Блог Хоккейный уголок

Гецлаф и я. История молодого человека, вдохновившего звезду «Анахайма»

Пока Райан Гецлаф загружает покупки в свой Mercedes S63, его окружает группа молодых фанатов, надеющихся на автограф, фото или просто какой-нибудь знак внимания со стороны своего кумира. И 29-летний миллионер никогда не привык отказывать в подобных просьбах. Подписав несколько бейсболок и маек, сделав несколько фото, Гецлаф вежливо извиняется и освобождается от обязанностей, которые приходят со статусом звездного игрока НХЛ. «Спасибо большое, мистер Гецлаф, - говорит вслед ему одна из матерей. – С вашей стороны это было очень любезно».

Он улыбается: «Нет проблем». Вскоре Райан уже направляется в сторону Атлантического океана, в дом Хоукена Миллера – его 18-летнего приятеля, который в этот момент занят подготовкой заявок в колледжи. В своей комнате, завешанной плакатами «Сан-Диего Чарджерс», он внимательно правит все ошибки на компьютере.

На первый взгляд, у них очень мало общего. Один – обладатель Кубка Стэнли, двукратный победитель Олимпийских игр и финалист «Харт Трофи». Другой – ученик старших классов, редактор школьной стенгазеты и член клуба дебатов. Райан Гецлаф зарабатывает около 9 миллионов долларов в год и является капитаном «Анахайма». Хоукен Миллер отвечает за статистику школьной команды по американскому футболу. Рост Миллера – 160 см, вес – 50 кг, у него пышная шевелюра – это, наверное, его единственное преимущество над уже практически облысевшим Гецлафом. Но, несмотря на солидную разницу в возрасте, опыте и статусе, Гецлаф и Миллер стали близкими друзьями.

Капитан «Дакс» всегда вежлив и лаконично отвечает на вопросы о Кубке Стэнли, о сборной или регулярном сезоне «Дакс», но его глаза загораются, когда он говорит о Хоукене Миллере. Они повстречались 4 года назад, когда Райан и его жена, Пейдж, решили присоединиться к местному благотворительному фонду, собирающему средства на борьбу с синдромом Дюшенна – редкой болезнью, которая поражает мышцы и ведет к болезненному разрушению тела. Этот синдром поражает в основном мальчиков и встречается у одного ребенка из 3,5 тысяч, большинство из которых не доживают и до 20. Когда Гецлаф и его жена узнали, что местная семья ищет помощи и пытается собрать средства на борьбу с этой болезнью, они сразу же решили с ними встретиться. У Гецлафов только что родился первенец, Райдер, и они особенно серьезно отнеслись к беде Миллеров. Но, что началось, как акт благотворительности, быстро переросло в искреннюю дружбу между семьями и совместную борьбу против безжалостного времени, которое грозится отнять самого поразительного юношу из всех, с кем доводилось встречаться Гецлафу.

Пока Райан приближается к дому Миллеров, Хоукен продолжает писать. Он хочет быть журналистом. Рассказывать истории о людях по всему миру. И он готов начать с себя. Хоукен помнит тот момент, когда впервые услышал слово «Дюшенн». Свет флуорисцентных ламп, раскрашенные стены, мячики – все, чтобы отвлечь ребенка. Он помнит, что его родители находились в замешательстве. Даже напуганы. Когда доктор покинул кабинет, то они постарались все объяснить сыну: «Я смутно понимал, что что-то происходит и что-то нехорошее, - пишет Хоукен. – Но странно то, что я был спокоен и был уверен, что проблема разрешится».

Нежелание Хоукена сдаваться, его уверенность и надежда подпитывают его. И они являются самыми яркими примерами для подражания для Гецлафа, который построил свой успех на дарованных с рождения талантах. Миллеру приходится преодолевать сотни препятствий, которое перед ним ставит его же тело, иногда работающее против него: «Он никогда не жалуется. Он не ждет подарков судьбы, - замечает Гецлаф. – Он хочет работать… большинство детей не смогли бы с этим справиться. Это по-настоящему вдохновляет меня».

Наверное, немаловажную роль в том, что Хоукен и Райан так подружились, сыграло то, что оба разделяют мнение о том, что упорный труд и вера в свое дело могут перебороть все трудности. Когда Райан и его старший брат Крис – ныне ресивер в команде «Саскачеван» - росли, они жили и дышали лишь одним – спортом. Райан встал на коньки в 3 года. В 5 лет он уже играл в команде. Когда семья переехала из Эвонли в Реджайну, то братья стали уделять спорту еще больше внимания. Их отец, Стив, сварил для сыновей специальные ворота с железной сеткой, которые выдержали годы тренировок. Также отец с сыновьями соорудили специальные ворота для гаража, укрепив сетку деревянным каркасом. Но некоторые броски все равно находили брешь в этой защите, о чем недвусмысленно напоминают дырки в стенках гаража размерами с шайбу, сохранившиеся до сих пор.

Все детство Гецлафа проходило в путешествиях с одной игровой площадки на другую. Его мама, Сьюзан, вспоминает, что маленький Райан хотел быть владельцем собственного магазина гидроциклов Sea-Doo или быть профессиональным горнолыжником. Профессиональный хоккей был очень отдаленной перспективой. Прежде чем полностью переключить свое внимание на игру с шайбой, Райан активно занимался бейсболом, выигрывая провинциальные соревнования и участвуя в чемпионате провинции Острова Принца Эдуарда. Но именно хоккей стал тем видом спорта, в котором ему было суждено по-настоящему преуспеть. В нем было 180 см роста, когда в 15 лет его задрафтовал «Калгари Хитмен». К Рождеству своего дебютного сезона в WHL он вымахал уже до 188 см - практически до своих нынешних габаритов. Гецлаф быстро добивался того, о чем мечтает практически каждый канадский мальчишка. Но он также развивался, как личность. У Райана есть кузина, Морган, которая больна аутизмом. Встреча с ней тронула Гецлафа и заставила переосмыслить многие вещи. И, организовав фонд с целью обратить внимание на синдром Дюшенна, он не собирается на этом останавливаться. Покинув «Хитмен», он также организовал фонд поддержки для детей из неблагополучных детей.

Хоукен Миллер знал, что Гецлаф – звезда хоккея, когда они впервые повстречались в 2011 году. но он не испытывал перед ним особого пиетета, который так свойственен многим детям при встрече в с профессиональным атлетом: «Это просто обычный человек, если к нему так и относится», - отмечает Хоукен.

Отец Хоукена отреагировал более эмоционально: «Я хотел говорить с ним о хоккее, - признается Пол. – Но Райан хотел побольше узнать о болезни».

В детстве Пол сам активно играл в хоккей. В 1982 году он был задрафтован «Миннесотой», но не провел в НХЛ ни одного матча. Получив высшее образование, он перебрался в Калифорнию и стал работать на продуктовую компанию. Именно там он повстречал Дебру. В пять лет их Хоукен уже отлично катался. Отец хотел поделиться с ним опытом, передать сыну все накопленные знания. Футбол, бейсбол, хоккей – они играли во все. «Я с нетерпением ждал, когда наступят активные тренировки», - признается Пол. Но уже тогда он мог сказать, что что-то не так. Хоукену было сложно соревноваться с другими детьми, он не выдерживал темпа, у него не было выносливости. И чем больше он старался, тем сложнее ему становилось.

Пол и Дебра отправились к педиатру, который заявил, что с мальчиком все нормально – он просто медленно развивается. Понадобилось еще полтора года, прежде чем врачи смогли дать четкий ответ. Как-то Пол и Хоукен веселились на улице, когда в доме раздался телефонный звонок. Дебра подняла трубка и услышала неприятные новости: очередной анализ крови показал, что у Хокена выявлена аномальность генов. При личной встречи врачи впервые объявили диагноз: синдром Дюшенна. Лекарства от него пока не существует. Хоукена ждет страшный процесс – необратимое разрушение мышечной ткани и летальный исход.

В это время Миллер как раз пытался попасть в детские команды по бейсболу и хоккею на роликах. Конечно, теперь об этом не могло быть и речи. Ведь физические нагрузки могли лишь ухудшить его состояние и ускорить процесс. Гараж Миллеров был забит игрушками для активного ребенка: биты, ракетки, лыжи, коньки, клюшки – все это было срочно продано.

Пол всегда думал, что путь превращения мальчика в мужчину включает в себя обязательные физические соревнования. Он сам прошел через это, но теперь он не мог передать этот опыт своему сыну. «Ребенок всегда считает, что отец может все починить и исправить: «Отец, ты можешь починить велик?» Это я могу. Но: «Эй, папа, я не могу бегать на игровой площадке», - это я исправить не могу. И это убивает меня», - делится Пол.

Когда Гецлаф ступает на порог дома Миллеров его первыми приветствуют две собаки: Коди и Гас. Вскоре появляются Дебра и Хоукен. Уже через несколько минут Гецлаф сидит на кухне и, поедая угощения, шутит, что побоялся бы выйти один на один на лед с главой семейства Миллеров.

С момента первой встречи с этой семьей у Райана и Пейдж родились еще двое детей. И из всех своих достижений Гецлаф, без сомнения, больше всего ценит свою семью. Именно они приносят ему главные радости в жизни. Райан часто берет своих детей в гости к Миллерам, потому что они обожают играть с Хоукеном. Особенно, если он возит их на своем скутере: «Мой сын, Райдер, это просто обожает, - признается Райан. – Хоукен из числа тех людей, которые заставляют тебя всегда улыбаться».

Когда они впервые повстречались, Хоукену было 13 лет. Но уже тогда он был твердо уверен, что страшный диагноз, не заставит его склонить голову. Гецлаф был поражен отношением к жизни этого молодого человека, его стойкости и целеустремленности достичь успеха в тех сферах, в которых возможно, и спокойствию в отношении вещей, что ему не под силу.

После того, как врачи вынесли свой вердикт, Пол и Дебра посвятили свою жизнь тому, чтобы посрамить скептиков. Стали появляться новые мечты, цели и достижения. Спорт был исключен, но были другие возможности. Хоукен стал бойскаутом, а его отец был всегда рядом, чтобы подставить плечо. Так они вместе шли вперед. Когда задание требовало физической силы, то Пол становился руками и ногами для своего сына. На традиционном ежегодном восхождения для бойскаутов Пол пронес Хоукена тысячу футов в специальном кресле: «В тот момент мы были единым целым», - вспоминает Пол.

Семья вместе сплавлялась на каноэ. Они вместе преодолевали все трудности, поддерживая друг друга физически и морально на протяжении всего пути. Хоукену даже покорился глубоководный дайвинг: «Не знаю скольким людям с синдромом Дюшенна удавалось это сделать. Я горжусь им», - признается отец.

Хоукен привык думать о возможностях, а не об ограничениях. В школе он стал редактором стенгазеты. Вскоре он стал внештатным сотрудником Orange County Register. В первый же день редактор попросил Хоукена взять интервью. Мальчик впал в ступор на несколько минут, так как не ожидал сразу такого важного задания. Но он смог перебороть себя, набрать номер и получить материл: «Ты должен осознать, что ты способен на это и не сомневаться в себе. Это важнейшая вещь», - говорит Хоукен.

В прошлом году во время очередной беседы о хоккее Гецлаф предложил Полу стряхнуть пыль с коньков и сыграть с ним. Пол сомневался. Он не играл с тех пор, как узнал о диагнозе сына. Он забросил хоккей и не планировал к нему возвращаться. Он просто не мог играть: «Я мечтал кататься вместе с сыном. Но эти мечты были разбиты».

Узнав о вызове Гецлафа, Хоукен сказал отцу, что с радостью увидел бы его на льду. Он хотел, чтобы его отец вновь попробовал. Так что Пол достал из гаража старые коньки и присоединился к дружескому матчу. Возвращение выдалось не самым ярким, но эта игра навсегда останется в их памяти.

Самому Хоукену не доведется больше покататься на коньках. Но физические запреты помогли ему найти другие таланты: «Он нашел способ утвердиться в жизни и не дать предрассудкам остановить себя. Он способен делать вещи, о которых я и мечтать не мог», - признается Пол.

Постоянные поездки в Детский госпиталь в Цинциннати, регулярные растяжки и специальные упражнения позволяет Хоукену находится в хорошей форме для больного синдромом Дюшенна. Витаминные добавки, лекарства для укрепления сердца и костей и стероиды помогают снизить скорость развития болезни.

Хоукен тяжело и упорно трудиться, чтобы стараться жить нормальной для большинства жизнью. Именно об этом он мечтает больше всего. Он умен и быстро соображает, начитан. Он преуспел в учебе в школе. Он говорит на испанском. Его любимые произведения – «Посторонний» Альбера Камю и «Гроздья гнева» Джона Стейнбека. В прошлом году вместе с одноклассниками он ездил в Аргентину, где преподавал английским местным детям. Вместе с ним ездил и отец.

На одной из экскурсией они должны были спуститься к подножью водопада. И вновь отец нес сына на плечах. «Мне было немного жаль его, - признается Хоукен. - Но это того стоило. Думаю, для нас обоих». В конце этого года они вместе планируют отправиться во Вьетнам.

Но вернемся в настоящее, а именно – в дом Миллеров. Хоукен и Гецлаф сидят на кухне и оживленно беседуют. Молодой человек рассказывает, что хочет быть репортером, работать на хоккейных матчах, брать интервью у игроков в раздевалках. «Ты уверен?» - спрашивает Гецлаф. Да, он уверен! Хоукен хочет делиться людскими историями с миром. Это могут быть истории, как карьера его друга Гецлафа – история успеха, достижения целей и исполнения мечты. Или истории о не самом - о человеке, который пытается идти наперекор судьбе. О людях, которые не боятся противостоять обстоятельствам: «Я фокусируюсь на том, что могу сделать, а не на том, что не могу», - объясняет Хоукен.

Хоукен говорит, что в любой ситуации можно найти верное решение. Но в этом правиле есть исключения. Болезненная правда. Тело Хоукена работает против него. Если он падает, то не может подняться самостоятельно. Если он долго находится в сидячем положении, то ему также непросто встать: «Это типичные симптомы для человека, который вскоре не сможет передвигаться самостоятельно», - объясняет Дебра. Его мышцы становятся слабее. Вскоре у него начнутся проблем с сердцем и легкими. «Если не продолжить активное лечение, то скоро он будет прикован к инвалидному креслу, - добавляет Дебра. – Ему понадобится аппарат для поддержки дыхания, и он не сможет контролировать свое тело». Это грустная реальность, и это причина, из-за которой Райан Гецлаф решил использовать свои возможности, чтобы привлечь внимание к этой проблеме.

Миллеры признаются, что без Гецлафа фонд CureDuchenne вряд ли бы смог существовать. Райан организовал благотворительный турнир по гольфу, который собрал 300 тысяч долларов. Компания биотехнологий BioMarin работает над лекарством под названием «Дрисаперсен», которое, по их мнению, может помочь облегчить жизнь людей, пострадавших от синдрома Дюшенна. Но требуется больше исследований, а это требует денег. Фонд надеется собрать 5 миллионов долларов. Это поможет ускорить процесс, провести клинические испытания и больше исследований. К сожалению, все это вопрос не ближайшего времени.

Все что остается сейчас у Миллеров – это надежда. Надежда, что лекарство будет найдено раньше, чем болезнь возьмет верх.

За последние годы Хоукен сильно вырос. Он встречается с другими людьми, больными синдромом Дюшенна, и пытается убедить их бороться и не сдаваться. Именно его отношение к делу и мужество подвигли Гецлафа к действию. Хоукен никогда не поднимет над головой Кубко Стэнли, не получит золото Олимпиады. Он никогда не будет звездой, как Райан Гецлаф. Но это именно хоккейная звезда ищет встречи с ним, а не наоборот. «Хоукен не сидит сложа руки, - говорит Гецлаф. Он старается что-то предпринять. Он прошел через такое, о чем большинству людей даже страшно подумать. Но он смог не сломаться и найти себя. Это по-настоящему вдохновляет».

Вечером настает время расставания. Когда машина Гецлафа скрывается из виду, Хоукен садится на маленький лифт, с помощью которого он поднимается на второй этаж. Там он включает компьютер и продолжает свою работу. Он знает, что ему предстоит сделать серьезный шаг вперед. Еще более особенный для человека, болеющего синдромом Дюшенна. Но он уже успел преодолеть не одно препятствия в жизни и не позволит новой преграде остановить себя: «У меня есть недуг, но я не позволю ему олицетворять меня. Более того, именно эта болезнь заставила меня стремиться к тому, чтобы достичь того, что другие считают для меня невозможным». Он вновь и вновь перечитывает эту фразу. Теперь его история закончена и ее можно отсылать.

Источник: Sportsnet.

P.S. VK сообщество | Блог «Новый Уровень»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья