Блог АП-Темпо

Намного больше, чем просто воспоминание

Текст Артёма Панченко, 2008-ой год. Оригинальный вариант поддался стилистической обработке.

Символизм — удивительная, воистину великая штука, и болельщики «Бостона» этим летом ее полноценно прочувствовали на себе. Нет, не те фаны, которые присоединились к команде с приходом Гарнетта, а ветераны, помнившие успехи «Селтикс» времен Ларри Берда. Последний раз, до прошлогоднего триумфа, клуб из Массачусетса завоевывал перстни 22 года назад. Тогда же, в 86-м, подопечным еще Кей Си Джонса выпал шанс на фантастическое будущее. Имя ему — Лен Байас.

С ним связывали построение еще одной Династии «Зеленых», уже после ухода Великого тридцать третьего номера, однако внезапная смерть «парня, который мог затмить Джордана», убила все надежды «Кельтов». И, наверное, правильно, что 17 июня 2008-го года, по прошествии ровно двадцати двух лет со дня того самого драфта, «Большое Трио» подняло над своими головами такой желанный трофей.

История и трагедия «лучшего форварда в истории Атлантического побережья» — это то, что я старался написать уже достаточно давно, и вот, наконец, представил на суд читателю.

«В Мэриленде никто не хотел быть как Майкл, все хотели быть как Байас!»

История Лена Байаса кардинально разится от трагедии Мориса Стоукса, описанной мною ранее, потому что она уже соответствовала реалиям нынешнего времени. В ней было больше точек соприкосновения со всем здешним, она ближе, мы практически можем ее почувствовать. Какими бы не были ее подробности, вопрос она оставила всего один: «а что если»? Прошло два с половиной десятилетия, а мы по-прежнему не можем найти на него вразумительный ответ.

В середине восьмидесятых, никто точно не мог сказать, кто из пары Байас — Джордан являлся более талантливым

Большинство специалистов сходились в одном мнении: Майкл и Ленни – были лучшими атлетами в американском баскетболе того времени и самыми одаренными выходцами с Атлантического побережья. Их талант, по крайней мере, на студенческом уровне был очень даже сопоставим, и большинство тогдашних любителей НБА жаждали увидеть этих двух парней в дуэлях один на один именно в поединках в рамках Ассоциации, в другой Лиге, на ином уровне. Тогда, в середине восьмидесятых, никто точно не мог сказать, кто из пары Байас — Джордан являлся более талантливым и способным игроком. Причиной тому лежали невероятные, просто невообразимые способности этой парочки. Несмотря на то, что и «его Воздушество» и Леонард были одногодками, Майкл решил податься на драфт до того, как полноценно завершил обучение, в то время как его «визави» решил получить диплом. Характер парня сыграл свою роль... Он был слишком правильным, чтобы не закончить обучение.

«Ангел» в жизни, «Дьявол» на площадке

Многие из тех, кто вспоминал Лена, сходились в одном мнении — он был крайне разным, его нельзя было описать парой слов, клише были совершенно неуместны. Невероятно вежливый, несколько стеснительный, напоминающий «маминого сыночка» в жизни (за что его ласково и называли Ленни), но совершенно иной на площадке: взрывной, атлетичный, физически сильный форвард, разрывающий оппонентов в клочья...

Таких как он американский баскетбол еще не видел. Воистину фантастический талант от природы, в сочетании с колоссальными возможностями парня испытали на себе все вокруг: соперники, вражеские наставники, журналисты, даже партнеры по команде. Чарльз «Лэфти» Дриссл, рулевой тогдашнего Мэриленда во время последнего, четвертого сезона Байаса в «Террапинс», видя то, в кого вырос его подопечный, иногда даже был вынужден сажать форварда на скамью во время двухсторонок. Партнеры, чувствуя доминирование своего товарища, не желали вкалывать, они искали легкие пути: давали мяч звезде и пользовались тем, что его никто не мог остановить.

«Садись, Лен! Ты же видишь, что они ничего не могут с тобой поделать!» – говорил ему шкипер, юноша податливо двигался к скамье запасных. «Он был невероятно приятным человеком, с которым было легко работать» – признавался каждый, кому представлялась подобная возможность. Форвард совершенно не зазнавался, несмотря на славу, свалившуюся на него. Хоть он и был в центре внимания при каждом появлении на университетском дворе, но все равно никогда не забывал о том, что является самым обычным парнем, который, правда, имел все шансы на то, дабы вырасти в лучшего баскетболиста всех времен. Что же отличало его от других талантов? Какими были его фишка и изюминка?

«Он может загнать данк, откуда хочет и через кого хочет!»

Уникальность Байаса – это сочетание качеств, которые несли с собой смертельную угрозу. Феерический атлет, великолепно работавший на щитах, прекрасно защищавшийся и умевший при всем при этом поражать корзину со всех положений, пользуясь как броском с места, с любимых точек, так и отправляя мяч в корзину в динамике, не забывая про отклонения, быстрые развороты или зависания. Все это в комплексе с трудолюбием создавало  реальные предпосылки для того, чтобы стать символом своего поколения. В последний студенческий год его называли одним из лучших молодых баскетболистов в стране, ставя в разнообразных рейтингах перед Чарльзом Баркли, Хакимом Оладжувоном, Патриком Юингом или Карлом Мэлоуном. Сравнения с Джорданом, блиставшим в НБА и пропустившим сезон из-за тяжелого перелома, не вызывали ничего, кроме ожесточенных споров. Что же произошло с Леном? Этим исписана не одна газетная страница.

Чудо, превратившееся в ужас

Многие ли сейчас помнят Джеральда Хендерсона? Того самого парня, который в Финале-84 совершил перехват, выловив паршивый пас Джеймса Уорти, и тем самым спас «кельтов» от второго домашнего поражения подряд со старта серии? Не думаю. Однако именно этого разыгрывающего решил обменять Ред Ауэрбах сразу же после чемпионского сезона. Командой, решившей взять к себе этого малыша, оказался «Сиэтл», предложив взамен свое право выбора в первом раунде через два года. Кто же тогда знал, что «Суперсоникс» умудрятся слить чемпионат-85/86, добыв в итоге 31-у победу?

Отсутствие страховки пиков привело к тому, что сильнейший клуб НБА, коим тогда стал «Бостон», обыгравший в решающей серии «Рокетс» со счетом 4-2 (с шикарными показателями Берда: 24 очка, 10 подборов и 10 результативных передач в среднем за матч) еще и выбирал вторым на предстоящем в июне драфте! Такой возможности в стане «кельтов» упустить не могли. Менеджмент понимал, что и Ларри и МакХейл постепенно подходят к более чем солидному возрасту, поэтому команде нужен был талант вокруг которого можно будет строить новый победоносный коллектив. Таковым парнем казался тот самый Ленни.

Последний сезон Байаса в колледже вышел на загляденье. Из того юнца, пришедшего в Мэриленд совсем худым и хрупким, вырос уже настоящий мужик: он окреп, набрал мышечную массу, еще больше развил собственный атлетический потенциал, но при этом ни на грамм не потерял в чувстве броска. Его 23,2 очка и 7 подборов в среднем за 32 матча позволили форварду выиграть второе к ряду звание лучшего игрока Атлантического Побережья. «Визитной карточкой» Лена стала гостевая встреча с Северной Каролиной 20 февраля 1986-го года, когда Мэриленд нанес первое поражение местным «Тар Хилс» в «Дин Доме». Тогда его 35 пунктов вместе со знаменитым броском со средней, перехватом мяча, введенного из-за лицевой, и последующим данком спиной к кольцу заставили говорить о нем в полный голос. Далее Байас только подтверждал, что именно он является лучшим игроком в студенческом баскетболе. Июнь был все ближе...

Когда пришло время драфта, настал настоящий момент истины. С того мгновения хронология событий была расписана буквально поминутно. Выбиравший первым «Кливленд» решил поддаться соблазну. Менеджмент «кавалеристов» не мог устоять перед Бредом Доэрти из того самого UNC, ухитрившегося реализовывать практически две трети собственных бросков в последнем для себя студенческом чемпионате. «Кавс», разумеется, не сплоховали, остановившись на лучшем «большом» в собственной истории и возможно вторым в графе «именитость» после Нейта Термонда, автора первого официально зарегистрированного и признанного квадрупл-дабла. Карьера центрового «Кавальерс», как известно, прервалась в 28 лет из-за огромных проблем с позвоночными дисками. После представления великана, видеоряда и оценки от аналитиков, кричавших о ждущей его распрекрасной карьере,  подоспело время «Бостона»….

Как только Дэвид Стерн огласил, что суперзвезда Мэриленда будет защищать цвета «кельтов», вручив форварду традиционную кепку с эмблемой клуба, у публики разумеется, возник вопрос: «Как будет чувствовать себя молодой, амбициозный и безумно одаренный игрок в чемпионской команде, где на двух его позициях выступают лучшие баскетболисты, которых на тот момент вообще видел мир в этом конкретном амплуа?».

В 6:30 утра из общежития Мэриленда поступил звонок в службу 911: «У нас тут Лен Байас.... Он не дышит. Приезжайте немедленно…»

Не стесняясь, говоря «как есть», Ленни признался, что для него не является приоритетным гарантированное игровое время, ведь действуя плечом к плечу с такими живыми легендами, как Берд и МакХейл, он сможет многому у них научиться и уж после этого покажет всего себя. Он дал понять, что опыт таких взаимоотношений для него значит больше, чем вспышки фотокамер. Это было другое время. Ред Ауэрбах тут же заверил всех, что место на площадке для таланта всегда найдется и прозябать ему точно не суждено. Также новоявленный «Кельт», покоривший всех своей скромностью, признался, что с первой зарплаты в клубе он исполнит свою давнюю мечту — купит «Мерседес»...

На следующий день, после традиционного в таких случаях представления игрока в Бостоне, Лен должен был вернуться в Вашингтон, где его в аэропорту уже ждал прилетевший ранее отец со свитой журналистов. Талантливого отпрыска все не было и не было. В итоге Байас прибыл в столицу США последним рейсом, когда никто из представителей СМИ его уже не поджидал. Тут же он подался в ставший родным колледж, в Мэриленд. Проехавшись по районам, обладающим «дурной славой» (а именно — мест, где легко можно раздобыть наркотики) вместе с таинственным пассажиром, баскетболист отправился в общежитие.

Прибыв туда в 11 вечера, новоявленный игрок НБА, только-только влившийся в стан действующих чемпионов, решил вместе с закадычными друзьями отметить такое желанное попадание в сильнейшую лигу мира. Ближе к двум часам ночи, Леонард зарулил в ликеро-водочную лавку неподалеку, где приобрел массу спиртного, оставив автограф его владельцу, на котором рядом со своими инициалами, вырисовал цифру «30» — свой игровой номер, только-только полученный в «Селтикс». Вернувшись к друзьям, Ленни продолжил гуляние. Когда дело дошло до кокаина, его закадычный друг Брайан Триббл предупредил звезду о том, что доза явно великовата. На это звездный персонаж ответил: «Я устал и мне хреново. Я хочу расслабиться. Ничего страшного, у меня сильное здоровье».

В 6:30 утра из общежития Мэриленда поступил звонок в службу 911: «У нас тут Лен Байас.... Он не дышит. Приезжайте немедленно…». Затем последовало еще с дюжину вызовов, началась паника. Врачи прибыли настолько быстро, насколько смогли и увезли юношу в ближайшую больницу. Услыхав о произошедшем, агент игрока сразу же принялся использовать все свои связи. Например,  начал выторговывать военный вертолет, на котором в больницу Лэланд Мэмориал могли бы доставить лучшего кардиохирурга страны. Два с лишним часа врачи боролись за жизнь таланта, применяя все, что только можно, однако в 8:51 было официально объявлено — Лен Байас умер. Диагноз: сердечный приступ вследствие передозировки кокаином. Первые цветы, присланные в горюющий семейный очаг в Лэндовере, были от имени Майкла Джордана из Чикаго...

Отголоски трагедии

Америка была потрясена. Началась череда скандалов. Массовые проверки баскетболистов, да и всех спортсменов на содержание наркотических веществ после этого случая буквально вошли в привычку. Проводились они везде, в любой уважающей себя организации без разбора на имена и вывески. Теперь за малейшую провинность могли и оштрафовать и выгнать из команды (что и произошло с несколькими игроками Мэриленда). Сама же Ассоциация также взяла ситуацию с «зельем» в ежовые рукавицы. Отныне, если ты попался даже на употреблении марихуаны — дисквалификации и денежных взысканий тебе не избежать. В США стартовала целая кампания, и имя Эл-Би стало воистину нарицательным. Трагедия, постигшая его семью, перевернула жизнь для многих. Ужесточился контроль, как над студентами и учениками школ, так и над их связями. Власти вовремя решили взять ситуацию под свою опеку, пытаясь не допустить повторения подобных ситуаций, или же как обычно бывает, банально прикрывались побуждениями, ведь сами же осознавали все те колоссальные масштабы взорвавшей общественность проблемы.

Ужас в семье Байасов на этом не закончился. Второй сын Джей сразу же после смерти родной кровинушки, во всеуслышание заявил, что собрался с мыслями и решил играть в баскетбол с максимальной выкладкой ради имени брата. Оказалось, что у него даже есть задатки для  достижения определенных успехов, тем более, когда воспоминания о Лене каждый раз мотивировали его. Уже к годовщине кончины Леонарда, 17-летний Джеймс привел свою школьную команду к титулу чемпиона штата. Еще спустя двенадцать месяцев он имел в своем активе 25 очков и 12 подборов в среднем за матч, однако низкая успеваемость лишила его шансов попасть в толковый колледж. Выбор оказался невеликим и пал на Аллагами, малоизвестное учебное заведение, снискавшее себе славу собственными акцентами на программу. Имени оранжевого мяча. 17 пунктов и 8 отскоков за поединок — это тот уровень, который удавалось поддерживать парню. Однако генетика взяла свое: младшенький влез туда, куда не стоило.

Пятого декабря девяностого года, истекая кровью от пулевого ранения, полученного во время очередных криминальных разборок, Джей Байас молил своих друзей о том, дабы они передали его семье, насколько он их любил. Это были его последние слова перед смертью....

Не обошло горе стороной и «Бостон». В начале материала я говорил о символизме. Сейчас вновь самое время о нем вспомнить: Реджи Льюис. Это имя скажет очень много поклоннику идола«Селтикс». Так же, как и Ленни - легкий форвард, выросший в Балтиморе (штат Мэриленд), выбранный «кельтами» на следующем после Байаса драфте-87, постепенно, но уверенно выросший в звезду не только клуба, но и Ассоциации. Он только-только встал на ноги и лишь еле-еле прочувствовал спины армии болельщиков, но... Двадцатисемилетний новоизбранный капитан погиб из-за сердечного приступа на самой простой тренировке в межсезонье. Вместе с ними в другой мир ушли и надежды «зеленой торсиды».

Реквием

Можно продолжать рассуждать о Ленни часами. Несоизмеримый цифрами статистики талант, потрясший умы миллионов. Его потенциал бежал впереди него. В том, невероятном для себя 86-м, он попал в первую пятерку лучших баскетболистов США, несмотря на то, что, в отличие от других, все еще играл в колледже. Как бы не смотрели фаны Мэриленда за подвигами Стива Фрэнсиса в их майке, как бы они не любили новоприбывших талантов, но никто из них никогда не сможет встать на одну ступень с Байасом. По крайней мере, пока живо то поколение, которое его видело и помнит.

Смею с уверенностью говорить лишь о том, что 19 июня 1986-го, спустя почти двое суток после процедуры драфта, мир потерял одного из самых талантливых игроков всех времен. Потерял по глупости. Но, как бы грубо это не звучало, но, наверное, так должно было случиться. Это обязано было стать уроком для каждого, кто считает, что хочет чего-то достичь в спорте. Трагедия Лена показала миру то, что не нужно быть зависимым от наркотиков, дабы они тебя убили. Иногда, достаточно и одной дозы, вне зависимости от того, какое у тебя здоровье.

Помню, как возникали вопросы, связанные с целью написания такого материала. Один человек, давший мне путь в активные труды подобного рода и подаривший мне шанс, однажды сказал, что это будет неинтересно публике. Он спросил меня: «Артем, а кто это?». И он был частично прав, но не совсем осознавал, насколько же близко подползло к истине его стремление меня переубедить.

Люди слышали о Майкле, Шаке, Брайанте, ЛеБроне Джеймсе. Но им ничего не говорит имя Байаса. И здесь мы возвращаемся к причине: если вы, ваши знакомые или дети попытаются достичь успеха в спорте или на любом другом поприще, прочтут это и хоть один из них по возможности откажется от шанса «вжалиться», помня о потенциале и конечном результате, то значит, этот своеобразный текст был написан не впустую .

Ведь Лен – это намного больше, чем просто воспоминание…. Смысл кроется именно в этом посыле.

Примечание: текст впервые был размещен на Баскетбол.ру 23.11.08, откуда был перетрансформирован на википедию и еще черт знает куда.

Повторно размещен и частично редактирован по причине двадцатипятилетия со дня смерти ее главного героя

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья