Прохожий
Блог

Пара минут перед картиной

Может быть эта запись будет несколько неуместна на спортивном сайте, но всё же.

Я вообще не знаток живописи. Я по именам знаю не так много художников, а уж по картинам идентифицировать смогу тем более немногих.

У нас в городе есть картинная галерея, в которой до прошлого года я не был, наверное, лет пять-семь. 

Это сейчас мне каждый раз хочется задержаться у картины минут на пять. Рассмотреть всё, попытаться понять, прочувствовать или же просто отключить разум и ощутить душой.

Путешествие в ГДР ради эпохи Возрождения.

На парах по культурологии я, честно, не сильно увлекался рассказами о живописи эпохи Возрождения. Религиозная символика, философские смыслы, быт, новые изобразительные техники. Всё это настолько далеко от нашей реальности, что проникнуться довольно сложно. Слайд за слайдом мелькали перед глазами, не оставив и эмоционального следа — просто картинки.

Всё изменилось благодаря случайности и вопреки моему желанию. Летом 2011 года я был с сестрой в Чехии. Прага, Карловы Вары, средневековые замки Звиков и Орлик. Прага и Звиков были особенно притягательны своим средневековым видом и духом. Звиков так до сих пор само Средневековье. И ехать в Дрезден, доплачивать за него мне хотелось не сильно: разбомбленый во время второй мировой город за пятьдесят евро? Но раз была возможность — использовали.

Дрезден для туриста по сути скучен: есть исторический центр, в котором почти на 100 процентов всё отстроено заново, а уцелевшего с гулькин нос. Эдакая немецкая Варшава. А вокруг — ГДР. Нет ничего, что бы удивило человека, приехавшего из другой бывшей социалистической страны: те же панельные дома, те же стекло и бетон, те же широкие проспекты, полное пренебрежение к капиталистической трепености о стоимости каждой пяди земли. Даже Эльба настолько умиротворена, что может навеять скуку. Тихая постсоциалистическая немецкая провинция.

Центр Дрездена.

Осмотреть центр можно довольно быстро — он небольшой. Наверное, даже меньше центра Кракова. После экскурсии гид довольно манерной внешности отпустил нас на все четыре стороны развлекаться самим, дав только одну рекомендацию: сходить в картинную галерею. Сказал, мол, стоит десять евро. Это дороговато, но оно того стоит.

Мне было жалко десяти евро на галерею. 410 рублей за картины? Жаба готова была задушить — я за хоккей-то только раз в жизни больше платил. Поэтому мы успели обойти центр ещё раз, поглазеть на Эльбу и решить: «А пошли в галерею».

Эльба.

Скажу так: времени нам не хватило на её осмотр. Нет — у нас было несколько часов на то, чтобы прогуляться по залам Дрезденской галереи мастеров, но их мало. Моя сестра с земляком-попутчиком ушли далеко вперёд меня. И я спокойно мог задерживаться у интересных полотен, не оглядываясь на то, что мимо меня за это время могли успеть пройти пара-тройка десятков человек.

Дрезденская галерея — это живопись эпохи Возрождения. Да, там есть и позднее Средневековье (даже портрет Мартина Лютера, который я видел неоднократно ещё в детстве на страницах школьных учебников. Может вы тоже его видели), по сути уже и касается эпохи Просвещения. Но основа — Возрождение.

Лукас Кранах Старший. Портрет Мартина Лютера.

Никакое разглядывание картинок-репродукций в интернете не подарит вам тех эмоций, которые испытываешь при реальном соприкосновении взглядом с живыми произведениями.

Жаль, что подписи картин постоянной экспозиции были на немецком и я не запомнил названия маленького триптиха, который с лицевой стороны не бросался в глаза. Но когда я направился к выходу из комнаты, в которой он находился, я увидел на боковых частях этого трипиха маленькие статуйки. Представляете себе: скульптуры встроить в триптих? Я подошёл ближе и оказалось, что зрение меня обмануло благодаря поистине божественному талланту художника — это были плоские изображения, но видно это только если подойти очень близко. Я потом спросил и попутчика, и сестру — они тоже попались на эту уловку.

Рядом с этим трипихом на стене висела картина «Евангелисты» (благо, такое название и без знания немецкого можно прочитать). Не знаю каков был замысел автора, но мне было смешно. Нет, написано всё было технически безупречно. Но сюжет: я до сих пор не могу поверить в то, что сюжет написания Евангелий можно было умышленно так тонко высмеивать. Может я и не прав, но поиски в интернете дали мне знать, что я не один такой.

Beuckelaer, Joachim (Maler). Die vier Evangelisten. 1567 г.

Хотя почему-то самым ярким пятном в памяти осталась картина «Шоколадница». Меня уже торопили, мол, пойдём, времени мало и так далее, но я всё равно захотел хотя бы мельком оглядеть четвёртый этаж и в самом дальнем углу я увидел её. Не знаю почему, но «Шоколадница» пленила меня. Даже передать словами трудно тот трепет и восхищение, которые я испытываю, вспоминая то мгновение в Дрездене.

Жан-Этьен Лиотар. Шоколадница, ок. 1743—45.

После того путешествия я перестал легкомысленно относиться к живописи. Один раз увидев прелесть сей стороны человеческой культуры, трудно было остановиться на Дрезденской галерее и эпохе Возрождения как бы они хороши не были.

Немного о Новосибирске.

Очень долго я вылавливал подругу, чтоб хоть она составила мне компанию для похода в нашу Новосибирскую галерею.

Да, масштаб, конечно, в Новосибирске не таков как в Дрездене, но оказалось, что несколько картин времён эпохи Возрождения есть и у нас. Но это крохи с барского стола. А вообще — жаловться нам грех: у нас в городе отличная постоянная экспозиция. Один Рерих чего стоит. У его картин, не изобилующих разнообразием деталей и захватывающими сюжетами, можно стоять часами и погружаться целиком в вековое спокойствие Гималаев, в наивное языческое прошлое Руси и её цивилизованное христианское будущее.

Н. Рерих. Картина из серии «Гималаи».

Н. Рерих. «Псков». 1935 г.

Н. Рерих. «Идолы». 1943 г.

Жаль в тот раз мы не дошли до соцреализма — я до сих пор помню как увидел давным-давно там картину с хоккеистами.

Абстрактное искусство же я теперь точно буду обходить на расстоянии пушечного выстрела: коричневые каляки-маляки с подписью «Без названия» как-то не завораживают.

Ода советскому искусству.

Так вот о социалистическом реализме. После развала Союза он по вполне понятным причинам обесценился. Но я не скажу, что если причины обесценивания целого жанра понятны, то за это можно оправдать такое отношение к целому культурному пласту нашего советского прошлого.

Недавно я уже высказывался на близкую тему у себя в «контактике»: «До сих помню разговоры небезызвестного Зверева (примечание: преподаватель новой истории России на истфаке НГПУ, один из авторов учебника по истории Сибири) на лекции о тотальной идеологизированности советского искусства. На 100%. Я переспрашивал — он считал и, наверное, до сих пор считает, что именно так и никак иначе, чем полностью.

Но, чёрт побери, каждый раз фильм «Доживём до понедельника» трогает меня до глубины души — <…> так жизненно снять кино могут единицы. После работы в школе приходит осознание всей бездонности поднимаемых проблем. Одна первая сцена с вороной чего стоит — чувства молодой учительницы показаны настолько рельефно, что я не чувствую, чтобы там могла быть хоть капля фальши или пошлой идеологии. Каждый персонаж — это человек из реальной жизни. Школьный коллектив из фильма — калька с коллектива реального вплоть до мелочей. Что ни сцена, то напоминание прожитого.

Пофиг на домыслы чёкнутого либерала — советское искусство будет жить именно благодаря его искренности (как и всякое искреннее). Всё фальшивое сгинет в небытии или останется как экспонат в Кунсткамере. А такое кино будут помнить и любить через десятки и, я надеюсь, сотни лет.

Переродически полезно смотреть в зеркало.»

Кадр из фильма «Доживём до понедельника». Режиссёр С. Ростоцкий. 1968 г.

Я не могу оправдать наплевательское отношение к соцреализму. Пусть он когда-то и был любимчиком Советской власти, а часто и инструментом пропаганды.

А я верю социалистическому реализму. Естественно, все его образы я не буду распространять на всю социалистическую действительность, приукрашивая реальную жизнь. Но как в примере с «Доживём до понедельника» и в живописи официальное искусство могло быть искренним. Оно показывало нам жизнь страны, народа, пусть иногда избирательно, но так как оно есть. И показывала так, что всеми фибрами души ощущаешь, что тебе не лгут, это реальные люди, реальные эмоции, реальная жизнь.

Я. Ромас. «Утро первой пятилетки».

А. И. Лактионов. «Письмо с фронта». 1947 г.

Может я несколько наивен в своём восприятии соцреализма, но я не вижу никаких особенных причин считать его менее значимым для нашей (и не только нашей) страны, чем искусство Возрождения для всего мира. Тем более, глядя, с одной стороны на картины написанные несколько веков назад, а с другой на полотна ещё не успевшего окончательно на покинуть Советского Союза, я вижу больше сходства нежели различий.

А. А. Дейнека. «Вечер. Патриаршие пруды». 1946-47 гг. Чем не Брейгель старший с его «Охотниками на снегу»?

Люди, их чувства, их переживания, их мечты всегда будут нам близки если они изображены без фальши.

Метро, соцрелизм и Дейнека.

Совсем недавно я за ужином снова пересмотрел документальный фильм о строительстве московского метро из цикла «Советская империя» (кстати, рекомендую к просмотру). И мне снова захотелось вспомнить картины Дейнеки.

Если вы не в курсе: мозаики этого замечательного советского художника украшают станции «Маяковская» и «Новокузнецкая». К сожалению, мне до сих не предоставлялось возможности увидеть их в живую, но, думаю, когда-нибудь мне это удастся. Тем более, что та же «Маяковская» в целом считается одной из самых красивых станций метро в мире.

Мозаичное панно на станции «Новокузнецкая». 1941−1943 гг.

Так о Дейнеке. Просматривая на экране монитора его картины, я не могу сказать, что он находился где-то за пределами официозного искусства. Нет. Он в этом отношении вполне политически правильный. Соцреализм тоже его жанр. Некоторые его картины можно было бы смело представлять как образец соцреалистической живописи. Но несмотря на всё это я склонен относить его к импрессионизму.

А. А. Дейнека. «Оборона Севастополя». 1942 г.

Его картины, имеющие на себе печать соцреализма, выполнены так, что меня не покидает ощущение некой, похоже, намеренной небольшой небрежности исполнения: нечёткие, часто слегка размытые, детали. Но в моём воображении это только немного роднит его с Моне: главное передать эмоции, а визуальная правильность вторична.

Клод Моне. «Парламент в Лондоне». 1904 г.

А. А. Дейнека. «Тревожные ночи». 1942 г.

Именно это делает Дейнеку немного выше соцреализма: освобождение от плоти земной жизни. Один «Сбитый ас» вызывает такой широкий спектр эмоций, что даже не знаешь, что в итоге чувствовать, видя один миг из падения немецкого лётчика.

А. А. Дейнека. «Сбитый ас». 1943 г.

Но я бы не писал эту заметку на спортивном сайте, если бы Александр Александрович в своём творчестве не отдал немало места физкультуре и спорту.

А. А. Дейнека. «За город, на воздух!» 1928 г.

Его изображение спортсменов отсылает нас глубоко в античные времена, когда ещё задолго до Возрождения, люди осознавали красоту человеческого тела и всё великолепие, открывающиеся в его движении.

А. А. Дейнека. «На пляже».

Мы можем увидеть в его произведениях: лыжников, бегунов, футболистов, хоккеистов, баскетболистов… Каждое изображение человека в спорте это демонстрация восхищения атлетичностью и свободой духа человека. Невозможно, глядя на спортсмена, видеть в нём просто спортсмена — это не массовка, каждый из изображённых — это индивидуальность, которую застали в одну из мимолётных секунд сладостного самосовершенствования. 

А. А. Дейнека. «Вратарь» (фрагмент). 

А. А. Дейнека. «Лыжники». 1931 г.

Здесь, наверное, даже будет уместно вспомнить Эриха Фромма с его идеалом свободной личности и поразиться воплощению его мечт в картинах советского живописца, где даже обычный лыжник — икона творческого самосоразвития и самореализации. Что превозносит его над вульганой атлетичностью спортсмена и культом тела во всём искусстве Третьего Рейха.

А. А. Дейнека. «Хоккеисты». Мозаика. 1959−60 гг.

Человек не ради идеологии, не ради корысти, а человек ради человека. Чистота души и помыслов, стремление в будущее, постижение счастья.

Таким я вижу спортсмена в творчестве А. А. Дейнеки.

А. А. Дейнека. «Эстафета по кольцу „Б“». 1947 г.

В конце хочется поблагодарить архитекторов Московского миетрополитена, что дали возможность огромному количеству самых обычных людей видеть шедевры советского художника каждый день. И я надеюсь, что не единицы и не сотни, а многие тысячи ежедневно испытывают хотя бы просто положительные эмоции от мозаик, стремящимися показать нам мир во всём его великолепии, с его бесконечным оптимизмом и верой в душу человека. Каждого человека.

А. А. Дейнека. «Баскетбол». 1962 г. (картина, вдохновившая меня на этот пост).

Спасибо за внимание!

PS: тег «хоккей» поставил от балды — не в оффтоп же отправлять (UPD: всё равно модеры отправили в «оффтоп» :)

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные