Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Сергей Харитонов: «Сколько в России ни выступал, всегда или обманывали, или пытались обмануть»

Российский боец смешанного стиля Сергей Харитонов, который 12 февраля проведет в четвертьфинале Гран-при Strikeforce бой против Андрея Арловского, рассказал корреспонденту Sports.ru о «стеклянной челюсти» соперника, трех лучших тяжах в ММА, далеких от Родины, но близких к идеалу тренировках, отжиманиях, протеине и водке.

Сергей Харитонов: «Сколько в России ни выступал, всегда или обманывали, или пытались обмануть»
Сергей Харитонов: «Сколько в России ни выступал, всегда или обманывали, или пытались обмануть»

- О вас сейчас не очень много пишут в России, расскажите, как жизнь?

– Все хорошо, я три с половиной года в Голландии, в известном клубе «Голден глори». Ни на что не жалуюсь, все нравится: клуб, менеджер, спарринг-партнеры, тренировки. Периодически в России бываю: тренируюсь и близких навещаю, по которым очень скучаю.

- В Голландии осесть не планируете?

– Нет, жить в России буду, и только пока выступаю – здесь. Живу, кстати, в гостинице, поэтому даже если очень захочется, осесть не так просто будет. А вот тренироваться мне здесь очень нравится.

- Языковой барьер есть?

– Я говорю не очень хорошо: учить язык не остается времени, многое через переводчика. А спортсмены меня вроде понимают, на тренировках нет проблем.

- Вам вообще сейчас интереснее в ММА или в К-1?

– ММА – это мое, я в этом всю жизнь, но я всегда открываю для себя что-то новое, поэтому в К-1 мне интересно просто потому, что это ново.

- У вас там пока не очень статистика – будете продолжать?

– Да, планирую и дальше выступать, ошибки разобрал. К бою с Гитой, например, я вообще не был готов, мне сказали о нем за неделю, когда я готовился к новогоднему турниру в Японии, просто решил не отказывать. В итоге и к К-1 не подготовился, и «Динамит» пришлось пропустить.

- У вас есть персональный тренер, человек, который готовит вас на конкретный бой?

– Персонального нет, мой основной тренер это Кор Хэммерс, с ним работаю больше всего сейчас, а остальные регулярно меняются.

«Арловский будет рассчитывать на стойку, я же попробую сделать ставку на партер»

- А кто тогда определяет стратегию на бой?

– Да, честно говоря, план выбираю сам. Слушаю всех, советуюсь со всеми, тренирую все. Сейчас очень много над партером работаю, потому что, если не пойдет в стойке, нужно быть готовым к этому. У меня отличный спарринг-партнер по борьбе.

- Относительно Андрея Арловского какие мысли?

– Посмотрел много его боев, тренировок. У Арловского хороший тренер по боксу, думаю, он будет рассчитывать на стойку, я же попробую сделать ставку на партер.

- Много говорят о «хрустальной челюсти» Андрея. Согласны с таким диагнозом?

– Сложно сказать, я вот сам недавно пропустил тяжелый удар, поплыл. Андрей все же дрался со многими хорошими бойцами, побеждал их, значит, не так уж хрупок. Скорее дело в его стиле: Арловский любит открытый бой, агрессивную манеру, часто идет на обострение, поэтому пропускает.

- Чья была идея с видеообращением к сопернику?

– Идея общая была: моя и моего менеджера. Для чего? Так надо! Никак больше не прокомментирую.

- В связи с Гран-при в контракте появились какие-то дополнительные условия?

– Нет, никаких нет дополнительных условий, это просто бой и все. Я подписал контракт, как обычно перед поединками.

- Была какая-то жеребьевка, как распределяли пары?

– Наверное, была. Мне сначала сказали, что я должен драться с Вердумом, начал готовиться к нему. Потом позвонили, уточнили, что с Арловским.

- Что про пару Барнетт – Роджерс скажете?

– Два-три года назад я бы точно сказал, что Джош победит, а сейчас кажется 50 на 50.

- С Федором поздороваетесь 12-го, а то говорили, что у вас чуть ли не конфликт?

– Да, конечно, мы же русские, у нас с Федором нормальные отношения, нет никакой неприязни.

- Удивились его поражению?

– Федор ошибся. Вердум использовал единственное, на что мог сделать ставку.

«У нас с Федором нормальные отношения, нет никакой неприязни»

- Нет ощущения, что Емельяненко-старшему стоит разнообразить тренировки?

– Да, стоит поработать с иностранными спортсменами. Чаще выезжать, чаще приглашать к себе. В спорте нужно постоянно расти, иначе сегодня ты чемпион, а завтра люди посмотрели твои бои, разобрали технику, и если у тебя нет ничего нового, то результат и будет таковым. Нужно постоянно искать.

- А кто сегодня лучший тяжеловес?

– Одного не могу назвать. На мой взгляд, это Алистер Оверим, Федор Емельяненко и замыкает троечку Фабрицио Вердум. Гран-при как раз покажет все.

- Первому поколению российских бойцов смешанного стиля уже за 30. Довольны сменой?

– Да вроде много талантливых, но я ни одного имени не назову. Общаюсь со своими, с кем начинал, а вот чтобы кого-то из молодых выделить – не могу, хотя в России, конечно, есть талантливые ребята.

- То есть не хватает скорее толковых менеджеров, которые бы их привезли на крупные турниры?

– Да в России уже не осталось честных менеджеров, которые бы хотели получить от спортсмена результат. Почти все хотят как можно быстрее заработать. Из-за этого у нас еще долго ничего не получится. У нас менеджеры губят спортсменов на корню. Я сам через это прошел: принцип, когда на здоровье бойца всем плевать.

- В Европе честнее?

– В Европе стараются работать на перспективу, на будущее. Тут нет стремления, как можно быстрее сорвать деньгу. У меня вот теперь нет желания выступать в России, потому что сколько ни выступал, всегда или обманывали, или пытались обмануть.

- В России многих интересует, почему ваш одноклубник Алистер Оверим такой большой?

– Да потому что много тренируется, вот и все. Не как раньше. Он все дни в зале проводит, у него очень много силовых тренировок. Все про допинг судачат… Покажите мне спортсмена, который не ел бы аминокислоты, не пил бы протеин. Просто сейчас он не в пример себе раннему постоянно пашет, а говорят вообще много чего.

«Оверим много пашет, поэтому такой здоровенный»

- Сами с железом работаете?

– Да, мне нравится, я к нему привык и, считаю, это не вредит бойцу.

- Сколько лежа жмете?

– Не знаю, много это или мало, – 200 кг, мой вес.

- А три километра за сколько пробегаете?

– 10.15 – 10.20 стандартно. Из 10 минут ни разу не выбегал, врать не буду.

- Есть любимые и нелюбимые упражнения?

– Знаю, что надо, но очень не люблю качать шею. Люблю турник, брусья еще с давних времен. Подтягивания, отжимания.

- Главное отличие тренировок в России и Европе?

– Да в подходе нет коренных различий, везде неплохо, самый важный момент – в Европе несравнимо больше спарринг-партнеров, в России с этим совсем плохо.

- Больше увлеченных?

– Да у нас тоже увлекаются, но в основном все как зрители – на диване с пивком, в залы пока люди не хотят идти, не хотят тренироваться. Обсуждать все горазды, а на выходе ни один спортсмен не может себе найти спарринг-партнеров, с которыми можно было бы тренироваться

- Кстати, о пивке. Один российский боец недавно впечатлил своим откровением об алкоголе, сказав, что вообще не касается его. Как у вас?

– Мне кажется, стакан сухого красного вина никогда не вредил, если редко по выходным пропускать бокал, но не чаще и не больше.

- А что-то кроме алкоголя в Голландии не было желания попробовать?

– Да уж лучше стакан водки, чем этой ерундой заниматься. Однако, смотрите, у них меньше умирает от передозировки. Может у нас тоже разрешить… Хотя нет, не стоит, с нашим менталитетом такой подход не пройдет.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы