Три гроша
Блог

Мартен Фуркад: «Самое время остановиться»

31-летний Мартен Фуркад объявил в пятницу, что его карьера завершится в субботу после гонки в Контиолахти. В интервью французскому спортивному изданию  L'Équipe пятикратный олимпийский чемпион рассказывает, как он решил повесить на гвоздь лыжи и винтовку.

Почему вы решили остановиться?

В глубине души я чувствую, что сейчас самое подходящее время. Я в мире с этим решением. Первый раз о завершении карьеры я подумал после Игр в Пхенчхане (2018). И до самого Антхольца (в этом году) обдумывал эту мысль, которая зрела в течение двух лет. Пока ты не осмелишься сказать себе, что прекращаешь карьеру, решение не принято. Каждый день ты получаешь удовольствие от  тренировок и продолжаешь говорить себе: я продолжаю ради пяти лет. А на следующий день тяжело, и ты думаешь, что остановишься в конце сезона. Это не черное или белое. Я знаю, что буду скучать по всему этому, но чувствую, что пришло время поставить точку.

Был ли конкретный момент, который стал решающим фактором?

Я принял это решение в день эстафеты в Антхольце (победа французской команды). Я едва сдерживал слёзы, и тогда понял, что это сигнал, говорящий, что мне необходимо двигаться дальше.  Вернувшись с чемпионата, я поговорил с Дельфин Верхейден (его адвокат) и с Элен (его спутница). Это непростое решение, но оно принималось в момент счастья, и если были слезы, то только от радости. Однако это 20 лет моей жизни, которые я оставляю позади. И даже если я уверен, что это правильное решение, оно не самое лёгкое.

Зачем объявлять об этом сейчас, прямо перед вашей последней гонкой в эту субботу в Контиолахти (Финляндия)?

Я хотел, чтобы фанаты биатлона, мои близкие знали, что они смотрят мою последнюю гонку. В молодости я наблюдал за последней гонкой Рафаэля Пуаре, зная, что она для него последняя. И в этом случае ты смотришь совсем по-другому. Я должен был сказать своим зрителям и близким, что после этого уже ничего не будет. Правильное ли это решение, чтобы выиграть генеральную классификацию? Я не знаю, но чувствую именно так.

Это особая неделя, чтобы справиться с эмоциями?

Уже три дня, как я очень взволнован, и это, конечно, особый момент. Когда я говорю об этом, у меня наворачиваются слезы. Но эти эмоции от уверенности, что принятое решение – правильное.

Могло ли желание олимпийского титула в эстафете в 2022 году в Пекине заставить вас продолжать?

Я это взвешивал. Я чувствую себя хорошо, вот что затрудняет решение. Чувствую, что способен быть даже лучше, чем в этом году, потому что считаю, что ещё не полностью восстановился после прошлого сезона. Конечно, я чувствую, что могу поехать (на Олимпийские игры в 2022 году) в Пекин, чтобы выступить там и выиграть новые титулы. Я чувствую эту любовь к соревнованиям, биатлону, спорту. И тем не менее думаю, что мне нужно выразить эту любовь по-другому.

Когда вы выиграли свою первую гонку Кубка мира здесь, в Контиолахти, предвидели вы свою карьеру до марта 2020 года?

Я никогда не мог представить себе, что это будет лишь сотой частью того, что мне предстоит пережить. И это намного  превзошло мои самые смелые мечты.

Какой самый лучший момент в вашей карьере?

(Долгое молчание.) Это такой сложный вопрос. Если мне нужно вспомнить одну гонку, это будет преследование на Играх в Сочи (2014) – мой первый олимпийский титул, но я не расценивал его как подведение итогов своей карьеры. Я помню не результат, а чувство удовлетворения и умиротворения, нечто более глобальное. Трудно сейчас вернуться назад и остановить мгновение. Конечно, я не могу отрицать, что победы были моим топливом почти 10 лет, но не поэтому я начал кататься в Пиренеях 20 лет назад, а ради впечатлений. Если мне это очень нравилось, то не в последнюю очередь благодаря знакомствам и отношениям между людьми.

МАРТЕН

Кто оказал наибольшее влияние на вашу карьеру?

Если необходимо выбрать одного человека, то это мой брат Симон. Он единственный, кто прошёл со мной весь путь от начала до конца. Кроме того, Стефан Бутье (его тренер до 2018 года) занимает определённое место в моем сердце и моей карьере, даже если в последние два года эти отношения меньше присутствуют в повседневной жизни. И, конечно, есть Жан-Гийом Беатрикс – соперник, который сопровождал меня дольше всех: от дебюта до становления, до олимпийского подиума (Беатрикс 3-й в гонке преследования в 2014 году, Фуркад 1-й).

Кто был вашим лучшим соперником?

Эмиль Свендсен (норвежец). Потому что он, как и я, был на пике своей карьеры. Это был настоящий вызов. Против него я сражался в самых красивых битвах.

Какой след вы хотите оставить?

Безусловно, существует определённый имидж, связанный с результатами, победами, доминированием в течение десяти лет, которого я не хочу лишиться. Однако, надеюсь, что образ и воспоминания, которые я оставлю, будут глубже из-за того, что я хотел привнести в свой спорт, что хотел создать коллективную историю в разгар индивидуальной карьеры. Надеюсь, через 10 лет меня будут помнить больше за это, чем за результаты. Но, возможно, это утопия.

Есть ли место сожалениям в вашей карьере?

Я не имею на это права, хотя были моменты, когда я поступил бы по-другому. Я имею в виду индивидуальную гонку в Пхенчхане (Олимпиада- 2018), и тот спринт в Ванкувере (Олимпиада- 2010), который сильно повлиял на мою карьеру, и прошлый год. Но это часть моей истории.

Что будет с командой Франции без вас?

Победа в эстафете на чемпионате мира (2020) – одна из тех вещей, которая позволяет мне уйти спокойным. Одним из моих самых больших размышлений о продолжении карьеры было желание поехать с ребятами за командным олимпийским титулом в Пекин. Но я ухожу безмятежным, потому что знаю – я им больше не нужен. Я оставляю сильную команду. С Кентеном (Фийон-Майе), который будет там несколько лет и будет сражаться за Кубок, с Эмильеном (Жакелен), который способен на огромные вещи. Я ухожу со спокойным чувством, что передал эстафетную палочку, которую мне когда-то доверили, и это особенно дорого для моего решения.

мартен

Сможет ли норвежец Йоханнес  Бё побить ваши рекорды и рекорды своего соотечественника Бьёрндалена?

Да, он может, как смог я. У него есть талант, он создан для этого. Возможно, это не то, что мы слышим из уст чемпионов, но, я надеюсь, он сделает это. И тогда я буду еще более гордым, так как побеждал его, особенно в  сезоне-2018, который также стал для меня одним из самых красивых.

Как будет выглядеть Фуркад завтрашнего дня?

Любовь к спорту будет присутствовать всегда. Это та область, в которой я хочу выразить себя. Сегодня сложно сказать, что я буду делать, когда вернусь из отпуска, потому что пока не задумывался об этом и ни с кем об этом не говорил. У меня есть обязательства перед моими партнерами, которые выходят за рамки моего решения завершить карьеру и которые составляют часть моего будущего. У меня есть мероприятие (Martin Fourcade Nordic Festival), которое я организовал в Анси и которое хочу сохранить. Вероятно, оно будет немного особенным в этом году. Потом я никогда не скрывал, что люблю олимпизм и проект Париж-2024.

В чем заключался ваш секрет?

Я часто задавал себе этот вопрос, потому что надеялся сделать из ответа успешный роман (смеется). У меня есть физические качества, которые позволили мне добраться туда, где я сейчас нахожусь. Однако я убежден: настоящее значение имели отнюдь не физические качества, а ментальная энергия, которая на протяжении всей карьеры позволяла мне выступать лучше, чем я мог себе представить. Человек вообще способен на то, о чём и не подозревает. Я это испытал на лыжах. Если и был секрет, это не работа. Было бы неуважением по отношению к моим соперникам сказать, что они работают меньше, чем я. Это некая химия: находиться в правильном месте в нужное время, в спорте, который подходит лично мне и заставляет задуматься о моих качествах, физических и умственных.

 

Что всегда поражало, так это ваша способность реагировать на неудачи. Как и ваша победа в гонке преследования в Пхенчхане-2018 после неудачи в спринте.

Помимо способности к реакции, возникает вопрос: чем объясняется разница в один день между спринтом и преследованием? Это не физические качества, инвентарь и подготовка. Это что-то глубоко внутри, как некий шар, который помогал мне побеждать в течение десяти лет. Остальное необходимо, это предпосылка, но основное – то, что внутри. Такая вещь, которую нельзя объяснить графиками и исследованиями... Это не спорт. Я много себя слушал и верил в себя. Для меня спорт не лаборатория. Потому что у него есть та магия (не знаю, можно ли назвать это магией?), та химия, которая в нужный момент дарит тебе дополнительные силы.

Есть что-то, что вы хотите сделать сейчас и чего не смогли достичь за свою карьеру?

Есть много вещей, которые подталкивали меня продолжать, но одна вещь, которая заставляет остановиться, – желание жить без этого давления, которое иногда расстреливало меня, даже если это слово немного громкое. Иногда очень тяжело переносить подобные ожидания. Это касается всех сфер моей жизни, но прежде всего моих дочерей. Думай обо всем остальном, прежде чем думать о себе.

Есть вещи, по которым вы будете скучать?

Меньше всего я буду скучать по ожиданиям, которые возложил на себя. У меня никогда не было сожалений, потому что я сделал все возможное, чтобы не иметь их. Сделал жизненный выбор, который иногда был ограничительным, но следовал ему от начала до конца, чтобы никогда не сказать себе, что можно было сделать лучше. Конечно, были вещи, которые я бы сделал по-другому.

И чего же вам будет больше всего не хватать?

Каждый день решать, что мне делать, быть для себя единственным боссом, вести уникальный образ жизни. Я увлекаюсь спортом, и моя профессия – заниматься им каждый день. Бывают трудные дни, когда приходится заставлять себя. Но все остальное время – удовольствие заниматься работой, которая для некоторых всего лишь хобби. Я буду скучать по жизни в коллективе. Команда – это семья, которую я создал за 10 лет и которую видел гораздо чаще, чем собственную семью. Это те люди, которых иногда не можешь выносить, но при этом понимаешь, что когда их не будет рядом, начнёшь скучать по ним.

Биатлон сильно изменился с момента вашего дебюта?

Да, и я по-настоящую горжусь этим. Я вырос благодаря своему спорту, но у меня также был шанс увидеть, как этот вид спорта растет вместе со мной. И сейчас я испытываю гордость и удовлетворение, потому что много работал для этого. В плане воздействия, особенно во Франции, многое изменилось. Мы повысили уровень профессионализма, но мне никогда не казалось, что в начале карьеры победить легче, чем в конце.

Каким вы видите свое место в истории французского спорта?

Я не думаю об этом, и не моё дело определять его. Я горжусь тем, что мне удалось привлечь внимание к своему спорту. Есть большая разница между началом и концом моей карьеры. Когда люди спорят, кто является лучшим –  Эстанжо, Фуркад, Ринер, Лавиллени, Платини, – это дискуссия бесплодна. Но тот факт, что меня, как и других биатлонистов, упоминают в этих спорах, приносит  удовлетворение.

В самом начале вы были немного дилетантом. В какой момент вы действительно стали профессионалом?

На Играх в Ванкувере в 2010 году. Будучи серебряным призером масс-старта, я впервые увидел и представил себя на самом высоком уровне. У всех нас в детстве были мечты, но довольно абстрактные. А тут я ощутил вкус. Это уже не было детской мечтой, слегка оторванной от реальности, это стало амбицией, и мне пришлось потрудиться, чтобы осуществить её. Эта гонка –  щелчок в моей карьере, потому что она заставила меня захотеть стать олимпийским чемпионом и рекордсменом. Для этого нельзя было полагаться на волю случая, необходимо было стать более профессиональным.

мартен

В Ванкувере вас опередил россиянин Евгений Устюгов, в отношении которого ведётся расследование по делу о допинге, и его титул может перейти к вам. У вас есть ощущение, что допинг стоил вам многих побед?

У меня есть невероятный шанс, но вот что я скажу: если я получу эту золотую олимпийскую медаль, это ничего не изменит в том пути, который я прошёл, потому что мне посчастливилось выиграть другие. Да, я знаю, что меня иногда обкрадывали. Но, в конце концов, поскольку я смог испытать эти эмоции позже, я никогда не буду скучать по этому олимпийскому титулу в Ванкувере. Но я боролся (против допинга) за тех, у кого не было такого же шанса в карьере, за тех, кто должен был его иметь, но не получил. Вот за них надо бороться. Больше, чем за меня.

Что, если этот титул 2010 года всё же достанется вам?

Конечно, я приму титул с удовольствием, потому что он достанется мне в результате доказательств. И я буду, к примеру, очень гордиться, что мне удалось выиграть три олимпийских титула на трех Олимпиадах подряд. Это польстит моему эго, но ни в коем случае мне не будет недоставать его, потому что я пережил все остальное. Да, у меня что-то украли, но я могу с гордостью смотреть на себя в зеркало. И осознание, что я сделал всё моим нутром, моим сердцем и ничем другим, в конце концов, не имеет цены.

Сейчас вы сможете больше времени уделять комиссии спортсменов Париж-2024, председателем которой являетесь...

Я никогда не скрывал, что этот проект волнует меня. Тем более в нынешние времена коронавируса, когда все отменяется. Именно в этих условиях мы осознаем важность этого проекта для восстановления и дальнейшей перспективы. Мне хочется быть более вовлечённым, чем позволял до сих пор мой график. Это коллективный проект, в который я очень верю и в котором хочу быть движущей силой.

Эта битва за глобус – то, о чем вы мечтали в своей последней гонке?

Приятно испытывать эти ощущения, особенно в сравнении с прошлым годом. Я не хотел останавливаться на вершине, иначе закончил бы в Пхенчхане, это был идеальный момент, но мне он таким не казался. Мой маршрут не был закончен, и мне пришлось снова идти по нему. Я рад, что удалось вернуться в норму после прошлого года. Наверное, это был самый большой вызов в моей карьере. Здорово уйти, находясь в эпицентре схватки. И сейчас самое время совершить этот вираж.

 

ОРИГИНАЛ

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные