Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Аарон Джексон: «Я самый странный американец, которого вы встречали»

Аарон Джексон, первый новичок ЦСКА, доказал свою неординарность в интервью Sports.ru – раскритиковал Рэджона Рондо, напугал всех медведями и посетовал, что Евгений Малкин отбил у него всех девушек.

Аарон Джексон: «Я самый странный американец, которого вы встречали»
Аарон Джексон: «Я самый странный американец, которого вы встречали»

Лучший клуб Европы

- Почему именно ЦСКА?

– У меня было несколько предложений от других команд, но, когда я услышал о ЦСКА, то уже ни о чем другом и не думал. ЦСКА – лучший клуб Европы. Здесь меня уже приняли с распростертыми объятиями работники клуба, так что я доволен своим выбором.

- Чего вы ждете от карьеры в Москве?

– Для меня это новая глава в моей жизни. Это то, что я хочу делать. Это то, что я должен сделать. Я хочу вступать за лучшую команду и помочь ей выиграть титул. Мне кажется, это наилучший вариант.

- Многие считают Милоша Теодосича лучшим разыгрывающим Европы. Вы готовы к роли резервиста?

– Думаю, он один из лучших разыгрывающих, против которых я выходил на площадку в этом году. Мне нравятся его интеллект, умение отдавать передачу, его бросок, но сейчас мы будет играть за одну команду и стараться помочь клубу победить, так что мы будем делать друг друга лучше.

- Насколько я понимаю, вы согласились подписаться в ЦСКА еще до того, как стало известно о приглашении Мессины?

– Да, сначала это были слухи. Я много читал в Твиттере о том, что я перехожу туда, сюда. Я, честно говоря, тогда думал еще о других командах, но затем поступило официальное предложение. И я подписал, не раздумывая. А затем уже следил за тем, кто станет тренером. Мессина – лучший тренер в европейском баскетболе. Здорово будет играть под его началом.

- Вы знакомы с Мессиной?

– Мы пересекались с Мессиной, когда он работал в «Реале». Он здорово построил защиту против меня, у меня ничего не получалось. Когда он ушел, мы обыграли мадридцев три раза. Многие – Д’Ор Фишер и Аксель Эрвель – рассказывали мне о нем. Этот человек просто гений во всем, что касается баскетбола. Я знаю, что он очень требовательный тренер. Но как мне сказали, для него имеет значение самоотдача игрока. А я именно горжусь своим отношением к делу.

- Какие ваши сильные стороны?

– Главное – самоотдача. Уверен, что здесь этим никого не удивишь, но все равно это то, что считаю самым важным – моя работоспособность плюс то, что на площадке я привношу энергию, агрессию и злость и всячески стараюсь помогать команде.

- Атмосферу в УСК ЦСКА сложно сравнивать с тем, что было в Бильбао. Вы готовы к этому?

– Ну конечно, болельщики в Бильбао были просто невероятны. Они были частью успеха команды, но в начале сезона все было немного иначе. Они поддерживали нас, болели, но нет яростно. Лишь постепенно, когда они увидели, что у нас действительно классная команда, их поддержка стала удивительной. Надеюсь, так будет и здесь.

Досуг

- Что вы знаете о России? Многие думают, что здесь медведи по улицам ходят.

– Знаете, на днях у меня рядом с домом бродил медведь. Такой черно-белый. Симпатичный.

- Вы его застрелили?

– Да не, что вы. Он такой милый был. Очень мне понравился. В общем, медведями меня не испугаешь. Как и суровой зимой: у нас в Коннектикуте тоже бывают лютые морозы.

- Как вы будете коротать долгие русские вечера?

– Пока не знаю. Совершенно точно я привезу с собой свой X-Box. Буду играть в ФИФА. Да, в футбол: я самый странный американец, которого вы только встречали. Я очень плотно слежу за футболом, знаю все результаты, смотрю матчи. Болею за Англию, люблю Уэйна Руни и Эшли Коула.

- Будете смотреть сегодняшний матч?

– Не знаю. Честно говоря, мне довольно сложно сейчас что-то смотреть, потому что все время хочется спать. Частенько я засыпаю, а просыпаюсь – 2 часа утра, время смотреть баскетбол.

- Просыпаетесь, а счет по-прежнему 0:0…

– Да не, мне все равно очень нравится. На меня все смотрят и удивляются – этот парень вообще американец?! Мне нравятся все виды спорта, и если парни играют в футбол, я буду играть с ними – я легко адаптируюсь.

- Как насчет хоккея?

– Я большущий поклонник «Питстбург Пингвинз» и пару раз пересекался в барах с Евгением Малкиным. Мы не знакомы, но мне он очень нравится. Вот только он общается с девушками, с которыми раньше общался я. И после этого у меня не было с ними никаких шансов. В общем, у нас сложные взаимоотношения.

Личное

- У вас есть девушка?

– Нет, у меня нет девушки. Я сосредоточен исключительно на баскетболе.

- В России хватает красавиц.

– Правда? Это здорово, но все равно никаких девушек.

- Расскажите о своей семье.

– О, семейные ценности очень значимы для меня. У меня есть родители, бабушки и дедушки, старший брат, есть даже брат-близнец, только он вообще на меня не похож. Младшая сестра и младший брат. Я очень близок со своей семьей. Летом я всегда возвращаюсь домой в Коннектикут и живу с ними. Я очень признателен им за то, что они дают мне дополнительную мотивацию.

- Кто-нибудь еще в вашей семье занимается спортом?

– О нет, только я. Если бы вы видели мою семью, вы бы решили, что я приемный ребенок. Я выше всех на две головы.

My Jam

- Когда вы поняли, что станете баскетболистом?

– Очень часто мне казалось, что этого не случится никогда. У меня в жизни было множество разных сложностей. Жить в Хартфорде, в бедном районе было довольно сложно. Вокруг я видел людей, которые играли лучше меня, но при этом так никуда и не пробились. Потом, когда ты уже попадешь в университет, встречаешься с тренерами, которые проявляют к тебе интерес, и все меняется. Где-то лет в 17, когда я учился в университете, я понял, что это то, что я умею делать, и это то, что я хочу делать. Я очень много работал, чтобы достигнуть этого. И вот я здесь.

Я начинал играть на улице. Мой старший брат – он играл в баскетбол в школе – сказал мне, чтобы я двигался в этом направлении, потому что в Хартфорде баскетбол – это одна из немногих возможностей куда-то пробиться, что-то сделать со своей жизнью, не хоронить себя там. Он подталкивал меня к этому каждый день, заставлял трудиться каждый день, а потом баскетбол стал моим любимым спортом.

- Что вы изучали в университете?

– Два предмета – психологию и корпоративные коммуникации. Я давно этим не занимался и вот сейчас летом решил по максимуму поучиться.

- Как думаете, вы могли бы получить работу в этих сферах?

– Честно говоря, не думал об этом. Я начал читать, просто потому что решил, что мне нужно что-то еще. Я изучал это в университете, но после этого у меня в жизни, кроме баскетбола, ничего и не было. И мне кажется верным развиваться, тренировать мозги.

- Вам нравится читать?

– Да особенно нет. Я стараюсь читать, чтобы развиваться. Моя самая любимая книга – «My jam», книга по спортивной психологии. Эта книга, которая очень сильно на меня повлияла, заставила переосмыслить многие вещи, на площадке и за ее пределами. Без нее меня бы здесь не было.

- У вас на левой руке татуировка с Аяксом. Почему?

– Да, это греческий герой Аякс. Великий воин. Он был не лучшим воином, но у него хватало мужества сражаться с любым соперником. Аякс – это как ЭйДжекс, Аарон Джексон. Это я. Это воин, с которым я себя стараюсь ассоциировать.

- В каком возрасте вы сделали свою первую татуировку?

– Вот эту, на плече – крест, на пересечении которого находится баскетбольный мяч. Я сделал ее в возрасте 18 лет и поначалу скрывал от матери. Она потом обнаружила, но одобрила меня.

- Как она относится к тому, что вы выступаете в Европе?

– Для нее не так важно, где я. Гораздо важнее, что я занимаюсь любимым делом. Конечно, она интересуется моей жизнью, тем, как мне приходится приспосабливаться к жизни в другой стране, с какими сложностями сталкиваться, но главное, что у меня все хорошо.

Лучшая лига, не лучшее место

- Кто был для вас образцом для подражания в детстве? Мэджик Джонсон?

– Да, совершенно верно. Я даже подумываю о том, чтобы взять себе 32 номер здесь в честь него. Когда я был маленьким, то старался подражать ему во всем.

- Для парня из Коннектикута не странно болеть за «Лейкерс»?

– Не, я не болею за «Лейкерс». Я не люблю «Лейкерс». Да и вообще я, скорее, не за команды болею, а за игроков. Например, мне очень нравится Деррик Роуз, поэтому я поддерживаю «Чикаго».

- Но за «Бостон»-то вы должны болеть?

– Не всегда. Когда они играют против «Никс», я за них болею. В этом году за ними были здорово наблюдать – за Кевином Гарнеттом, за ветеранами, которые показывали гораздо больше характера, сплоченности, чем «Хит». Их хотелось поддерживать. Они любят друг друга, и когда видишь такую команду, то за них невозможно не болеть. Когда они проигрывают, они обнимаются, целуются. Когда «Хит» и другие проигрывают, они просто уходят в раздевалку. Как их можно не любить!

- При этом у Рондо конфликт с Алленом.

– Рондо – сложный парень. Мне кажется, он может играть исключительно у Дока Риверса. Иногда заметно на площадке, что они не ладят, но это просто страсть к победе. Видно, как Рондо хочет победить, и его эмоции бьют по другим игрокам. Но когда он берет себя в руки, все получается.

- Назовите пять лучших разыгрывающих в НБА.

– Ой, я очень строго ко всем отношусь. Я их критикую так, словно я играю лучше, чем они. Номер один – Дерон Уильямс, совершенно точно. Номер два – думаю, Крис Пол. Мне он не очень нравится, но в этом году он показал настоящий характер в «Клипперс». Номер три – Деррик Роуз. Номер четыре – сложный выбор, но надо отдать ему должное – Расселл Уэстбрук. Думаю, он лучше Рондо. По крайней мере, когда их команды встречаются, он оказывается сильнее его. Проблема Рондо в том, что, когда он играет с Роузом, с Уэстбруком, они его просто убивают. В матчах же с соперниками вроде Чалмерса и другими он все время набирает 44 очка, делает трипл-даблы и тому подобные штуки. Просто против него неправильно защищаются. Это как защита против квотербека – ему дают пространство для броска, для передачи. Ты игрок НБА – конечно, ты можешь дать пас, конечно, ты забьешь. Если против него грамотно оборонятся, он, безусловно, останется в Топ-5 разыгрывающих, но не будет столь великолепен, как сейчас.

- Но он дает такие передачи, которые не делает никто.

– Он дает эти передачи, получая пространство. Его освобождают, дают ему время оглядеться по сторонам, а затем он отдает пас – на это способны все. Если играть с ним плотнее, он не сможет это сделать. Хотя, конечно, у него невероятный талант.

- «Оклахома» или «Майами»?

– Я большой поклонник ЛеБрона. Хотя мне он не нравится как человек. Я очень расстроился, когда он ушел из «Кливленда», очень за них болел, но он лучший игрок в мире, и мне не хочется, чтобы он проиграл финал уже третий раз. Я очень болею за него, хотя и считаю, что «Оклахома» сильнее.

- Вы как-то сказали, что лучшая команда – это команда с игроками из НБА и нападением Евролиги. Вам настолько нравится европейский баскетбол?

– Глядя на то, что делает Грегг Попович, понимаешь, что команду НБА, которая играет европейское нападение, практически невозможно остановить. Особенно, в короткой серии или одном матче. К сожалению, им противостояла очень атлетичная команда с Дюрэнтом и Уэстбруком, и в длительной серии у них не было шансов.

- Вы так много анализируете баскетбол. Вы планируете стать тренером по завершении карьеры?

– Не думаю, что мог бы работать тренером, я слишком жесткий. Жесткий по отношению к себе, жесткий по отношению к другим. Иногда я смотрю за чьей-нибудь игрой, и мне хочется все исправить. Хотя иногда это просто одна игра. Наверное, я буду каким-то образом связан со спортом. Может быть, стану скаутом и буду искать молодых талантов. Мне кажется, у меня получится выделять сильных игроков.

- Как вы вообще воспринимаете изменения в лиге. Многие переживают из-за того, что ветераны уходят, а им на смену приходят просто невероятно атлетичные парни.

– Знаете, в этом сезоне было очень много матчей, смотря которые, я думал: «Это на НБА-то не похоже». Я связываю это с локаутом, с тем, что у них не было времени сыграться, сплотиться, потренироваться вместе. Много игроков, у которых нет особенных баскетбольных умений, просто физика. Но им нужно дать шанс пройти предсезонную подготовку, потренироваться и показать, на что они способны. Вообще же мне кажется, что НБА больше не лучшее в мире место, а просто самая лучшая лига. В Европе очень много игроков, которые сильнее тех, кто выступает в НБА. Естественно, я не говорю о ЛеБроне Джеймсе и других, а в целом.

- Как вы думаете, у вас еще будет возможность попробовать силы в НБА?

– У меня сейчас было несколько предложений. Была реальная возможность попробовать закрепиться в НБА, но, когда вам предлагает соглашение ЦСКА, то все другие уходят на второй план. Раньше я участвовал в нескольких летних лигах, а в этом году шанс был вполне реальный – несколько команд предлагали мне частично гарантированные контракты. Но переговоры с ЦСКА все изменили. Ты смотришь на это совсем иначе и решаешь, что ты хочешь на самом деле. ЦСКА – лучший клуб в Европе. Перспектива выступления здесь действительно завораживает.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы