кто-то – по-другому, то это вопрос понимания каждого. Это не характеристика – правильно или неправильно.

Почему нельзя сравнивать Россию на ЧМ-2018 и Евро-2020

– У вас нет ощущения, что по качеству игры Россия-2018 и Россия-2021 были примерно на одном уровне?

– Та команда строилась два года, она была подобрана, сыграна. Контрольные матчи против сильных соперников и Кубок конфедераций стали отличной подготовкой к главному турниру – ЧМ. Это подготовка, а тут другая ситуация. Отбор на Евро – нужен результат. Лига наций – тоже турнир. 

– Но ведь в обороне до крестов Джикии и Васина играли в тройку с ними и Кудряшовым. 

– Да, но появился один игрок, который дал нам очень многое – это Игнашевич. Если вместо него был бы игрок без опыта больших турниров, все было бы иначе. 

Сравнивать 2018-й и 2021-й – голословно, потому что многим игрокам нынешней сборной еще предстоит себя раскрыть, некорректно их сравнивать с теми, кто уже был зрелым футболистом в 2018-м. Мухин, Макаров, Соболев, Дивеев, Сафонов, Жемалетдинов, Евгеньев – они только-только начинают в сборной.

– Но это же не игроки стартового состава, Макаров вообще не сыграл ни минуты. Конкретно в этой сборной все, кого вы перечислили, не делают результат.

– Почему? Соболев вышел против Дании – заработал пенальти. Соболев вышел против Болгарии – забил пенальти. Соболев вышел против Швеции – забил. Это не результат? Конечно, он делает результат. 

Мы не делим на тех, кто вышел или не вышел на поле.

– Давайте вернемся к сравнению именно качества игры.

– Мы достаточно качественно провели подготовку – это не визуальные наблюдения, а цифры, кровь. 

Мне кажется, сложно сравнивать турниры, потому что на ЧМ мы играли дома, а матч с Данией – не знаю, что было бы, если бы играли в Питере.

– Я был в Копенгагене – датчане потрясающе болели, такой атмосферы в Петербурге не было.

– Скажи, пожалуйста, мы проиграли сборной Дании, стадиону или датскому народу?

– Всем вместе. Сейчас народ Дании – это и сборная, даже за два дня я прочувствовал полное единение нации после ситуации с Эриксеном.

– У нас такое единение было на ЧМ. 

В первую очередь это упрек самому себе. Значит, сейчас мы не дали болельщикам энергетику, которая зацепила бы. Тут чистый теннис – ты отдал, тебе вернули. 

Но вернусь к вопросу. Физическая готовность – одна из составляющих. Сейчас у нас не было куража, видимо, для него было нужно время – за три года слишком изменился состав, прошлый год выбил нас из ритма. Но я не могу предъявить претензию ни одному игроку – все работали и выполняли то, что от них требовалось. 

Детали по подготовке и составу: увеличили работу над стандартами, в чем разница между Дзюбой, Соболевым и Заболотным, зачем поставили Баринова защитником

– Как подготовка к Евро отличалась от подготовки к ЧМ?

– У нас были проблемы со стандартами на Евро?

– Серьезных – точно нет.

– Потому что мы на 23% увеличили внимание к стандартам – все наши соперники в группе были хороши на них. При этом мы использовали разные типы обороны: против Бельгии играли 1-в-1, против Дании – зонно. 

Но дело не только в силе соперников – до Евро у нас были проблемы на стандартах. Против Словакии пропустили, были удары в штанги. Этот момент мы подкорректировали. Кстати, сборная России – в лидерах отборочной группы к ЧМ-2022.

– Давайте на пальцах объясним, почему против Бельгии играли персоналку, а против Дании – зону.

– Бельгийцев легче перекрыть. Все видели гол Дилэйни в ворота Чехии – он остался абсолютно один. Дания хорошо делает блоки, постоянно меняется местами – даже при очень плотной игре 1-в-1 мы могли получить ситуацию из матча со Словакией, когда двое наших игроков обнимали друг друга. 

Конечно, ребятам нужно было привыкнуть. Когда переходили на зону, при первых подачах ребята не понимали, кто должен играть – вроде мяч летит, а все смотрят друг на друга. После нескольких подач стали играть с сопротивлением – и потихоньку прибавляли.

– Еще менялись какие-то детали?

– На Евро мы начинали с очень сильного соперника, на ЧМ – с более слабого. Это абсолютно разные вещи.

– Это про физику? Можно ли рассчитать подготовку так, чтобы выйти на пик ко второму-третьему туру?

– Такой истории в принципе быть не может, но вопрос правильный. Ты не можешь израсходовать все патроны сегодня, поэтому, например, Миранчук против Бельгии вышел только на замену. Миранчук и Черышев еще до игры знали, что выйдут – правда, думали, что Денис появится чуть-чуть попозже. 

О позиции Зобнина в матче с Бельгией меня спросил только ты.

– Да, тогда вы сказали, что у вас есть ответ, но вы мне его не скажете.

– Теперь скажу. Потому что левый фланг Бельгии – Торган Азар, Карраско, Доку – правоногие футболисты, которые уходят под правую для подачи.

Как нам забили второй гол?

– После подачи, но казалось, что там была не очень удачная игра Шунина.

– Это не так важно, первое – мяч в штрафной оказался именно после подачи с правой ноги с левого фланга. За матч было несколько таких подач, а если справа играл бы не Зобнин, а более атакующий и чуть менее дисциплинированный игрок, их было бы намного больше. Нужен был объемный, дисциплинированный и понимающий позицию игрок. Зобнин подошел под все требования.  

Если Кудряшов был бы здоров, возможно, он сыграл бы левого защитника, а на правый фланг полузащиты мы сдвинули бы Кузяева – тогда Зобнин играл бы в центре, Жирков – левым полузащитником. Вот пример мысли. Она может быть неправильной, но надеюсь, что механизм понятен. 

С первой тренировки на сборах мы стали наигрывать Баринова в центре защиты. Против Бельгии он, конечно, играл в середине поля, но все равно по ситуации оказывался третьим центральным защитником – хотим или нет, но против нас играл очень сильный соперник, заставлявший нас играть таким образом. 

По скоростной работе мы ровно прошли групповой этап: 20 минут, 23, 22. Это время зависит и от характера матча, и от соперника, но в целом у нас был достаточный уровень интенсивности, достаточное количество работы на максимальной скорости. Естественно, хочется, чтобы лучшие игроки постоянно играли, но хватило бы у Миранчука легкости на Финляндию, если бы он сыграл 90 минут против Бельгии? Сложный вопрос. Мы считаем, что нет, потому что в этом сезоне он не играл постоянно по 90 минут. 

Поэтому отличие от ЧМ – и в стратегии. Нам нужно было сохранить свежесть ко второму туру. 

– Вы сказали, что в группе Россия заняла четвертое-шестое место по времени на спринтах. При этом – вылет с Евро. О чем это говорит? 

– Из этого следует, что есть несколько аспектов для достижения результата. Хочу, чтобы меня правильно поняли – я не сваливаю все на аспект, о котором сейчас скажу. 

После первого гола Лукаку ко мне подбежал главный судья – этого практически никто не заметил. Он мне объяснил, почему не зафиксировал офсайд.

Проходит несколько дней – точно такой же момент в матче Польша – Швеция, но гол поляков не засчитали. Один и тот же момент – два решения. Допустим, у Польши засчитали бы – они вышли бы в плей-офф, у нас не засчитали бы – матч с Бельгией мог пойти совсем по-другому.

Это пример ситуации, на которую не может повлиять тренер. Но еще раз: я не сваливаю все на судью. Мы очень плохо отреагировали на этот гол – это только наша проблема и вина.  

– Вы сами заговорили о Баринове. Когда переводили его в оборону, учитывали, что он играл в этой роли в «Локомотиве» четыре года назад?

– Не буду врать: я этого не помню. Мы знали, что у Финляндии впереди всегда остаются Пукки и Похьянпало – они очень быстрые, поэтому нам нужно было это закрывать. Оставаться 2-в-2 – риск, оставлять сзади одного крайнего защитника – лишнее перестроение, поэтому против Финляндии заранее решили играть в три центральных защитника. 

Возможно, мы попробовали бы Баринова в обороне и раньше, но у нас не было времени – сейчас же был полноценный сбор плюс два контрольных матча. Баринов все принял без разговоров – никаких проблем. Быстрый, агрессивный игрок, для своего роста отлично играющий головой – так мы нашли для себя дополнительную опцию. 

– Еще один вопрос по составу. Вы несколько раз говорили, что Дзюба, Соболев и Заболотный – разноплановые нападающие. В чем?

– В «Сочи» Заболотный очень много прессинговал, часто оказывался даже ниже двух атакующих полузащитников. В такой же роли мы его использовали против Словении в марте – можно провести параллели с заданием Дзюбы по Хейбьергу в матче с Данией. 

Дзюба в «Зените» так не играет, это не его нутро. Если мы вели бы против Бельгии 1:0, вышел бы Заболотный и проделал привычную для себя работу. Если нам нужно забивать, выходит Соболев. 

Футболист – это функция. Они могут быть примерно одинаковых габаритов, но функции абсолютно разные.  

– Отличие Заболотного от Дзюбы и Соболева понятно. Давайте теперь про Соболева.

– Он может спровоцировать соперника, может на ровном месте заработать штрафной или пенальти. Дзюба тоже может, но Соболев легче падает. 

Соболев отлично играет головой в чужой штрафной, а Дзюба – подыгрывает за ее пределами. Такое бывает: есть защитники, которые хорошо играют головой в своей штрафной, но не могут при стандартах у чужих ворот. 

Соболев не может так скидывать в центре поля и чуть ближе к чужой штрафной, как это делает Дзюба – может, за счет опыта.

Нас часто ругают за выходы через Дзюбу. Хорошо, но на сегодня лидер сборной России – именно Артем. Тренер не может не использовать лидера. Поэтому мы должны использовать сильные стороны своих игроков – если Дзюбе удобнее так, будем стараться играть так. 

– На пресс-конференции я спрашивал вас о том, как Россия планировала играть после того, как соперник повел в счете. На примере матча с Данией вы рассказали об игре с двумя большими нападающими. Больше вариантов не было? Например, мысли о том, что нужно наладить контроль – допустим, за счет перевода Головина в опорную зону.

– Конечно, мы об этом думали, но, опустив Головина в опорную зону, мы потеряли бы игрока, который может принимать мяч между линиями, успевать за подборами после борьбы Дзюбы.

– Миранчук?

– Леша – другой. То, что ты говоришь – это теория.

– Сто процентов, я и спрашиваю о том, насколько это реализуемо в жизни.

– Лучшая игра Миранчука – когда мяч у его команды в ногах – так, например, и пришел гол Финляндии. Головин и тот же Черышев лучше чувствуют отскоки.  

Мы пробовали разные варианты, но сошлись на том, что лучше не лишаться Головина и Миранчука впереди.

Почему Шунин и Семенов сели на скамейку после Бельгии

– Вы говорили, что не сторонник разговоров в раздевалке сразу после матча, но пошли на него после Бельгии. Почему?

– Эти 0:3 нужно было быстро забыть – выйти из раздевалки чистыми. Затягивать было нельзя – не потому, что мы какие-то плохие и что-то не сделали, а потому, что совсем скоро нас ожидал матч с Финляндией. Эмоции выплеснули, вышли из раздевалки – все, забыли.

– На ЧМ были такие разговоры? 

– Нет.

– Почему поняли, что он нужен именно после Бельгии?

– Или чувствуешь, или нет. Идя в раздевалку, не понимаешь, что случится через несколько секунд. Заходишь – и чувствуешь, что требуется. А то захочешь похвалить, зайдешь – и видишь, что нельзя. 

После Бельгии я почувствовал, что игроки хотят как можно скорее забыть этот матч. Дал монолог на пару минут – и все. Я уже говорил, что в том матче мы не получили ни одной желтой карточки – это что? 

– Когда решили, что против Финляндии сыграют Сафонов и Дивеев, а не Шунин и Семенов?

– Начну издалека. Я всегда говорил, что пока молодежка решает задачу, ее игроков не будет в национальной сборной. Исключение могло быть только в случае, если футболист уже имел твердое место в основе главной команды. Как пример – Головин в предыдущем цикле. Когда они решили вопросы, мы Сафонова уже не отдали.

Первый сбор – для знакомства. Второй, прошлой осенью – мы хотели дать ему сыграть. Тогда «Краснодар» проиграл пять-шесть матчей подряд. Матвей приехал, поздоровался – и мы увидели, что он не в лучшем состоянии. Мы планировали, чтобы он сыграл первую игру в цикле ЧМ, но ситуация подсказала, что выход Сафонова нужно отложить, дать ему время отойти от неудачных результатов в клубе. 

Сыграли первый матч, а затем Сафонов заболел коронавирусом. Потом травма – пропустил молодежный Евро, матчи главных сборных и подъехал к нам только перед взрослым Евро. Тренировался хорошо, на ноль вышел с Польшей – так что сейчас Сафонов был готов. 

Шунин с Бельгией сыграл не так, как хотелось бы, но мы не ругаем за ошибки. Мы видели его состояние, состояние Семенова – мы же сами играли, что, мы не ошибались? Конечно, ошибались, так что больше ориентировались на реакцию Шунина и Семенова после Бельгии. Они были чуть-чуть не в том состоянии по нашей интуиции, поэтому доверились Сафонову и Дивееву. Но мы ни на ком не ставили крест.

– Как Шунин и Семенов отреагировали на то, что оказались в запасе?

– У нас есть принцип: если что-то случается, футболист не должен додумывать. Игроки не могут залезть ко мне в голову – значит, нужны индивидуальные беседы.

После Финляндии мы спокойно поговорили и с Шуниным, и с Семеновым.  

– Против Финляндии Россия очень много атаковала флангами – Головин уходил в глубину, там получал мяч, дальше разгонял. Это давало ему свободу, но при этом у чужой штрафной он сваливался на навесы. Таким было задание?

– Нет, зацикленности на подачах у нас не было, но, конечно, навес – один из приемов, учитывая, что в штрафной у нас хорошо борется Дзюба. 

Головин хорошо взаимодействовал с Кузяевым, как и Оздоев с Марио Фернандесом на противоположном фланге. То, что мы объясняли в теории, то, что отрабатывали на тренировках, было и в игре. Тут ребята молодцы, в плане тактических перестроений команда точно стала гибче и восприимчивее.  

Могло быть не 1:0, а, например, 4:1. Могли засчитать гол Похьянпало, у нас были моменты у Оздоева, Кузяева, Жемалетдинова. Конечно, хотелось больше, чем 1:0, но и говорить, что мы должны выигрывать 5:0 – слишком поверхностно. Можно спланировать, как ты будешь создавать моменты, но в завершающей стадии в самой игре могут возникнуть разные ситуации.  

Я не сказал бы, что Головин только навешивал – и бил издалека, и обыгрывал. Если ему давали возможность подавать с правой – он это и делал. Если не давали бы, нужно было придумывать что-то еще. 

– Последнее по Финляндии. Я очень удивился, когда вы в перерыве не заменили Баринова – казалось, что у него было достаточно брака при передачах, а также излишне много агрессии в отборе.

– Баринов ошибался в обостряющих передачах, а не поперек – это нужно учитывать. Он нам был нужен не как обостряющий игрок, а как тот, кто справится со скоростью Пукки. 

В перерыве мы действительно ему подсказали, чтобы он был менее агрессивен. Он послушался – возможно, в одном моменте это даже привело к небольшим неприятностям, потому что Дима не выбросился так агрессивно, как привык.  

Миранчук изменился после переезда в Италию – даже в походке

– На пресс-конференции вы подробно объяснили, почему не взяли на Евро Смолова и Гильерме. Можете назвать самое сложное решение по заявке?

– Сложным я не назвал бы, потому что у нас не первый большой турнир, решения принимались взвешенно. Если обратил внимание, у нас почти все игроки могут выступать минимум на двух позициях. Даже Дзюба с Данией играл немного в оттяжке, отходя по Хейбьергу при их атаках.  

Головин, Миранчук, Баринов – все могут играть в разных ролях. Я слышал критику Головина и Миранчука – мне кажется, это несправедливо, их как будто отделяют от остальных, потому что они играют в зарубежных клубах.

Для того чтобы воплотить то, чего от них ждут, нужно чуть-чуть созреть. Я неслучайно говорил о прогрессе Миранчука несколько месяцев назад. Головин на пресс-конференции перед Данией говорил, что ему не хватает голов и голевых передач – это признак взросления, того, что он может себя адекватно оценивать. 

– Ваша риторика по Миранчуку сильно изменилась.

– Я не юлил ни раньше, ни сейчас. Не могу тебе врать – если буду нести явную чушь, ты скажешь: «Саламыч, я вам не верю».  

Поэтому тренер должен аккуратно подбирать слова, если что-то не так. Но в последнее время Миранчук изменился – там хорошо вышел на замену, тут помог, классно Финляндии забил. Да даже походка у него поменялась.

– Раньше была слишком вальяжной? 

– Нет, он никогда не был вальяжным. Он воспитанный, золотой парень. Реально золотой – причем не актив. И Антоха Миранчук – тоже. 

В России по щелчку не станешь самостоятельным, а в Италии Леше пришлось делать все самому. Это совершенно другой уровень ответственности – за 10 минут на поле, за пас, за удар. то идет от жизни. Мы это замечаем – значит, об этом нужно говорить, нужно быть объективным.

Черчесов публично не говорит о реформах, потому что не хочет быть голословным

– Кажется, что четвертое место в группе можно объяснить несколькими причинами: тренерскими ошибками, индивидуальными ошибками футболистов, их классом, системными проблемами нашего футбола. Эти причины можно ранжировать?

– Ты начал с тренерских ошибок – я на этом остановился бы.

Если начнешь искать там, где тебя нет, можешь заблудиться. То, что в твоей компетенции – окей, надо искать в себе.

– Вы примерно так же ответили, когда вас спросили, нужно ли реформировать российский футбол, сказав, что ответите, если вас спросит об этом руководство. Почему? Неужели вам не хочется, чтобы ваши мысли услышало как можно больше людей? 

– Реформы команды, кто забил, кто не отдал – это ко мне, я за это отвечаю. Каждый должен озвучивать то, за что отвечает. 

Меня спросили о реформах в Австрии, которые я пережил сам и как игрок, и как тренер, в Польше – как тренер – я и ответил. Об остальных будет голословно. Мне кажется, если и обсуждать реформы, сначала нужно изучить весь опыт, продумать, что реально сделать у нас. Если этого не делаешь, а просто говорить – соришь словами и ни за что не отвечаешь. 

Если передо мной положат бумагу с проектом реформ, где нужна будет моя подпись, я выскажусь по каждому пункту. Теоретически, кажется, возможно, стоило бы – если я буду так говорить, стану дезинформировать людей, а мне этого не хотелось бы. Нужны практические идеи. 

– В сборной при вас возможна ситуация, когда к вам придут Дзюба или Джикия и выскажут пожелания по схеме, плану на игру, конкретному решению по составу? 

– И в прямом, и в переносном смыслах дверь ко мне всегда открыта. 

Такая ситуация возможна, другое дело, что задача тренера – предвосхитить это. Нужно во время тренировки оценивать, кому с кем комфортнее – после этого лучше самому позвать, тогда игрок смелее в донесении информации. Но и так нужно быть тоньше – ты же не скажешь «Петя, тебе с Андреем удобно играть?» 

– То есть глобально вы не считаете, что инициатива наказуема?

– Нет, конечно. Я привык говорить о том, что могу или уже проанализировал. Поэтому вопросы по команде – ко мне.

Помните слова про то, что в сборной никто не опаздывал – и это не хорошо? Черчесов поясняет, чем эта позиция отличается от 2007-го, когда Торбинский опоздал на установку «Спартака»

– На пресс-конференции вы рассказали историю о психологе. Я правильно понял, что вы разочаровались в индустрии только из-за одного случая?

– Думаю, не бывает так, что ты много лет назад что-то увидел – и все. Но главное, о чем я сказал: психолог без опыта игры на больших турнирах (ЧМ или ЧЕ) вряд ли сможет быть полезен сборной. Если, к примеру, Акинфеев завтра получит образование психолога, он будет в моей команде, потому что он, исходя из своего опыта, может на подсознании чувствовать, что в голове у другого человека. Соотвественно, помочь, потому что сам играл на таком уровне.

– Ну а когда появился такой взгляд на психологов?

– После той истории. Я понял, что, если человек никогда не был в футбольной раздевалке, он не сможет до конца понять игрока.

– Еще одна цитата с пресс-конференции: «Психологические моменты, которые, возможно, упустили». Что это за моменты? 

– Наверное, не упустили, а не решили до конца. Все работали хорошо, но на автомате – а нужно было включить сознание. 

После каких-то вещей ситуация улучшалась – например, после контрольных матчей с Польшей и Болгарией. Но команду к ЧМ мы делали два года, а сейчас со многими провели мало времени, не все раскрылись. Повторюсь, что не было и проблемных игроков. 

– Вы чувствовали этот автоматизм по ходу всей подготовки и самого Евро?

– Видели на сборах, говорили об этом с ребятами. Что если ты бежишь налево, нужно понимать – зачем и почему. 

– Как сейчас оцениваете свою работу по слому этого автоматизма? 

– Взрыв был после матча с Бельгией – значит, мы что-то делали, чтобы обыграть финнов. Возможно, если были бы спокойны после 0:3, не выиграли бы у Финляндии.  

Об одном моменте я еще не рассказывал: на установке перед Финляндией присутствовали не только тренеры и игроки, а вся делегация сборной: администраторы, медики, пресс-служба. Это произошло впервые за пять лет. Мы могли это сфотографировать и всем показать, но у нас не принято все выставлять напоказ.

– Еще одна ваша цитата: «Ну мог кто-то один хоть раз куда-то опоздать, чтобы какой-то конфликт в команде возник? Я уж думаю: «Может, что-то специально придумать, чтобы кто-то опоздал?» 14 лет назад Торбинский опоздал на установку перед матчем «Спартака», и вы исключили его из заявки. В чем разница?

– Торбинского не было в стартовом составе на тот матч. Есть опоздание на установку, а есть – на тренировку или теоретическое занятие. 

Человек, который не приходит на установку, вообще готовится к игре? Я задал себе этот вопрос, но потом у меня с Торбинским не было проблем, он играл. Я его не отругал, не оштрафовал, но если ты забыл об установке, это кое о чем говорит. 

– Для вас опоздание на тренировку значит гораздо меньшее, чем опоздание на установку?

– Все игроки моих команд знают, что я никогда не ругаю опоздавших на тренировки. Поздоровался, потренировался, а на следующий день занес в командную кассу. Зачем ругать такого игрока? В сборной, правда, другая история – у нас нет зарплат.  

Это жизнь, лучше тихо игрок занесет в кассу, чем устраивать скандал. Ну а в конце сезона вместе отметим,главное – чтобы был повод.

***

– На этом Евро многие сборные говорят о своей философии. Испания – про стиль на поле, Дания – про игру сердцем и объединение народа.

– Мы тоже играли сердцем. Оно должно снова наполниться, как во время ЧМ. 

У нас девиз «Играем для вас». После ЧМ стадионы были заполнены на всех отборочных матчах – а потом случился ковид. 

– Этой сборной нужна смена поколений?

– Она уже идет естественным путем. На Евро под каждым опытным игроком был молодой. После Евро-2016 у нас был такой один – Головин, сейчас – достаточное количество молодых. Десять игроков нынешнего состава имеют средний возраст 22,1. Надеюсь, они и дальше будут прогрессировать.

Три года назад мы думали, что пара Джикия – Кутепов – надолго, но получилось по-другому. При этом в следующем сезоне Кутепов вполне может вернуться в старт «Спартака».

– Где место сборной России в 2021-м? 

– В рейтинге ФИФА.

– Это самый объективный показатель? 

– А есть ли другие критерии и рейтинги?

– Перед ЧМ мы очень сильно упали в рейтинге из-за того, что не играли официальные матчи. 

– Зато во время ЧМ, после него играли официальные и немного восстановили позиции. 

Хотим или нет, в конечном итоге рейтинг ФИФА отражает объективную картину. Пунктов 30 мы наверстали, значит, сделали определенный скачок.

Теперь – переходный период. 

В Германии, Франции есть постоянная подпитка. В Дании, Бельгии, Хорватии нельзя постоянно ждать появления очень качественных игроков – все идет волнами. 

Наша сборная – из этой же категории. 

Нужно это воспринимать как данность и соотносить желания с возможностями.

Телеграм-канал/твиттер Дорского

Черчесов в сборной: плохой старт, волшебная подстройка под ЧМ, спад после пандемии

«Тренер отвечает, а не оправдывается». Эпоха Черчесова в цитатах

Фото: REUTERS/Friedemann Vogel, Wolfgang Rattay, Kirill Kudryavtsev, Dmitri Lovetsky; РИА Новости/Алексей Даничев, Алексей Филиппов, Нина Зотина, Владимир Песня, Владимир Астапкович; Gettyimages.ru/ Anton Vaganov; globallookpress.com/Igor Russak, Franz Waelischmiller/ SVEN SIMON

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные