Блог Denver Broncos

Игра престолов. Битва за Денвер

24 июня 2019 года колонна черных внедорожников добралась до центра Денвера, запарковавшись вокруг двух кварталов в районе Северного Капитолия. Движение по главной магистрали практически остановилось – любопытные водители притормаживали, чтобы посмотреть, как десятки бывших игроков НФЛ, тренеры и владельцы команд - в большинстве своем в солнцезащитных очках и темных костюмах – выходят из автомобилей и собираются на ступенях столетнего католического храма Непорочного Зачатия.

Готический собор, называемый в народе «Вершина Славы Запада», представляет собой грандиозное воплощение истории: две колокольни, возвышающиеся над Колфакс Авеню на 64 метра, внутренняя отделка из белого мрамора и 75 искусно созданных витражей, отбрасывающие цветные лучи на деревянные скамьи.

Вряд ли можно было найти более подходящее место, чтобы почтить память Пэта Боулена, давнего владельца Денвер Бронкос, скончавшегося одиннадцатью днями ранее в возрасте 75 лет. Боулен владел Бронкос на протяжении 35 лет, превратив уверенно идущую ко дну франшизу в одну из самых успешных команд лиги. Пока он стоял у руля, Бронкос проиграли 7 сезонов и столько же раз сыграли в Супербоулах. Команда выиграла три чемпионства, обеспечив аншлаг на каждой домашней игре без исключения.

В тот день не менее 500 гостей посетили его поминальную службу, включая Джона Элвея и других членов Зала Славы: Террелла Дэвиса, Шеннона Шарпа и Флойда Литтла. Приехал бывший главный тренер Бронкос Майк Шенахан, владельцы Фэлконс и Колтс - Артур Бланк с Джимом Ирсеем. Одним из гостей был Пейтон Мэннинг, который, как ни странно, сидел на 18-й скамье по счету. На первом ряду расположились вдова Боулена и его дети – все одетые в черное с традиционными гавайскими лентами из живых цветов, напоминавшие о тех временах, когда Пэт Боулен жил на Оаху - третьем самом крупном из островов архипелага.

Во время церемонии некоторые из детей Боулена читали строки из Библии, а Джон Финни, его давний друг, рассказал, как они, будучи на Гавайях, плавали на каноэ, прерываясь только на матчи Бронкос, летая туда и обратно. После окончания поминальной службы, Джонни Боулен взял в руки золотую урну с пеплом своего отца и повел процессию из детей Боулена к задней части храма.

Проходя по центральному проходу, они вряд ли обратили внимание на 30-летнюю женщину на последнем ряду. У нее были те же светлые волосы, что и у ее матери, сидевшей рядом с ней, но глаза и точеный облик лица принадлежали отцу.

Эта женщина родилась в Лос-Анджелесе, прожив там большую часть своей жизни, но она фанат Бронкос. В ее доме – поместье в одном из самых богатых районов Лос-Анджелеса – на стене висел джерси Джона Линча, а повсюду были расставлены памятные вещи, связанные с историей франшизы. На протяжении многих лет она следила за командой – и когда обучалась антропологии, и когда получала степень магистра в области общественного здравоохранения и бизнеса. В прошлом году она прилетала в Денвер, чтобы посмотреть матч с ЛА Чарджерз.

Спустя два месяца после того, как дети Боулена прошли мимо нее, они узнали, кем она была. Это произошло в тот момент, когда ее имя появилось в документах окружного суда Арапахо, рядом со словами «дочь» и «наследник».

Александра Кэри родилась в 1988 году, став результатом длительных отношений между ее матерью и 44-летним Пэтом Боуленом, на тот момент женатым. Они начали встречаться задолго до ее рождения и продолжали общаться после. Боулен стал неотъемлемой частью жизни Александры.

Это точно не было абсолютной тайной. Некоторые старшие члены клана Боулен знали, что у Пэта где-то есть восьмой ребенок, но большинство из детей были шокированы новостью.

Узнав об Александре, часть родственников поспешили с ней встретиться, поприветствовав с обретением новой семьи. Заодно они попытались узнать – планирует ли Кэри присоединиться к одной из самых жестоких битв НФЛ, победитель в которой получит денверский Железный Трон и контроль над Бронкос.

Последние два года споры о собственности Пэта Боулена и будущем его команды привели к многочисленным судебным процессам. Некогда частная информация всплыла наверх, став общественным достоянием. Стало известно о существовании доверенных лиц, уполномоченных выбирать преемника Боулена и вражде внутри семьи, приведшей к расколу в клане. В это же время Бронкос, бережно взращиваемые Пэтом ради одной цели: сделать франшизу «№1 во всем», рухнули – после победного Супербоула 2015 команда больше не была в плей-офф, сыграв один ничейный и три отрицательных сезона. И нет смысла отрицать, что беспорядки внутри семьи негативно повлияли и на ситуацию на футбольном поле.

Эта сага уже превратилась в «Игру престолов» 21 века – обширный сюжет и растущий состав главных персонажей. Появление Кэри, судя по контексту, скорее не бомба, похоронившая часть героев, а внезапный поворот в драме, которая только начинается. Кэри стала еще одной фигурой на денверской шахматной доске, еще одной спицей в крутящемся колесе Боуленов.

***

Когда Джерри Джонс уйдет с поста владельца Даллас Каубойз, ясно, кто займет его место. Стивен Джонс работал вместе с отцом на протяжении трех десятков лет. Он уже управляет значительной частью операций Ковбоев и подготовлен для полного контроля над франшизой.

Когда Роберт Крафт уйдет с поста владельца Нью-Ингленд Пэтриотс, его сменит сын Джонатан, который работает в тандеме с отцом с того самого дня, как семья приобрела команду в 1994 году. Он контролирует дела каждого из подразделений Патриотов.

Задолго до того, как в 2006 году скончался Ламар Хант, владелец Канзас-сити Чифс, весь бизнес был переведен в доверительную собственность (трасты) своих четырех детей. Кларк Хант, сын от второго брака Ламара, принимал самое активное участие в жизни спортивной империи отца. Как результат – именно он был избран в качестве преемника и контролирующего владельца – доверительного собственника трастов. Он является председателем Hunt Sports Group LLC. Однако и Кларк, и трое его братьев и сестер имеют равные доли в команде. Все они играют важную роль в управлении многочисленными спортивными активами семьи.

«Мои братья и сестры не работают на меня», - сказал как-то Кларк журналисту The Dallas Morning News. – «Мы работаем вместе».

А вот у Денвера, почему-то, не оказалось никакого согласованного плана по переходу управления франшизой от отца к детям. Никто из них не был подготовлен для работы с командой. Пэт никогда не называл вслух имя будущего преемника.

Сложив с себя полномочия из-за прогрессирующей болезни Альцгеймера, осенью 2013 года Боулен передал свои 77% акций трасту, в который входят три сторонних человека и ни одного члена семьи: президент Бронкос Джо Эллис, юридический консультант Рич Сливка и денверский адвокат Мэри Келли. Вдова Боулена, Аннабель, два года назад рассказала журналистам, что и у нее обнаружена болезнь Альцгеймера. После ее смерти все интересы и имущество мужа будут переданы в равных долях семерым детям, родившимся в официальных браках. Оставшаяся часть (23%) принадлежит брату Пэта, Джону Боулену, однако одним из условий передачи доли стал его отказ от права голоса при обсуждении любых вопросов, связанных с судьбой Бронкос.

От первого брака с Салли Паркер у Пэта Боулена родились две дочери – Эми Клеммер (50 лет) и Бет Боулен Уоллес (49 лет). Во втором браке, с Аннабель, у Боулена родилось пятеро детей: Патрик Дэннис III (35 лет), Джон Майкл (34 года), Бриттани Александра (30 лет), Аннабель Виктория (27 лет) и Кристианна Элизабет (22 года).

«Если со мной что-то случится, то знайте, что эта команда останется в семье Боулен, несмотря ни на что», - сказал Пэт в интервью The Denver Post в 2013.

Но его траст, созданный еще в марте 2009 и включающий в себя генеральную доверенность на управление франшизой, не подразумевает детальной модели преемственности. Нет никаких упоминаний о том, что именно должны сделать его дети, дабы доказать, что кто-то из них достоин звания нового собственника. Или на основании чего люди, управляющие трастом, должны выбрать контролирующего владельца, а главное, когда.

Боулен надеялся, что жизнь сама рассудит, выявив лучшего кандидата на его место. Но в итоге попечители траста должны сами решать, когда и кому следует отдать бразды правления командой, оцениваемой в $3 миллиарда. Еще один вариант - они могут принять решение о ее продаже.

Поиски преемника ступают в седьмой год, а траст до сих пор не назначил даже временного контролирующего собственника. Существует предположение, что они умышленно затягивают процесс, ради сохранения власть в своих руках – обвинение, которое все трое управляющих трастом отрицают.

«Это выглядит подозрительно, и я это понимаю», - сказал 62-летний Джон Эллис. – «… Мы не собираемся следовать какому-то новому плану, а только плану Пэта. Я здесь для того, чтобы выполнять ту задачу, которую он мне поставил».

В НФЛ есть шесть женщин, являющихся единственными основными владельцами франшиз. Однако большинство команд попадают в руки наследников мужского пола. У Боулена было два сына – оба от Аннабель – но ни один из них не претендует на трон Бронкос.

Патрик, старший сын – женат, у него маленькая дочь и он уже больше десяти лет отвечает за инфраструктуру Empower Field at Mile High. Он никогда не выражал заинтересованности в том, чтобы превратиться в контролирующего владельца.

Есть еще Джон - бывший ди-бэк, в свое время приглашенный Джимом Харбо в программу университета Сан-Диего. Он вернулся в Денвер, когда его футбольная карьера стремительно завершилась. Джонни получил степень в Денверском университете на факультете менеджмента, а затем и степень магистра делового администрирования в университете Колорадо. В последний раз он работал на Бронкос в должности маркетолога. Джон никогда не упоминался в ежегодных медиа-гайдах команды, а в 2015 и вовсе был уволен.

В том же году его арестовали по обвинению в бытовом насилии. Инцидент запомнился городу и позорной похвальбой перед диспетчером 911 – на записи Джон говорит, что является собственником Бронкос и «кровью этого города». Позднее суд признал его виновным, приговорив к испытательному сроку. Ему были назначены принудительные курсы лечения от наркотической зависимости и работа с психологом.

Джонни предпочитал не показываться на публике вместе с остальными членами семьи, словно не отождествлял с ними свое родство. Особенно, когда занимался писаниной в инстаграм-аккаунте @superbowlen, где оставлял посты про тренерский штаб Бронкос, желании перевезти команду в Канаду, как его «бросили умирать эти гребаные сучки-сестры» и как его отец хотел, чтобы он, а не одна из сестер, управлял делами Бронкос.

«Он сказал мне, что я будут тем самым человеком. Это прямо кипит во мне, не дает спокойно жить», - писал Джон в прошлом году. - «Я схожу с ума, думаю об этом. Реально. Потому что я самый квалифицированный из них всех. Я лучше всех обучен. У меня есть способности, чтобы заниматься чем-то поважнее, чем быть тупым маркетологом. Все это меня убивает. Мне не дают делать то, что хотел мой отец. Я верю, что однажды кто-то даст мне шанс».

А затем Джонни переехал в Калифорнию.

Так что остается пять дочерей Боулена, трех из которых, судя по всему, можно смело вычеркнуть.

В феврале 2015 попечители траста направили семерым детям и Аннабель то, что они назвали «требования и квалификации», необходимые для получения контроля над футбольной собственностью Пэта. Список включал в себя степень бакалавра в области бизнеса или экономики, либо ученую степень в области бизнеса или юриспруденции, не менее 5 лет опыта работы в высшем руководящем звене команды лиги, на стадионе или в офисе НФЛ, а также ряд субъективных качеств, вроде способности «влиять и мотивировать других» или умения «заработать уважение окружающих».

Эти требования исключают из рассмотрения двух младших дочерей: Аннабель Викторию и Кристианну Элизабет, которым меньше 30 лет – обе не работали на столь высоких должностях и у них отсутствует должное образование. У самой возрастной дочери, Эми, нет ученой степени и опыта работы. Да и сама она, отвечая на вопросы прессы, говорила, что не желает самостоятельно управлять Бронкос. Эми живет на Гавайях с действительно выдающимся мужем-хирургом и у нее налаженная жизнь.

Остаются Бет и Бриттани – две дочери, родившиеся от разных матерей, между которыми почти 20 лет разницы. Обе заявили, что хотели бы контролировать судьбу денверской франшизы, после чего клан Боулена раскололся на два конфликтующих лагеря. Отныне каждый продвигает во власть своего кандидата.

***

В мае 2018 Бет во всеуслышание объявила, что готова стать управляющим владельцем Денвер Бронкос, и что она предложила попечителям траста долгосрочный план преемственности, включающий в себя судьбы младших братьев и сестер.

«Я выполнила критерии, установленные доверенными лицами. Пришло время выйти и громогласно выразить свой интерес и желание вновь стать частью организации», - рассказала Бет в интервью The Athletic. – «Поскольку переход франшизы под управление детей является главным желанием моего отца, я очень надеюсь, что они отреагируют на мой план положительно, в том числе и потому, что в него входят все дети, которые получат возможность возглавить Бронкос в определенный момент времени».

Когда попечители заявили, что Бет «не способна и не квалифицирована» для управления командой, плотину прорвало.

Сначала брат Пэта, Билл Боулен, поддержал Бет, хотя его голос и не имеет значения. В ответ Джон Элвей написал в твиттере о поддержке Джо Эллиса, своего босса. Затем Бет и Эллис начали персональную баталию, вооружившись СМИ и судебными документами.

Через The Athletic Бет сообщила, что она «очень даже способная и квалифицированная женщина, и поэтому может быть опасна для некоторых мужчин». Эллис промолчал, но спустя пару месяцев траст подал в суд документы, в которых приводились доказательства того, что Бет «не хватает делового опыта и бизнес-навыков, знаний, лидерских качество, честности и твердости характера» - факторов, необходимых для управления активом ценой в $3 миллиарда.

Будучи заядлым наездником, регулярно принимая участия в калифорнийских соревнованиях по конкуру, Бет большую часть своего детства провела на Гавайях, в поместье Кайзер, проживая там после развода родителей вместе с сестрой Эми. Ее мать, Салли, обосновалась в Гонолулу, выйдя замуж за одного из сыновей Силвана Голдмана - изобретателя тележки для супермаркетов, чей банковский счет превышал $400 миллионов.

Бет перебралась в Колорадо после окончания старшей школы, отучившись в местном университете и получив диплом по социологии в 1994 году. Спустя два года она поступила в один из денверских юридических колледжей, но бросила учебу из-за смерти бывшего отчима и близкого друга.

Бет вернулась в Гонолулу, где оставалась почти 10 лет, выйдя замуж за своего первого мужа, родив двух сыновей и основав бизнес по организации праздников, после чего развелась. По ее словам, причина возвращения в Колорадо в 2009 году стал Пэт Боулен, убедивший ее обосноваться в Денвере и начать погружаться в семейный бизнес. Год спустя она вновь вышла замуж за нефтяника Джона Уоллеса, приступив к работе внутри франшизы в 2012.

Джо Эллис назначил Бет руководителем отдела специальных проектов. Она участвовала в работе по созданию площади Кольца Славы перед стадионом, постоянно принимала участие в различных благотворительных мероприятиях, проводимых командой, являлась членом совета директоров нескольких некоммерческих организаций. В общем, старалась быть на виду. Кроме того, Бет вернулась в юридический колледж и закончив его в 2016, получив соответствующий документ.

Однако в 2015, за год до окончания обучения, Бронкос увольняют Бет. Джо Эллис объяснил ей, что ее должность больше не представляет никакой ценности для франшизы и в связи с оптимизацией затрат и реорганизации офиса в ее услугах команда больше не нуждается.

Бет утверждает, что это произошло сразу после того, как она проинформировала траст, что возвращается в колледж для получения юридического образования и выполнения всех ранее озвученных требований попечителей. Бет считает, что Эллис поступил таким образом по единственной причине – ради саботажа ее кандидатуры на пост владельца Бронкос. Попечители отказались публично рассказать все подробности увольнения, за исключением того факта, что Бет была «полностью проинформирована» о причинах случившегося.

Казалось, увольнение Бет расчистило путь для последней оставшейся в битве за престол дочери. Управляющие траста дали понять, что они делают ставку на Бриттани. Перед тренировочным лагерем 2018 Эллис подробно рассказал о ее образовании и работе в консалтинговой фирме McKinsey & Company. По его словам, в первую очередь не траст, а сама Бриттани была заинтересована в таких перспективах, вознамерившись вернуть Денвер Бронкос в семейное лоно.

Бриттани, дочь Боулена от второго брака, получила финансовую степень в университете Нотр-Дама и степень магистра делового администрирования в университете Дьюка. Она отработала сезон в Бронкос в роли бизнес-аналитика, а затем год работала в офисе McKinsey. Бриттани вернулась в команду в декабре 2019, получив место вице-президента по стратегическим инициативам. Должность, специально созданная под Бриттани. Она отчитывается перед финансовым директором Джастином Уэбстером и коммерческим директором Мэком Фриманом.

В конце 2019 Эллис, выступая на итоговой пресс-конференции, с восхищением рассказывал о первом месяце ее работы, заявив, что она «зарекомендовала себя как единственный ребенок, на которого мы рассчитываем, который сможет заменить Пэта Боулена».

«Ей комфортно в новом статусе. Она очень уверена в себе, умна и трудолюбива. Она скромна и не пытается представить все так, будто имя Боулена превращает ее в особенного человека», - добавил затем Эллис. – «Как я уже сказал, она действительно хорошо себя зарекомендовала. Многие сотрудники офиса готовы это подтвердить».

Когда попечители траста превозносили Бриттани и принижали Бет, они вновь напомнили о тех «требованиях и квалификациях», которые ранее разослали всем наследникам. «Это всего лишь наше видение, наше предложение», - сказал Эллис. – «Не контрольный список, обязательный к исполнению». Сторона Бет тут же отреагировала. Ворота сдвинули прямо перед пробитием филд-гола – оказывается, Бриттани уже не требовалось иметь пятилетний опыт работы в фронт-офисе, чтобы стать владельцем команды.

Семеро детей унаследуют в равных долях 77% акций своего отца, которые останутся в доверительном управлении - в трасте - и только избранный контролирующий владелец будет принимать все решения. Это означает, что шестеро других не смогут даже продать свои доли – назло или ради денег, ограничившись получением дивидендов.

Лагерь Бет высказал мнение, что, поскольку Боулен включил в завещание положение о возрасте (хотя в нем шла речь только про имущество, а не про франшизу), можно сделать вывод, что Пэт рассматривал прописанные там 40 лет как «возраст финансовой зрелости», и он не хотел бы видеть нового владельца Бронкос моложе этой цифры. Мнение, не подтвержденное документально.

«Если дети, все дети Пэта, не согласятся сделать Бриттани новым собственником франшизы, то нас ждут новые битвы», - сказал Эллис. «И случись такое при живом Пэте, он бы предпочел продать команду». Тем не менее, в положениях траста не прописано обязательное согласие всех родственников – попечители могут своими голосами избрать нового собственника, поставив всех перед фактом. Эллис заявил, что не хочет идти таким путем.

***

14 сентября 2019 года Бриттани Боулен вышла замуж за адвоката по корпоративным вопросам Алекса Кима, проведя церемонию в Колорадо, на небольшом курорте Бивер-Крик. Там присутствовало 75 гостей, включая ее мать Аннабель, двух младших сестер и брата Патрика с женой и детьми. Были приглашены три попечителя траста, как и генеральный менеджер Бронкос Джон Элвей. Похоже, именно так выглядит ее лагерь

Правда, на празднике присутствовала и Бет.

Немногие события в жизни собирают вместе всю семье. Одно из них – свадьба. Однако, это не про Боуленов. За сутки до церемонии бракосочетания Бет и Эми подали в окружной суд Арапахо иск с целью оспорить обоснованность создания траста по той причине, что в тот момент их отец, якобы, уже не осознавал, какие именно документы подписывает. Сестры утверждают, что диагноз «болезнь Альцгеймера» был поставлен Пэту еще в 2006, а в 2009 он пережил серьезный приступ, после чего на него было оказано неподобающее влияние, в результате которого и был создан существующий траст.

Спустя два месяца после создания траста Боулен рассказал колумнисту Denver Post Вуди Пейджу о том, что начал испытывать «кратковременную потерю памяти», в связи с чем передал Джо Эллису дополнительные полномочия. Однако Боулен оставался владельцем Бронкос до 2013 года.

«Люди, которые хорошо знали Пэта, которые находились тогда рядом с ним и которые не имеют мотивов для лжи, в курсе, на что он был способен в 2009 и какие решения принимал», - сказал Эллис.

Иск сестер не был первым. Билл Боулен, брат Пэта и владелец части акций, публично поддержавший Бет в октябре 2018, подал в суд 21-страничную петицию с требованием отстранить попечителей траста от власти, назначив на их место независимого управляющего. Среди прочих претензий Билл утверждал, что доверенные лица умышленно отказались от реализации долгосрочного плана преемственности, нацеленного на сохранение Бронкос в семье, и что их роли позволяют им действовать «без какой-либо ответственности» перед Боуленами.

Билл подал иск спустя пять дней после того, как Бриттани публично объявила о желании стать контролирующим владельцем. Он заявил о банальном совпадении. Дело было закрыто в августе 2019, в том числе и потому, что некоторые запросы Билла суд не смог проверить в связи со смертью Пэта.

Что касается иска Бет и Эми, поданного за сутки до росписи, сестры и их адвокат заявили, что все дело в дедлайне арбитража НФЛ. Однако любой, кто понимает происходящее внутри клана Боуленов, знает, что еще одним совпадением тут и не пахнет. Это давление.

В основе всех судебных процессов лежит первоначальный траст Боулена, созданный еще в 1998 году и несколько раз пересматриваемый Пэтом. Последний раз правки в документы вносились в 2005. Благодаря судебным слушаниям общественности стало известно, что изначально Боулен назначил себя единственным доверенным лицом траста, вписав имена трех преемников: Билла Бриттона, своего адвоката, Джима Шефера, давнего помощника и Рича Сливка, единственного человека, пережившего все этапы траста.

В 2009 оригинальный траст был расформирован и замене на новый. Отзыв старого траста автоматически устраняет историю правок и изменений, поскольку новый документ попросту заменяет старый. В новом трасте к Сливке, вместо Бриттона и Шефера были добавлены Эллис и Келли. Все трое назначались управляющими франшизой в случае недееспособности Пэта Боулена. Все трое обладают несколькими уровнями власти в Бронкос.

Эллис является президентом и генеральным директором, а также представителем владельца команды (фактически владельцем). Сливка – исполнительный вице-президент и юридический консультант франшизы. Келли – президент ассоциации адвокатов Денвера и доверенное лицо Пэта Боулена, с которой он регулярно общался по личным вопросам – отвечает за все судебные процессы, связанные с командой и игроками.

Имущественный адвокат, составлявший завещание Боулена в 2009, подписал письменное свидетельство о том, что Пэт Боулен полностью осведомлен о ролях троих управляющих нового траста и считает, что данная конфигурация распределения власти и обязанностей отвечает наилучшим интересам как Бронкос, так и его семьи, даже с учетом возможных конфликтов в будущем.

Суд принял решение объединить иск Бет и Эми с еще двумя – один касался вопросов наследства имущества, а другой выплат по страхованию жизни. Расследование продолжается. Свидетельские показания тех, кто плотно работал с Боуленом и хорошо его знал, в этом деле будут иметь огромное значение.

Разбирательство назначено на 1 сентября 2020 года, если, конечно, стороны не решат дело миром. По сути, перед судьей стоит один вопрос – был ли в Пэт Боулен в твердом уме и здравой памяти, когда в 2009 создал новый траст.

Если суд установит, что к тому моменту Пэт уже не был достаточно дееспособен, то новый траст будет аннулирован, а права на команду возвращены старому, образца 2005 года. Однако это лишь осложнит будущее Бронкос, поскольку двое из трех доверенных лиц вне игры. Билл Бриттон умер три года назад, а Джим Шефер живет на Гавайях, не участвуя в жизни семьи и франшизы последние 15 лет.

Более того, в отличие от действующего траста, в старом есть пункт о том, что Бет и Эми, дочери Пэта от первого брака, могут быть лишены наследства, если будут оспаривать в суде определенный набор вопросов, в том числе, связанных с франшизой. Они по-прежнему смогут получать крупные выплаты и по страхованию жизни, и с прибыли от работы денверского стадиона, но доля акций перейдет к их детям.

Однако и Бет, и Эми готовый пойти на риск из-за своих убеждений, уверенные, что попечители траста действуют в своих собственных интересах. Поэтому, чем дольше Бриттани остается главным претендентом на роль контролирующего владельца, тем дольше Джо Эллис остается президентом, даже несмотря на четыре провальных сезона. Если Бриттани сядет на Железный Трон, то наверняка не забудет тех, кто ее короновал.

***

Последние месяцы жизни Пэта Боулена и в течение короткого периода после его смерти, семья публично демонстрировала единство. Когда год назад его выбрали в Зал Славы НФЛ, шестеро детей (без Джонни и, понятно, что без Александры Кэри) вместе вышли на сцену. Они вместе обращались к средствам массовой информации, вместе решали, кто и на каких мероприятиях должен присутствовать.

«Не думаю, что кому-то нужно о чем-то там беспокоиться», - говорил Патрик Боулен в те дни. – «Мы все будем следовать тем же самым правилам, которым следовал мой отец. Мы будем двигаться вместе вслед за его мечтой. Мы нацелены на то, чтобы привезти в Денвер еще несколько Ломбарди Трофи. Мы собираемся всех сделать счастливыми».

После смерти Боулена дети объединились для организации поминальных служб в Колорадо и на Гавайях, а также провели откровенную дискуссию о правопреемнике. Они говорили о том, как все хотят ощущать себя «оцененными». Они знали, что только кто-то один будет назначен контролирующим владельцем, но при этом у всех могла быть значимая роль в управлении франшизой. Например, как это случилось в семье Хантов, вчетвером развивающих Чифс.

Единство было недолгим. И когда появились разногласия, число людей, вовлеченных в сериал, лишь увеличивалось.

45-летняя дочь Билла Боулена, Джули, воспользовалась фейсбуком как рупором, чтобы поддержать Бет и компанию своего отца против управляющих трастом. Она публиковала длинные тирады о «наемниках», руководящих Бронкос, которые «на самом деле просто кучка больных ублюдков, отнимающих у семьи право наслаждаться жизнью и наследием Пэта».

Джули, живущая в Австралии, написала и о том, что «Бронкос в руинах» и что «Пэт сейчас испытывает отвращение и разочарование». Обычно она заканчивала свои посты множеством красочных хэштегов, вроде #bustthetrust, #joemustgo и #rightfulowners.

Самая младшая дочь Пэта, 22-летняя Кристианна, ответила Джули: «Я думаю мой отец сейчас разочарован в таких людях, как ты… Будь отец рядом, он сказал бы вам, что это не первые проигранные сезоны в истории команды, и что надо поддержать семейный бизнес, а не критиковать, и не выносить личные вопросы на всеобщее обсуждение. Я прошу уважать память моего отца и франшизу, ради которой он жил и работал».

Поскольку баталии, как в суде, так и за его пределами, затянутся на несколько серий, если не сезонов, а Бет, Эми и Джон продолжают настаивать на том, что никогда не примут в качестве управляющего владельца Бриттани, то нужно задаться вопросом: примет ли необходимое большинство владельцев франшиз НФЛ Бриттани или Бет в свой клуб, зная о негативе и несогласованности, которые идут с ними в комплекте? И таких нужно найти минимум двадцать четыре.

***

Салли Паркер, первая жена Пэта Боулена, узнала о существовании Александры Кэри 15 лет назад, на одной из коктейльных вечеринок. Один из присутствовавших, считая, что раз в курсе он, то в курсе и Салли, упомянул в беседе имя Кэри. Но Салли ничего не знала.

«Кстати, а разве не вы были женой Пэта?», - спросил мужчина с усмешкой.

Конечно, ответила Салли.

«Ну, так вот, это его ребенок», - сказал он.

Салли ощутила приступ тошноты и быстро уехала с вечеринки.

Шли годы, но она никогда предавала тот разговор Боулену и никогда не пыталась проверить, действительно ли Кэри его внебрачная дочь. О ней знают нынешние управляющие траста. Предыдущие тоже о ней знали. Например, когда-то Билл Бриттон занимался передачей ей дома в Лос-Анджелесе.

В настоящее время Кэри является директором частной компании, связанной с здравоохранением. Она работает в Южной Калифорнии и отказалась общаться в ходе подготовки этого материала. Но близкие к ней источники, рассказали, что она хочет официального утверждения в качестве еще одной дочери Пэта Боулена.

Бет с Эми, Билл с Джули и Салли летали в Лос-Анджелес, чтобы провести с ней какое-то время. Кэри и ее муж прилетали в Денвер в декабре 2019, чтобы посмотреть на победу Бронкос над Детройтом. Кэри даже прикрепила на одежду оранжевый круг с надписью «Mr. B».

Она до сих пор не общается ни с кем из семьи Аннабель.

У Александры есть невысказанный, но весьма очевидный мотив: как только она получит статус дочери Пэта, то сможет бросить свой вызов трасту.

В ноябре 2019 Кэри подала в суд требование о включении ее в текущее дело. Суд удовлетворил эту просьбу. Теперь она осведомлена о всех деталях процесса и связанных с ним документах. Сложно сказать, намерена ли Кэри претендовать на 1/8 долю акций Бронкос или роль контролирующего владельца команды. В этой саге глупо что-то говорить наверняка.

***

P.S. От переводчика. Стоит заметить, что в борьбе за денверский Железный Трон не хватает персонажей мужского пола (многие умерли). Я бы добавил сюда… Дрю Лока. Если кто-то не в курсе, то до драфта он встречался с Грейси Хант - дочерью владельца Чифс. Переехав из Миссури в Колорадо, Лок с ней расстался, переключив внимание на местных красавиц. В семействе Боуленов до сих пор не замужем только 22-летняя Кристианна Элизабет - вполне себе вариант. И раз Лок специализируется на дочках собственников франшиз НФЛ, то почему бы и нет? Вот где будет интрига.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья