Блог Домохозяйка в ФК

Почему «Ромео и Джульетта» Александры Трусовой — грамотная постановка: разбираем с текстом Шекспира и нотами

Всем читателям приятного и доброго вечера пятницы! Предлагаю провести его, окунувшись во времена Шекспира, и насладиться тонким анализом художественного образа, заложенного в произвольной программе текущего сезона Александры Трусовой.

Помните передачу «Угадай мелодию», где игроки соревновались: «Я угадаю эту мелодию с 5 нот», «А я — с 4» и так далее? Нечто похожее происходит каждый год в фигурном катании, когда объявляется музыка к новым постановкам. Правда, "знатоки" игры «Угадай образ в программе» обычно стараются опознать этот самый образ вовсе "без нот", то есть уже до премьеры проката. Ведь, если заявлена музыка к «Ромео и Джульетте», то здесь, как говорят, всё проще простого: видишь на льду фигуриста — значит, Ромео; вышла девушка-фигуристка — смело критикуй Джульетту; ну а появилась пара — перед нами полный набор заглавных героев. Собственно, с этого момента на лёд смотреть необязательно, можно приступать к обсуждению, насколько этот образ фигуристу (-ке) не подходит. Но в текущем сезоне все предварительные прогнозы наколол на шипы Злой рок в лице Саши Трусовой, категорически не пожелавшей «признаваться», что она Джульетта.

Александра Трусова: "Не Джульетта я, не Джульетта! - Я Злой рок!" (отрывок из интервью)

Однако эксперты в фигурном катании (о, эти эксперты!) пошли наперекор Судьбе, выдвинув три контраргумента: 1) у Шекспира нет никакого рока, 2) лирическая середина не подходит Александре, 3) программы нет, под прыжки сгодится любая музыка (это универсальный довод любого эксперта, не любящего Сашу).

Но так ли это? А что, если логически постановка Александры выстроена очень грамотно и чётко следует сюжету шекспировской пьесы? Проверим, вооружившись томиком Шекспира и партитурами.

Структурно постановка распадается на 3 чётко очерченные части, где история Ромео и Джульетты развёртывается через музыку к двум одноимённым фильмам и балету Сергея Прокофьева. В первой части программы звучит хоровой номер “O Verona” из саундтрека к фильму «Ромео + Джульетта» 1996 г. (с Леонардо Ди Каприо). Именно этой композицией Крэйга Армстронга открывается фильм. А что же там поют? Поют (на латыни!) следующее:

Пролог "Ромео и Джульетты": оригинал и перевод Т. Л. Щепкиной-Куперник

Слова не придумка режиссёра, это реальный текст пролога к трагедии Шекспира, где на сцену выходит хор и сообщает обо всех грядущих событиях (выражаясь сленгом - отчаянно спойлерит). Помимо того, что в стихотворных строках напрямую говорится о роковой неизбежности (fatal, star-crossed lovers — рождённые «под звездой злосчастной», death-mark'd love – обречённая любовь), сам по себе краткий пересказ пьесы до начала действия уже даёт понять, что в жизни главных героев всё предопределено.

Вернёмся к музыке. В основе мелодии “O Verona” лежит музыкальный мотив “Dies Irae” («День гнева», то есть «День Страшного суда») —средневековое песнопение, использовавшееся в католическом богослужении, а затем бесчисленное множество раз цитировавшееся в произведениях европейских композиторов (очень уж полюбилось классикам выражать этими нотами идею трагического, демонического, зловещего). Спойлер: в программе Алёны Косторной тоже есть этот мотив. Совпадение? Не думаю. Что же хотел этим сказать автор Плющенко?

Sequentia: Dies Irae - Marek Klein 

В “O Verona”мотив “Dies Irae”, вероятно, предрекает расплату враждующим родам Монтекки и Капулетти за грехи жизнями детей. В финале пьесы на Земле веронские кланы судит герцог, но Небо уже вынесло им свой приговор.

Нам грустный мир приносит дня светило — Лик прячет с горя в облаках густых. Идём, рассудим обо всём, что было. Одних – прощенье, кара ждет других.

Есть ещё любопытный факт: композиция “O Verona” — это очевидная намеренная стилизация пролога “O Fortuna” из кантаты Карал Орфа “Сarmina Burana”. А ведь в “O Fortuna” воспевается ни кто иной, как судьба, «повелительница мира», возвышающая и низвергающая всех смертных. То, что “Верона”вдохновлена «Фортуной», следует из сходства названий, латинских текстов и структуры музыкальных произведений. Во вступлении и там и там хор торжественно декламирует “O-For-tu-na!”(аналогично “O-Ve-ro-na”), а после мерное «заклинательное» чтение с последовательным вступлением голосов словно передаёт ускоряющееся движение колеса Фортуны.

"Колесо Фортуны". Иллюстрация XV в. В центре крылатая Фортуна с повязкой на глазах вращает колесо. Те, кто сейчас на вершине, при следующем повороте будут опрокинуты на землю.

Armstrong: O Verona - Only Men Aloud

O Fortuna Mozarteum Orchestra Salzburg, Kurt Prestel

Итак, программа Александры начинается строго по канону, точно так же, как пьеса и фильм. Можно ли считать, что музыкальное сопровождение и текст несут идею безраздельной власти судьбы? Вполне. А можно ли выражать под эту музыку образ Джульетты? У хореографов может быть и такой взгляд, но немного странно, если Джульетта сразу же озвучивает танцем то, что поёт хор (своё будущее!). Получается Кассандра Джульетта-пророчица?

Судя по интервью, можно предположить, что хореографический образ Злого рока у Саши персонифицирован (в первой части есть движения, подобные взмахам крыльев хищной птицы, и воина, заносящего меч). Возможно, развязывание рук в начале символизирует развязывание нового конфликта. А далее проклятие простирается над двумя домами, и судьба играет веронцами, как марионетками.

Хореография в первой части программы

Завершает первую часть небольшая вставка — композиция “Hanging” (иногда именуется в Сети как “Escape”) всё того же Армстронга, но совершенно из другой оперы другого фильма («Планкетт и Маклейн»). Довольно популярное хоровое сочинение из малоизвестной кинокартины (телекомментаторы тоже не подозревают о её существовании) представляет подобие молитвы. Технически это вкрапление очень важно, так как подготавливает переход в лирическую середину согласно законам музыкальной гармонии (смена тональности). Присутствие данного фрагмента в нарезке отличает программу Александры Трусовой от программы Дарьи Усачёвой, зато склейка «Вероны» с “Hanging” была у Юдзуру Ханю в 2012 г. (видимо, взято на заметку постановщиками ПП Трусовой).

Hanging - Craig Armstrong

А что же середина произвольной программы и финал? Кто там Саша и как это соотносится со вступлением? Здесь всё просто: сила судьбы в постановке — объединяющее начало для других тем: Злой рок сталкивает любовь и вражду, ведь волей случая Ромео и Джульетта встречаются на балу, волей случая завязывается ссора, вынуждающая Ромео покинуть Верону, и волей случая рушатся все планы юных героев. Фактически в постановке Злой рок — персонаж, от лица которого рассказана вся история. Кто может быть лучшим рассказчиком, чем судьба, которой всё известно наперёд? Судьба здесь — как автор разыгрываемой пьесы. Поэтому в лирической части Трусова и не должна перевоплощаться в Джульетту, что позволяет исполнять эту часть несколько отстранённо и холодно.

Не образ конкретного персонажа, а тема любви, преступающей запреты, воплощена через “Come, Gentle Night” Абеля Коженёвского из фильма «Ромео и Джульетта» 2013 г. Она начинается с пантомимы, в которой Александра Трусова словно вынимает руками сердце и отдаёт его: так судьба соединяет героев, приближая их к гибели. В лирической части хореография закономерно меняется: здесь и взгляды, устремлённые к звёздам (ведь Джульетта обращается к ночи), и «летящие» заходы на прыжки (влюблённые парят в своих мечтах).

 Посмотрите, как красиво!

Третья часть под «Танец рыцарей» Сергея Прокофьева символизирует разгоревшуюся с новой силой вражду, разбивающую тему любви. В балете Прокофьева искусствоведы выделяют противостояние темы любви и темы вражды, которая кроется как раз в «Танце рыцарей». Правда, стоит отметить, что нарезка в третьей части программы Александры Трусовой была изменена после контрольных прокатов, а вот как раз на них этот лейтмотив вражды звучал во всей красе. Теперь же у фигуристки трижды повторяется основная тема «Танца рыцарей», но и она в балете (и общепринятых ассоциациях) олицетворяет непримиримость сторон и несёт разрушение. Начинается эта финальная часть со… странного танцевального движения, вызвавшего споры.

Предлагаем несколько версий возникновения этого движения..

1. Поскольку Саша - это Злой рок (а не добрый), который ведёт к гибели многих персонажей пьесы, то здесь своеобразная отсылка к известному в фигурном катании номеру “Danse Macabre” («Пляска Смерти»). В этом аллегорическом сюжете средневековья Смерть, издевательски танцуя, вовлекает в свой хоровод всех, чьи дни сочтены. А в программе Трусовой эта хореография — насмешка над попытками влюбленных пойти против судьбы.

2. Вспомним, как начинались все стычки в тексте Шекспира: из-за задиристого характера Меркуцио, Тибальта и других героев. Оскорбительные шуточки и передразнивание перерастают в кровопролитную дуэль, и это обыграно с помощью хореографии.

Терновый венец - символ страданий.

И напоследок о костюме. Что касается рисунка на спине, то удивляет только, как вообще могли возникнуть какие-то ассоциации, кроме скелета? И дизайнер Анастасия Шведчикова в инстаграме подтвердила, что это позвоночник, хребет. Почему? Отсылка к финалу пьесы и “Danse Macabre”. А по поводу шипов: вы же знаете, что у Шекспира всё написано про шипы? Ромео в пьесе произносит:

Любовь нежна? Она груба и зла. И колется, и жжётся, как терновник. (перевод Бориса Пастернака)

Шипы, терновник – символ страданий. Но также шипы на рукавах Александры могут олицетворять мечи, шпаги. Это моё предположение. Ведь открывает она их в третьей части, где явно изображается ускоряющееся развитие событий от схватки Меркуцио с Тибальтом до финала. Если посмотреть на рукав, то узор на плече (тот, что от хребта) превращается в рукоять оружия.

Рукоять шпаги на платье Александры

Таким образом, в программе Александры Трусовой последовательно раскрывается сюжет Шекспира от пролога к финалу через три основные темы произведения: рока, любви и вражды. Мы видим их столкновение и противоборство. Кстати, переплетение этих тем можно наблюдать и в увертюре-фантазии "Ромео и Джульетта" Петра Ильича Чайковского, которого эксперты от фигурного катания не проконсультировали, что музыкой можно рисовать только конкретных персонажей Шекспира. Но в замысле и Чайковского и Прокофьева побеждает любовь, а в трактовке фигурной фантазии Александры ничто не может противостоять року.

P.S. Прошу в возможных комментариях быть сдержанными и доброжелательными, аргументируя любую свою позицию.

P.S.S. Выражаю огромную благодарность автору этого обзора "Музыкальные фантазии на льду" https://zen.yandex.ru/id/5f32cde11fec556b92cde09d. Все коллажи также его работа. Иллюстрации к статье https://www.instagram.com/trusova_queen/, https://vk.com/alextrusova, https://www.instagram.com/ash_icedress/

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья