Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Правила жизни

Правила жизни Гуса Хиддинка в России

Фото: РИА Новости/Руслан Кривобок

Когда я начинал работать в России, мне казалось, что футболисты не проявляют особой реакции ни на победы, ни на поражения национальной команды. Выиграли – о’кей, проиграли – с кем не бывает.

Русский язык очень специфичный для западноевропейца. Когда постоянно слышишь речь, кое-что в голове остается, но в моем случае надо быть осторожным. Общаешься-то с игроками и другими футбольными людьми, а они иногда используют в речи грязные словечки, которые потом можно употребить ненароком и невпопад.

У российского общества нет строгих принципов, которые сильно отличались бы от западноевропейских. Шока, когда я воскликнул бы: «Господи, как к этому привыкнуть!», не испытал ни разу. Но здесь очень любят делать подарки. Вручают бутылки с какими-то необычными напитками, угощают фирменной едой... Гостеприимство русских людей не раз меня изумляло. Есть еще одна типичная черта – когда ты находишься за столом в компании, каждый хочет произнести не просто тост, а небольшую речь. Причем едва успел закончить один и все выпили, как начинает другой. Тосты произносятся очень часто, и нужно говорить себе: «Будь осторожен!»

В России многие специально изучают английский. Через несколько месяцев после моего приезда они уже изъяснялись, пусть и не длинными фразами, а короткими предложениями или отдельными словами.

Я поздравляю Мутко! С его стороны это было очень смелым шагом – выйти на сцену, за которой наблюдает весь мир, и обратиться к планете и к ФИФА на английском. Очень хорошо то, что он в своем выступлении подшутил над собой по поводу своего знания языка.

До России вообще никогда не пробовал водки, да и в принципе любителем спиртного не являюсь. Иногда выпью бокал красного вина – и хватит. А когда нахожусь в компании, не чувствую себя обязанным выпивать, как все. Право личности – сказать «нет». Не хочу ни сам на следующее утро чувствовать себя больным, ни чтобы из-за меня кто-то другой так себя ощущал.

На самом деле россияне очень дружелюбны. Когда за пределами России мне приходится слышать, что люди здесь, мол, замкнутые, зажатые, я отвечаю: «А вы поезжайте туда, познакомьтесь с ними, поговорите – и увидите, что они совсем другие». Но все относительно: нет среднестатистического русского или среднестатистического голландца – каждый человек индивидуален.

В России крайне заботливо относятся к своей культуре, лелеют ее. Знаю, что некоторые русские критикуют себя за потерю каких-то ценностей. Считают, что из-за компьютеров и Интернета новое поколение, скажем, не желает играть на пианино, скрипке, других музыкальных инструментах.

Очень рад, более того, счастлив, что Россия получила первенство мира. Теперь российские футбольные чиновники не смогут только обещать – надо будет делать. Я немного узнал русскую душу, которая мне очень нравится. Но в России многие любят говорить.

Я предпочитаю анализировать как просчеты игроков, так и мои собственные. Я полностью разделяю ответственность за то, что сборная России не смогла выйти на чемпионат мира в ЮАР.

Моим худшим днем на посту тренера сборной России, конечно, стал тот, когда мы не сумели завоевать путевку на чемпионат мира. Неважным был, впрочем, и день первого стыкового матча: пусть мы победили, но пропустили гол, и это обещало большие трудности.

Я, как и все, ошибаюсь. Если говорить в общем, то если ты проигрываешь, значит, где-то ошибка допущена, только вот доказать на сто процентов, что виной всему именно она, нельзя.

Я доступен для общения с каждым. Но не думаю, что российские тренеры сидят и ждут моих комментариев. У них достаточно своего опыта.

Везде в России меня принимали очень радушно. После первых месяцев, когда у людей улеглось ощущение новизны, они стали очень добры и открыты. Так что я почти с самого начала работы в России почувствовал себя здесь как дома.

Главные проблемы российского футбола – агенты, инфраструктура, неумение «вести» талантливых игроков. Одаренному футболисту надо помочь раскрыть его способности и идти дальше. Причем работать с молодыми ребятами надо крайне аккуратно. Важно показать игроку, в каком направлении ему двигаться, подсказать, почему он должен выполнять то или иное задание, убедить его: если он пойдет по этому пути, то добьется успеха. Большая ошибка – пытаться что-то навязывать.

Я не диктатор. Говорю так потому, что сам прошел через это как футболист. Когда нас закрывали на базе в ста километрах от ближайшего города с его соблазнами, это заставляло лишь выдумывать разные хитроумные способы обойти запреты.

Я хочу, чтобы в России научились играть в более зрелищный, атакующий футбол, не отсиживались в обороне и никого не боялись. Если мне удастся достичь этого, это и будет мой вклад в российский футбол.

Ответственность и ажиотаж меня не сковывают. Я давно убедил себя и говорю своим игрокам: почему вокруг так много глаз, телекамер, вспышек? Потому что вы герои чего-то важного, вы уже высоко и вполне можете взобраться еще выше.

Я очень строг. Но игроки понимают, что я им не враг, не надсмотрщик. Я с ними – чтобы помочь им побеждать.

У некоторых московских топ-клубов всю Россию закрывают всего один-два скаута. Такую огромную страну! Это немыслимо. Мне кажется, многие таланты попросту остаются незамеченными.

Российские футболисты с молодых лет зарабатывают отличные деньги, и некоторым кажется, что им все дается очень легко. Но без тяжелого труда невозможно реализовать потенциал в полной мере. Многие из футболистов, которых я здесь видел, рождены для игры на более высоком уровне.

Легионеры украшают российский футбол и помогают ему двигаться дальше. Но столько средних иностранных футболистов России, мне кажется, не нужно. Да, я за лимит.

Я чувствую себя здесь прекрасно. Мне нравится этот город, эта страна, нравятся люди – они очень теплые. У этой страны огромный потенциал во многих сферах, а в футболе она вообще спящий гигант.

Я могу и критиковать. Например, офис РФС находится в очень старом, неприспособленном для эффективной работы здании. Там тесно, он несовременен. Это лимитирует работу федерации.

Полагаю, что любой труд должен быть оплачен. Вместе с тем здравомыслящие люди всегда могут договориться о том, как расстаться, и находят взаимоприемлемое решение.

Если мне перестанет нравиться в России, я отсюда уеду – независимо от того, сколько мне будут платить. Меня всегда мотивировали другие вещи.

Я уезжаю из России, но это не значит, что мы расстаемся навсегда. В вашей стране я проработал почти четыре года. За это время со многими людьми у меня сложились добрые дружеские отношения. Убежден, что еще приеду сюда, и, наверное, не раз. Словом, я не говорю вам «прощайте». Просто закончился определенный период.

Скажу так: «Анжи» – это престижный проект. У людей, живущих в Дагестане, бедном регионе, должна быть сильная команда. Это прекрасно. Футбол помогает этим людям совершать какие-то поступки. Повторюсь, это замечательный проект.

При подготовке материала использованы цитаты из интервью Гуса Хиддинка Reuters, «Советскому спорту», «Спортбоксу», «Спорт-Экспрессу», Sports.ru, PROспорт, РИА Новости, телеканалу «НТВ-ПЛЮС».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+