Роджер Федерер: «На съемках рекламы пасты мне говорили осторожнее работать ножом, но при этом надо было смотреть в сторону»

Действующий чемпион Australian Open Роджер Федерер (2), в первом круге нынешнего турнира обыгравший Аляжа Бедене 6:3, 6:4, 6:3, рассказал о специфике возвращений после травм топ-игроков.

Монфис, которому в следующем круге играть с Джоковичем, говорил, что топ-игроки даже после перерывов по полгода возвращаются в тур на своем уровне, потому что делают это только тогда, когда готовы. Это и правда так просто?

– Ну не знаю. Мне просто не было. Хотя я понимаю, что со стороны может так казаться. Если взять Рафу, меня, Новака, то, наверное, можно сказать, что у нас над многими игроками есть преимущество, которого у большинства нет. Так что, даже будучи не оптимальной форме, мы можем играть и постепенно выйти на свой уровень, что остальным может быть труднее.

Плюс, наши прошлые успехи нас воодушевляют, так что с психологической стороной, как и с физической после реабилитации, проблем не возникает. Вопрос остается только в самой игре: достаточно ли она хороша.

Во втором круге играть с Гаэлем – это большое испытание. Думаю, это будет очень интересно. Я особо не видел матч Новака, но счет очень уверенный. Но Гаэль – это другое дело. Надо будет посмотреть.

Как вам давать интервью Уиллу Ферреллу? Лучше, чем Макинрою?

– Совершенно по-другому. Феррелл более сосредоточенный. Мне даже страшно было, как он стоял там, на меня не смотрел, был полностью сконцентрирован на своих вопросах. Мне было волнительно, что он сейчас скажет. Хорошо, что мне хоть на что-то удалось ответить. (Смех.)

Как вам удается сохранять энтузиазм и свежесть мысли, давая интервью?

– Ну, я уже так давно это делаю, что научился справляться с этим и даже получать удовольствие. Это важно. Я смотрю на прессу как на своего рода мост: что вы можете рассказать людям интересную историю, так что они увидят ее или прочитают и подумают: о, да теннис – отличный спорт, интересный. Так что я стараюсь говорить больше, чем «мой форхенд работал хорошо», вторая подача то, прибавить в этом. Это скучно. Я всегда стараюсь рассказать что-то помимо этого.

И я стараюсь быть честным, быть собой. По большей части это мне помогает. Еще я считаю, что иногда вы слишком усердствуете. Если на турнире есть история поинтереснее, чем я, выигравший свой матч 6:2, 6:2, надо рассказать ее, а не про меня. Но есть правила, по которым я все равно должен дать пресс-конференцию. Ну должен, так должен. Хотя иногда мне, конечно, хочется оказаться в каком-то другом месте. Сегодня – нет, так что это хорошо. (Улыбается.)

Судя во всему, вашу рекламу пасты посмотрели 92 миллиона человек: 60 на ютьюбе, 30 на фейсбуке – что-то такое.

– Продолжайте, продолжайте. (Улыбается.)

Сколько времени ушло на тот момент в конце, когда листик должен упасть точно по центру?

– На все съемки – десять часов в Милане.

Что было самым трудным?

– Они мне говорили быть осторожнее, когда надо было быстро работать ножом. Но при этом периодически я должен был еще и в сторону смотреть. Это было странновато. Но вообще, было весело. А этот момент в конце, когда базилик...

Это не базилик. Они сказали, это мята.

– Ну короче, на это ушло минут 45. Потребовалась большая концентрация.

В четверг обещают жару. Попросите, чтобы вас опять поставили играть вечером?

– Когда у меня есть выбор, я предпочитаю весь турнир играть в одно время. Или все время днем, или все время вечером. Так что да, могу попросить, но только потому, что сегодня играл вечером. Так легче, честно говоря. Но решает все равно турнир. У них много матчей. Ты можешь попросить, но на турнире такого уровня гарантий нет.

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья