android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Однажды в сборной России. Ильшат Файзулин

Если бы в начале 90-х был интернет, то Ильшат Файзулин был бы безусловно одним из самых популярных персонажей болельщицкого обсуждения в гостевых книгах. Два голевых паса в суперматче с «Барселоной», эффектная манера игры. И при этом, как ни странно, всего один матч за сборную. Сейчас экс-форвард внедряет компьютерные программы для футбольных специалистов и тренирует в Сантандере испанских детей.

Однажды в сборной России. Ильшат Файзулин
Однажды в сборной России. Ильшат Файзулин

«В своем ребенке каждый видит нового Рауля»

- Ильшат, говорят, вы остались в Испании и тренируете детей, правда ли это?

– Да, я работаю в муниципальной футбольной школе Сантандера. Тренирую детские команды. Вся жизнь строится там, в Испании. Сыну сейчас 14, стараюсь, чтобы он начал читать русские книги. Хотя бы детские, чтобы не напрягаться. Учусь в тренерской школе – закончил второй курс. Всего курсов три, каждый по году. Действующие тренеры там ведут свои семинары, приезжали к нам Бенитес и Ирурета. Вальдано проводит семинары специалистам из бизнеса. После первого курса можно тренировать в детско-спортивной школе, после второго – до регионального уровня, а третий курс – это уже pro.

- Родители не возмущаются, мол, приехал русский, который учит испанцев играть в футбол?

– Нет, испанцы, очень гостеприимные. Особенно так было в 90-е. Сейчас люди становятся менее открытыми из-за большого числа иммигрантов. Но с родителями своих воспитанников я предпочитаю общаться поменьше. Мы по-разному смотрим на футбол. Они привозят ребенка и хотят, чтобы он стал Марадоной или новым Раулем. Один раз поговоришь и раскроешься для них… В общем, с родителями можно контактировать только по поводу профессиональных вопросов, плохого поведения, например.

«Плохой не плохой должен играть – это ведь детский футбол»

- Бывало, что из-за этого забирали ребенка?

– Как-то я взял 12-летних игроков, и был там один парень, лучший в команде, забивной, все мячи ему партнеры ему отдавали. Но на тренировках он создавал такую ситуацию, что дети боялись его. Так как у меня играют все – плохой не плохой, должен играть – это ведь детский футбол. Вот и посадил его как-то на скамейку. А там поле небольшое, и мячи иногда улетают за ограду. Мы договорились, что бегать за ними будут ребята со скамейки по очереди. Очередь была одного парнишки, тот встал, потихоньку пошел, а тот – лидер команды – ему: «Давай быстрее, шевелись». Я такое отношение терпеть не стал и отправил его самого за мячом. Потом пришла мама, выругалась, покричала при всех. Он ушел в другую школу. Но талант пропадет с таким отношением к делу.

- Но в целом методика преподавания футбола сильно отличается?

– Обычно у нас мышление игрока закрепощают. Говорят, ты делай это и не делай того. В Испании все познается через игры. К примеру, вы ставите цель – взятие ворот по флангам – вы же не будете парнишкам 12-13 лет говорить: ты встань там, а ты там. Делается простое упражнение, устатавливаются двое ворот без сетки на флангах, и игрок, при атаке проходя с мячом эти ворота, зарабатывает очки. Соревнование, игра, интерес у детей… То же самое – игра в стенку. Создается линия перед воротами, и эту линию надо пройти через игру в стенку – тогда игроки уже не будут стоять и ждать, а будут следить за ситуацией, подстраиваться под мяч. Тренер создает игровую ситуацию. Игрок должен решать проблему сам. Если где-то не получается – останавливаешь игру и спрашиваешь: «Что в этой ситуации было неверно, и что можно было сделать?». Если ребенок отвечает правильно – подбадриваешь. Вообще, если он хоть что-нибудь пытается ответить – это уже хорошо, значит, игрок думает. Даже если отвечает неверно, всегда можно поправить, чтобы в дальнейшем не повторял ошибку. Понимая, что ему необходимо делать, он будет стремиться не повторить ошибку. Это сохраняет игрокам мотивацию. Когда нынешний тренер «Рубина» по физподготовке Рауль Гонсалес-Рианчо посмотрел матчи в России, то отметил, что тут медленно принимают решения и быстро теряют концентрацию. Сначала игроки вроде держатся в своей зоне, передвигаются, а потом начинают терять позиции. Это все отрабатывается с детского возраста. Мы с ним записали специальные диски с системной программой подготовки. Там есть в том числе и эти упражнения, и действия команды при стандартах, и работа вратаря. Много всего. В общем дополнительная информация, которую тренер может использовать при построение тренировочного процесса, так как есть все направления (техника-тактика-физика). Академия Коноплева уже желает их приобрести. Александр Тарханов для «Ники» тоже интересуется этой программой.

«Масштаб победы над «Барсой» мы не осознавали»

- Но ведь и для взрослых важно – получить мотивацию в тренировке? Иногда на наших игроков на тренировке посмотришь – они с таким видом работают, словно мешки грузят. Например, с приходом Гуса Хиддинка на тренерский пост в сборной настроение там стало совсем другим через шутки и подбадривание.

– Понимаете, Гус Хиддинк пришел из другой страны, там так принято было. Он воспитывался и жил по иным правилам. И теперь прививает игрокам такое же общение, которое у него было. Мне повезло, когда я был в Сибири, мой тренер умел создать нужную атмосферу, и потом, Владимир Бобков в московской ФШМ, тоже.

- Однако всем вы запомнились как игрок ЦСКА.

– В 1986-м году, когда был чемпионат мира, уехал в Москву, и до 1989-го учился на Пионерской, там интернат был. Хорошие были времена, много было интернатов, много было футболистов. Методика была. В 1989-м наш тренер из ФШМ помог устроить меня в ЦСКА. Школу я уже заканчивал, да и армия на носу была.

- В ЦСКА вы могли и убежать и обвести соперника.

– У нас была подготовка индивидуального игрока, мы были техничные. Мы могли обыграть любого, у нас тренировки были направлены на то, чтобы владеть мячом. Мне было несложно в то время обыграть кого-то на скорости. Плюс при принятии решения я не думал, как буду останавливать мяч, у меня уже был наготове следующий ход. Мы могли с мячом обращаться «на ты».

«Приехали тренеры «Расинга» смотреть на другого игрока, а я забил два гола. Они решили приобрести меня»

- Победа над «Барселоной» в 1992-м – самое радостное событие в армейской карьере?

– Радость была, конечно. Но масштаб того, что совершили, мы в то время осознать не могли. Игроки более старшего поколения, может, радовались больше, понимали, что это реклама для них. Первый матч, домашний, который мы сыграли 1:1 – для меня это был обычный матч, да ответственный, но такого, чтобы делить игры на Лигу чемпионов и чемпионат страны – такого не было. А в Испании – выходишь на газон, поле широкое, стадион полный…

- Не страшно, полный «Ноу Камп»?

– Да нет, наоборот. Звучит свисток, ты уже ни о чем постороннем не думаешь, ты уже весь в игре, думаешь только, как открыться, как помочь партнерам, как обыграть эту команду. После того, как нам за полчаса забили два гола… Думаю, тут все подумали, что забьют еще больше, но паники почему-то не было. И в одной из контратак мы сделали счет 2:1 за минуту до конца 1-го тайма. Наверное, тренер Геннадий Иванович Костылев в перерыве говорил что-то, поднимал нам настроение, рассказывал об ошибках, но не помню сейчас – бегать тяжело было в первом тайме. Когда играешь против команды, которая тебе процентов 30 дает владеть мячом, думаешь только о том, чтобы поймать момент и совершить быстрый переход в атаку. Мы из четырех своих быстрых атак забили три. Но сыграй мы с «Барселоной» еще девять матчей, они бы нас обыграли девять раз.

- В Испанию в 95-м уезжали, потому что там помнили матчи с «Барселоной» и потому что вас воспитали индивидуально сильным игроком, или просто выбора не было, куда уезжать?

– Да я вообще не собирался никуда уезжать! Мне и в ЦСКА было неплохо. Мы шли в 1995-м на втором месте, отставали на 3 очка от «Алании». Приехали тренеры «Расинга» на наш матч смотреть на другого игрока, а я забил два гола. Они поменяли свое решение и решили приобрести меня. Хотя, конечно, они помнили и мои выступления в Кубке чемпионов. Никуда не хотел ехать, мне предлагали контракт на целых пять лет, а мне 22 года, только ребенок родился, за ЦСКА играл на ведущих ролях.

- И как уговорили?

– Поменяли срок контракта на три года.

- В зарплате выиграли?

– Само собой. Тут, как и в любом бизнесе, идет переговорный процесс. Одна сторона представляет свои условия, другая – свои. Приходят к общему знаменателю. Агента у меня не было, агент приехал со стороны «Расинга». Но эти парни уже устроили в «Расинг» Попова и Радченко, так что нашу психологию они знали.

- С семьей переехали?

– Да, через неделю примерно ко мне приехала семья. Плюс в «Расинге» наши были: Дмитрий Попов и Андрей Зыгмантович. Дмитрий Радченко только ушел в «Депортиво». Меня взяли как раз ему на замену.

- От ЦСКА тренировки и игры в Испании сильно отличались?

– Само собой. Физическая подготовка сильно отличалась. У них уже тогда был отдельный тренер по физподготовке. Тренеры других специализаций. У нас в то время все функции по сути один человек выполнял. А ведь главный тренер не может в своей голове все удержать, и должен иметь свой штат. Есть специалисты, которые будут вести физическую подготовку, восстановление. Если всем этим заниматься одному человеку, то на тактику не будет времени.

- Дмитрий Галямин говорил, что ему в Испании было проще после чемпионата нашей страны.

– Дима играл в защите, ему нужно было разрушать атаки, в тактическом плане мы, конечно, были лучше подготовлены. А против меня играли защитники, одного обыграешь, появится другой. Команды в обороне играли в линию, а я игрок быстрый был в то время, использовал свободные зоны за счет резкости, быстроты передвижения, знал, как открыться. Когда с Димкой Поповым играл, с открыванием проблем не было. Мы ведь одну российскую школу прошли. Да и легче было общаться на русском, ведь я совсем не знал испанского. А я зависящий игрок.

- Говорят, три бразильца – это банда. Трое русских в западной команде – посчитаем белоруса Зыгмантовича русским – это тоже банда?

– Собираться мы, конечно, собирались, но только кофе пили. У нас же дети росли. Было общение. А сколько у тебя игроков одной национальности, значения не имеет. Тренер не во вред себе их берет и должен знать, как ими управлять.

«Про нас написали «По асфальту мордой»

- Защитник Навас в «Рубин» через вас попал?

– В большей степени из-за Рауля, тренера «Рубина». Тот ведь из Сантандера. Он предоставил информацию. Курбан Бикеич съездил, посмотрел. Не просто видео показали. Когда люди вкладывают в игрока серьезные деньги, то они едут и смотрят вживую.

- Чем заманили Наваса из Испании в Россию?

– Срок контракта – два или три года. Высокая заработная плата. А ему уже 29 лет. Уезжает в Казань, где тренер по физподготовке – испанец. Город прекрасный. В команде есть Домингес, Ансальди, говорящие на испанском. Есть игроки, которые не едут в Россию, потому что у них есть другой выбор. А тут Лига чемпионов. Из топ-команд, конечно, игрока сложно заманить, но при правильной работе – не так, что мне игрок нравится, пойду ему позвоню – из команд уровня «Бетиса» или «Расинга» вполне возможно. Нужно смотреть росчитывать ситуацию, смотреть результаты, стоит команда на вылет или нет. А так с бухты-барахты сказать: поехали в Россию, конечно, игрок не поедет.

- Вы были одним из самых ярких игроков своего поколения, играли в Кубке чемпионов, отдали две передачи в победном матче против «Барселоны»: почему игра за первую сборную в вашем послужном списке всего одна?

– А это интересная вещь. Если помните, в то же время играло целое поколение отличных игроков: Колыванов, Кирьяков, Юран, Симутенков, Бесчастных, Бородюк, Радченко, Саленко. На это место в сборной было 6-7 игроков. Тренеру было одно удовольствие выбирать. Конечно, приглашали в основном тех, с кем уже работали. Вот и меня на единственную игру против Франции пригласил Павел Федорович Садырин.

- Потом не приглашал…

– Так там же начались собрания, письма, кланы, какие-то свои нюансы. А после чемпионата мира пришел Романцев, и, конечно, костяк команды он делал из своих игроков спартаковцев, в то время они обыгрывали всех. Так что в молодежной сборной я отыграл несколько лет. А в первой команде были лучшие нападающие и другой взгляд на футбол.

- Но сама игра запомнилась?

– Да, помню, как тренер не хотел к нам в автобус, когда мы на стадион ехали, пускать женщину-переводчика. Отправил ее в машину.

«Защитника Боли тяжело не запомнить. С такими ногами, с такой шеей, любого задавит»

- Женщина на корабле?

– Что-то вроде того. Во втором тайме я вышел на замену уже при счете 3:1 в пользу хозяев. У французов была великолепная команда: Дешам, Десайи. Еще там Бозиль Боли бегал. Его тяжело не запомнить. С такими ногами, с такой шеей, любого задавит. На три головы выше меня. Он против меня играл, еще когда мы «Марселю» проиграли 6:0 в Лиге чемпионов.

- «Марселю» по делу проиграли?

– На следующий день одна из газет вышла с заголовком «По асфальту мордой». Я на это особо внимания не обращал, но все равно обидно. Они играли, а мы стояли. Просто раздавили нас. И команда у них была великолепная. Они ведь в том сезоне Лигу чемпионов выиграли.

- Но ведь первый матч – в Берлине – вы играли на равных и даже могли победить.

– Не знаю, почему мы домашние матчи играли именно в Берлине. Видимо, у нас совсем не могли подготовить поля, чтобы играть в холодное время года. Играли при почти пустом стадионе – хорошо еще, что в Германии наши солдаты оставались – ими хоть как-то заполняли трибуны. Играли зимой, Берлин тоже не самый южный город, так что климатические условия сказались. Могли выиграть, я там в пустые ворота не забил. Думал, ударю спокойно, не сообразил, что так быстро подбежит защитник и вынесет мяч. К тому же при ударе ногу свело, поэтому он сильным не получился.

- Реально было тому ЦСКА в Лиге-1992/93 выйти из группы? Помимо «Марселя» у вас в соперниках были «Брюгге» и «Рейнджерс».

– Нет. 3-е место реально было занять. Мы ведь во всех матчах играли от обороны. А любому игроку нравится, когда команда из 100 процентов 70-80 владеет мячом. Ты меньше психологически устаешь. А когда ты бегаешь большую часть матча за мячом, тяжело. Но, конечно, если играешь против хорошей команды, которая тебе мяч не отдаст, например, в Испании так против «Барселоны» играют, то готовишь специальные тактические ходы, которые необходимо использовать при игре. И от исполнителей отталкиваешься, чтобы они могли выполнить установку. Подводят команду под эти игры специально.

- В начале 2000-х вы попробовали вернуться в Россию. В питерское «Динамо». Что это был за проект?

– Проект был амбициозный. Нашлись деньги, решили, что купят игроков, наберут состав и уже в первый же сезон выйдут из первой лиги в высшую. Наверное, сгубило то, что сразу захотели результата добиться. За один сезон хотели сделать клуб элиты, а это же тяжело, нужно хотя бы два-три года. Бывает, конечно, что и за год создается команда, но там и вливания денежные должны быть совсем другие.

- Но вы же приехали, поверили в амбиции, значит.

– Там Дима Галямин был спортивным директором, вся информация шла через него. К тому же я два-три года как с орбиты футбольной сошел. В России были предложения, но все они сводились к «приезжай – посмотрим». А я уже не так молод был. В Испании в низших лигах можно было играть, если бы я прожил к тому времени 10 лет, а в примере мне было не закрепиться. Если сезон ты не играешь, тем более иностранец, то попасть в состав тебе будет сложно. Перед переходом в питерское «Динамо» я тренировался с «Торпедо», с тренером проблем не было, мной были довольны, хотели взять, но руководство команды на приобретение добро не дало. Хотя мог спокойно играть.

Файзулин Ильшат Галимзянович

Родился 5 марта 1973 г.

Выступал за команды ЦСКА Москва (1989 – 1995), «Расинг» Сантандер, Испания (1995 – 1997), «Вильярреал», Испания (1997 – 1998), «Алверка», Португалия (1998 – 1999), «Хетафе», Испания (2000 – 2001), «Динамо» Санкт-Петербург (2002), «Металлург» Липецк (2002), «Динамо» Санкт-Петербург (2003), «Видное» (2004).

Чемпион СССР 1991 г. Участник Лиги чемпионов 1992/93.

За сборную России сыграл 1 матч.

ФРАНЦИЯ – РОССИЯ – 3:1 (3:1)

Голы: Созе (17), Кантона (20), Блан (23 – в свои ворота), Папен (37).

Нереализованные пенальти: Папен (37), Карпин (60).

Франция: Мартини (Лама, 46), Рош, Пети (Гравлен, 80), Боли (Догон, 61), Блан, Ле Гуен, Дешам, Созе (Педрос, 85), Папен, Мартен (Лизаразю, 65), Кантона.

Россия: Черчесов, Хлестов (Попов, 46), Онопко (к), Ан. Иванов, Канчельскис, Горлукович, Ледяхов, Карпин (Тетрадзе, 70), Пятницкий, Юран, Радченко (Файзулин, 65).

Судья - М. Тренталандже (Италия).

28 июля 1993 г. Товарищеский матч.

Кан. Стадион «Мишель д’Орнано». 22000 зрителей.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы