Блог Руд Буллит

Первый русский в НХЛ: уехал за 7 лет до Могильного, фиктивно женился на американке, а потом помог с этим Буре

Колумб советского хоккея.

По каждой истории о первых советских игроках за океаном можно снимать кино. Побег Могильного – детектив, открытое письмо Ларионова в «Огоньке» – мелодрама, рассказ про Сергея Пряхина – «официального первопроходца» от Госкомспорта СССР – пафосная и скучная документалка по типу фильмов о полете в космос. Только вот впервые наш хоккей проник в лучшую лигу мира гораздо раньше – в 1982-м. Лишь на три матча – но так даже лучше. И это точно была комедия – приключенческая.

Пробником советского хоккея в НХЛ и официально первым русским игроком стал нападающий Виктор Нечаев. Вы могли о нем не слышать: не играл в ЦСКА и сборной, за ним не гонялись клубы, как «Монреаль» за Третьяком, а перед контрактом с «Лос-Анджелесом» он пропустил целый сезон. Но персонаж интересный и нетипичный для того времени.

Нечаев – воспитанник «Сибири» – никогда не считался суперзвездой. Его вызывали в юниорскую сборную СССР, им интересовался «Спартак» Старшинова (но не смог решить вопрос с армией), но максимум, чего добился – три сезона в ленинградском СКА. Не главная армейская команда Союза, зато в ней он успел пересечься с местной легендой Николаем Дроздецким, заканчивавшим Александром Гусевым (который играл в ЦСКА с Харламовым) и молодым Алексеем Касатоновым.

В карьере Виктора вы не найдете впечатляющей статистики, зато там много интересных историй. Попадать в них он умел – особенно в те, что были связаны с заграницей.

В 1972-м, во время матчей юниорской сборной в Хельсинки, он познакомился с местной переводчицей, которая хорошо говорила по-русски. В последний день, когда хоккеистам дали пару часов на покупки, она предложила Нечаеву свою помощь в местных магазинах и даже добавила 6 марок – так он купил две пластинки. По словам Виктора, никакой романтики там не было, но от тренера «Сибири» по возвращении ему почти сразу прилетело: «Ну что, Витек? Как финка?» – настучали. А в его личном деле в КГБ появилась ужасающая запись: «Склонен к контактам с иностранцами».

Нечаев считает, что именно из-за этого его отцепляли от турниров сборной – хотя в том же 1974-м ему спокойно ставили швейцарскую визу: он пролетел мимо юниорского чемпионата Европы, но отправился со «Спартаком» на Кубок в Женеву. Ездил и на турне в Югославию. Насмотревшись жизни за пределами СССР, он решил уехать из страны. Виктор признавался, что после каждой поездки за границу уходил на неделю в запой. Мечты играть в НХЛ у него не было – он просто хотел покинуть Советский Союз.

Хоккеист всерьез озаботился вопросом и женился на еврейке – это был легальный способ сбежать. Но еще до их свадьбы в закон приняли поправку: для переезда в Израиль он должен прожить с супругой два года, а в идеале еще и завести ребенка. Виктор развелся и сжег паспорт, соврав, что украли – ему выдали чистый, без штампа.

Нечаев недолго ходил холостым – женился на американке. Вот эта прекрасная история:

«У меня тогда была знакомая студентка из Йельского университета в Америке – Шерил Хэйглер. Мы дружили, переписывались, иногда она приезжала ко мне в Ленинград. [Познакомились мы] еще во время одного из вояжей СКА в Швейцарию на Кубок Шпенглера, в 1977-м. Долго общались, созванивались… Она приезжала ко мне, мы были влюблены. Наш союз строился в первую очередь на высоких чувствах, я не использовал свою подругу лишь с целью получения визы, а затем и второго гражданства – США. В 1980 году мы поженились. Однако союз этот длился недолго: она училась близ Нью-Йорка, а потом перевелась в Бостонский университет, жила отдельно от меня, когда мы уже перебрались в Штаты. В июле 1984-го мы развелись. Любовная лодка разбилась о быт, как говорил Маяковский», – рассказывал Нечаев «Советскому спорту» в 2001-м.

Поверили? Вот и советские органы поверили. Молодые обменялись кольцами в одном из загсов Ленинграда – и в 1982-м году переехали в США. Только знакомой никакой не было – фиктивные молодожены узнавали друг друга уже в процессе, а супруга неплохо заработала и действительно развелась с ним спустя два года.

«Нормальная девчонка. Как нас знакомили – целое кино. Я хоронился где-то в Черемушках на квартире у диссидентов, братьев Пинчуков. Те выпивали и рубились в шахматы. А я дожидался самолета с Шерил. Потом звонок – она в «Интуристе». Возле гостиницы моментально ее вычислил – взгляд независимый, никакой угрюмости. Легенду для нее сочинил такую: если не поможет уехать, меня отправят в Афганистан. Сработало. Дальше стал оплачивать ее приезды в СССР, а уже в Америке заплатил Шерил пять тысяч долларов», – та же история от эмигранта, но уже правдивая и для «Спорт-Экспресса».

К переезду в Лос-Анджелес Виктору Нечаеву было 27 лет, он не играл в хоккей больше года: из СКА ушел вроде как из-за нарушений дисциплины; последний клуб – ленинградский «Ижорец» (Западная зона второй лиги чемпионата СССР), до него – ташкентский «Бинокор» (первая лига). Вопрос о карьере в НХЛ точно не стоял, но, видимо, слишком уж манящим было словосочетание «свободный советский хоккеист» – тем более из загадочного «Ижорца».

Нечаев поддерживал форму и думал, чем заниматься – среди игроков, с которыми он катался, были бывшие профи. Они и рассказали генеральному менеджеру «Кингс» Джорджу Магуайру о советском хоккеисте – Магуайр приехал на просмотр, дал Виктору 8 тысяч долларов на подготовку к тренировочному лагерю и драфту.

Тот год, кстати, был богат на крутых новичков: в первом раунде выбрали Брайана Беллоуза (2-й номер, 1022 очка в НХЛ), Скотта Стивенса (5-й, 1635 матчей в НХЛ, Зал славы), Фила Хаусли (6-й, 1232 очка в НХЛ, Зал славы), Дэйва Андрейчака (16-й, 1338 очков в НХЛ, Зал славы), Кена Данейко (18-й, 1283 матча в НХЛ). Забавно, что «Лос-Анджелес» забрал 27-летнего Нечаева в 7-м раунде под 132-м номером, а два пика спустя – под 134-м – «Блюз» выбрали 19-летнего Дага Гилмора (1414 очков в НХЛ, Зал славы). Один раунд, но какие разные карьеры.

Еще до драфта Нечаев говорил, что «сможет заиграть в любом клубе НХЛ», и в целом неплохо показал себя – во время одного из выставочных матчей сделал хет-трик. Но пока он не был готов к местному хоккею – по итогам тренировочных лагерей его отправили в АХЛ.

«Мы уверены, если Виктор будет работать – он сможет постоянно играть в основе «Кингс» примерно через год, – говорил Джордж Магуайр в октябре 1982-го. – Но некоторые моменты против него: ему 27 лет, он стар для новичка в этой лиге, и он не особо в курсе, что нужно для игры в нашем клубе. Есть и языковой барьер с партнерами – хотя он уже немного говорит по-английски и станет только лучше».

В это время Нечаев привыкал к североамериканскому хоккею в «Нью-Хэйвене». Ему устроили обряд посвящения: привязали голым к массажному столу и обрили все тело, кроме головы. По идее, в этом принимал участие и нынешний генменджер «Вашингтона» Брайан Маклеллан – партнер Нечаева по той команде.

Больше всего советского легионера бесил примитивный хоккей из серии «Дошел до красной линии – вбрасывай шайбу в зону», но в итоге он решил играть без самодеятельности: 1+5 в четырех первых играх АХЛ. Уже в октябре, почти сразу после старта сезона в НХЛ, за ним заехал Магуайр и забрал в основную команду – у «Кингс» пошли травмы.

Исторический день – 16 октября 1982-го: первый матч советского хоккеиста в НХЛ – против «Айлендерс» в Nassau Coliseum. «Кингс» проиграли 1:4, Нечаев – без очков, но в тройке с Дэрилом Эвансом и Стивом Бозеком произвел неплохое впечатление на экспертов.

Исторический момент – 17 октября 1982-го: на Madison Square Garden Виктор прошивает точным дальним броском вратаря «Рейнджерс» Стива Уикса. Так выглядит первый русский гол в НХЛ:

У Нечаева – 5 бросков, полезность «+1». «Кингс» победили 5:3, Виктор – в числе лучших игроков матча.

Но дальше неожиданно начались проблемы: в игре с «Нью-Джерси» – последней в его энхаэловской карьере – ему дали айстайм 40 секунд и больше не выпускали.

«Я хотел бы регулярно играть, но я не знаю, почему меня не выпускают, – говорил Нечаев сразу после того матча изданию The Christian Science Monitor. – Они учат меня, как играть, а потом не используют. Мне не нравится, когда тренер не говорит мне, почему я не играю».

В «Кингс» объясняли это тем, что он еще не готов к НХЛ – и вернули его в «Нью-Хэйвен». В 2010-м у Нечаева была другая версия:

«Именно так «плавят» игроков, у которых заканчивается контракт. Выпускают в каждом матче на полминуты. А когда приходит время заключать новый договор, показывают статистику: ба, да у тебя один гол в пятнадцати матчах. И никого не волнует, сколько ты на самом деле провел на льду».

При этом Нечаев сам признает, что совершил ошибку – в качестве агента он нанял адвоката, который не понимал специфику спорта. «Кингс» предлагали нападающему контракт 2+1, а Нечаев хотел на год и без ссылок в АХЛ – рядом просто не оказалось человека, который мог бы объяснить, что надо подписать новый договор.

«Лос-Анджелесу» не нужен был игрок на однолетнем контракте – его мариновали без тренировок, отправляли в АХЛ, а затем и в жесткую ИХЛ¸ где, по словам Нечаева, за ним гонялись с криками «Мочи коммуниста» и однажды просто врезали коньком. Виктор симулировал травму до конца своего однолетнего контракта с «Кингс».

Другие клубы НХЛ приглашали его, но Нечаев посчитал, что уже не мальчик, чтобы прыгать по просмотрам: либо сразу контракт – либо нет. В итоге он поехал зрителем на ЧМ-83, где его узнали боссы «Дюссельдорфа» и пригласили к себе. Еще год Виктор провел в чемпионате Германии – и на матч Кубка чемпионов к его клубу приехал ЦСКА. Он пообщался со многими игроками, даже с Виктором Тихоновым:

«Полагаю, после той встречи в ЦСКА многие начали всерьез задумываться об НХЛ. Решили: раз уж Витя Нечаев там сыграл, то нам-то сам Бог велел».

Армейцы, конечно, тогда выиграли, но забить соотечественнику позволили. Это был последний год Нечаева-игрока.

Но не Нечаева – любителя приключений. Он вернулся в США и стал строить бизнес со своим другом Сержем Левиным – наверное, главным человеком в его карьере. Именно телережиссер ленинградского ТВ, который был знаком с тренерами СКА, перевез новичка из «Сибири» в Питер в свое время. Там они подружились – Левин отмазал Нечаева от КГБ, который предлагал игроку стать клубным стукачом. Левин же подал пример, на год раньше переехав в Америку (через Израиль). Левин был переводчиком хоккеиста в «Лос-Анджелесе» – а по некоторым источникам он и пристроил его в «Кингс». Левин представил своего друга писателю Василию Аксенову и так Нечаев вошел не только в историю, но и в литература: про него рассказано в книге «В поисках грустного бэби».

После окончания карьеры Нечаева они с Левиным решили работать вместе – запускали первую русскоязычную телепрограмму в Лос-Анджелесе. Потом стали поставлять советские фильмы в русско-американские общины – и попали свидетелями под дело о шпионаже: им помогала Светлана Огородникова, которую осудили на 18 лет за разведку. Левин и Нечаев привозили на гастроли в Америку советских звезд: Райкина, Пьеху, Понаровскую, Карцева, «Ласковый май». Привозили даже футбольный «Спартак» на матчи в США.

У Левина и Нечаева были свои портфолио для киностудий: бывший хоккеист пробовался на роль в фильме «Рэмбо» (не прошел), а Серж снялся в фильме «Рокки-4» – объявлял бой главного героя и Ивана Драго.

Не забыли они и о спорте – основали совместное спортивное агентство ARTV Sports Management. Именно Нечаев и Левин перевезли в НХЛ Буре, Коваленко, Шталенкова, Титова и многих других – даже Юдину организовали просмотр в «Калгари».

В случае с Буре Нечаев использовал личный опыт – нашел Джейми Бон, американскую модель, которая согласилась на фиктивный брак с «Русской ракетой». Это ускорило получение рабочей визы хоккеисту за океаном. Спустя три недели молодожены развелись – законодательство изменилось. Буре до сих пор опровергает факт свадьбы: «Никакого фиктивного брака не было. Это вообще-то нарушение закона, за это в тюрьму сажают».

Левин и Нечаев проработали с Павлом 10 лет, но сейчас Виктор не разговаривает с ним – считает, что «ракету» испортили деньги.

Со временем Левин и Нечаев переориентировались на другой рынок – это они привезли Дэйва Кинга в «Магнитку» в 2005-м.

Хоккейный агент Серж Левин скончался в Германии в 2008-м. Виктор Нечаев жив, но про него давно не слышно – в одном из последних интервью, «Спорт-Экспрессу» 9 лет назад, он рассказывал, что приехал в Россию, чтобы собрать агентские долги с некоторых игроков – даже подключал главу профсоюза Андрея Коваленко. В 2015-м приезжал в Подольск на юбилей Михаила Шталенкова, почему-то представляя издание Los Angeles Weekly.

Виктор Нечаев навсегда останется первым советским игроком в НХЛ. Его можно не помнить как хоккеиста, но его историю стоит знать – она безумно интересна.

Наш инстаграм / наш телеграм / мой твиттер

Первые советские звезды в НХЛ: Фетисов воевал с агентом из-за процентов, Макаров учил тренера, а клубы боялись пьянства

66 вещей, которые сделали НХЛ 90-х незабываемой

Фото: en.wikipedia.org/wiki/Victor_Nechayev; https://vk.com/legends77; pinterest.cl; obozrevatel.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья