Блог овечкин и седины

Скандалы с тренерами в НХЛ не изменят хоккей. Это жесткая игра, но психам в ней не место

В этой жизни я боюсь только двух вещей. 

Первая – что группа Rage Against The Machine воссоединится, и на третий день выяснится, что не надо было.

Второе – что с хоккеем произойдет то же самое, что уже случилось с карьерой кинопродюсера Харви Вайнштейна. Или киноактера Кевина Спейси. Или кинорежиссера Вуди Аллена. Да, последний выкарабкался, но его все равно чуть-чуть не стерло в порошок из-за ситуации, которую полиция расследовала и ничего не обнаружила еще в 1992-м, но которую обсуждали в 2018-м на волне, поднятой движением #Time’s Up (с английского «Время вышло» – движение по борьбе с сексуальными домогательствами).

Если вы вдруг все еще не понимаете о чем речь, смотрите новости по тегам Аким Алиу и Билл Питерс.

В общем, я боюсь снежного кома, после которого в раздевалках установят камеры и запретят тренерам повышать голос, а игрокам подкалывать друг друга. Потом отменят силовые приемы, потом запретят поднимать шайбу выше пояса, потом уберут борта и оставят только возможность делать красивые виражи. Несмотря на то, что в таком формате у «Торонто» наконец-то появятся реальные шайбы на Кубок Стэнли, я против такого хоккея.

Бояться фантазии о том, что однажды нашу любимую игру с шайбой сошлют на 8 арен в американской глубинке, и она за два дня соберет 288 долларов (реальные цифры проката последнего фильма Кевина Спейси после скандала) есть вот какие основания. Хоккей – это пришелец из космоса в мире спортивных командных игр. Его невероятную доблесть порождают его же невероятная скорость и жесткость. Это единственная на планете игра, в которой можно драться без критических для себя последствий. Во время особо удачных матчей каток собирает столько электричества, что оно пробивает через тысячи километров, экраны и дисплеи любого размера – этот ток генерируют именно столкновения, скорость, жесткость.

Знаете, почему людей тошнит от матчей звезд? Там нет электричества, поэтому одна минута такого хоккея усыпляет не хуже последней пресс-конференции Алексея Кудашова (хотя что я говорю – любой пресс-конференции Алексея Кудашова). Там нет тычков, финтов, эмоций, иногда крови, выбитых зубов, силовых приемов, и поэтому не видно гениев, которые парят надо всей этой максимально дискомфортной суетой. Хоккей хорош экстремальными условиями.

К экстремальным условиям нельзя готовиться в маникюрном салоне, поэтому раздевалка не похожа на маникюрный салон. Я знаю о чем говорю – я какое-то время рос в пацанской хоккейной раздевалке, был на хоккейной скамейке и понимаю, что даже на детском уровне это совершенно особое пространство; в конце концов, ногти мне там покрасили всего однажды.

Я не хочу сказать, что там не работают, например, законы РФ – но там точно на несколько сантиметров смещаются эмоциональные и моральные рамки. Точно так же, как они смещаются в самой игре. В раздевалке и на скамейке в сотни, в тысячи раз больше эмоций и энергии, поэтому неподготовленный человек, возможно, опалит себе брови, а может быть, получит в табло. Точно так же, как неподготовленному человеку будет не по себе, если его засунуть в ракету и отправить в космос. Точно так же, как ему будет плохо, если он выйдет на лед и получит силовой прием от Андрея Миронова. 

Неподготовленный человек сделает неправильные выводы об этой среде – и вот этого мне очень бы не хотелось. Потому что на самом деле в раздевалках и на скамейках не происходит ничего ненормального. Там люди всего лишь готовятся к выходу на площадку, где их будут бить, где по ним будут бросать и где от них будут требовать все это время активно соображать. На льду непросто выжить, даже если ты максимально готов к игре. Поэтому лучше не выходить туда неготовым.

Но со страхом потерять хоккей-каким-мы-его-знали есть одна очень важная штука. Он не должен застилать глаза. И прямо сейчас с хоккеем не происходит ничего революционного. Эпизоды с Алиу не означают, что завтра хоккей рухнет и в нем некому будет работать. Хоккеисты, не надо паниковать от двух новостей.

Если вы не врубились: Питерса уволили за расизм. Экипировщика фарм-клуба «Колорадо» отстранили тоже за расизм (вот, наверное, удивился мужик). Несмотря на все очевидные для нас несостыковки в этих историях (ну, например, срок давности – Питерса уволили за сказанное 10 лет назад), мы не компетентны рассуждать о них. Это контекст, в котором существует США – и это их дело. Мы можем только финализировать, что эти эпизоды не связаны ни с раздевалкой, ни с хоккеем. Это – расизм, который должен быть подсвечен и каким-то образом наказан. 

Следующий пункт – официальная позиция НХЛ. Примерно через минуту после первого заявления Алиу Гэри Беттмэн вышел на публику с поднятыми руками и заявил: лига не терпит физического воздействия, расистских или гомофобных высказываний и запускает горячую линию для работы с такими ситуациями.

Во-первых, это единственно верная тактика, если ты хочешь сохранить свой бизнес в реалиях 2019-го, когда тысячи энтузиастов вытряхивают 10-летние архивы звездных твиттер-аккаунтов на тему гомофобии или расизма – чтобы найти древний неподобающий твит и разбомбить карьеру его автору сейчас.

Во-вторых, эта позиция по-прежнему никак не мешает хоккею. Расистов, гомофобов и психов нужно было гнать из раздевалок и без этой оговорки НХЛ, и до пулеметной очереди Алиу по кошмарам своего прошлого. 

В общем, подведем черту. Без Питерса «Калгари» выиграл пять матчей подряд. Джима Монтгомери «Даллас» уволил не из-за недопустимого отношения к игрокам (есть версия, что у него проблемы с алкоголем, но она не подтверждена приличными источниками, поэтому я не буду ее озвучивать. Упс). За последние пять лет мир изменился и стал каким-то беспощадным. Жертвы выдают агрессоров, у агрессоров заканчивается привычная жизнь. Но речь идет об историях, которые выходят далеко за рамки хоккея.

Если тренер трогал игроков, извините, за гениталии 15 лет назад – это всплывет и тренер отхватит по полной. Если чернокожего хоккеиста унижали за цвет кожи – тоже до свидания. Но это все – случаи, когда взрослые мужики становились мудаками и выпадали за грань дозволенного даже в хоккейной раздевалке. К тренерской работе, взаимодействию с игроками и к чему угодно еще чисто методическому это не имеет никакого отношения. Одним из самых истеричных тренеров считается Майк Кинэн – и что, к нему есть вопросы? Нет, потому что он психовал в юридических рамках. Про 10-минутную смену Ковалева знает весь мир, и сам Алексей сейчас хохочет, вспоминая эту историю.

10 апреля RATM выйдут на сцену фестиваля Коачелла, сыграют почти те же песни, что и 23 года назад в Москве – там мы и проверим их на прочность. А хоккей справится с переменами в обществе, как и положено космическому пришельцу. В конце концов, в нем происходят вещи и пострашнее: возьмите хотя бы оборону «Торонто» – вот где действительно катастрофа.

Наш инстаграм / наш телеграм / мой телеграм / мой твиттер

Как правильно болеть за любимую команду? Обсуждаем пошаговую инструкцию

Бобровский завалил старт сезона: пускает под ловушкой, судорожно двигается. Возможно, дело в экипировке

Фото: globallookpress.com/MediaPunch; Gettyimages.ru/Bruce Bennett, Derek Leung, Sanford Myers

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья