Блог PROспорт-блог

Доната на Восток

В выходные в Москве пройдет «Кубок Кремля» по современному пятиборью. По такому случаю журнал PROспорт публикует редкий интересный материал об этом многоликом спорте. Новый лидер сборной России по пятиборью Доната Римшайте переодевает платья и рассказывает о заботливости Евросоюза, трудностях русского языка и сентиментальности литовской литературы.

За полтора года до лондонской Олимпиады в сборной России случилось неожиданное пополнение: сменить гражданство на российское решилась литовская девушка Доната Римшайте, одна из сильнейших пятиборок мира и очевидная претендентка на медаль Игр-2012. Однако расстаться с родиной красиво, без публичного скандала, у спортсменки не вышло. Вслед за переехавшей в Москву Римшайте полетели обвинения в предательстве и угрозы лишить ее права выступать в Лондоне. У российской стороны еще есть время (почти год — предварительные заявки подаются за три месяца до Игр) и ресурсы (Федерацию современного пятиборья России возглавляет влиятельный политик и бизнесмен Вячеслав Аминов), чтобы решить спорный вопрос в свою пользу, но весьма вероятно, что 23-летняя спортсменка ближайшую Олимпиаду пропустит. В интервью PROспорт Доната Римшайте объясняет, за что на нее обиделась Литва и чем ее соблазнила Россия.

— Известие о возможном запрете выступать на Олимпиаде в Лондоне не поколебало вашу решимость получить российский паспорт?

— Нет. Никаких мыслей о возвращении нет. Я ехала сюда, вполне сознавая, что такое может случиться. Жаль, конечно, но я это приняла. Я же не в один момент решила уехать.

— Долго думали?

— Впервые такой вариант возник три года назад. Сейчас жалею, что так поздно решилась, — из-за Олимпиады.

«Никаких мыслей о возвращении в Литву нет. Я же не в один момент решила уехать»

— С чего вдруг возникла идея?

— Не вдруг. Так сложились мои личные обстоятельства. Мой друг жил в России.

— В феврале он стал вашим мужем. Он тоже спортсмен?

— Бывший. Но я вообще не хочу разговаривать на эту тему.

— Почему?

— Не хочу, чтобы что-то об этом узнали в Литве. Берегу его, себя и наши нервы.

— Натерпелись от журналистов?

— Не только я. Маме пришлось сменить номер мобильного — так ее доставали. Я дала пару коротких интервью по поводу моего отъезда: «Так сложились личные обстоятельства, и тренироваться в России лучше». Какие-то общие вещи сказала и больше с прессой не общалась. Мой литовский номер не работал месяцами. Но и без моих комментариев появилась масса моих «цитат». И я очень некрасивыми красками была раскрашена. И я теперь очень оберегаю всех, кто рядом со мной.

— В литовской федерации утверждают, что вам создали все условия и вы обещали остаться, а потом передумали.

— Я еще прошлым летом просила, чтобы меня отпустили. Мне ответили — нет. Разговор продолжился, мне что-то предлагали — я молча слушала. В конце меня попросили оставить беседу в тайне. Ну ладно. А потом человек из олимпийского комитета дает интервью, из которого следует, что я хотела больше денег, что у меня были лучшие условия в Литве. Хотя если сравнить названные им цифры и мои банковские счета, то что-то не сходится. Мне обидно, что меня обливают грязью, но я поняла, что отвечать бессмысленно. Проще не ввязываться, ну пусть я плохая — уехала, уже забудьте и живите дальше. Я, в общем, была готова к такой реакции, но не рассчитала масштаб. Думала, тише все пройдет.

«Пятиборье – некоммерческий вид спорта, нас содержит государство»

— То есть остаться вы не обещали?

— Никогда. В каком-то смысле я чиновников понимаю — им нужно спасать себя. В связи с моим отъездом случился большой скандал. Спортсменов теперь заставляют подписывать контракты, по которым в случае отъезда в другую страну они должны возвращать потраченные на них деньги. Смешно — как будто боятся, что после моей истории все разбегутся. Хотя были такие, кто в прессе высказывался: «Я бы так никогда не поступил». Другие поняли.

— Не верится, что вас не пытались удержать. В Литве ведь не так много крутых спортс­менов.

— Меня отговаривали, но ничего существенного предложить не могли. Ну, собирались поднимать стипендии. Но не в этом же суть. В Литве вообще другое отношение к спорту — он просто-напросто забыт. Ну, кроме, может, баскетбола — это у нас почти религия. Но, например, в Вильнюсе только один приличный 50-метровый бассейн, где тренируются все — от пловцов до пятиборцев. В прошлом году его закрывали на полсезона на ремонт — мы все мыкались, искали, где тренироваться. А национальный стадион строится то ли 10, то ли 20 лет. Когда я маленькой была, на том месте штыри торчали — и до сих пор стройка.

— Что вы могли себе позволить на заработок в Литве?

— Если бы я снимала квартиру, а не жила у родителей, мне бы хватало на поесть и на бензин. Откладывать что-то на будущее не получилось бы. После кризиса все премии за медали сократили вполовину, хотя они и раньше не были заоблачными — 400 000 литов за олимпийскую награду. Я была вице-чемпионкой мира и бронзовым призером Евро — не буду даже говорить, сколько я заработала, смешные деньги. У меня первая мысль была: на черта мне это надо? Если бы я пошла учиться и работать, я бы больше зарабатывала.

— А призовые на этапах Кубка мира?

— Пятиборье — некоммерческий вид спорта, нет сверхприбыльных соревнований, нет клубной системы — нас содержит государство. Так везде. В Литве, в России, в Германии… Победа на этапе Кубка мира, который проводится раз в месяц, стоит $1800, в финале — около $5000. Тоже невеликие деньги.

«С приходом Евросоюза жить стало тяжелее. Цены стари расти, а зарплаты – нет»

— Какую профессию нужно выбрать в Литве, чтобы прилично зарабатывать?

— Не знаю. По-моему, сейчас очень мало людей в Литве работают по своим профессиям. Молодежь получает образование — оно у нас очень качественное — и уезжает работать за границу. Многие не возвращаются. В Литве бешеные цифры эмиграции. У нас даже шутка такая ходит, что скоро Литва станет страной стариков и детей. После кризиса выросла безработица. И не видно, чтобы что-то развивалось. Вроде бы Евросоюз вкладывает много денег, но правительство все время кричит, что денег нет, что нужно копить. Повышает налоги, сокращает социальные выплаты. У одиноких матерей какие-то деньги отняли, на спорт расходы в два раза сократили.

— Вместе с Евросоюзом живется веселее?

— Тяжелее. Цены стали расти, а зарплаты — нет. Ну и кризис еще добавил неприятностей.

— В России тоже проблем достаточно. Вы не думали переехать в другое место? Вам наверняка были бы рады во многих странах.

— Я думала об этом. Но здесь мне знакома культура, здесь я чувствую общность с людьми. Что бы ни было, мы все равно похожи. Я не представляю себя в Германии или Штатах.

— В Литве Россию не слишком любят.

— У нас в стране много националистов, для них Россия как красная тряпка для быка. Но не для всех так.

— В школе вам что про Россию рассказывали на уроках истории?

— Никакого сильного негатива не было, все нейтрально. Хотя мой поступок многие не одобрили именно потому, что я уехала в Россию. Если бы это была Америка, сказали бы: «Ой, девчонка в люди выбилась». Но я свободный человек и имею право решать, где мне жить.

* * *

— Вы замечательно говорите по-русски — учили его в школе?

— У меня папа — русскоговорящий литовец. Дома я с ним на русском разговаривала, а с сестрой и мамой — на литовском. В школе русский был вторым иностранным. В старших классах изучили алфавит, что-то почитали по слогам. Поэтому вряд ли у меня получится грамотно писать, да и читать на русском трудно. Но я пробую.

— С чего начали?

— Я взяла самый простой романчик — Пауло Коэльо.

— Почему же не Пушкина?

— Мне хотелось что-то полегче. Очень сложно дается кириллица, даже самые простые слова. Прочла первый абзац — думала, у меня мозг взорвется.

— А в школе вы Пушкина не читали?

— Нет. Я только знаю, что есть такие писатели — Пушкин, Чехов, Толстой, но в школе мы их не проходили. И я часто попадала в ситуации, когда не узнавала каких-то элементарных цитат и не понимала, о чем речь. Однажды кто-то вслух возмутился: «Ты что, этого не читала?» Мне так неловко стало, хотя мы ведь литовскую литературу в школе изучали.

«Я только знаю, что есть такие писатели – Пушкин, Чехов, Толстой, но в школе мы их не проходили»

— Порекомендуйте что-нибудь.

— Мне нравился Йонас Билюнас. У меня в голове застряла его детская книжка с коротенькими сказочками. Мы их то ли во втором, то ли в первом классе читали, а в 12-м повторяли, потому что Билюнас был одним из вопросов на экзамене. И там был такой рассказ: у хозяина была собака, старая и больная, он отвел ее в лес и застрелил, а она из последних сил потянулась к нему — он испугался и убежал. А потом мы читаем слова собачки: «Хозяин, куда ты убежал, я просто хотела тебе ногу лизнуть». Когда были малышами, чуть ли не всем классом ревели, да я и сейчас чуть не плачу (так и есть. — PROспорт).

— Что вам приятнее всего вспоминать из школьных лет?

— Я до 14 лет училась в гимназии, была почти отличницей — одни девятки и десятки в аттестате. Там у нас была чудесная учительница литовского. И класс был очень дружный. Потом пришлось перейти в спортивную школу — там график можно было увязать с тренировками, но все равно это был ужасно тяжелый период: три урока, тренировка, снова три урока — и так до позднего вечера. Помню, я приезжала на сборы в Россию и удивлялась, что девчонки на три года младше меня уже закончили школу, а я все еще в дурацком 12-м классе.

— Почему вы сделали выбор в пользу спорта, тем более такого непопулярного? Родители настояли?

— Нет, мама вообще была поначалу недовольна тем, что спорт столько времени отнимает. Нас с сестрой никуда не пихали, ждали, что мы сами выберем. Сестра у меня музыкой увлеклась. А я в 11 лет пошла в бассейн учиться плавать — мне очень хотелось, а через два года уже ездила на пятиборские соревнования. А про школу спортсмены шутят: «Если спорт мешает учебе, бросайте учебу».

— Плавание — ваш сильный вид?

— Нет. У меня не самые хорошие результаты даже по меркам нашего вида спорта. Зато я хорошо бегу.

* * *

— После того как пятиборье по-биа­т­лон­­но­му совместило два последних вида программы — бег и стрельбу, это качество, наверное, возросло в цене.

— Да, комбайн очень сильно влияет на итоговый результат.

— Со стороны пятиборье стало гораздо интереснее смотреть — а изнутри как?

— Тоже интереснее. Это же контактная борьба. И в каком-то смысле проще. Раньше была классическая стрельба: стоишь, выцеливаешь в десяточку — а это мандраж, страх, настроиться правильно надо. А теперь на волнение просто нет времени. Но я не сразу к комбайну привыкла — только через год стала в призы попадать.

«Лазер? Как пошутил Андрей Моисеев, это же как водяной пистолет»

— Теперь нужно привыкать к лазерному оружию. Как считаете, приживется оно в пятиборье?

— Почему нет? Проблем с передвижением по миру гораздо меньше. Как пошутил Андрей Моисеев (олимпийский чемпион по современному пятиборью. — PROспорт), это же как водяной пистолет. Никаких разрешающих документов. Но систему нужно доработать. Мишени часто не срабатывают. У меня на недавнем Кубке мира была ситуация в полуфинале, когда на два первых выстрела мишень вообще не отреагировала — ни красной, ни зеленой лампочки не зажглось. А я теряла секунды и нервы. Оспаривать каждую такую нестыковку после финиша — не вариант.

— У пятиборья может получиться стать таким же популярным, как биатлон?

— Хотелось бы, но для телевизионщиков пятиборье — не очень удобный вид. Длинно, запутанно, несколько площадок. С другой стороны, если бы чаще показывали, зрители бы больше понимали. Я, например, когда первый раз биатлон смотрела, тоже не сразу разобралась, почему один по одному кругу бежит, а другой — по другому.

— Есть на свете место, где пятиборье по-настоящему популярно?

— В Венгрии всегда полный стадион собирается. Хотя я вообще не обращаю внимания на людей во время соревнований, концентрируюсь на том, что я должна слышать только один голос — своего тренера.

— Кстати, вы тренера с собой из Литвы привезли?

— Нет, мы не очень хорошо расстались. Но в России квалифицированные специалисты.

— У вас для каждого вида свой тренер?

— Нет, обычно общий на команду тренер по выездке и тренер, отвечающий за остальные дисциплины.

«Раньше я пыталась задобрить коня сахаром или яблоком, но это не окупалось»

— И как выглядит тренировочный день?

— Бег (40–50 минут кросса с различными ускорениями), плавание (2–3 км в бассейне) и стрельба — каждый день. Фехтование и лошади чередуются через день. Причем каждый раз мы меняем лошадь, потому что на соревнованиях получаем ее за 20 минут до старта.

— Есть проверенные рецепты, как ее к себе расположить?

— Проверяла — нет. Раньше я старалась задобрить коня сахаром или яблоком, но это не окупалось. Пришла к выводу, что нужно просто вести себя спокойно, уверенно, без паники. Спокойствие и животному передается. Проехал — потом можно уже и подкормить. Если есть чем.

— Как вас в новой команде приняли?

— Нормально. Конкуренция и без меня была. Это в Литве у нас женская команда не собиралась, а здесь на чемпионате России было около 40 девчонок.

— Ну так вы им всем конкурентка — ценное место в сборной заняли.

— Я туда отобралась через чемпионат России. На международных стартах можно выставлять четырех участниц, а в команде готовятся человек шесть. По сути, так и получается: есть пять-шесть сильных спортсменок, а остальные немного отстают.

— А в мировом пятиборье насколько жесткая конкуренция?

— Есть 20 сильных девчонок, десяточка тех, с которыми всегда сложно бороться, и топ-5, которые везде претендуют на медаль.

— Вы где в этой иерархии?

— Ну, по итогам прошлого сезона — топ-5.

«В Москве все бегут, нервные, злые. Вот почему такие злые, а?»

— Кто еще туда входит?

— Француженка Амели Казе, немка Лена Шонеборн, Лейла Гинеши из Венгрии, полячка Сильвия Цводжинска — очень сильная девчонка. А еще у Великобритании крутая команда. В прошлом году на домашнем этапе, где они по регламенту могут выставить 12 человек в полуфинале, в финал пробились восемь спортсменок. Сама иногда удивляюсь: такой тяжелый вид спорта не каждый выдержит, а сильные пятиборки появляются во многих странах.

— Зато у российской команды без вас дела в последнее время совсем не шли — федерация была крайне заинтересована в таком классном пополнении. Чем вас уговорили?

— Никаких золотых гор, хотя условия, конечно, лучше, чем в Литве. Я живу и тренируюсь на базе «Северное» на северо-восточной окраине города. И мне даже нравится. Там меньше людей, спокойнее — больше похоже на родной уютный Вильнюс, где три остановки на троллейбусе — и город закончился. Поездки в центр в Москве — это легкий стресс для меня. Все бегут, нервные, злые. Вот почему такие злые, а? Бедненькие, уматываются в этом бешеном ритме.

— Что больше всего раздражает в Москве?

— Пробки, как и всех, — никуда не добраться. И еще люди бывают невежливы. Пока в Москве себя не особо комфортно чувствую. По родным скучаю. Самое неприятное последствие моей истории — что у меня не будет литовского паспорта. Двойного гражданства в Литве нет — придется делать визу, чтобы съездить к родителям или к бабуле в деревню, где я все детство с двоюродными братьями провела. Сколько синяков там посадила! Меня даже местный доктор, рыженький такой, с усами, узнавал, когда меня к нему в очередной раз приводили коленку зашить: «Опять Римшайте без медкарты. Говорил же тебе: едешь к бабушке — бери с собой карточку!» Странно теперь будет просить разрешения поехать домой.

Доната РИМШАЙТЕ Пятиборка Рост 175 см, вес 65кг Родилась 29 января 1988 года в Вильнюсе (Литва) Достижения: серебряный призер чемпионата мира — 2010, бронзовый призер чемпионата Европы — 2010, победительница финальных этапов Кубка мира — 2008, 2009 в составе сборной Литвы С сезона-2011 выступает за сборную Рос­сии. Выиграла этап Кубка мира — 2011 в итальянском Сассари Любит апельсиновое мороженое-шербет, каблуки, ходить в баню и загорать Не любит ужастики, монотонность занятий и хамство

ДЕНИСОВ-СОБАКА-СПБ

Несколько историй из жизни Игоря Денисова – футболиста и собаковода

БЛИКИ ЕВРОПЫ

Чемпионы, лузеры, двойники, цифры, женщина с флажком, русские на лавке и другие вспышки европейского футбольного сезона.

ПОЛУ-БОКС

Самый обсуждаемый хоккеист весны Евгений Артюхин, казалось, сообщил о себе все в нескольких огромных майских интервью. Но борец Сергей Артюхин рассказал PROспорт.

ВЗЯЛИ ВЫСОТУ

Проехав на велосипеде 3489 км «джиро д’италия» за 23 дня, гонщик «Катюши» Павел Брутт специально для proспорт записал все свои впечатления.

ПИРОЖКИ НА ДРАФТЕ

В Мытищах впервые провели драфт КХЛ со свободным доступом для зрителей. И пусть болельщики ничего не поняли, лига осталась довольна.

АЛЕКСАНДР КЕРЖАКОВ

PROспорт произвел детальный техосмотр лучшего бомбардира чемпионов России и разработал подробную инструкцию по его эксплуатации.

УЛЬТРАС

Выигрывая один российский турнир за другим, «Зенит» делал все, чтобы надоесть — и себе, и людям. Пока команда Спаллетти ищет новую мотивацию, болельщики «Зенита» и не думают сталкиваться с такой проблемой. Фотограф Михаил Доможилов, в течение года снимавший жизнь и творчество зенитовских ультрас, поделился с PROспорт избранными карточками.

СТИВ МАКЛАРЕН

Бывший тренер английской сборной вернулся в Россию через три с половиной года после знаменитого отборочного матча Euro-2008 и угодил на интервью с PROспорт.

«Из выигранного кубка можно пить все, что в нем плещется» Мифы о праздновании побед комментирует администратор футбольного клуба «Локомотив» Анатолий Машков.

ВТОРЫЕ РОЛИ

Символическая сборная Европы, свободная от участников еврокубковых финалов.

ПОП-КУЛЬТУРА

PROспорт характеризует семь самых ярких пар женской части чемпионата мира по пляжному волейболу, про мужчин — 90 слов.

СШИБКИ МОЛОДОСТИ

Восемь интересных футболистов, которые наверняка зажгут на молодежном чемпионате Европы.

Тарас Бурлак: Чтобы спорить с тренером, нужно дорасти до Лоськова» Защитник «Локомотива» и молодежной сборной России — о вызове в национальную команду, дружбе одноклубников, переменах при Красножане и повышенном внимании фанаток.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья