Блог PROспорт-блог

Юрий Лодыгин: путь из второй греческой лиги в первую российскую сборную

История вратаря Юрия Лодыгина, которого греки не успели заиграть за свою сборную. Материал из номера 224 журнала PROспорт.

Юрий Лодыгин прозвучал в пространстве российского футбола словно гром среди ясного неба. Буквально полгода назад о молодом вратаре знали только узкий круг специалистов по чемпионату Греции и Станислав Черчесов. Есть просвещенная точка зрения: по паспортному принципу в наш чемпионат при действующем лимите попадают только не слишком талантливые игроки, потому что двуглавый паспорт и есть их главный талант. Но Юрий Лодыгин — живое опровержение. После волшебного дебюта в составе «Зенита» Лодыгин стал одним из главных героев лиги и самым желанным собеседником для любого журналиста.

— Я вообще думаю, что я плохо говорю, — с искренним удивлением парирует Юрий комплимент о том, что в России успел зарекомендовать себя не только как отличный голкипер, но и как прекрасный рассказчик. — И когда у меня получается хорошее интервью, это выходит как-то спонтанно. Мне всегда кажется, что я болтаю слишком много. Говорить с журналистами действительно приходится сейчас часто. Но для меня это не трудно — интересно снова вспоминать и вспоминать свою историю. В Греции было иначе. Когда ты играешь на среднем уровне, то особо за тобой никто не бегает с просьбами об интервью. В России, конечно, интерес гораздо выше. И мне порой нравится говорить с журналистами, но я не люблю делать это постоянно. Я могу обсудить какую-то игру, а потом сделать паузу на месяц-два, чтобы не светиться. 

СКАЗКА, БЫЛЬ

Путь Лодыгина от «Ксанти» до национальной сборной России получился коротким, но сам Юрий не считает свой столь яркий и внезапный карьерный взлет каким-то волшебством.

— Это только кажется, что все это случается внезапно, за один день. Но если мне сесть и вспомнить, что я проходил в жизни… Тренировки, психологическое давление, уходы в аренду… Если я все это вместе соберу, то сразу ясно, что приход в «Зенит» случился не просто так. Конечно, кто-то может сказать: Юра, ты играл в простом клубе, а перешел сразу в «Зенит»! Но ведь люди из питерского клуба не просто сделали выбор с закрытыми глазами, значит, они что-то во мне увидели, я их чем-то удивил. А чтобы их удивить, я должен был чего-то добиться. А чтобы добиться, надо работать. А чтобы работать, надо что-то терять, отдаваться по полной на футбольном поле.

В «Зените» Лодыгин попал не только в надежные руки Лучано Спаллетти, но и непосредственно под опеку чемпиона СССР в составе тогда еще ленинградского клуба — тренера вратарей Михаила Бирюкова. Разница в работе проявилась сразу. Прежде всего во времени, отведенном на специальные тренировки голкиперов. В «Ксанти» вратари могли работать своим узким кругом хоть час, хоть полтора. В Петербурге этот отрезок сократился до 20 минут, после чего вратарская бригада присоединяется к остальной команде и продолжает тренировку вместе с ней. 

— Есть много маленьких, но очень важных нюансов, которые я набрал от работы с Бирюковым, — приоткрывает профессиональные секреты Лодыгин. — Михаил Юрьевич попросил меня сразу же о двух самых главных вещах. Первое — чтобы я ждал передачу за спину нашим защитникам. Потому что в Греции большинство команд играет через фланговые передачи. А здесь можно ждать откуда угодно. Я должен быть к этому готов, не стоять на линии ворот, а быть на шесть-семь метров впереди, ждать эту передачу, понимать, когда мне надо или не надо выходить. Второй момент — ввод мяча. В Греции, когда я ловил мяч, сам тренер кричал мне: «Подожди!» Конечно, если я вижу, что кто-то из игроков уходит в контратаку, то я ему мяч кину, но это случалось, наверное, только один раз за матч. Но в большинстве случаев я ждал, пока все выйдут, кто-то высокий поднимал руку и кричал: «Бей на меня!» Ну я и выбивал. А в «Зените» у меня всегда рядом есть партнеры, с которыми я смогу сыграть, и я стремлюсь сразу увидеть, кто открыт, кому отдать мяч.

— Первый раз в моей карьере случается такое, что я провожу матчи каждые три-четыре дня, — продолжает Юрий. — И при таком графике очень сложно успеть что-то сделать. Вот ты тренер вратарей, и как ты нагрузишь своего подопечного, если он должен отдохнуть? Ты можешь только держать его в тонусе — и все. Да, эмоциональная усталость есть. Перед приходом в «Зенит» я играл во второй лиге, а сейчас сразу элитный дивизион. Но я к этому готовился, тренировался. Самое главное — после удачной или после плохой игры надо всегда оставаться сконцентрированным и не расслабляться. Не знаю даже, как объяснить… Вот заканчивается игра, и я думаю: «Юра, тут ты не ошибся, не потерял концентрацию, надо так же действовать и на следующей игре». Ведь если бы я расслабился, то мог бы допустить ошибку и потерять свое место в воротах. После любой игры нельзя думать о том, что ты устал. Это, наоборот, влияет отрицательно. В Греции мы играли раз в неделю, в субботу-воскресенье. А здесь матчи каждые три дня! Вообще не отдышаться. Плюс еще перелеты. И я очень стараюсь держать эту концентрацию, сразу переключаться на следующий матч, взяв все плохое и все хорошее с только что закончившегося.

При таком режиме уровень стресса может зашкаливать даже у самого морально крепкого. Поэтому короткие промежутки отдыха Лодыгин посвя-щает именно эмоциональному восстановлению. Общается по «Скайпу» с женой, которая пока еще живет в Греции.Сидит дома на диване, смотрит фильмы, сериалы и выпуски КВН. 

СЛОВО, ВЗГЛЯД

В рамке ворот Юрий давно, еще задолго до прихода в «Зенит», приобрел привычку постоянно разговаривать с защитниками. 

— Некоторые считают, что я в воротах очень много говорю. Этому как раз я научился во второй лиге в Греции. Тренер мне тогда сказал, что должен слышать меня всегда. Поначалу я удивлялся: а почему я постоянно должен болтать и болтать без остановки? Но это помогало и защитникам — наверное, они что-то слышали и постоянно занимали правильную позицию. Плюс и я сам был постоянно в игре, никогда не расслаблялся, не забывался, не думал о чем-то постороннем. Так что подсказки защитникам мне самому помогают.

В возрасте 23 лет, который у вратарей считается переходным от отрочества к юности, Лодыгин уже думает о том, что хотел бы в будущем заниматься тренерской работой. С уверенностью рассуждает о том, какая замечательная вратарская школа есть у России. Перечисляет фамилии известных голкиперов: Лев Яшин, Ринат Дасаев, Михаил Бирюков. Сергей Овчинников, с которым Юрию уже довелось хоть и краткосрочно, но все же поработать в сборной России. Игорь Акинфеев, Сергей Рыжиков. Всем досталось по комплименту от Лодыгина. Но ближе всех на данном этапе жизнь свела его со Станиславом Черчесовым. Именно пример нынешнего тренера «Амкара» позволяет Лодыгину думать о том, что из голкипера может получиться хороший главный тренер. 

— Мы, вратари, единственные из своей команды видим все поле — что кто-то там не закрыл, или опоздал на момент, или что-то правильно сделал… Все эти тактические нюансы заметны из ворот очень хорошо. Что касается Черчесова, то вы посмотрите: в какой бы команде он ни работал, у него всегда сильные результаты. Тьфу-тьфу, я не хочу его сглазить. Для меня Станислав — определенный пример того, к чему мне хотелось бы стремиться в дальнейшем. Он ведь просто приезжал в Грецию, чтобы со мной пообщаться и узнать. Это было три года назад. Черчесов — первый человек из русского футбола, с которым я встретился. И сразу же получил от него замечание (смеется). Он сказал: «Если хочешь быть профессиональным футболистом, ты должен быть более ответственным». Дело в том, что я опоздал на нашу с ним встречу на полчаса — ехал с игры в другом городе, попал в пробку… А Черчесов торопился на самолет. Но это замечание было скорее в шутливой форме. После этого мы общались только через моего агента, потому что они дружат. Стас узнавал, как мои дела. Это, наверное, не секрет, что Черчесов хотел пригласить меня в «Терек». Но там у него была проблема с вратарями — много голкиперов, у всех были контракты. И в итоге не получилось.

БУДУЩИЙ, НАСТОЯЩИЙ

На 2 ноября намечена очередная встреча Лодыгина с Черчесовым, который в этот день привозит в Петербург свой «Амкар». В последний раз они общались на тренировке сборной. Времени было немного, ведь Юрий получил первый в жизни вызов от Фабио Капелло и был сосредоточен на знакомстве с командой. В нашей сборной никогда не было игроков, которые начинали профессиональную карьеру за пределами России. 

— Да, разницу в менталитете я ощутил, — признается Лодыгин. — В греческой сборной меня ребята сразу позвали к себе, мы собрались в комнате, сидели, шутили… А здесь пришлось какое-то время «вливаться». Но в итоге все было нормально — я немного пообщался с каждым из игроков российской команды.

Впрочем, за Россию Лодыгина в двух заключительных матчах отборочного турнира так и не заиграли. И это все еще оставляет ему пространство для маневра, к тому же Греция в стыковых матчах также борется за право сыграть на мировом форуме. 

— Я уже сделал свой выбор. Я думаю, что он окончательный, — непреклонно заявляет Лодыгин. — Когда мне поступило предложение из «Зенита», мне надо было его сделать, чтобы не считаться легионером. Если бы я попадал под лимит, меня, скорее всего, не пригласили бы в Петербург. Зачем брать легионера, если можно взять Кержакова, Беленова? Большинство команд сейчас ищет вратаря с русским паспортом. И никто бы мне из «Зенита» не сказал: «Ну ладно, давай мы тебя все равно купим, ты хорошо играешь…» А если бы я отказался от «Зенита», то что потом бы я получил? Может быть, я перешел бы в «Олимпиакос» — об этом писали, но никаких официальных предложений не было. Я очень хотел попасть в сборную — сначала в молодежную, потом в основную, и вот я добился своего. Я думал: вот я сейчас откажусь играть за греческую команду и, возможно, больше туда никогда не попаду. А с другой стороны была мысль: а почему бы не побороться за попадание в сборную России? Но это очень сложный выбор. Ведь в этих двух странах не только мое гражданство, но и моя кровь: наполовину я грек, наполовину русский. Еще один момент — греческий чемпионат. Он гораздо слабее, чем российский. Есть только две команды, которые регулярно играют в Европе, и то в последнее время не очень стабильно. А в России «Зенит» выступает в Лиге чемпионов, соперники по первенству очень сильные, битва идет за золотые медали. Такого у меня никогда не было! Только в молодежке «Ксанти», когда мы выигрывали первенство. И для меня переезд в Россию как раз и был той ступенью, на которую я хотел подняться. Свой выбор я сделал. И еще была некоторая злость на греков: ну почему же вы меня не поставили поиграть за свою сборную, чтобы я уже не мог уехать в Россию? Почему меня оставляли на скамейке, называли меня будущим? Почему «Олимпиакос» не сделал мне официального предложения? И греческие журналисты, кстати, тогда писали, мол, какой же он грек? он не грек, он предатель. Но большинство меня все же поддержали, сказали: Юра, не слушай этих дураков, они сами виноваты, что не заиграли тебя.

Безусловно, конкуренция за место в воротах сборной России гораздо сложнее, чем у греков: там два основных голкипера сборной не получают должной игровой практики в своих клубах, а здесь Лодыгин оказался за спиной таких мастеров, как Игорь Акинфеев и Сергей Рыжиков. Но уже сейчас Юрию раздаются щедрые авансы в связи со стремительно приближающимся домашним чемпионатом мира — 2018. Некоторые считают, что Лодыгин займет место основного вратаря. Такое польстит любому. Льстит и Лодыгину, судя по его чуть заметной очень довольной улыбке. Но серьезно задумываться Юра предпочитает все же о самых ближайших перспективах. 

— Никто не знает, что случится через два-три дня, через неделю. Можно мечтать. И надо мечтать. Если нету мечты, то жизнь пустая. И я, конечно, мечтаю сыграть на домашнем чемпионате мира в составе сборной России. Но все равно надо жить ближайшими играми, идти постепенно — от матча к матчу. Ждать очередного вызова в сборную, проводить за нее игры. Стараться не ошибаться. Ведь самое главное — это стабильность и постоянный рост. Быть на одном уровне или даже чуть-чуть выше. 

СОПЕРНИК, УЧИТЕЛЬ

Самый важный вопрос по традиции задаю в финале. Наш разговор с Лодыгиным состоялся на следующий день после победы «Зенита» над ЦСКА. В том матче в заявку питерцев вернулся Вячеслав Малафеев, наконец восстановившийся после травмы. Ни для кого не секрет, что за годы своей карьеры Малафеев «съел» немало конкурентов. Получить конкретный ответ, переживает ли Лодыгин по этому поводу, от вратаря не получилось, но Юрий постарался быть искренним: 

— Я очень обрадовался, что Слава вернулся к работе. Как только мы начали сборы, Малафеев получил травму. А когда я ехал в Россию, я очень хотел поучиться у него, ведь Слава — такой мастер! Я думал, буду стоять в сторонке, смотреть на его работу, набираться опыта, что-то узнаю. А он раз — и на третий день ломается. И так я и не смог насладиться тем, как он работает на тренировках. Я задумываюсь о том, что если бы я занервничал из-за его возвращения, то я бы это почувствовал. Но я этого не чувствую. Слава — прекрасный человек, я ему много раз об этом говорил. А здоровая конкуренция — это всегда хорошо. В данный момент играю я, все складывается неплохо. Но вообще очень сложно ответить на этот вопрос, я все кручу-кручу вокруг да около (смеется). Скажу еще раз: я очень рад, что Слава вернулся. Ведь в последние дни я вообще остался один, потому что Бабурин получил травму. И если я смогу еще чему-то научиться у Малафеева, то буду очень рад. Ведь даже после стольких игр за «Зенит», я уверен, его опыт мне очень пригодится.

Автор: Татьяна Копылова

Больше снимков с фотосессии Лодыгина для PROспорт

Брат у ворот. История вратаря Кержакова

Он доиграется. История волейболиста Спиридонова

Девушки в теле - чтобы увидеть Ирину Шадрину в купальнике, не надо дожидаться, пока Бухаров забьет пять голов.

История и фотосессия новой Шараповой – 13-летней теннисистки Сони Жук

Подпишитесь на PROспорт бесплатно:

ВКонтакте Facebook Twitter

Читать PROспорт на iPad

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья