Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Андрей Локтионов: «В АХЛ любимцем публики становится тот, кто дерется»

    Форвард «Лос-Анджелеса» Андрей Локтионов в интервью Sports.ru рассказал, сколько людей ходят на хоккей в Нью-Хэмпшире, как завоевать любовь местных болельщиков, действительно ли встречи «королей» и «уток» можно считать дерби, а также отметил, что, если бы не очередной вызов из фарма в НХЛ, он мог бы попросить обмена.

    Андрей Локтионов: «В АХЛ любимцем публики становится тот, кто дерется»
    Андрей Локтионов: «В АХЛ любимцем публики становится тот, кто дерется»

    «А что еще там делать?»

    - На протяжении последних трех лет, если «Лос-Анджелес» и «поднимал» кого-нибудь из россиян из «Манчестера», то это были непременно вы. В этом же году первым вызвали Вячеслава Войнова. Каково было оказаться, скажем так, по другую сторону баррикад?

    – Да никак. Я был только рад за него, вот и все. Это ведь не я решаю, кого «поднять», а кого «спустить», правильно?

    - С Войновым вы не являетесь конкурентами, потому что выступаете на разных позициях. А как у вас складываются отношения с другими игроками фарма, с которыми вы соперничаете напрямую за попадание в основу?

    – Да как обычно, ничего особенного. Все друг с другом нормально общаются. Проблем не возникает.

    - Не чувствуете на себе пристальные взгляды других игроков «Манчестера», когда уезжаете в НХЛ?

    – Нет, такого нет. Все проходит очень спокойно.

    «Это ведь не я решаю, кого «поднять», а кого «спустить», правильно?»

    - Войнов рассказывал, что любой город по сравнению с Манчестером – чуть ли не рай не земле. Для вас вызов в Лос-Анджелес, наверное, тоже стал глотком свежего воздуха?

    – (улыбается) Да, есть такое. Манчестер очень маленький город. Там, считай, одна улица. Делать совершенно нечего.

    - Чем же вы там занимались в свободное время? Тихо умирали со скуки?

    – Ну да, что же еще. Тренируемся, играем и дома сидим. В Лос-Анджелесе есть хотя бы куда пойти и развеяться. Можно к океану сходить или в ресторан какой-нибудь.

    - Гардероб пришлось полностью менять? В Нью-Хэмпшире ведь совсем не так тепло, как в Калифорнии.

    – Да нет. Взял все то же самое, что и было. Нового ничего не покупал. Я в Манчестере не успел застать холода.

    - В прошлом сезоне вы выступали в «Лос-Анджелесе» под 12-м номером. Теперь под 48-м. Почему поменяли?

    – Это была не моя прихоть. В команду пришел Симон Ганье и взял 12-й номер. А так как у меня на протяжении всей карьеры в «Лос-Анджелесе» был 48-й номер, то мне его и дали.

    - Часто приходилось менять номера по ходу карьеры?

    – Нет. Я всегда брал либо 17-й, либо 18-й. Всегда под одним из этих номеров выступал. Все время как-то так получалось.

    - А как же «Виндзор», где вы под 90-м выступали?

    – Там 17-й уже был занят, а 18-й нельзя было взять, потому что он был навсегда закреплен за погибшим игроком. Так что пришлось взять 90-й по принципу года рождения. Я просто даже и не знал, какой еще номер можно было взять, поскольку никогда под другими не играл.

    - 17-й номер в честь Валерия Харламова брали?

    – Да я бы не сказал. Просто свою первую игровую майку в Воскресенске получил с 17-м номером. С тех пор он меня все время преследовал. Если он был занят, то соседний, 18-й, всегда был свободен.

    «Нам вполне по силам выиграть Кубок Стэнли»

    - Войнов, в отличие от вас, не так часто бывал в Лос-Анджелесе. Подрабатываете у него экскурсоводом?

    – Почему же? Он и так все знает. Мы ведь здесь летом много времени проводим – по два-три месяца тренируемся. Так что он уже сам прекрасно ориентируется. Более того, иногда даже он мне подсказывает куда ехать.

    - Если не секрет, куда обычно в Лос-Анджелесе ходите?

    – На Манхэттен-Бич. Это рядом с тренировочным катком. Мы там живем в отеле как раз. Там много хороших мест, где можно покушать. Раз в неделю, бывает, в русскую баню еще выезжаем.

    - Кого-нибудь из команды с собой берете, чтобы показать, что такое русская баня?

    – Среди них, по-моему, нет любителей.

    - В «Лос-Анджелесе» сейчас травмированы два форварда – Дастин Пеннер и Скотт Пэйрс. Думаете, вас вызвали просто на замену им, или же вы скорее заслужили это своей игрой за фарм на старте сезона?

    – Вопрос вообще-то не совсем по адресу, но мне кажется, что на замену. Если останусь в основе, значит выясним, что я ошибался.

    - Такая непонятная ситуация не давит психологически?

    – Да у меня каждый год такая ситуация. Привык. Уже три года живу на чемоданах.

    «Если боишься, то надо заканчивать с хоккеем и идти куда-нибудь, где нечего бояться»

    - По мнению специалистов, «Лос-Анджелес» в этом сезоне один из главных кандидатов на выход в финал Кубка Стэнли от Западной конференции. Насколько это реально, на ваш взгляд?

    – У нас неплохая команда. Генеральный менеджер проделал хорошую работу в межсезонье и подписал двух отличных игроков – Ганье и Ричардса. Так что, думаю, нам вполне по силам выиграть Кубок Стэнли.

    - Вы поиграли в «Кингс» еще до прихода Ганье с Ричардсом. Что изменилось с тех пор?

    – Игра в атаке главным образом, потому что это очень забивные и «отдающие» форварды.

    - Тем не менее, на данный момент «Кингс» с трудом цепляются за зону плей-офф. Согласны с тем, что Западная конференция плотнее и ровнее Восточной?

    – Да, тут одну игру выиграл – и ты уже в зоне плей-офф. Проиграл – вылетел из нее. Если честно, не знаю, с чем это связано. Видимо, тут все команды действительно равны. Невозможно предсказать, кто выиграет, а кто проиграет.

    - На Востоке такого нет. Выходит, там команды послабее?

    – (смеется) Не знаю. Мы с ними практически не играем.

    - Главное хоккейное дерби Калифорнии – это, конечно, встречи «Кингс» и «Дакс». Чувствуете особое напряжение в этих матчах?

    – Я бы не сказал. Выходим как на обычную игру, ничего особенного. И в раздевалке не ощущается, будто это какое-то большое дерби.

    - Болельщики на форумах в негативном свете обсуждали недавно силовой прием Мэтта Белески против вас в недавнем матче против «Анахайма». Что там произошло?

    – Против меня? Что-то я такого не припомню. А что там было? Это вообще дома произошло или на выезде?

    - На выезде. Вас сбили в средней зоне, а Белески даже не был удален. Болельщикам это не понравилось.

    – Что-то у меня этот эпизод не отложился в памяти. Наверное, там не было ничего необычного, просто болельщики чересчур близко к сердцу приняли.

    - По большей части, болельщикам «Кингс» не понравился тот факт, что вас атаковали со «слепой» стороны. Не боитесь таких столкновений? Вам ведь с травмами совсем не везет последние несколько лет.

    – Нет. У меня ведь плечи, в основном, вылетали. Как мне сказали врачи, у меня плечи генетически слабые. Но вот сейчас мне их починили, и я надеюсь, что все будет хорошо. И потом – чего бояться-то? Если боишься, то надо заканчивать с хоккеем и идти куда-нибудь, где нечего бояться.

    - Врачи вам давали какие-то советы по поводу проблемы с плечами? Может быть, советовали избегать определенных столкновений?

    – Нет, я готов к максимальному контакту. Они меня «починили» и сказали: «Все, можешь идти» (смеется). Разве что после операции сказали, что надо плечи хорошенько «закачать». Чем я и занимался, в принципе. Еще месяц после того, как все ребята улетели отсюда, я работал с тренером по физподготовке – «закачивал» плечи. И сейчас меня – тьфу-тьфу-тьфу – ничего не беспокоит. Все хорошо.

    «Если тебе не доверяют, что делать в этой команде?»

    - Если рассуждать логически, то в Нью-Хэмпшире у вас должны быть более страстные болельщики, чем в Лос-Анджелесе. Все-таки там люди непонаслышке знают о морозах. Так ли это на самом деле?

    – Да я бы так не сказал. Там, в Манчестере, на матчи-то приходит от силы тысяча человек. Я не замечал какой-то особой страсти. Есть, конечно, преданные болельщики, которые ходят на каждую игру, и я их всегда вижу. Но не более того. Наоборот, в Лос-Анджелесе лучше атмосфера, на мой взгляд. Всегда приходят 20 тысяч, все орут, переживают…

    - Вы там местным героем, случаем, не стали? Все-таки вы один из лидеров «Манчестера», команда на протяжении нескольких сезонов уже стабильно показывает хороший результат, город маленький…

    – (смеется) Нет-нет, такого не было. В АХЛ любимцем публики обычно становится тот, кто дерется. Скажем, был там Кевин Уэстгарт – вот его все любили. Ну еще вратарь Джонатан Бернье. А сейчас я даже не знаю, кто там главный фаворит у зрителей.

    - Так, может, и вам надо было краги пару раз сбросить, чтобы расположить к себе болельщиков?

    – Нет уж, есть другие ребята для этого. Я лучше в хоккей поиграю.

    - Вы проводите на льду в среднем минут 15 за матч. Хватает?

    – Не совсем. Меня на большинство не ставят. Если бы попал в спецбригаду, было бы вообще шикарно.

    «Тренеры говорят, что надо быть чуть больше единоличником. Но я так не могу»

    - Вы очень редко бросаете по воротам и еще реже забиваете. Тренеры на это внимания не обращают?

    – В каждой игре говорят: «Бросай, как можно чаще». Стараюсь так и делать, хотя все равно, если вижу свободного игрока, то стараюсь ему шайбу отдать. Тренеры говорят, что надо быть чуть больше единоличником. Но я так не могу. Ну как не отдать пас партнеру, если он в хорошей позиции?

    - Войнов говорил, что если по ходу этого сезона не пробьется в основу «королей», то будет просить обмена. У вас был похожий подход к этому вопросу?

    – Думаю, да. Потому что если тебе не доверяют, то что делать в этой команде?

    - Разговаривали с руководством на эту тему?

    – Нет. Я решил подождать еще немного. Если бы тогда не «подняли» меня, то, наверное, уже я стал бы поднимать этот вопрос.

    - Теперь эта тема уже закрыта?

    – Я не знаю. Пока я здесь. Меня все устраивает. Я ведь в Америку за тем и приехал – чтобы играть в НХЛ.

    - На ваш взгляд, что вам мешает окончательно стать основным игроком «Лос-Анджелеса» на все 100%?

    – Двусторонний контракт. Места в составе нет. Сейчас Пеннер выздоровеет, и я могу оказаться лишним. Руководству будет проще меня в фарм отправить, чем поступить как-то иначе. Это и есть, думаю, самое главное препятствие.

    - То есть ваша задача на этот сезон – доказать, что вы достойны одностороннего контракта?

    – У меня контракт еще на два года. Так что мне пока нечего доказывать, кроме того, что я могу играть в этой команде и способен помогать ей побеждать. О новом контракте думать слишком рано.

    - Вас в «Локомотив» не зовут? Там сейчас точно будут делать большую ставку на молодежь.

    – Лично мне никто не звонил. Может быть, с моим агентом кто-то связывался и узнавал на этот счет.

    - Сами о возвращении в Россию задумываетесь?

    – Пока что нет. Иногда, конечно, «накатывает», когда играешь в АХЛ. Думаешь все бросить и вернуться в Россию.

    - И как с этим бороться?

    – Надо стараться как-то себя перебороть. Нельзя опускать руки.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы