Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Ханнес Сигурдссон: «Только в России тебя могут посадить в двадцатилетнюю «Ладу», у которой не закрываются двери»

Чемпионат России продолжает пополняться легионерами из самых далеких, красивых и экзотичных стран. За несколько дней до закрытия трансферного окна в компанию самых необычных игроков премьер-лиги успешно влился 28-летний исландец, прикативший в «Нальчик» с противоположного конца Европы. Работа строителем и курьером, сезоны под крылом Роя Ходжсона и Тони Пьюлиса, заочная учеба в английском университете и дружба с Отто Фредриксоном – в большом интервью Ханнеса Сигурдссона Sports.ru.

Ханнес Сигурдссон: «Только в России тебя могут посадить в двадцатилетнюю «Ладу», у которой не закрываются двери»
Ханнес Сигурдссон: «Только в России тебя могут посадить в двадцатилетнюю «Ладу», у которой не закрываются двери»

Сразу после интервью Ханнес захлопнет ноутбук и выдвинется в сторону тренировочного поля – через несколько дней в Нальчик прикатит «Анжи» с Самуэлем Это’О и Роберто Карлосом, которых бритый исландец, как и большинство спартаковских парней, всю жизнь наблюдал лишь на экране своего телевизора. Следующим утром мой телефон завизжит. SMS, прилетевшая с кавказского номера, была неожиданной, но приятной: «Я хочу извиниться: некоторые вопросы застали меня врасплох, и я не нашел, что ответить. Но вчера ночью я вспомнил все, о чем вы меня спрашивали, и хорошенько подумал. Может, продолжим разговор часов в семь?»

Вечером того же дня Ханнес расскажет все самое интересное: про работу на стройке, учебу в университете и веселые приключения с Отто Фредриксоном – улыбчивым финном, стерегущим ворота «Спартака». Последняя фраза исландца: «Если от меня понадобится что-нибудь еще – звоните в любое время. Я понимаю, что болельщикам может быть интересно, так что готов отвечать на любые вопросы. В конце концов, я и сам такой же футбольный фанат, как и те, кто приходит на матчи нашей команды».

Безработный

– Вы и «Нальчик» – как все начиналось?

– Прошлой зимой в моей квартире раздался телефонный звонок. Говорили, что один клуб из России ищет нападающего – высокого, мощного – в общем, такого, как я. Но я всю зиму провалялся с травмой и в итоге остался дома в Исландии. Из Нальчика снова позвонили уже летом. На самом деле, долго я не думал: мне понравилась такая настойчивость, и я почти сразу решился на переезд. Когда перед тобой стоит выбор – чемпионат Исландии или чемпионат России, – думать, в общем-то, не о чем.

– Никогда раньше вы не играли за пределами северной Европы – тихой, спокойной, уютной. Не страшно было так круто менять жизнь?

– Да нет, мне нравится путешествовать, знакомиться с новыми странами. Тем более, что русской историей и культурой я всегда был очарован. Так что, на самом деле, в последние дни перед отъездом в Нальчик я очень хотел побыстрее оказаться в России, и посмотреть, как здесь все устроено.

«Когда перед тобой стоит выбор – чемпионат Исландии или чемпионат России, – думать, в общем-то, не о чем»

Первая и последняя, перед переездом на российский юг, вылазка Ханнеса из Скандинавии случилась в июле 2005 года. Наколотив 15 голов за три года в форме норвежского «Викинга», форвард перемахнул через Северное море и объявился в английском Стоке. «Я неплохо проявил себя в сборной U-21, забил что-то около семи голов в 14 играх», – говорит Ханнес, выпрыгивая на экран в окошке Skype. – «В результате меня пригласили в Англию. Тогда для меня это было что-то абсолютно нереальное. Хотя сейчас понимаю, что, наверное, был слишком молод и не готов к такому серьезному шагу».

Пока английские болельщики протирали глаза и вбивали чудную фамилию форварда в Google, исландский владелец «Стока» выписал в клуб еще парочку загадочных иностранцев, уволил Энтони Пьюлиса, рулившего красно-белыми первую половину десятилетия, и усадил на тренерский стул голландца Йохана Боскампа. После того, как следующим летом клуб финиширует на 13-месте чемпионшипа, а фанаты устроят бунт, с островов побегут все трое: Боскамп – скрываться от публики в Льеже, президент с непроизносимой фамилией – заколачивать деньги в менее агрессивных государствах, а Ханнес – продолжать «знакомиться с новыми странами».

– От «Стока» у меня остались смешанные впечатления. С одной стороны, английский футбол – это, в любом случае, здорово. Стадионы, атмосфера, болельщики – непередаваемо. Но я играл очень мало, а любому футболисту, особенно в молодости, хочется выходить на поле в каждой матче. Поэтому пришлось уйти.

– Вам всего 28, но вы успели поиграть в футбол в шести разных странах. Поменять восемь клубов за десять лет – это круто, но зачем же так часто?

– Ха-ха, ну, вообще их, конечно, не восемь, а шесть. Дело в том, что в «Викинге» я играл дважды – ушел в 2005-м, а затем вернулся на год в 2007-м. Та же история с «Хафнарфьордуром» – это мой родной клуб, в котором я начинал играть в футбол. Он же стал и последним перед тем, как я оказался в России. Вообще, за эти 10 лет чего только не случалось – например, в 2010 году я вообще оказался без клуба почти на полгода. Контракт со шведским «Сундсваллем» закончился в конце ноября. Я приехал домой в Исландию на выходные, и так вышло, что через пару дней получил травму ноги. На тот момент у меня было много предложений из Европы, в том числе от «Нальчика», но я уже понимал, что остался вне игры, по крайней мере, на 4 месяца. В итоге, я поправился только к апрелю, когда все чемпионаты подходили к концу, и было бессмысленно искать какие-то вариант, потому что я был в ужаснейшей форме. Так что перед тем, как вернуться в «Хафнарфьордур», я в течение пяти с половиной месяцев я был безработным – сначала из-за травмы, а затем потому, что трансферные окна в Европе позакрывались, а чемпионат Исландии длится всего четыре месяца и начинается в мае. Конечно, было немного сложно, но такие вещи только закаляют.

– 6 клубов – это не только частые путешествия, но и частые знакомства. Самый неординарный человек, с которым вы когда-либо работали?

– Мне повезло: вокруг меня всегда было много хороших людей. Когда я играл в «Стоке», моим тренером был Тони Пьюлис, в «Брондбю» – Рене Мёленстен, который сейчас работает в «Манчестер Юнайтед». Я очень многому научился у него, хотя поиграл в Дании всего один год. А в 2004 и 2005 годах в «Викинге» нас тренировал Рой Ходжсон, работа с ним мне запомнилась больше всего. Он потрясающий человек, с отличным характером, который умеет прививать своим игрокам психологию победителей. К тому же, у Роя отличное чувство юмора, так что работать с ним было одно удовольствие.

– С каким клубом расставаться было тяжелее всего?

– Думаю, как раз с «Викингом». Я оказался в Норвегии в 18 лет, когда был еще молодым и перспективным игроком, и рос вместе с этой командой. Когда в 2007 я снова приехал в клуб, почувствовал, что это мой второй дом. Прощаться с «Викингом» было очень непросто.

Островная психология

– С развитием интернета все узнали, что такое чемпионаты Белоруссии, Канады и даже островов Силли. Что такое чемпионат Исландии?

– Уровень нашей лиги, конечно, не очень высок, и не дотягивает до чемпионатов других северных стран – Дании, Норвегии или Швеции. Мы – маленькая нация, в Исландии проживает всего около 320 тысяч человек, так что это неудивительно. Но мне нравится, что исландцы очень любят футбол. Почти каждый человек смотрит матчи по телевидению, кто-то выбирается на стадионы. А в чемпионате Исландии, прежде всего, ценятся настоящие атлеты с хорошей физической формой. Я думаю, что уровень нашего футбола растет. В последние годы многое изменилось в лучшую сторону, а в этом году наша молодежная сборная даже вышла на чемпионат Европы! Эти парни – новые исландцы, игра их команды больше ориентирована на скорость и технику. И это действительно здорово.

– Почему новые исландцы появились именно сегодня?

– Мне кажется, у людей просто появилось больше возможностей – тренировочные залы, поля и прочее. Поэтому каждый может развивать свои навыки даже в одиночестве.

«Погода в Исландии не дает нам играть в футбол даже полгода»

– Раньше было сложнее?

– Ну, я не могу сказать, что было очень тяжело. Я начал играть футбол где-то в пять лет. И главным неудобством, конечно, всегда была погода. Снег, дождь, ветер, морозы – не важно, что творится на улице, ты все равно выходишь на поле и занимаешься. Это непросто, но со временем ко всему можно привыкнуть.

– Многие из тех, с кем вы начинали, пробились в профессиональный футбол?

– Из моей возрастной группы – да, действительно многие. Эмил Халлфредссон, мой хороший друг, сейчас играет в итальянской «Вероне», Давид Видарссон, с которым мы начинали в «Хафнарфьордуре», в «Остере» из Швеции. Еще трое или четверо играют в других европейских странах. В последнее время исландцы все чаще прилетают играть в футбол на континент.

Вслед за самыми смелыми игроками из промерзшей страны прет и веселье – лучшее спортивное видео 2010 года прилетело на наши экраны как раз из Исландии. Трехминутный ролик, взорвавший YouTube на исходе прошлого лета (1,185,724 просмотров), – готовый образец для тех российских футболистов, кто так и не научился радовать своих болельщиков игрой. Бодрые исландские парни из «Стьярнана» хоть и плетутся в хвосте турнирной таблицы, но совсем не собираются давать своим зрителям загрустить – редкие голы веселая команда празднует так, что хочется аплодировать стоя. Роды, рыбалка, расстрел и бальные танцы – для того, чтобы увидеть best of the best исландского творчества, достаточно прыгнуть по ссылке.

– О, я знаю, о чем вы, – не успеваю закончить вопрос, как Ханнес уже растягивает рот в улыбке. – Эти парни стали знаменитыми на весь мир! То, что они делают, очень впечатляет. Когда я играл в сборной U-21, мы с ребятами тоже изображали что-то подобное, пытались удивить народ, но, конечно, до этих героев нам было далеко. Мне очень нравятся такие штуки! Они вызывают улыбку у всех, кто это видит, так что я только за то, чтобы и остальные команды праздновали голы таким способом. Люди ходят на футбол за весельем.

– В России часто жалуются на плохие поля, лимит на легионеров и тысячи других прекрасных вещей. На что жалуются в Исландии?

– У нас нет такого, чтобы что-то одно не нравилось абсолютному большинству. Хотя нет – погода. Погода в Исландии не дает нам играть в футбол даже полгода. Конечно, и болельщики, и футболисты этим недовольны, но что тут поделаешь? Наш чемпионат начинается в мае, а заканчивается уже в сентябре. Только подумайте: я играл в «Хафнарфьордуре» в самом начале карьеры, в 2001 году, затем провел там полсезона этим летом. А если посчитать, выйдет, что я и полгода в чемпионате Исландии не отыграл. И странно, и смешно. Поэтому те люди, которые хотят смотреть футбол круглый год, конечно, расстроены, что получают всего четыре месяца игры. Очень многие любят футбол, мне кажется, это вообще одна из главных черт типичного исландца.

– Что еще любит типичный исландец?

– О, в первую очередь, он любит свою страну, гордится ее историей, независимостью. У нас островная психология, поэтому мы очень ценим те вещи, которые сделаны в Исландии и считаем их самыми лучшими, даже если это не совсем так. Ну, и, конечно, все мы любим поиграть в футбол и пропустить бокал пива. В общем, я вполне типичный исландец.

Мама

За полгода до переезда брутального форварда на Кавказ чемпионат России только-только набрал ход после зимних морозов, но почти сразу принялся удивлять. Кубанский мордобой, самарские бананщики, детекторы лжи и удары электрошоком – от новостей, прилетающих с российских стадионов, волосы дыбились не только у Данко Лазовича, но и у всех остальных. Прознав о том, что творилось в России весной-2011, Ханнес сперва сохраняет спокойствие и робко рассказывает что-то про то, что бананы, к несчастью, уже давно в ходу не только за обеденным столом, а английские фаны рубятся между собой не хуже, чем в 90-е. Монолог завершается фразой: «И самое ужасное, что подобные новости уже никого не шокируют».

«Мы все встречались за пределами поля, проводили время, поэтому у нас в Исландии нет такой злости, как в других чемпионатах»

Новость о том, что некоторые жители Петербурга до сих пор вздрагивают при слове «шок» и однокоренных, тем не менее, заставляет исландца округлить глаза. «Я слышал, как вы упомянули эту историю про полицию еще минут пять назад, но решил, что это шутка. Они что, действительно ударили футболиста электрошоком? Хо-хо-хо! Меня недавно спрашивали о странностях российского футбола. Знаете, что? Теперь у меня есть ответ. Это самая сумасшедшая вещь, о которой я когда-либо слышал!»

В самом конце интервью Ханнес еще раз вспомнит о стычке зенитовского серба с новгородским ОМОНом и поблагодарит за полезный совет, бросив: «После этой истории я постараюсь держаться подальше от русской полиции». А пока, мысленно возвратившись на остров, исландец усердно чешет лысину, стараясь припомнить что-нибудь из родного чемпионата, что способно шокировать уже меня. Но после долгих раздумий ожидаемо восклицает: «Ничего!»

– Что, совсем-совсем?

– А мне это и нравится. Главный плюс исландского чемпионата – это отсутствие ненависти. В России, в основном, между собой знакомы те футболисты, которые говорят на одном языке. Все остальные понятия не имеют, против кого им предстоит играть. В Исландии же почти у всех футболистов есть друзья в других командах. Мы все встречались за пределами поля, проводили время, поэтому у нас дома нет такой злости, как в других чемпионатах. Это очень тихая и спокойная лига, и мне сложно вспомнить что-то неординарное. К тому же, я не такой уж эксперт по нашему турниру – о том, сколько времени я отыграл в Исландии, я уже говорил.

За пять месяцев, проведенных на родине в футболке «Хафнарфьордура», Ханнес вряд ли успел врезаться в память местным болельщикам. Забив всего один мяч в 11 играх 2001 года и отправившись покорять Европу, исландец пропустит все самое интересное. За время, что форвард потратит на путешествия по скандинавскому полуострову, «Хафнарфьордур» украсит крошечный портовый город семнадцатью кубками – по 5 за победы в чемпионате, Кубке Лиги и Суперкубке, и двумя, прилетевшими после триумфов в Кубке страны. Когда накануне Нальчика Ханнес заедет домой, новые одноклубники поведают ему о главном сюрпризе: за 10 лет «ХФ» превратился в самый успешный исландский клуб XXI века.

– «Самый успешный» – это, наверное, куча болельщиков?

– Если предстоит серьезная и интересная игра – на трибунах будет что-то около трех тысяч фанатов. По нашим меркам, это отличный результат. А вообще… В городе живет 25 тысяч людей, когда я иду по улице, я встречаю всех своих родственников, старых школьных друзей, и знакомых семьи (смеется). Так что, конечно, на стадионе никогда не будет много людей. Если матч проходной – ты запросто сможешь найти свою маму, едва взглянув на трибуну.

Стройка

– Мы часто слышим истории про футболистов, которые разносят почту по городу или сидят за рулем такси, а в свободное время выступают за сборную, скажем, Андорры. В Исландии то же самое?

– Зарабатывать серьезные деньги в Исландии, только играя в футбол, – невозможно. Если ты выигрываешь, то можешь получить какие-то премиальные. А так – есть у тебя бутсы с футболкой и хорошо. Когда я был молодым, я даже не мечтал о деньгах, единственной целью было проявить себя и переехать в более сильную лигу. Так что почти все футболисты, которые играют в нашем чемпионате, действительно имеют основную работу или ходят на какие-то курсы.

– Какая работа была у вас?

– Когда я только начинал в профессиональном футболе (мне было 17), однажды проработал все лето на стройке. Полноценная работа, с 8 утра до 6 вечера. В 6 у нас обычно начинались тренировки, так что прямо со стройки, я шел на поле. В Исландии так живут абсолютно все, потому что невозможно протянуть только на те деньги, которые ты получаешь, играя в футбол. На стройке я был таким ассистентом: помогал плотникам, носился туда-сюда, делал все, что они попросят. Самое ужасное – это тренировка после полного рабочего дня. К тому же там было очень легко получить травму – я раз сто наступал на гвозди тем летом. Бывало и такое, что несколько дней я вообще не мог тренироваться, но, слава богу, ничего серьезного не случалось. Вообще, когда я вспоминаю о своей молодости, я становлюсь только счастливее от того, что все-таки добился своего и пробился в профессиональный европейский футбол.

«Самое ужасное – это тренировка после полного рабочего дня. К тому же на стройке было очень легко получить травму – я раз сто наступал на гвозди тем летом»

– Стройка – единственное место, где вы зарабатывали деньги в перерывах между футболом?

– Нет, на следующий год я нашел работу полегче – занимался тем, что развозил выпивку и табак по барам и рестораном в Рейкьявике. В общем, работал курьером, и это, в сравнении стройкой, было для меня почти отдыхом (улыбается).

– Футболист, который выполнял самую странную работу за пределами поля?

– Ох, да у нас кого только не было. Один парень работал дантистом, другой журналистом в городской газете. Певцы, плотники, художники. Один мой приятель занимался тем, что ухаживал за травой на соседних полях для гольфа. Никто этому не удивляется, все крутятся, как могут.

– Если бы вы поняли, что тех денег, которые вы зарабатываете сегодня, вам не хватает, последовали бы примеру этих парней и принялись искать вторую работу?

– На самом деле, я постоянно об этом думаю, потому что никогда не знаешь, что случится в будущем. А вдруг я получу серьезную травму? Что тогда делать? Когда я вернулся в Исландию в 2010-м, мне уже не приходилось работать, потому что я отыграл 10 лет за границей, и клуб предложил мне неплохой контракт по нашим меркам. Но рано или поздно моя карьера подойдет к концу, поэтому все равно нужно думать о том, чем заниматься после футбола. Если я смогу себе это позволить, было бы неплохо открыть небольшую кофейню, многие так поступают и мне нравится эта идея. Но, в первую очередь, мне всегда хотелось учиться. Например, сейчас я делаю это в английском Открытом Университете по интернету. У футболистов полно свободного времени, почему не потратить его с пользой? Тем более ради собственного благополучия. После карьеры мне хочется иметь выбор, возможность заниматься тем, что мне интересно. А не какой-то чепухой, которую мне пришлось бы выполнять из-за того, что я не умею ничего другого. Поэтому для меня важно получить образование. В университете я изучаю экономику, философию и политику.

– Политика? Слышали о главной политической новости России в этом году?

– Да, я в курсе, что Владимир Путин снова станет президентом, а Медведев – премьер-министром. Это довольно странно, и мне кажется, что в большинстве других стран такое просто невозможно. Но я знаю, что в России эти люди обладают большим авторитетом, их позиции крепки, так что, почему нет? Да, это необычно, но если у них все получается, и в стране их уважают, что тут сказать?

– Вы бы смогли остаться в России после завершения карьеры?

– Я не заглядываю так далеко, но меня в любом случае будет тянуть домой в Исландию. К тому же, там сейчас растет моя дочь. Она живет там с моей бывшей девушкой, поэтому у меня нет возможности привезти ее в Россию. Но, может, это и к лучшему – Исландия потрясающая и очень красивая страна, которая подходит для того, чтобы растить там детей.

«Москва – сумасшедшее место. Я впервые оказался там за день до игры с «Динамо», и вот этот въезд в центр Москвы – это будто въезд в другой мир»

– Растить детей где бы то ни было – отличное занятие. Но те, кто хоть раз был в Исландии, восхищаются, в первую очередь, ее сумасшедшей природой. Ваше любимое место в стране?

– Помните этот наш вулкан с длиннющим названием? Так вот, прямо под Эйяфьядлайёкюдлем находится Эйяфьодль – это горная местность с водопадами и пещерами, – и туда я еду в самую первую очередь каждый раз, когда оказываюсь в Исландии. Это особенное место для меня, и я когда я возвращаюсь туда, испытываю невероятные чувства. В молодости я часто назначал девушкам свидания именно там – помимо видов и атмосферы, там полно хороших ресторанов. В общем, я считаю, что это место обязательно нужно посещать всем. И не только из-за неземной красоты, но и из-за какой-то магии и атмосферы, которая там царит. Поверьте, вы запомните это надолго.

– Канадец Джозеф Дикьяра недавно рассказал о главной беде России – отсутствии любви к стране у местных жителей и тотальной неухоженности городов. С ним согласились многие. Вы тоже?

– Мне сложно судить, я совсем недавно приехал сюда. Но помню, как в первый раз увидел Нальчик и сказал себе: «Что ж, город довольно чист и красив». Здесь потрясающая природа, я уже несколько раз выбирался за город, и не планирую останавливаться. Так что в Нальчике действительно здорово. Но, конечно, сложно сравнить с Москвой – это сумасшедшее место. Я впервые оказался там за день до игры с «Динамо», и вот этот въезд в центр Москвы – это будто въезд в другой мир. Атмосфера, размах, смесь старой и новой архитектуры – невероятно, очень впечатляет. Некоторые говорили мне, что так красиво только в центре, но и есть и другая часть города и там все совсем по-другому. Не знаю, мне кажется, так не только в Москве – везде есть не особенно привлекательная окраина. Но зато такого центра, как в Москве нет почти нигде.

«Лада»

– Последняя смешная история из вашей жизни?

– О, самое смешное – это, наверное, то, как мы с Отто (Фредриксоном – прим. Sports.ru) ловили такси до тренировочной базы. Нам сказали, что в России устроено так: если ты пристегиваешь ремни безопасности, ты как бы оскорбляешь водителя, намекая на то, что он плох за рулем. Это реально так?

– Трудно сказать. Я чаще катаюсь на велосипеде, чем на такси.

– Ну, в общем, мы решили не обижать нашего водителя и, наверное, в первый раз в жизни не пристегнулись. Эта старая «Лада» разогналась, все было нормально, как вдруг он решил резко развернуться, не сбрасывая скорости. Мы были не готовы к этому, и Отто со всей силы шмякнулся о дверь так, что она раскрылась, и половина его тела оказалась снаружи. Господи, я так перепугался, что едва не наделал в штаны. Самый класс – это то, что водитель даже не думал притормозить. В общем, кое-как, я вернул Отто в машину, и мы захлопнули дверь. И вот тут до нас дошло, как все это смотрелось со стороны, и мы просто взорвались, смеялись, наверное, минут 20. Полное сумасшествие. А водитель продолжал спокойно ехать – мы решили, что это он уже привык к тому, как люди вываливаются из его машины на полной скорости. Двадцатилетняя «Лада», у которой не закрываются двери! Такое может случиться только в России (смеется).

«А водитель продолжал спокойно ехать – видимо, он уже привык к тому, что люди вываливаются из его машины на полной скорости»

– Мне кажется, это не единственная веселая история, в которой участвовал Отто.

– Да, он отличный парень, мы постоянно смеемся. Вообще я живу на базе и делю комнату с Алексеем Сквернюком, там хорошие условия. Но и у Отто я останавливаюсь часто. На первых порах, он помогал мне почти со всем. Мы оба играли в Норвегии, так что между собой говорим на норвежском. Мне повезло – здорово, когда рядом с тобой есть человек с похожей культурой, который уже прошел через все то, что только предстоит мне – например, изучение русского языка и все остальное.

– И как продвигается изучение?

– Отлично! Главное – побольше общаться с русскими. У меня хорошие отношения со всеми, кто работает в «Спартаке», и недавно меня даже позвали на русскую свадьбу! Женился один мой приятель из клубного офиса, и для меня было большой честью присутствовать при таком событии. Кстати, я и на самой свадьбе познакомился с несколькими русскими парнями, и сейчас мы поддерживаем отношения.

Красота

– Предлагаю закончить красиво – в прямом смысле этого слова. 6 клубов, 6 стран, и десятки посещенных городов. Самое необычное и прекрасное место, в котором вы когда-либо, играли в футбол?

– В Норвегии было полно стадионов, которые расположены в таких местах, что ты долго не верил своим глазам – так красиво просто не бывает. Самое классное место, в котором я всегда мечтал сыграть – это домашний стадион «Согндала», расположенный в глубине самого длинного фьорда Норвегии с крутыми горами по сторонам и потрясающей атмосферой. Когда я закончу карьеру, я обязательно вернусь туда на несколько дней. Просто сидеть и наслаждаться природой.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы