Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Гэри Пэйтон: «Все всем уже доказал»

В интервью блоггерам Ball Don’t Lie на yahoo.com экс-звезда «Сиэтла» и «Майами», один из лучших разыгрывающих в истории лиги Гэри Пэйтон, в настоящее время выступающий в роли аналитика на NBA TV, объяснил, что привлекает его в работе на телевидение, вспомнил собственную игру в компании с Шоном Кемпом и сравнил сегодняшнюю лигу с НБА 90-х.

Гэри Пэйтон: «Все всем уже доказал»
Гэри Пэйтон: «Все всем уже доказал»

- Вы когда-нибудь думали, что по завершении карьеры игрока будете работать на телевидении?

– Безусловно. Именно ради этого я и ходил в школу, а потом в университет штата Орегон. В любом случае я всегда любил поговорить и неплохо смотрелся перед камерами. Всегда считал, что после баскетбола телевидение это именно то, что я хотел бы делать.

- Вы были известны, как один из главных любителей подпустить крепкое словцо и уязвить оппонента на площадке. Это как-то помогло вам в сегодняшней работе?

– Думаю, да. Мне кажется, что это позволяет мне чувствовать себя более уверенным, когда сегодня я говорю какие-то нелицеприятные вещи, и приносит мне дополнительное удовольствие от того, чем я занимаюсь. Продюсеры стремятся видеть меня в центре передачи. Они прекрасно понимают, кто я такой, что я не лезу за словом в карман, и что все меня знают именно таким, потому перед началом записи они просто говорят: «Ну хорошо, пусть Гэри будет самим собой. Он вносит элемент веселья и говорит то, что должен сказать». Это радует, потому что именно это я и умею делать.

- С самого начала все принялись сравнивать вашу работу на NBA TV с тем, что вы делали в команде Inside the NBA. Вам не кажется, что здесь вас видят в роли Чарльза Баркли, или же продюсеры хотят, чтобы вы делали что-то свое?

– Я думаю, и то, и другое… Они прекрасно понимали, что им нужен кто-нибудь вроде Баркли, но, наверное, пригласили меня, прежде всего, потому, что я всегда говорю то, что думаю.

- Что является самым сложным в вашей работе сегодня?

– Необходимость постоянно ездить из Лас-Вегаса, где я живу… Но я с этим справляюсь. На самом деле, все достаточно просто, потому что на NBA TV дозволяется довольно много импровизации. Им не нужно как-то готовить нас, задавать какие-то правила… Чем больше мы работаем друг с другом, тем больше начинаем подпитывать друг друга. Мы вместе вот уже месяц и сейчас чувствуем друг друга достаточно хорошо. Через пару месяцев, мне кажется, мы будем знать, что скажет другой еще до того, как он это произнесет.

- Сменим тему. В чем состоит главное отличие баскетбола НБА по сравнению с тем временем, когда играли вы?

– В жесткости. Баскетбол превратился в игру «давайте просто набирать очки». Давайте покажем нашим поклонниками, что НБА – это развлечение. Так, лига стала гораздо более развлекательной. Когда я начинал, то со мной играли ребята вроде Ксавьера МакДэниэла, Чарльза Баркли, Айзейи Томаса, Билла Лэймбира…

После локаута дела пошли на спад, и Дэвид Стерн сделал все, чтобы вернуть лиге престиж, снова привлечь болельщиков на трибуны

- Чарльза Оукли.

– и Оукли. Это были жесткие ребята, которые, приходя в лигу, стремились превратить баскетбол в жесткий вид спорта, в серьезный вид спорта. Игра гораздо больше была сосредоточена на защите и баскетболе такого рода. Сейчас функционеры стремятся превратить ее в своего рода шоу. После локаута дела пошли на спад, и Дэвид Стерн сделал все, чтобы вернуть лиге престиж, снова привлечь болельщиков на трибуны, поэтому он принялся менять правила, чтобы матчи изобиловали яркими моментами, а не вязкой игрой. Никто ведь не хочет, чтобы НБА видели в подобном свете.

- Вам кажется, что игра стала менее интересной?

– Я не думаю, что она стала менее интересной. Я же говорю, что сейчас она превратилась в развлечение. Хотел бы, чтобы некоторые правила вновь изменили: например, чтобы можно было трогать оппонента, не получая за это нарушения… Достаточно сложно противодействовать парням вроде ЛеБрона или Кобе, если нельзя еще и фиксировать их рукой. Они слишком хороши… Мне кажется, единственный игрок старой школы в лиге это Тим Данкан.

- Есть ли в Ассоциации сейчас разыгрывающий, который напоминает вам вас?

– Нет. Не думаю, что кто-то может напомнить мне себя, ведь я активно действовал на обоих концах площадки. Я играл в защите, «центрил» (сейчас редко кто из защитников делает то, что делал я), прессинговал соперников по всей площадке, стараясь отнять мяч и так далее. Большинство разыгрывающих сейчас лишь обозначают игру в защите. При этом некоторые из них все время канючат: «А почему мы не попали в первую пятерку по игре в защите?!» Взять Аллена Айверсона и Криса Пола – они оба мои товарищи, оба мне нравятся – но то, что они делают, это не защита. Защита это то, что показывает Брюс Боуэн, но, мне кажется, ни один разыгрывающий в данный момент так не играет.

- Кто по вашему мнению, лучший разыгрывающий на данный момент?

– Крис Пол.

- Не Рондо?

– Неаааа. Не Рондо. Какой там Рондо? Крис Пол. На втором месте был бы Дерон Уильямс.

- Недавно вы сказали, что в Сиэтле будет новая команда к 2011 году. Почему вы так уверены?

– Многие люди не знают, почему город пошел на эту сделку (переезд команды «Суперсоникс» – в Оклахому – прим. ред.). НБА гарантировала, что Сиэтл сможет восстановить команду к 2011 году. Они смогут оставить свои цвета, свою историю, свое название и получат 75 миллионов долларов. Большинство не знает, что все это было включено в контракт, и что именно поэтому город согласился, зная, что наша команда вернется.

- Звучит убедительно.

– Еще бы. К 2011 году так и будет. Для НБА не очень выгодно не иметь команду в таком прекрасном городе, где есть столько людей, болеющих баскетболом. НБА хочет видеть город частью своего рынка… Не знаю, будет ли там создана новая команда или один из клубов переедет в Сиэтл, но к 2011 году «Суперсоникс» точно вернутся.

- Вы сказали, что хотели бы играть более заметную роль в системе нового клуба Сиэтла. Это значит, что вы хотите быть хозяином, генеральным менеджером или президентом?

– Все вместе. Пытаюсь делать все. На данном этапе есть пара ребят, которые присматриваются к проекту. Мы пытаемся сделать несколько вещей… Прежде всего, найти людей, которые бы вложили деньги в команду. В любом случае я надеюсь, что скоро смогу вернуться в Сиэтл и больше общаться с местными болельщиками. Если в городе действительно окажется команда, я хочу стать ее частью, потому что думаю, что фанатам хотелось бы видеть бывших игроков клуба больше задействованных в организации. Это поможет привлечь болельщиков. И тогда не будет проблем с пустыми трибунами. А потом уже можно будет порассуждать и о новой арене. Но такие разговоры уместны, только когда расходятся все билеты.

- Это означает, что вы совсем не сопереживаете команде из Оклахомы-Сити?

– Нет. «Оклахома-Сити» это же не Сиэтл. Команда не называется «Суперсоникс», это «Оклахома-Сити Тандер» – совершенно новый клуб. Они просто взяли игроков из Сиэтла. Вот и все. А большинство из баскетболистов выступали в городе один-максимум пару сезонов. Я не считаю их игроками Сиэтла. Они выступают в Оклахоме, поэтому их клуб и называется «Оклахома-Сити Тандер». Можно сказать, они никогда и не были Сиэтлом.

- Вы ни с кем не дружите из этой команды?

– Дружу. С Эрлом Уотсоном и Кевином Дюрэнтом.

В Италии мой приезд рассматривался бы как своего рода шоу. Но у меня душа не лежит к таким вещам

- Ваш бывший партнер Шон Кемп собирался продолжить карьеру в Италии. Не хотели рвануть туда и вновь сыграть с ним в паре?

– Вот уж нет. Я разговаривал с Шоном об этом пару месяцев назад. Он позвонил мне, потому что мы организуем летние лагеря в Сиэтле. Когда Шон рассказал мне о своих безумных затеях, я спросил «Зачем тебе это нужно?» Он сказал, что соскучился по баскетболу. Для него было просто здорово съездить в Италию, поддерживать форму и играть – показать людям, что он еще что-то умеет. Что касается меня, то я все всем уже доказал. Выступление в Европе носило бы оздоровительный характер, а вдобавок завлекало публику, которая могла бы прийти на того самого Гэри «Перчатку» Пэйтона. В Италии мой приезд рассматривался бы как своего рода шоу. Но у меня душа не лежит к таким вещам. В 2006 году я взял перстень с «Хит»: это все, о чем я мог бы просить, и я добился своего. Все остальное у меня есть.

- При просмотре сегодняшних матчей вы когда-нибудь возвращаетесь мысленно к тем временам?

– Знаете, недавно мы с сыном просматривали записи некоторых игр «Сиэтла» в сезонах-90-94. Тогда я только попал в лигу, а Кемп выступал второй год. Играли мы неплохо. Именно мы начали все эти штучки с аллей-упами, и надо признать, у нас неплохо получалось. Потом мы смотрели кассету с матчами финала Западной конференции, когда мы вынесли «Юту» и сместили Стоктона и Мэлоуна, которые назвали нас лучшим дуэтом в НБА на тот момент. Тогда это было настоящее свершение.

- Вы всегда были одним из самых стойких игроков своего поколения. Вам не бывает смешно, когда сегодняшние баскетболисты пропускают матчи?

– Иногда бывает. Особенно когда кто-то говорит, что у него заусенец, или побаливает палец на ноге. Вы о чем вообще? Я выходил на паркет со сломанным пальцем, с серьезно подвернутым голеностопом. В финальной серии я пытался играть против Майкла Джордана после того,к как потянул мышцы бедра. В мое время было немыслимо не выйти на площадку, потому что тренер, Джордж Карл, ждал, что я буду там и сделаю все, чтобы мы победили… Единственная причина, по которой я бы не вышел, если бы мне отрезали ногу: тогда у меня была бы всего одна нога, и я подвел бы команду. Сейчас же все изменилось. Игроки много зарабатывают и всегда могу сказать «Подумаешь, у нас целых 82 игры, еще наиграемся». Именно так думают баскетболисты сейчас.

- Хорошо, подведем итог. Если бы завтра к вам пришел представитель одного из клубов НБА и сказал «Гэри, ты нам нужен». Что бы вы ему ответили?

– Сказал бы, нет, спасибо. Ничто не сможет меня заставить вернуться в баскетбол. Ну если только они не предложат мне 15 миллионов…

- А как же насчет 100 миллионов? Вы говорили, что сделаете себя операцию по смене пола и сыграете в женской НБА?

– Ах, да. Это остается в силе. Я сделаю это. Сменю пол на год. Потом сразу обратно. Возьму сто миллионов на один сезон и вернусь… Не думаю, что и тренерская работа по-настоящему меня увлечет. Я слишком люблю телевидение и то, что я делаю здесь на NBA TV. По существу, единственная причина, по которой я мог бы задумать о возвращении в лигу, это если мой давний друг Брайан Шо, работающий помощником в «Лейкерс», стал бы главным тренером и пригласил меня посодействовать в качестве ассистента. Если бы даже Нэйт Макмиллан, который вырастил меня, попросил меня об этом, я бы и то подумал. И это единственное, что может заставить меня стать тренером. Я бы хотел занять пост генерального менеджера или президента или что-то вроде того, чтобы вести баскетбольное хозяйство так, как это делает Майкл Джордан… С игрой в баскетбол я завязал…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы