Блог Сила Руси

Единственные и неповторимые. 20 уникальных легионеров в российском футболе

Новичок «Ростова» Дэвид Бентли стал первым англичанином в премьер-лиге. Sports.ru вспомнил футболистов, которые в одиночку представляли свои страны в российском футболе.

20. Альберто Бланко, Панама («Алания» Владикавказ, 2005)

<blockquote class="twitter-tweet" lang="ru"><p>This is the end. :-)</p>&mdash; Mario Balotelli (@FinallyMario) <a href="https://twitter.com/FinallyMario/statuses/404462236372320256">24 ноября 2013</a></blockquote><script async src="//platform.twitter.com/widgets.js" charset="utf-8"></script>

Полузащитника из экзотической Панамы в «Аланию» призвал Бахва Тедеев. Выступавший за молдавский «Шериф» на Кубке Содружества футболист успешно прошел просмотр и подписал трехлетний контракт с владикавказским клубом, но надолго в нем не задержался – сыграл всего две игры (даже забил гол) и осел в запасе. Вскоре Тедеев подал в отставку (о причинах этого решения он подробно рассказывал корреспонденту «Известий» Юрию Дудю), и «Алания» вылетела в первый дивизион. Воспитанник марсельского «Олимпика», в свою очередь, отправился покорять арабские чемпионаты. Сейчас Альберто 34, он продолжает играть в футбол на родине.

19. Уэсли Чарльз, Сент-Винсент и Гренадины («Ростов», 2005)

Брутальный чернокожий защитник прибыл в Ростов-на-Дону после семи лет выступлений в чемпионате Ирландии. Причем изначально предполагалось, что Чарльз подпишет контракт с «Рубином», но казанцы в последний момент дали заднюю, а ростовчане вовремя подсуетились. К сожалению, адекватной заменой Мэтью Буту 196-сантиметровый карибский гренадер не стал, и, так и не сыграв за «Ростов» ни разу, был отправлен Сергеем Балахниным восвояси. После этого Чарльз вернулся в Ирландию, затем пробовал себя в Канаде (где дрался и ругался с партнерами больше, чем играл). Последний клуб 36-летнего защитника – никому не известный ирландский «Салтхилл Девон».

18. Мохамед Камара, Сьерра-Леоне («Факел» Воронеж, 2001)

В начале двухтысячных появление в Воронеже настоящего африканского футболиста вызвало серьезный ажиотаж в среде болельщиков и жгучий интерес у журналистов, которые анонсировали сьерра-леонца как концерт заморской рок-группы или гастроль цирка дю Солей – заголовками в духе «Впервые в России!». На деле оказалось, что 20-летний Камара совершенно непригоден к использованию в качестве футболиста – он всего один раз сыграл за основу «Факела», семь раз за дубль и, нахватав желтых карточек, отправился домой. Где он играл дальше и играл ли вообще – неизвестно. До сих пор остается единственным представителем Сьерра-Леоне в российском футболе.

17. Франсишку Зуэла, Ангола («Кубань» Краснодар, «Алания» Владикавказ, 2009-2012)

Ангольский защитник очутился в «Кубани» в 2009 году – краснодарцы выложили греческому «Ксанти» за его переход около миллиона евро. Играя в России, Зуэла не запомнился ничем особенным. В первое время он старался показать себя, и даже получил приглашение на просмотр в английский «Уиган», но, провалив его и не впечатлив тренера «лэтикс» Роберто Мартинеса, был вынужден вернуться в «Кубань». Впоследствии был арендован «Аланией» на полгода, после чего все-таки покинул Россию. Кипрский АПОЭЛ – вот теперешнее место обитания ангольца.

В России играл и еще один футболист с ангольским паспортом – когда-то «Сибирь» представлял форвард Жоао Мартинш. Правда, он родился в Лиссабоне.

16. Микаэль Лумб, Дания («Зенит» Санкт-Петербург, 2010-н.вр.)

«Зенит» купил Лумба у «Орхуса» за 1.5 миллиона евро. Благодарный датчанин в ответ пообещал бороться за попадание в основу, завоевывать вместе с питерцами трофеи и усердно изучать русский язык. За громкими заявлениями не последовало ровным счетом ничего – защитник получал жалкие крохи игрового времени и признавался, что не справляется с русским языком. Проваленная адаптация вынудила клуб отдать Лумба в одну аренду, затем в другую… Сейчас можно говорить уверенно: будущего в «Зените» у Микаэля, скорее всего, нет. Хотя он сам и не опускает рук и продолжает верить, что его время в «Зените» еще придет.

15. Эбрима Эбу Силла, Гамбия («Рубин» Казань, 2003-2005)

Худющий как скелет представитель Гамбии на удивление органично вписался в хитроумные игровые схемы Курбана Бердыева. Эбрима Силла был полезен в качестве игрока стартового состава, и столь же успешно усиливал игру, выходя на замену. С ходу завоевал с «Рубином» бронзу чемпионата России и отработал двухлетний контракт до конца, который, правда, продлен не был – Бердыев сделал ставку на других футболистов. После России очень религиозный Силла играл в Голландии, Израиле и Бельгии, постепенно готовясь к выходу на пенсию. Сейчас гамбийцу 32 года и он выступает за бельгийский «Спауэн-Мопертинген» – вероятно, свой последний клуб.

Кроме Силла в России выступал еще один гамбиец – в 2008 году защитник Абду Джемма провел 17 матчей за московское «Торпедо». Но Силла стал первым и куда более заметным представителем этой африканской нации в отечественном футболе. Казанские болельщики со стажем наверняка до сих пор помнят незамысловатую кричалку: «Эбрима Силла – да пребудет с нами сила!»

14. Родольфо Селайя, Сальвадор («Алания» Владикавказ, 2011-2012)

Техничный форвард сборной Сальвадора впечатлил Валерия Газзаева своей игрой на Кубке КОНКАКАФ 2011, где он забил четыре гола и вошел в число одиннадцати лучших игроков турнира. Владикавказский клуб взял Родольфо в аренду и с его помощью планировал существенно усилить атаку, но тот ожиданий не оправдал (главным образом, из-за тяжелой травмы) и покинул «Аланию» по истечении краткосрочного контракта (несмотря на предварительные договоренности о заключении четырехлетнего соглашения). Газзаев-старший заявил, что на данный момент Селайя не готов к интенсивным игровым нагрузкам, но если он сможет набрать прежнюю форму на родине, их сотрудничество, возможно, возобновится.

13. Хуан Карлос Арсе, Боливия («Терек» Грозный, 2010)

По словам Анатолия Байдачного, в лице Арсе «Терек» видел хороший вариант усиления фланговой игры – уроженец высокогорной Боливии должен был добавить игре грозненцев мобильности и остроты. Но, несмотря на то, что Арсе показал себя очень качественным футболистом, отыграть в России ему удалось лишь 20 матчей, после чего арендный контракт истек, и выкупать трансферный лист игрока «Терек» не стал. Арсе вернулся в боливийский «Орьенте Петролеро» и впоследствии сообщал, что получал приглашения от российских топ-клубов. Однако в премьер-лигу Хуан Карлос больше не возвращался. С 2012 года единственный боливиец в истории российского футбола является игроком «Боливара».

12. Уво Мусса Маазу, Нигер (ЦСКА Москва, 2009-2012)

С легкой руки Евгения Гинера форвард сборной Нигера Мусса Маазу стал самым высокооплачиваемым спортсменом среди своих соотечественников – от нападающего, вышибавшего дух из соперников бельгийского «Локерена», так и несло голевой перспективой. Однако очень скоро стало ясно, что вложение президента армейского клуба оказалось неэффективным – Маазу считали довольно странным типом одноклубники, терроризировали расисты с трибун, а после Рамадана он сильно потерял в физике и окончательно выпал из основы. «Жизнь в Москве была адом в плане еды и языка. Меня очень задевают проявления расизма. Мне пришлось многого натерпеться», – заявил Маазу уже после отъезда из России. ЦСКА несколько раз отдавал странного форварда в аренду («Монако», «Бордо», «Зюлте-Варегем», «Ле-Ман»), пока, наконец, не избавился от него окончательно, передав все права тунисскому «Этуаль дю Сахель».

11. Алиреза Хагиги, Иран («Рубин» Казань, 2012-н.вр.)

На родине молодой фактурный голкипер прославился очень быстро, чему поспособствовал взятый пенальти в дебютном матче. И исполнял этот одиннадцатиметровый удар не кто иной, как легенда иранского футбола Али Даеи. Засветившись еще на парочке молодежных международных турниров, Хагиги привлек внимание «Рубина», и вскоре подписал с казанцами полновесный контракт. Переход вызвал неоднозначную реакцию в футбольной среде; дать язвительный комментарий не преминул даже Руслан Нигматуллин. Как бы то ни было, пока Хагиги за «Рубин» не играл – выбраться из-за широкой спины Сергея Рыжикова не так уж и просто.

10. Исо Боксер Каньенда, Малави («Ростов», «Локомотив» Москва, «КАМАЗ» Набережные Челны, «Ротор» Волгоград, «Динамо» Брянск, 2003-2011)

«Черная Мамба» прижилась в России – малозабивной, но очень заряженный и энергичный малавийский нападающий поиграл аж в пяти российских клубах. Каньенда интегрировался в нашу действительность настолько, что даже стал олимпийским послом города Сочи и совершенно спокойно и снисходительно относился к расизму: «Если ты нападающий и доставляешь сопернику проблемы, тебе могут говорить неприятные вещи. Но в футболе к этому привыкаешь. На улицах – никаких проблем, с расизмом я там не встречался. Такие вещи случаются, если ты ездишь в метро или в маршрутке. В России я никогда не пользовался этим транспортом – заказываю такси». Поучаствовал он и в неприятной истории после памятного матча «Ростова» с ЦСКА – говорят, за усердную работу на благо команды в раздевалке он получил по лицу от собственных партнеров. А уж от его рассказов о семье и вовсе впору было хвататься за животы: «Дед сидит и курит. Отец сидит и курит. Бабушка работает за всех – у нее свое сафари». Исо приспосабливался ко всему и чувствовал себя комфортно в любых условиях. Однако когда он совсем перестал забивать, из России все же пришлось уехать. Сейчас Боксеру (второе имя Исо досталось от деда-драчуна) 29, он обретается в датском «Б 93».

9. Эзекьель Н’Дуассель, Чад («Терек» Грозный, 2012-н.вр.)

Беднейший и совсем не футбольный Чад впервые экспортировал своего игрока в Россию совсем недавно – переход нападающего Эзекьеля Н’Дуасселя из тунисского «Клуб Африкэн» грозненский «Терек» оформил лишь в первой половине августа. Пожалуй, Н’Дуассель – единственный гражданин Чада, который был способен заинтересовать мало-мальски серьезный футбольный клуб. Настоящий самородок, в свое время он привлекал внимание марсельского «Олимпика», лондонского «Арсенала», «Монако» и «Мальорки». Однако интерес тогда так и остался интересом, и Эзекьель спустя пару лет отправился в Россию. В резвом «Тереке» он пока только осваивается, но уже успел заявить о себе и собрать солидный джентльменский набор – забить гол и заработать первое удаление.

8. Коста Барбарусес, Новая Зеландия («Алания», 2011)

И еще один продукт осетинской селекции – глобальной, бескомпромиссной и всеядной. Новозеландец с греческими корнями, Барбарусес блестяще проявил себя в австралийском «Брисбен Роар» – в 33 матчах форвард отправил в сетку соперников 12 породистых голов. Именно это побудило Валерия Газзаева лично провести для Косты экскурсию по Владикавказу и инфраструктуре «Алании». Веселого новозеландца очень вдохновили российские цены,  он остался доволен условиями и подписал трехлетний контракт. Однако в 13 встречах первого дивизиона Барбарусес отличился лишь дважды, и в середине лета-2012 отправился на год в греческий «Панатинаикос». Возможно, в Греции его талант раскроется более полно – в России Коста отчаянно грустил и скучал по своему предыдущему клубу. Кроме того, морозы оказались куда более серьезным испытанием, чем он предполагал. В ноябре Коста говорил так: «Хэй, я совсем не против мороза, это же круто! Если замерз – надень куртку, и все будет о’кей!». Но последнюю игру перед зимним перерывом он уже описывал примерно следующим образом: «Это был настоящий экстрим. Мы играли в -7 градусов, и надо было одевать полный комплект термобелья и теплые перчатки. Бутсы не цеплялись за обледеневшее поле, и это походило на катание на роликах. Приходилось играть в специальных бутсах с небольшими резиновыми шипами. Все, чего я хотел – просто пережить эти 90 минут».

7. Гарри О’Коннор, Шотландия («Локомотив» Москва, «Томь» Томск, 2006-2007, 2012)

От первого футболиста-шотландца в России ждали многого. О’Коннор представлялся типичным форвардом британского склада, способным хорошо играть на острие, реализовывать моменты и оказывать на защитников давление на земле и в воздухе. Однако свой талант (к слову, и без того весьма скромный) Гарри демонстрировал лишь временами. За «Локо» он забивал мало (правда, один из его голов принес железнодорожникам победу в Кубке России) и запомнился, в основном, своими противоречивыми высказываниями в общении с прессой. Наверное, стоит просто привести пару его цитат в хронологическом порядке и оставить их без комментария.

Январь 2007: «Я твердо решил покинуть «Локомотив», так что мой уход – вопрос времени. Навсегда сохраню об этой команде самые теплые воспоминания, но моя супруга наотрез отказывается жить в России».

Июнь 2007: «Спасибо вам за поддержку, которую вы оказывали «Локомотиву». Я никогда не забуду московский этап моей карьеры, этот прекрасный стадион и замечательных болельщиков. Надеюсь, что когда-нибудь я вернусь в «Локомотив», увижу своих друзей и еще раз сыграю на этом стадионе».

Июль 2007: «Я не хочу вспоминать о «Локомотиве». Я игрок «Бирмингема», и мне надо не ворошить прошлое, а жить настоящим и думать о будущем».

Август 2007: «За год с небольшим, что пробыл в «Локомотиве», я неплохо пополнил свой банковский счет, приобрел несколько дорогостоящих машин и прилично вложился в недвижимость».

Сейчас окончательно спившийся и толком никому не нужный О’Коннор вернулся в Россию – его пунцовую физиономию вынуждены наблюдать томские болельщики. Остается только догадываться, насколько комфортно живется в Сибири его привередливой жене Лизе.

6. Драман Траоре, Мали («Локомотив» Москва, «Кубань» Краснодар, 2006-2010)

Удивительно, но при всем обилии темнокожих футболистов в России Драман Траоре стал первым и до сих пор остается последним малийцем. Славолюб Муслин признавался, что до подписания контракта с Траоре он не имел представления о способностях игрока и лишь «слышал это имя». Типичный рвач с неплохими игровыми задатками, Драман не скрывал своих меркантильных наклонностей еще в то время, когда собирался переходить в тунисский «Клуб Африкэн». Им интересовался ряд средних испанских и французских клубов, но Траоре предпочел мигрировать в рамках родного континента, потому как «финансовая сторона в Тунисе была выгоднее». В «Локомотиве» высокий и пластичный нападающий не проявил себя ни прирожденным бомбардиром, ни мастером подыгрыша – забивал нерегулярно, с партнерами взаимодействовал натужно. В итоге, учитывая то, что форвард ежегодно съедал около миллиона долларов из зарплатного фонда, с ним было решено расстаться. Несмотря на неплохой арендный сезон в «Кубани», покупателей на Траоре не нашлось, и он покинул Москву свободным агентом, вернувшись в Тунис – в клуб «Эсперанс». С августа 2011 года Траоре – игрок донецкого «Металлурга».

5. Ханнес Сигурдссон, Исландия («Спартак» Нальчик, 2011)

Привыкший обходиться малым нальчикский «Спартак» нашел себе таранного форварда аж в Исландии – зимой 2011 года в квартире крупного мужчины Ханнеса Сигурдссона раздался первый звонок из России. Как он признался в интервью Sports.ru, особо над переходом не раздумывал, ведь уровень чемпионатов Исландии и России просто несопоставим. Очень любопытно, сколько ошибок и опечаток нальчане допустили при составлении официальных писем клубу Сигурдссона с чарующим названием «Фимлейкафелаг Хафнарфьордур» – кажется, без ошибок написать это с первого раза не смог бы и самый выдающийся мастер грамматики.

Как бы то ни было, Сигурдссон в Нальчике пробыл всего полгода – тренеры почему-то не слишком ему доверяли, и в рамках обновления состава и сокращения бюджета в декабре 2011 избавились от колоритного персонажа. После России исландец продолжил свои путешествия и оказался в казахстанском «Атырау» – теперь его трудовая книжка пестрит записями о футбольных клубах из семи разных стран – Исландии, Дании, Швеции, Англии, Норвегии, России и Казахстана.

4. Люк Уилкшир, Австралия («Динамо» Москва, 2008-н.вр.)

Австралийский универсал неожиданно для многих пришелся в «Динамо» ко двору – он надежно затыкал дыры в составе и выглядел вполне уверенно с самых первых матчей. Конечно, никаких звезд с неба к ногам Уилкшира не падало, не падает, и, наверное, не упадет – не того склада игрок. Но свою пользу он приносит и радует тренеров своей неприхотливостью: «Я могу играть где угодно. Правый защитник, центральный полузащитник, правый вингер, левый фланг – нет проблем. Тренер знает это и ставит туда, куда посчитает нужным. Меня это не волнует. Главное, чтобы я не сидел на скамейке и не смотрел за игрой со стороны. Поставит в ворота – о’кей, буду и там стараться изо всех сил». В Москве Уилкшир уже 4 года, и за это время он успел основательно прикипеть к «Динамо». На его счету уже скопилось изрядное количество подвигов (как положительных, так и отрицательных), а на руке появилась вытатуированная надпись «DINAMO».

3. Раис М’Боли, Алжир («Крылья Советов» Самара, 2011)

Сын алжирки и конголезца, Раис М’Боли начинал тренироваться в парижском «Расинге» и марсельском «Олимпике», но до серьезной игры на уровне чемпионата Франции не дорос. Первые успехи голкипера пришлись на период игры в болгарской «Славии» – там Раис защищал ворота столь вдохновенно, что был признан лучшим вратарем года и удостоился приглашения на просмотр в «Манчестер Юнайтед». К сожалению, сэра Алекса Фергюсона алжирцу впечатлить не удалось, зато он поехал на Чемпионат Мира-2010 в ЮАР в роли основного голкипера своей сборной (главным образом из-за травмы Фаузи Шаучи). Звездный час Раиса – нулевая ничья с Англией, после которой о нем вновь заговорили, как о лакомом куске для многих клубов. Агенты М’Боли активно контактировали с казанским «Рубином», но в итоге он оказался в самарских «Крыльях» – Александр Тарханов выдавал алжирцу щедрейшие авансы. К несчастью, в Самаре Раис был изначально обречен на жалкое существование – бесконечные провалы обороны сводили на нет все его титанические усилия. Человек, одно время занимавший второе место по количеству сейвов, вскоре начал ошибаться сам, что вынудило руководство клуба задуматься о смене первого номера. В итоге в ворота «Крыльев Советов» встал белорус Сергей Веремко, а М’Боли отправился в аренду в уже знакомую и родную Болгарию – в софийский ЦСКА. Буквально месяц назад Раис вернулся в Самару, где получил рекомендацию подыскивать новый клуб и был прикреплен к молодежному составу.

2. Эйден Макгиди, Ирландия («Спартак» Москва, 2010-н.вр.)

21 мая 2010 года в прессе впервые прозвучала информация об интересе «Спартака» к полузащитнику «Селтика», но только 13 августа Эйден Макгиди подписал-таки контракт с красно-белыми. Переговоры шли невероятно сложно: ирландца отговариали от перехода, он то порывался покинуть «кельтов», то обещал остаться, «Селтик» просил 10 миллионов фунтов одним траншем, «Спартак» хотел выплачивать эту сумму частями… Несколько раз казалось, что трансфер окончательно сорвался, но в итоге Эйден все-таки стал первым ирландцем в российском футболе и самым дорогим экспортом шотландской премьер-лиги – за своего вингера «кельты» все-таки получили желаемые 10 миллионов фунтов. В Москве Макгиди постепенно прижился и уже давно играет в «Спартаке» важнейшую роль – за два года он принял участие в 47 матчах и забил 6 мячей.

1. Дэвид Бентли, Англия («Ростов», 2012)

Символично, что первого англичанина-футболиста в Россию завез именно «Ростов» – клуб, который однажды уже прибегал к помощи английского футбольного специалиста (в 2005 году тренером клуба некоторое время числился спортивный директор Пол Эшуорт). Отчаянно не хочется думать, что Бентли – исключительно ярмарочный персонаж, приехавший в Россию сами-знаете-за-чем, но в последние годы на футбольном поле он явно не блистал. Из «Тоттенхема», в котором он когда-то забивал вот такие шедевры, Бентли был сослан в «Бирмингем», где не смог заиграть. Последовала вторая аренда – в «Вест Хэм», но там Дэвид получил тяжелую травму и долго лечился. Чем для Бентли обернется третья (ростовская) аренда, можно только догадываться. Однако для российского футбола такой переход – в любом случае плюс. Лед тронулся, психологическая отметка преодолена – теперь к нам едут играть даже англичане.

Некоторые страны, которые были представлены в России двумя или тремя футболистами:

Бельгия: Седрик Руссель, Николас Ломбертс, Джонатан Лежар.

Канада: Джозеф Ди Кьяра, Анте Яжич.

Чили: Марко Вильясека, Эдуардо Лобос, Марк Гонсалес.

Эквадор: Фелипе Кайседо, Кристиан Нобоа.

Германия: Малик Фатхи, Кевин Кураньи.

Греция: Юркас Сейтаридис, Николаос Карелис.

Либерия: Секу Олисе, Дио Уильямс.

Норвегия: Эрик Хаген, Юрген Ялланд.

Венесуэла: Леопольдо Хименес, Фернандо Мартинес, Саломон Рондон.

Фото: РИА Новости/Максим Мокрушин/Илья Питалев/Олег Жданов/Александр Вильф; theicelandist.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья