Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Бразильская система

Рев «королевских» моторов в австралийском «Альберт Парке» вывел рубрику «разбор полетов» из зимней спячки. Успев протереть сонные глаза аккурат к воскресному Гран-при, мы обратили внимание на самые интересные тенденции в защитных и атакующих действиях по ходу этапа. И теперь делимся наблюдениями с читателями Sports.ru.

Бразильская система
Бразильская система

Поначалу об удивительном, которое рядом. Увидеть наибольшее количество фатальных ошибок в исполнении самого опытного представителя пелотона наверняка не ожидали даже самые закоренелые пессимисты. Все-таки управляемость «Уильямса» заслуживала крепкой четверки по пятибалльной системе, а кривая аккуратности пилотирования Рубенса Баррикелло в последние годы неуклонно стремилась ввысь. Тем не менее именно бразилец перенял знамя «эпик фэйлов» у человека-«косяка» Каруна Чандока.

Ладно, индиец: мистер «расколоти-болид-быстрее-всех» вполне предсказуемо вызвал волну сердечных приступов у сотрудников «Лотуса» — те ожидали подвоха от нового тестера, и, собственно, предчувствия их не обманули. Затупить при выходе из поворота на невысокой скорости в тестовом режиме — это, конечно, надо уметь. В субботу совершивший схожий разворот Адриан Сутиль хотя бы подвижное заднее антикрыло в этот момент активировал. Карун же швырнул машину в сторону так, словно увидел перед собой призрак Махатмы Ганди или резко вспомнил о совете земляка Нараина Картикеяна.

Мистер «расколоти-болид-быстрее-всех» вполне предсказуемо вызвал волну сердечных приступов у сотрудников «Лотуса»

Но вернемся к Баррикелло. В квалификации он пробовал поигрывать педалями, всякий раз при атаках поворотов. Но не учел, что «Пирелли», едва прогреваются надлежащим образом, очень чутко реагируют на любое движение гонщика. Случись тому чуть-чуть не уловить уходящую в занос заднюю часть машины, на мгновение раньше резко увеличить или сбросить скорость — и о контроле над болидом можно забыть. А уж если наезжаешь колесом на траву, а затем принимаешься спешно стреноживать «железного коня» педалью тормоза, заполошно выкручивая руль – вообще пиши пропало. Избавление от амнезии обычно наступает уже в гравийной ловушке…

Рубиньо курс терапии прошел уже в начале второго сегмента квалификации. Но, как показал Гран-при, эффекта не возымел. Поскольку на 24-м круге бразилец совершил еще один феерический ляп, которым загубил гонку не только себе, но и Нико Росбергу. Подходя к третьему повороту, Баррикелло, сосредоточенный на борьбе с шедшим следом Камуи Кобаяси, сместился на внутренний радиус. Тем самым гонщик отсекал возможность атаки японца, случись самому остаться на траектории Росберга — немец, опережавший тандем, взял чуть шире, чтобы плавно оттормозиться перед узким поворотом. Беда в том, что сосредоточившись на самурае, Рубенс бросил следить как за собственным темпом, так и за маневрами Робсерга. А стоило бы, поскольку Нико перестраховался и начал смещаться влево чуть раньше, чем это позволяла трасса. В результате перед «Уильямсом» замаячили бока «Мерседеса», когда ничего поделать было уже нельзя — «синяя» стрела неотвратимо пронзала «серебряную» (звучит прям как фильм какого-нибудь Ким Ки Дука, не правда ли?). Последствия предсказать было нетрудно…

Любопытно, что этот эпизод напомнил коллизию 2007 года, когда Дэвид Култхард не поделил траекторию с Алексом Вурцем. Едва ли не самые искушенные спортсмены в пелотоне тогда «наварили» без вмешательств третьих сил: шотландец с чрезмерным оптимизмом ломанулся на внутренний радиус, тогда как его визави оставался принципиален в вопросах защиты позиции вплоть до самого последнего момента.

«Эх, как в старые добрые времена! Помню, был таким же идиотом. Время идет, а некоторые вещи в «Формуле-1» не меняются», — иронично прокомментировал аварию-2011 Ди-Си, дебютировавший в роли основного комментатора телеканала Би-би-си. При желании найти 10 отличий, конечно, можно. Но суть столкновения и вправду осталась неприкосновенной.

«Эх, как в старые добрые времена! Помню, был таким же идиотом», – сказал Дэвид Култхард об аварии Рубенса Баррикелло

Еще одним спорным эпизодом оказался обгон, совершенный Дженсоном Баттоном на 12-м круге. Оному предшествовала очень увлекательная и бескомпромиссная борьба британца с Фелипе Массой. Четверть часа пилот «Макларена» висел на заднем антикрыле бразильца, но преодолеть сопротивление соперника не мог. Даже когда в ход пускались KERS и регулируемое заднее антикрыло, достаточного «буста» для выигрыша позиции это не давало.

Для сравнения, с тем же Кобаяси на 25-м круге маневр в первом повороте прокатил: разница в скоростях, усугубленная «прибамбасами», оказалась критической. Под занавес гонки атаку точь-в-точь скопировал уже сам Масса, лишь с помощью измененных настроек заднего антикрыла одолев Себа Буэми.

В случае же с алой машиной задумка чемпиона мира 2009 года не прокатила. С одной стороны потому, что представитель «Феррари» безупречно выбирал тактику и методику контрударов. К примеру, неторопливо крестил траекторию, памятуя о том, что по новым правилам может лишь раз «поломать» линию защиты. Начиная смещаться не на упреждение, а по факту начала движения конкурента, Масса несколько мгновений оставался в так называемом «пограничном» положении. Дженсону оставалось либо идти на риск и надеяться на то, что его резвое смещение успеет принести плоды раньше момента, как перед носом нарисуется F150. Либо же брать паузу, дожидаться окончательного перехода Фелипе на «новые рельсы» и изменять направление своего движения в противоход.

Проблема заключалась в том, что режим выжидания Баттона также был ограничен по времени — и бразилец неизменно загонял соперника в цейтнот. Отсюда и жалобы Дженса своему гоночному инженеру на коварства визави, и желание любой ценой наконец-то оставить «контру» за спиной, и почти 12 кругов карусели, по итогам которой каждый все равно оставался при своих.

Ни на апексе, ни при движении по коротенечкой прямой Фелипе и бровью — не говоря уже о руле — не повел

Маневр Баттона, таки приведший к рокировке, иначе как атакой отчаяния не назовешь. Поравнявшись с Массой при входе в длинный левый, у него был всего лишь один-единственный шанс получить стратегическое преимущество — то самое, на которое позже ссылался Мартин Уитмарш, требуя от стюардов признать обгон легальным. А шанс заключался в том, чтобы заставить бразильца дрогнуть и сдвинуться влево, позволив шедшему по внешнему радиусу «Макларену» не просто остаться в пределах полотна, но заполучить пространство для нормального входа в десятый поворот.

Но ни на апексе, ни при движении по коротенечкой прямой Фелипе и бровью — не говоря уже о руле — не повел. Срезка шиканы — логичный итог маневра британца, потому как альтернативой ему значился лишь радикальный сброс скорости и упущение бразильца в дальние дали…

Заметим, что после рокировки Масса совершил еще один меркантильный маневр, превративший положение Баттона из критического в аховое. Открыв дорогу Фернандо Алонсо, он обрек пилота «Макларена» на пропуск сразу пары гонщиков «Феррари» при возвращении позиции. Однако до нее дело не дошло…

К чести Баттона, он взял убедительнейший реванш на 48 круге. В первом повороте Дженсон пронесся мимо бразильца как поезд мимо нищего — Фелипе даже подготовиться к достойной защите не смог. Впрочем, после гонки нашел этому оправдание, вроде как звучавшее достаточно правдоподобно. Мол, износ задних шин оказался столь велик, что при вызванном ими нарушении баланса и управляемости вывел машину из-под контроля.

После рокировки Масса совершил еще один меркантильный маневр, превративший положение Баттона из критического в аховое

Судя по рваному ритму бразильца в гонке, ходовые характеристики F150 и вправду были далеки от идеальных. Но при этом на фоне стартового великолепия Фелипе возникает вопрос: уж не прошлогодние ли проблемы вновь начинают его донимать? Ведь в сезоне-2010 размолвка с шинами стала главной причиной кризиса в выступлениях пилота. На межсезонных испытаниях Масса вроде бы как разобрался с этой проблемой... Однако в Австралии бразильца словно подменили…

Упомянув о принципиальности стюардов, досконально разобравшихся в ситуации с Баттоном, нельзя не отметить факт, бросивший небольшую, но все-таки тень на их репутацию. Да простит нас Джонни Херберт, но найти правого и виноватого в перипетиях британо-бразильских взаимоотношений сумел бы даже далекий от профессионального автоспорта человек. А вот чтобы рассмотреть нарушение на 20-м круге, следовало постараться. В четвертом повороте Себ Буэми прошел Адриана Сутиля столь лихо, что не заметил желтых линий. А зря: в регламенте черным по белому прописана кара за подобное пренебрежение к рамкам трассы. На счастье швейцарца арбитры слиберальничали, даже не взяв инцидент на карандаш. Хотя с учетом замеров элементов заднего антикрыла «Заубера» в их педантичности сомневаться вроде как не приходилось.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы