Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Евгений Гараничев: «Когда первый раз увидел Свенсена, все внутри заиграло»

    Евгений Гараничев, восходящая звезда российского биатлона, едет на дебютный чемпионат мира в Ханты-Мансийск и попутно отвечает на вопросы Sports.ru – о пророчестве Аликина, мотивации Кущенко, атмосфере в команде, общении с девушкой по скайпу, прочитанных книгах и никудышных уроках английского языка.

    Евгений Гараничев: «Когда первый раз увидел Свенсена, все внутри заиграло»
    Евгений Гараничев: «Когда первый раз увидел Свенсена, все внутри заиграло»

    О пророчестве Аликина

    У нас в поселке Новоильинский (Пермский край) не было других спортивных секций – только лыжные гонки. Брат, на четыре года меня старше, занимался, мне было интересно наблюдать за ним. К тому же я видел, что ребята ездят на сборы и тоже постепенно увлекся. Позже у брата возникли проблемы с гемоглобином, и он ушел из лыж. Мы с ним всего года два вместе бегали.

    Я был в юниорской лыжной сборной, когда Владимир Саныч (Аликин) предложил перейти в биатлон. У меня тогда в лыжах все получалось, был на ходу. «Давайте пока не будем», – говорю. «Ну, если будут проблемы – звони», – спокойно ответил Аликин. Однажды он приехал, забрал меня из дома и отвез пострелять.

    Впечатления остались самые радостные, поэтому когда позже возникли сложности, я позвонил Владимиру Санычу, и он посоветовал мне тренера – Максима Владимировича Кугаевского. Так я переехал в Тюмень.

    О первых победах

    Летом мы хорошо поработали, результаты были, настрой хороший. Но за две недели до вкатки я заболел ангиной – долго лечился, и в результате, буквально на полсбора опоздал. Потом были тренировки в Обертиллиахе, а после мы поехали на «Ижевскую винтовку». Пробежал вроде нормально, но ощущал, что состояние еще не оптимальное.

    В Чехию приехали заранее, перед Кубком IBU у нас там был сбор. Контрольные я бегал не очень хорошо, и, вдруг, бах, соревнования! В индивидуалке хорошо бежалось (6-е место), а на следующий день неожиданно выиграл спринт. Через неделю в Альтенберге был четвертым в спринте и первым в преследовании. Это были мои первые победы в Кубке IBU.

    О фальстарте на Универсиаде

    Я был очень хорошо готов, но за четыре дня до старта заболел: температура поднялась до 39, пришлось сбивать ее уколами. Три дня провалялся в кровати, на четвертый сходил погулять, но не более – не тренировался. Уже перед спринтом, буквально за два часа, покатался. Пробежал более-менее – думал, намного хуже будет. Если честно, то последний круг еле дошел...

    Ну и фальстарт, конечно, запомнится. Обычно на соревнованиях идет обратный отсчет: ты видишь, когда должен стартовать, а в Турции были обычные часы, просто время идет, никаких сигналов, ничего нет. Смотрим, все – десять ровно, надо бежать, но фишки еще не убрали, команды никакой нет, последнее объявление было за три минуты до старта. Прима стоял, пока уже Семенов его не толкнул, беги, мол. Так и ушли в одно время. Я, смотрю, тринадцатая секунда, думаю, пока стартану, уже четырнадцатая будет. Оказалось, поспешил меньше чем на секунду, на шесть десятых.

    Тренеры по трассе о штрафе ничего не говорили, так как думали, что это сбой системы, решили смотреть не на табло, а на реальную ситуацию в гонке. Конечно, расстроился, когда узнал, что я не первый, а только третий, но не скажу, что долго переживал – решил, ничего – это будет мне уроком.

    О Кубке мира

    Сегрей Валентинович (Кущенко) спросил, готов ли я бежать. Да, говорю, готов, уверен в себе, но когда приехал, посмотрел на Свенсена, Фуркада, не то чтобы мандраж появился, но что-то такое внутри заиграло... На следующий день я успокоился и уже нормально тренировался. Хорошо спал, никакого стресса не было. Стартанул уверенно – ходом, конечно слабовато, второй круг пришлось вообще терпеть, но добежал.

    Об атмосфере в команде

    У меня нормальные отношения с ребятами. С Антоном Шипулиным, например, много общались. В команде все общительные, атмосфера хорошая, мне понравилось.

    О доме

    Дома с сентября не был. В Тюмени с девушкой последний раз под Новый год был. Общаемся только по скайпу. Домой уже, конечно, хочется, по всем соскучился

    О кумирах

    Кумиров нет. Бо еще год назад где был? Анев тоже в этом сезоне сильно прибавил. Спортсмены просто работают и добиваются результата. Есть, конечно, такие люди, как Бьорндален, которые десять лет бегают на высочайшем уровне, всего сами добиваются, но при этом остаются открытыми.

    О Хантах

    Я там был два года назад, трассу с тех пор изменили, но я там еще лыжником бегал – рельеф приятный, и равнина есть, и подъемы.

    Об акклиматизации

    Мы с тренерами решили, что надо себя проверить, прежде чем на ЧМ ехать, пробежать несколько гонок. Сейчас я уже месяц в горах, и спуск с высоты должен сказаться на организме, но мы подрасcчитали, что если я попаду из-за акклиматизации в «яму», то уже в конце чемпионата.

    О досуге

    Книги, фильмы, интернет. Читал недавно американский роман «Оставленные» о последних днях жизни Земли. Сейчас у девчонок взял пару книг, люблю почитать вечерами. Или можно в бильярд сыграть. Музыку слушаю разную. Пожалуй, любую кроме шансона.

    Об иностранных языках

    С английским у меня не очень. В школе учительница говорила, что в жизни пригодится, а я удивлялся: да зачем он нужен? А сейчас думаю, каким же идиотом был! Жалею, что не учил. Пообщаться с иностранцами – нет, увы, не общаемся. Здороваемся с Эриком Лессером, и все.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы