Блог Душевная кухня

«Родители не отпускали Семака в Москву, но он все равно поехал». Кто привез в Россию Семака и Хомуху

Денис Романцов встретился с человеком, без которого наш футбол был бы немного другим.

В капиталистическую реальность Алексей Цыганюк вошел селекционером московского «Асмарала» – одного из первых наших частных клубов, названного по первым буквам имен детей его владельца, Хуссама Аль-Халиди, и занявшего седьмое место в первом чемпионате России. Играл Цыганюк в армейских командах Львова и Ленинграда, тренировал СКА из Читы, а сейчас живет на юго-западе Москвы.

– Когда я приехал играть в СКА Львов, тренер Айвазов перетаскивал меня в бокс, – говорит Цыганюк, – я же и боксером был, становился чемпионом военно-морского училища в Новограде-Волынском. Но я выбрал футбол, где играл центрального нападающего – у меня была хорошая стартовая скорость, и защитники вставали в трех-четырех метрах передо мной, потому что в противном случае я легко от них убегал. Потом играл в Ленинграде, а оттуда меня направили главным тренером в СКА Читу. 

- Тосковали там?

– Я был молодой, холостяк еще, так что проработал в Чите пять лет с удовольствием, мы все время попадали в тройку лучших в своей зоне второй лиги, я вырастил там Женю Дулыка и нападающего Володю Науменко, перешедших потом в ЦСКА. Из Москвы ко мне в наказание никого не присылали, я рассчитывал только на местных. В нашей зоне было двадцать шесть команд, командующий давал нам самолет и мы путешествовали – Камчатка, Сахалин, Владивосток и так далее.

- А потом?

– Меня перевели в Группу советских войск в Германии – начальником футбольной команды. Попасть туда в семидесятые было эксклюзивной удачей, платили там гораздо лучше. Шесть лет я пробыл в Германии, немцы предлагали остаться, давали дом, машину, потому что я, благодаря связям со Львовом и Киевом, приглашал в Германию футболистов нашей высшей лиги. Раньше-то футболисты пили почти поголовно, редко кто не пил, поэтому после тридцати никто не вытягивал, и тех, кто были чемпионами Союза, в качестве поощрения отправляли в Германию.

- Как вы познакомились с владельцем «Асмарала», иракским бизнесменом Хуссамом Аль-Халиди?

– Мой друг Лева Платонов, тренер смоленской «Искры», пришел работать к Бескову в «Асмарал», а потом, когда я оказался на стадионе «Красная Пресня», он представил меня Аль-Халиди и Бескову: «Вот подполковник Цыганюк, очень грамотный селекционер». Я тогда работал начальником кафедры физподготовки военных дирижеров, но меня тянуло назад в футбол. Мне предложили контракт и я стал подбирать для «Асмарала» футболистов: Семака, Клюева, Аюпова, Сергея Гришина.

Хуссам Аль-Халиди

- Аль-Халиди рассказывал вам, как он попал в Россию?

– Сестра привезла его в Москву, когда ему было пять лет, он учился здесь, поэтому русский знал замечательно. Вместе с ним «Асмаралом» руководила его жена Светлана Николаевна Бекоева, с которой они вместе учились в институте.

- Кто был первым игроком, найденным вами для «Асмарала»?

– Олег Волотек из киевского «Динамо». Очень техничный, но физически слабоват и роста низкого – требованиям Лобановского он не соответствовал, а Бескову, наоборот, подходил.

- Как вы нашли Сергея Семака?

– Я тогда много ездил по Украине, подыскивая игроков, и в футбольной школе Луганска наткнулся на Сергея Семака – он был очень щуплый, но мне понравилась его работоспособность и работа головой. Я уговорил Аль-Халиди, чтобы луганскую школу, точнее их команду 16-летних, пригласили в Москву на пару товарищеских встреч – нужно было только оплатить им дорогу. Аль-Халиди оплатил, и луганские ребята сыграли здесь с дублем «Асмарала». Я звал Бескова посмотреть на Семака, на что он сказал: «Что ты мне предлагаешь? Метр с кепкой». – «Я отвечаю, что он вам понравится». В итоге Бесков отправил просматривать Семака своего помощника и зятя Владимира Федотова.

- А он?

– Федотов посмотрел и заключил: «Леш, а в нем есть что-то интересное». Луганская команда уехала из Москвы вместе с Семаком, но я записал его телефон и вскоре позвонил отцу: выяснилось, что у Сергея пять братьев и все – примерно того же роста, а отец еще ниже. Жили в деревне в ста километрах от Луганска. Родители не отпускали Сергея в «Асмарал», но он решительный и смелый парень, поэтому никого не послушал и все равно поехал в Москву. Семак стал здесь тренироваться, но Бескову не понравилось, что я так настойчиво предлагал ему Семака, и, когда обсуждали финансовый вопрос, где поселить приезжих ребят, Бесков включил Семака в список на отчисление.

- Вы опять его отстояли?

– Да, Семак пришел в мой кабинет на стадионе «Красная Пресня»: «Меня домой отправляют!» Я пошел в офис Аль-Халиди, сидевшего на набережной в высотном здании, но тот только повторил за Бесковым: «Господин Цыганюк, Семак что-то маленький – вы считаете, что он будет играть?» – «Уверен на сто процентов». – «Что ж. Я вам верю». Аль-Халиди позвонил Бескову: «Знаете, а мне очень нравится этот мальчик из Луганска». Дед (Бесков) был хитрый, сразу все понял и сказал: «А, ну все ясно – Цыганюк у вас сидит. Я считаю, что Семак нам не подойдет». – «А я прошу его оставить», – сказал Аль-Халиди и бросил трубку. Бесков с тех пор стал косо на меня смотреть. После дубля «Асмарала» Семак поехал в нашу дочернюю команду из Петрозаводска – ее содержал мэр города, ставший потом главным судебным приставом России.

- Кого еще с трудом затаскивали в «Асмарал»?

– С Сергеем Мамчуром я здорово рисковал. За его переход нужно было заплатить много денег, но Бескову он понравился, и Константин Иванович мне сказал: «Мамчур – хороший защитник, надо брать. Ты с президентом вась-вась – иди договаривайся». Я уговорил Аль-Халиди, и Мамчура он взял. Тот – отчаянный, грамотный боец, но любил выпить, в итоге алкоголь погубил его карьеру и жизнь.

- Откуда еще вы привозили игроков для Бескова?

– Я ездил не только по Украине, по всей союзной второй лиге и ниже. В чемпионате Москвы нашел Александра Точилина – он уже думал, что не станет профессиональным футболистом, работал почтальоном, никто в высшей лиге им не интересовался, а я пригласил его в «Асмарал». Клюева и Аюпова тоже присмотрел в московских любительских турнирах. Больших проблем в переговорах с молодыми игроками не было – во-первых, «Асмарал» показал себя солидно с финансовой стороны, мы ведь платили в долларах, а, во-вторых, всех манило имя Бескова.

- Кого не получилось привести в «Асмарал»?

– Андрея Гусина я привозил в Москву из городка Комарно Львовской области. Его мать тоже бывшая спортсменка, гимнастка, была чемпионкой Украины, так что мы легко нашли общий язык и я забрал Гусина сюда. Он здорово себя показал в товарищеских матчах – Аль-Халиди собирался давать за него большие деньги, но зимой в манеже ЦСКА Гусин получил травму – его один костолом, правый защитник, забыл фамилию, специально травмировал и вывел из строя на полгода. Тем не менее, я опять поехал к Гусину домой, но он мне сказал: «Я уже не поеду в Москву – меня зовут в киевское «Динамо».

- Кроме Гусина был еще кто-то?

– Еще у меня в кабинете сидели Цымбаларь с Никифоровым. Я ж хохол, так что хорошо знал их потенциал. Месяц уговаривал перейти в «Асмарал», и наконец они согласились приехать. Я позвонил Аль-Халиди, его не было, трубку взяла его жена Светлана Николаевна. «Мы их требования, наверно, не потянем, – сказала она. – Но давайте подождем господина Аль-Халиди». Цымбаларь и Никифоров просидели у меня часа два, а потом приехал администратор «Спартака» Александр Хаджи, сказал: «Полковник, я их забираю. Мы им дадим квартиры», они вскочили и уехали с ним на машине. Аль-Халиди таких условий предложить уже не мог.

- Когда у «Асмарала» начались проблемы с деньгами?

– Начальник охраны Ельцина Коржаков отобрал у Аль-Халиди бывшую дачу Брежнева в Кисловодске, где игроки «Асмарала» часто жили на сборах. А у Аль-Халиди было много контрактов с иностранцами, которые должны были приехать в Кисловодск на лечение. Эти контракты полетели, денег стало меньше, комплектовать команду на уровне высшей лиги было уже невозможно.

- Для вас это стало сильным ударом?

– Конечно. Когда мы в первом чемпионате России заняли седьмое место, на стадионе «Красная Пресня» собиралось до десяти тысяч болельщиков. Скамеек на всех не хватало вокруг поля. Стоял вопрос о том, что Аль-Халиди будет строить приличный стадион, но судьба его, к сожалению, сложилась печально – он работал на разведку, уехал в Ирак и его застрелили где-то на границе. Светлана Николаевна ушла из высотного здания, где был офис «Асмарала», и занимается сейчас мелким бизнесом в Москве.

- После «Асмарала» вы стали селекционером «Эрзу» Грозный. Как так вышло?

– Мы давно были знакомы с тогдашним тренером «Эрзу» Хайдаром Алхановым, напротив меня живет его брат. Алханов приехал ко мне и попросил помочь с комплектованием. Я работал из Москвы, так было удобней. Например, на Кубке Содружества-1994 обратил внимание на полузащитника туркменского «Копетдага» Дмитрия Хомуху. Он был немножко с зазнайским характером: «Да чего я в Чечню поеду. Ладно, посмотрим…» – «А чего – посмотрим. Если ты с такими пижонскими замашками, не надо тебя и близко подпускать к приличной команде», – я почувствовал, что с ним именно так тогда надо было говорить. В итоге, спустя время мне позвонил тренер «Копетдага» и сказал: «Хомуха согласен ехать в «Эрзу».

Потом я работал в «Тереке» и привел туда того же Хомуху, Клюева, которого когда-то для «Асмарала» нашел, Федькова и мы, выступая еще в первой лиге, выиграли у «Крыльев» Кубок России. Клюев мой отдал пас Федькову и тот забил низом в правый угол. Из Самары тогда на финал прилетела целая делегация – мэр, министр спорта, губернатор. Приехали праздновать – были уверены, что обыграют нас, а получился траур. Мы же поехали отмечать в гостиницу «Россия» – Кадыров там снял ресторан.

- В 1997 году у Семак закончился срок службы и он должен был вернуться из ЦСКА в «Асмарал», игравший уже в третьей лиге. Вы и тогда его выручили?

– Да. Аль-Халиди к тому моменту уже, по сути, обанкротился, позвонил мне и попросил помочь в переговорах по Семаку. За Семака Аль-Халиди с Бекоевой просили у ЦСКА 500 тысяч долларов. Президент ЦСКА, бывший борец Николай Степанов приехал в высотку, в офис «Асмарала», просидел там много часов, но не договорился – Аль-Халиди не сбавлял ни рубля, а Степанов готов был дать только 300 тысяч. Тогда в ЦСКА поехал я и уговорил Степанова дать хотя бы 350. Потом убедил Бекоева с Аль-Халиди, что за 350 тысяч долларов Семака можно отпускать. Но перед этим Тарханов с группой игроков перешел из ЦСКА в «Торпедо» и звал Семака с собой, так что нужно было уговорить и самого Сергея, что ему надо идти не в «Торпедо», а в ЦСКА.

- Как вы это сделали?

– Семак был травмирован и лежал в военном госпитале Вишневского в Красногорске. Я поехал туда с начальником ЦСКА Коробочкой уговаривать Семака остаться в ЦСКА. Пришли к нем у в палату – Семак меня увидел, обнял. В итоге я его убедил, что «Торпедо» – это несерьезно, и он подписал новый контракт с ЦСКА.

Семак мне, кстати, звонит из Санкт-Петербурга, поздравляет с праздниками, деньги присылает. Ты знаешь, футболисты особо долго не бывают благодарны, но Семак в этом плане молодец. До сих пор помнит, что его судьбу решил я.

«Фергюсон сказал: «Я не бросал бутсу в Бекхэма. Я бил его ей». Как крымский тренер работал в Шотландии

Сергей Семак: «ЦСКА не стал меня покупать – гораздо проще было призвать в армию»

Дмитрий Хомуха: «Когда молодые жалуются на что-то, я вспоминаю Читу 94-го – без электричества, горячей воды и отопления»

Фото: из личного архива Алексея Цыганюка; РИА Новости/Юрий Тутов; REUTERS; EPA/Vostock Photo/OLIVIER HOSLET

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья