Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Само собой

Иностранные ценители российской сборной, местные ценительницы Игоря Акинфеева, а также ответ на вопрос, чем Сослан Джанаев отличается от других вратарей, – в репортаже корреспондента Sports.ru со второй преднемецкой тренировки сборной России.

Само собой
Само собой

– Так что если вам, парни, нужен хороший хостел, я знаю, что посоветовать, – по-английски рассказывал азиат двум своим собеседникам, по виду европейцам.

– Да нет, мы даже матч вживую смотреть не будем, нам уезжать надо в субботу. Может, по дороге посмотрим, если получится.

Тут к турникетам, у которых они беседовали, подъехал автобус. Все мгновенно замолчали, подошли поближе и достали фотоаппараты. Пока сборная выходила, они и еще человек 30 в молчаливом сосредоточении фотографировали игроков, входящих под трибуны.

Аршавин, как и в прошлый раз, вышел на поле первым, на этот раз притащив с собой мешок с мячами

Аршавин, как и в прошлый раз, вышел на поле первым, на этот раз притащив с собой мешок с мячами. Хиддинк разминался вместе со всеми, в шутку гоняясь за авторами передач, после которых он в очередной раз показывал, что чеканка – далеко не самая сильная его сторона.

– Ву-ху, ееее! – помогал улыбающийся Павлюченко болельщикам встречать себя и партнеров.

– Игорь-Игорь Акинфеев! – скандировала группка из примерно пяти болельщиц, очень вдохновленная тем, что у нее это получается. Заканчивая скандировать, она неизменно визжала от восторга и аплодировала сама себе.

– Hey, you’re lazy! You’re lazy! – гонял Хиддинк своих на упражнениях. – Go, go, go!

Тем временем к женскому активу добавились мужские голоса. Для начала они затянули гимн. Гимн, конечно, звучал патриотично, но выверенности ему явно не хватало. В таком исполнении момент про «мудрость народную», где первый слог всегда получается выразительным, звучал особенно весело.

– Tempo, tempo, show it! – покрикивал Хиддинк. Показывать лучше всего получалось у Кержакова.

– ААА! АААА! – азартно кричал Саша, подбегая к воротам. Забавно, если во время матчей он так же переживает особенно захватывающие эпизоды.

А группа женских и мужских голосов уже успела слиться воедино. К «Игорю Акинфееву» она добавила «Павлюченко, Павлюченко...» – видимо, чтобы никому не было обидно. Засвидетельствовали признание полярностей – можно считать, что всем в любви уже и признались.

Единственный действительный представитель «Спартака», Джанаев, в это время показывал, чем отличается от других вратарей. А отличается он голосом. Командует своими постоянно, громко и убедительно. Янбаев как-то остался один на фланге (и для начала услышал об этом именно от Сослана), потом развернулся, осмотрелся, уже хотел отдать пас...

– Сам, сам! – тут же настиг его вратарский голос. Янбаев послушался.

Павлюченко, кстати, был хорош. Двусторонки получались почти без голов – их на все матчи трех команд оказалось всего четыре. Так вот один Аршавина, а три – его, причем последний – после финта Зидана, которым он обыграл кого-то из Березуцких.

После тренировки разговаривать почти никто не захотел

После тренировки разговаривать почти никто не захотел. Прошли питерцы, прошел говоривший вчера Семак, прошел Семшов, и даже Дзагоев улыбнулся и убежал в раздевалку.

А вот Джанаев не ушел.

– Сослан, а вы за немецким чемпионатом следите? – спросили из тут же образовавшейся вокруг него толпы.

– Ну, так... чуть-чуть.

– То есть примерно представляете себе силу их сборной?

– Конечно.

– И как бы вы ее описали?

– Мощная команда, одна из лучших в Европе.

– А Россия мощнее, наверное?

– Ну, Россия – естественно. Само собой.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы