Блог Подкасты Sports.ru
Подкасты

Мы расшифровали часовой подкаст о Давидсе – настолько нам полюбились его очки, дреды и реклама Nike с лазерами

Прочтите, если еще не слушали.

Подкаст «Что я пропустил?» рассказал об Эдгаре Давидсе – игроке с ярчайшим образом и непростым характером. Выбирайте, как вам удобнее вспоминать о голландце – в наушниках или у экрана. 

Маслов: Всем привет, друзья! Здрав-ствуй-те! С вами подкаст «Что я пропустил?». Меня зовут Федя Маслов, я работаю креативным директором Sports.ru. Сегодня, как всегда, рядышком со мной сидит и гладит меня по коленочке мой кол-л-лега шеф-редактор Sports.ru Влад Воронин. 

Влад, здарова. Как ты себя чувствуешь?

Воронин: Привет. Сегодня у меня очень странный голос. 

Маслов: Будем привыкать к такому твоему голосу.

Воронин: Проснулся с таким голосом. Ничего не случилось. Ломается голос. 

Маслов: Ну хорошо, что проснулся. И конечно, как и всегда, у нас есть гости. Сегодня он один. Это мой очень хороший друг, футбольный блогер, человек, который собирает миллионы просмотров на ютьюбе, основатель футбольного клуба «Амкал» Герман Эль Класико. Гера, здарова. 

Герман: Привет, привет, привет. Ты меня тоже погладишь по коленочке, нет?

Маслов: Постараюсь дотянуться. Либо сейчас позовем Нечая, чтобы он просто сидел, гладил тебя по коленке. 

Герман: Нечай входит в райдер – куда бы меня ни звали, я всегда беру с собой Артема.

Воронин: Если вы не поняли, то любимый футболист – это Нечай. Сегодня выпуск про него. 

Маслов: Ха-ха-хах. Но нет! Я написал Герману: «Гера, хочу тебя увидеть в подкасте. Кто твой любимый футболист?» Кого ты назвал, Гер? 

Герман: Я назвал очень старого футболиста, который, к сожалению, уже не играет – Эдгар Давидс. Именно с него началась моя большая любовь к футболу. Его, наверное, многие вспомнят. 

Его тяжело не узнать. Он всегда был с дредами. Он всегда играл в очках. И это такой прямо очень крутой персонаж, который был супермедийным футболистом. Особенно для того времени. 

Маслов: Мы и про дреды поговорим сегодня. И про очки. И, конечно, про карьеру Эдгара Давидса. Но все это сделаем только после того, как вы, наши дорогие слушатели, пойдете в приложение, где вы слушаете наш подкаст, и поставите нам оценку. Какую оценку надо поставить, Гера?

Герман: А сколько баллов максимально?

Маслов: Максимально – пять.

Герман: Ну тогда хочется хотя бы чуть-чуть пятерочек. Каждый раз, когда меня зовут к кому-нибудь на канал, всегда говорят: «Попроси лайков, ну точно наставят». А теперь: «Попроси пять баллов». Ты как таксист.

Маслов: Кстати, давай. Попроси, как ты это умеешь. Ты же это просто прекрасно делаешь. И всегда в начале роликов. 

Герман: Ну это так работает ютуб, к сожалению. Он заставляет это делать.

Маслов: А мы наши подкасты в том числе и на ютьюбе выкладываем.

Герман: Поэтому, друзья, если вам правда понравится, либо вы предчувствуете, что вам это понравится, то обязательно оцените. 

Маслов: Гера, давай с тебя начнем. Как произошло твое знакомство с Эдгаром Давидсом? Я понимаю, что я помню этого игрока. Я постарше тебя.

Герман: Судя по прическе, ты старше и Эдгара Давидса, ха-ха.

Маслов: Ты называешь это прической? Спасибо, это приятно. 

Мне под 30. Ты сейчас должен был пошутить: «Хватит называть 39 «под 30»…

Герман: Хорошо, что ты сам это озвучил.

Маслов: Да. Естественно, я помню его в «Ювентусе». А ты на 4 года младше меня. По идее, он должен был доигрывать, когда ты футбиком заинтересовался.  

Герман: Я тоже застал его в «Ювентусе». Я где-то так пристально за футболом начал следить с 2002-го, с чемпионата мира. И я помню, как играл в FIFA, по-моему, 2003. И всегда собирал команду под Давидса. За кого бы ни играл, первый, кого покупал, это был Давидс.  

Наверное, для меня как ребенка самое впечатляющее тогда – это необычная внешность. Очки опять-таки. Это прям сразу кидалось в глаза. Плюс ко всему он всегда был очень скилловым парнем. Он постоянно снимался в рекламах, показывал какие-то трюки. Мне очень импонировало, что он такой неординарный тип. Он не как все.

Маслов: А был какой-нибудь трюк, который ты увидел у Давидса, и прям вышел сразу во двор, пытался повторить?

Герман: Да. Я, к сожалению, научился только в сознательном уже возрасте делать. Я никогда не понимал, как он делает так называемую акку. 

Маслов: Акку?

Герман: Да. Когда он одной ногой подкидывает и делает три касания в одном. В целом, для тех, кто знает, что такое уличный футбол, для них это очень стандартно. Базовый трюк. Сейчас в уличном футболе этим постоянно занимаются. 

Он как раз же движение открыл свое, он король уличного футбола. Он очень многое сделал для пацанов таких, которые играют просто во дворе.  

И блин, я прям пробовал и не понимал как. Это была реклама. Nike скорее всего. 

Маслов: Да-да, он был подписан с ними.

Герман: Вот. 

Маслов: Реально: Давидс обожает уличный футбол. Сейчас, уже после завершения карьеры, он часто судит какие-то турниры по уличному футболу, много чего делает для его развития. Мало того, он привлек к развитию уличного футбола своего хорошего друга. Не знаю, слышал ты о таком футболисте – Зинедин Зидан?

Герман: Ты немножко похож на него. Ха-ха.

Маслов: В смысле я так же вижу поле? 

Герман: Безусловно. Марсельская рулетка у тебя на затылке. 

Воронин: Федь, ты был в Амстердаме когда-нибудь?

Маслов: О да-а-а.

Воронин: Видел ли ты там футбольные коробки какие-нибудь вообще?

Маслов: Я только на Улице красных фонарей был, там футбольных коробок нет. 

Герман: Просто коробки какие-то были. Но футбольные – нет.

Маслов: Ха-ха.

Воронин: Если бы чуть лучше прогуливался по городу, видел бы, что там есть маленькие такие коробки. Меньше стандартных, которые есть в московских дворах. И в Амстердаме очень много пацанов, которые играют прям на улице. Там целая культура из этого возникла. 

Почему такие техничные парни в 90-х проникли в футбол? По-моему, мы про это говорили даже в подкасте про Бергкампа. Команда, которая проигрывает, вылетает и стоит в очереди три, четыре, пять часов, чтобы в следующий раз зайти. Чтобы оставаться в коробке и выигрывать, нужно на маленьком пространстве очень технично работать с мячом. 

В том числе поэтому Давидс, который вроде должен быть разрушителем, всегда был таким суперкреативным игроком. Это как раз из-за всей амстердамской футбольной движухи. Казалось бы, обычная улица, с одной стороны кафе, с другой университетский кампус, широкая улица, велодорожки – и тут же, где-то пять на пять метров эта коробка. И люди играют. Большая очередь стоит. 

Маслов: Пять часов! Пять часов стоять ждать! 

Герман: И даже не за айфоном. 

Маслов: Да, да! Это же просто охренеть. Игра на выбывание распространена, мне кажется, в каждой стране мира, в России в том числе. Сколько у нас обычно играют? Либо до двух голов, либо по семь минут. Как-то так, да? А у них – ждите пять часов.

Воронин: Monta Street.

Герман: Линия одежды, если не ошибаюсь.

Воронин: Да.

Герман: Это его линия. Знаю, что она для разных возрастов. И детская, и взрослая. И точно знаю, что он сейчас усиленно на детскую аудиторию работает. Очень нравится детей привлекать к футболу, к уличному футболу, ко всей этой движухе футбольной. Особенно сейчас, когда все сидят дома, смотрят телик, а он любит эту тему продвигать. Ему прям нравится. Насколько я помню (читал в его последнем интервью), он говорил, что хочет свою детскую команду собрать. Открыть полноценную академию.

Маслов: Реально так. Ты прав: один из последних проектов Давидса называется Monta Juniors. Он говорит, что у него уже функционирует своя академия в Голландии. Сейчас они хотят выйти за ее пределы. Всякие там партнерства и сотрудничества рассматривают. У него уже есть в Амстердаме около 10, 12 (он даже сам не знает точно) филиалов академии. И это только начало, говорит Давидс. 

Что касается его бренда одежды Monta Street. Ему была интересна эта уличная история. Он организовал этот лейбл еще в 1999 году. То есть еще был футболистом, причем еще довольно-таки молодым. Моего возраста был, получается.

Герман: А чего добился ты? Вот у него была линия своя. Видишь, он открыл бренд свой. 

Маслов: Я? Я... Я взял пенальти в Калуге. 

Герман: Ты еще креативный директор Sports.ru. 

Маслов: Это правда.

Герман: Поэтому ты где-то наравне, мне кажется. 

Маслов: Да, да. Я хочу открыть еще свою студию причесок. 

Герман: Я боюсь, что здесь ты пойдешь под откос. Это как под занавес карьеры, примерно в ту степь.

Маслов: Будет называться «Лысые рулят». Знаешь, какая реклама будет? Будет ехать очень много машин. И будут лысые просто за рулем. ХА-ХА-ХА!

Герман: Еще типа: мы стрижем только машинками. Нет ножниц в салоне.

Маслов: Скажи «нет» ножницам. 

Воронин: На самом деле он [Давидс] в 99 году не только начал одежду шить. Он же еще во всякие неблагополучные районы голландские привозил площадки, ворота, мячи, форму. Для стрит-культуры Амстердама он полубог. 

Маслов: Давайте, наверное, про очки сразу, да? Раз мы упомянули их в самом начале. Ты, кстати, Герман, на этой неделе приехал на съемки в очках. Я никогда тебе в них не видел и спросил: они у тебя с диоптриями? Нет, ты говоришь, что без диоптрий. Никакие детские увлечения Давидсом тут не сработали?

Герман: Ну не знаю. Может быть, во мне где-то есть такое. У меня очки, которые немного разгружают глаза от компьютера, от вождения машины. Я просто несколько дней плотно сидел за монтажом последнего огромного ролика, с «Амкалом» связанного. Пару дней походил в очках – и сейчас нормально все. Снова тебя вижу, вижу твою прическу. 

Воообще, это был такой занимательный момент, что ему разрешили так играть. ФИФА принимала решение, можно ли или запретить. Сегодня для игроков, у которых минусовое зрение, все решаемо. На тот момент это было событие для мира футбола.  

Когда Давидс был уже на закате карьеры, мне очень сильно импонировал Кака. И я узнал, что у него «минус 2» зрение. Что он в линзах играл. Там была прикольная история, что он врезался в кого-то, линза выпала – и он доигрывал матч так, одним глазом только видел. Возможно, мне просто нравятся такие ребята. Поэтому Sanya FIFA в команде «Амкал» существует.

Маслов: Кто не знает: Sanya FIFA – это защитник футбольного клуба «Амкал». Сегодня у нас во время подкаста иногда будут разные незнакомые для вас имена появляться. Но я буду стараться пояснять для вас это. 

Герман: У него минусовое зрение. Поэтому он в команде. 

Маслов: Поэтому иногда он проскакивает мимо мяча. И просто летит куда-то. 

Но у Давидса действительно все в том же 99 году, когда он основал бренд одежды, прогрессировала глаукома. Это поражение глаза, которое очень опасно и ведет к слепоте. И вообще практически несовместимо с ударами по мячу головой. 

Не просто так это случилось. Эдгар Давидс к тому времени уже долго играл в футбол. Это был такой отклик на то, что ему ударили по затылку в одном из матчей еще в 95 году. В отпуске в 99-м он не отдыхал, а был у довольно известного голландского офтальмолога. Тот просчитал все риски, сказал: «Чувак, все нормально. Ты сможешь играть в футбол. Мы вернем тебя на поле». Прописал ему сильные глазные капли. Но в них нашелся какой-то сильный компонент, я даже не буду его сейчас читать. Это было запрещенное мочегонное, которое помогает быстро вывести допинг из организма. Если будешь сдавать тест и у тебя его найдут, подумают, что ты принимал допинг.

Поэтому он не смог сразу дебютировать в Серии А. Немножко это все отложилось.

Воронин: Невозможно представить футболиста в очках. Он упадет, и все разобьется. Но это были пластиковые линзы, абсолютно не опасные. Не бьющиеся. Когда эти очки делали (по заказу, естественно), использовали всякие технологии, которые нужны для велосипедистов, гонщиков, сноубордистов. И из-за этого над Давидсом часто издевались в сборной Голландии. Говорили: сними уже очки, сколько можно на лыжах кататься. Это делал Яп Стам, такой громила.

Маслов: О-о-о, Яп Стам. Я помню Евро-2000. Это у меня навсегда отложилось. Ему рассекли бровь. Он стоял на бровке, рвался играть, пока ему врач иглой (это прям показали – сейчас бы так не сделали) зашивал эту бровь. Я был просто в шоке, когда смотрел.

Воронин: Не думаю, что кто-то рискнул бы перечить Япу Стаму, но Давидс спокойно его обматерил. Ни одно медиа голландское не цитировало Давидса. Потому что что-то совсем страшное было. Неизвестно даже, как он его оскорбил. 

Закончилось все хорошо. Через год Давидсу можно было снять очки, играть спокойно, как он делал до этого всю карьеру. Но это стало его особенностью, отличало от других игроков, и он отказался играть без очков. Один раз попробовал, во втором туре на Евро-2000 (тот Евро, Давидс в очках – это прям образ такой устоявшийся, невозможно уже представить без). И все, после этого он играл уже в очках. Они ему никак не мешали. Он построил свой такой коммерческий образ. 

Давидс – один из первых игроков новой коммерческой волны, которая пришла в спорт, надула его деньгами. Понятно, что до этого это была большая индустрия, но все равно не такая космическая, как сейчас. Nike специально для Давидса разработал модель очков. Такие, чтобы они ему вообще не мешали. Грубо говоря, такое панорамное зрение. Если ты наденешь обычные очки и будешь головой вертеть, все равно они будут тебе каким-то образом мешать. А тут нет. И эти очки можно было купить в любом магазине Nike.

Давидс был великим игроком. Но иконой футбола стал благодаря очкам

Маслов: Да, они вышли на промышленное производство всего этого дела. 

Герман: Плюс ко всему вспомни цвет. У него же всегда была такой отличительный –  оранжевый. Яркий цвет, который всегда бросался в глаза. 

Маслов: Из-за сборной Голландии, естественно. 

На самом-то деле это не задумывалось как часть образа. Но именно этим и стало. Уверен, что я бы 100% не запомнил Давидса, я тогда не так сильно был погружен. Я не смотрел так на опорных полузащитников, как на нападающих. Я уверен, что ты бы, Гера, тоже не запомнил бы Давидса, если бы у него не было такого образа.

Герман: Я бы с тобой поспорил. Знаешь почему? Изначально я 100% обратил на него внимание из-за внешности, из-за очков там, из-за прически. Из-за телосложения, он был достаточно крупный. Но при этом не очень высокого роста.

Но когда я начал читать, изучать, смотреть на этого парня, я увидел… Ты же всегда, когда знакомишься с каким-то героем, ищешь пересечения с собой. И если ты их находишь, то тебе этот герой импонирует еще больше. Тогда я играл в футбол, и частенько меня с линии нападения передергивали в центр поля. И мне это дико не нравилось. И я выяснил: Эдгар Давидс мечтал играть нападающим, а его все тренеры поголовно ставили в опорную зону. 

Маслов: В академии «Аякса» Давидс объединился с Патриком Клюйвертом и Кларенсом Зеедорфом. В первую очередь по цвету кожи они объединились.

Воронин: Может быть, еще потому что у них суринамское происхождение? 

Ван Дейк, Давидс, Гуллит – у многих голландских звезд суринамские корни. Почему мы не слышали о сборной Суринама?

Маслов: Да-да, я вот как раз хотел сказать. По цвету кожи и все трое были из Суринама. Если переводить на русский язык, они называли свою банду «кабель» – у них была прочная связь. Постоянно друг за друга держались. И пресекали любые расистские выпады.

Герман: При этом, насколько я в курсе, они не просто пресекали типа «Тише, тише, ребята, не ругайтесь». Они прям реально могли… как там, начистить кулаки. Не знаю, как это культурно сказать. Они реально бросались в драку.

Маслов: Побить.

Герман: О. Какое хорошее слово!

Маслов: Нельзя тут не сказать. Вот представьте. Эдгар Давидс был в академии «Аякса» сколько, 30 лет назад? Ну 25 точно. Тогда расистские истории были не самыми обычными, но все же были довольно распространены. Недавно футбольный клуб «Амкал» ездил в Минск, и там чернокожему игроку Джеффу Бабатумбе не пожали руку два игрока-фаната минского «Динамо». Очень подробно об этом есть на канале German *El Classico* на ютьюбе, обязательно найдите и посмотрите. Там есть видео с обзором матча и отдельное видео про этот расистский скандал

Ну, и на Sports.ru, в блоге «Липучая мышь», тоже вышел большой материал, где мы поговорили с разными участниками этого конфликта.

… Ты говорил про полузащиту и нападение. Ты до сих пор мечтаешь играть в нападении? 

Герман: Меня и сейчас ставят в центр, как ни странно. Даже когда я уже завершил карьеру футболиста. Даже в моей команде, придуманном мною проекте находится нападающий, который играет впереди, а я играю в центре.  

Но я отмечу, что у нас есть капитан – Сибскана. Он играет на позиции опорника. Он мне чем-то напоминает Давидса: он тоже такой зубастый. Давидса же называли Питбулем. Он как собака бросался, вгрызался в мячи. И вот мне прям очень импонирует игра Сибсканы. Круто играть с ним в одной команде. А вот против – не всегда приятно. Когда играешь против него на тренировках, думаешь: ну-у-у… нет. Боюсь представить, как с Давидсом было. Не хотел бы я играть против него. 

Воронин: Питбулем, кстати, Давидса назвал Луи Ван Гал, который тренировал золотой «Аякс» 90-х. Назвал он его так потому, что Давидс реально висел на ногах соперников. Как Герман сказал, вгрызался в них как пес. Но многие в «Аяксе» называли его еще и пираньей. Когда читал эту историю, узнал, что пираньи часто кусают за лодыжки и за фаланги пальцев на руках и ногах. Это так символично. Давидс, бывало, покусывал-бил и отбирал благодаря такому давлению. 

Маслов: У Давидса было очень много прозвищ. Понятно, что очкариком его называли. Это ясно. Опять-таки, то, о чем мы уже говорили – про уличную культуру. Его называли мэром улиц. Еще было не самое известное прозвище у него – акула. Когда у Давидса спрашивали, какое прозвище ему нравится больше, он говорил именно «питбуль». 

Воронин: Акулой, если что, его называли южноамериканцы.

Маслов: Мы так долго говорим про Давидса и практически ничего пока не сказали про карьеру. А ты знаешь, в каком году Давидс закончил играть? Я узнал сегодня и немножечко офигел. 

Герман: Слушай, я не помню. В 12-м каком-нибудь, да? 

Маслов: Да, в 13-м. Казалось, что он так давно уже ушел.

Герман: При этом он сменил кучу топ-клубов. Он как Ибрагимович: успел походить по «Ювентусам», «Интерам», «Барселонам». Путь, который очень многие хотели бы пройти. Он поиграл во всех итальянских топ-клубах, но его не хейтили. Это же считается очень плохим – переход из «Ювентуса» в «Милан». 

Маслов: Ты сказал, что в Италии он поиграл во всех топ-клубах. Сейчас Алексей Симченко, один из гостей нашего подкаста и главный фанат «Наполи» на Sports.ru, такой «Ах ты!»

Герман: «Наполи» – это Диего Марадона, потом «Наполи» нет, потом Мертенс. В промежутке «Наполи» особо не боролся за топ-3. 

Маслов: «Милан», «Ювентус», «Барса», «Интер» все знают. А сможешь назвать клубы, которые были после «Интера». 

Герман: Я помню, что он в аренде в «Барсе» был. Потом, потом, потом… Где ж он был. Слушай, нет. Прям сходу не вспомню. Если ты напомнишь…

Маслов: … то я повторю. Ха!

Герман: Безусловно, я смогу это сделать. 

Маслов: В «Тоттенхэм» уехал из «Интера». После «Тоттенхэма» еще годик поиграл в «Аяксе». Был «Кристал Пэлас». Вот тут уже да.

Герман: Вот «Кристал Пэлас» я уже, наверное, не застал.

Маслов: Это был 2010 год. Между 10-м и 12-м он нигде не играл. Может быть, на улице. И вот потом! Это вообще главный шок. 12-13 год – «Барнет». Какое-то там подземелье прям.

Герман: По-моему, там он был играющим тренером.

Маслов: Да!

Герман: Вот эту историю я помню. Поэтому я и сказал, что 12-13 год примерно. Смешно, что он был играющим тренером, он мог выходить на поле. И он капец как много удалялся. Он должен был быть самым адекватным, но все равно больше всех красных получал. 

Воронин: Несмотря на то, что он играющий тренер, он часто оказывался на скамейке. Я сижу на скамейке? Вашу мать, я Эдгар Давидс! Вы чего вообще? Нормальная для него история. Он еще когда в «Ювентусе» играл, говорил: «Что-то слишком много сижу в запасе. Уйду-ка я». Он так после матча с «Миланом» взорвал медиа.   

Вторая история про него в английском подземелье. Он выходил на поле – в защите, полузащите – под первым номером. Он просто перед сезоном подошел к вратарю и говорит: «А дай первый? Тебе важно вообще, под каким номером?» Тот: «Да нет, 29-й возьму». И взял. 

Давидс играл под первым номером. И за первые три месяца получил три красные карточки. Судьи его выбесили. Он вышел к медиа и сказал: «Это просто ужас. Футбол перестал быть развлечением. Это какой-то кошмар. Нас душат. Я больше так не могу. Я ухожу из футбола».

Герман: Ха, одного его удаляют. 

Воронин: И все. Так все и закончилось.

Маслов: А еще была история про «Барнет». Какой-то друг искал человека, который отыграл бы матч в воскресной лиге. Видимо, там кто-то уехал или что. Давидс такой: «Конечно, без проблем. Я приду и поиграю». 

Он рассказывал это в эфире Sky Sports: «Я пришел туда. Я был в порядке. И во втором тайме я какое-то время просидел на скамейке. Пять минут. Я вскочил и заорал: «Вы что тут, охренели совсем? Я – Эдгар Давидс!» И он рассказывает это и спокойно матерится в прямом эфире. И ведущие: «Извините, пожалуйста. Эдгар, видимо, забыл, где он находится».

Раз мы так довольно неплохо знаем карьеру Эдгара Давидса, давайте немного о ней расскажем. 

Мы сегодня уже говорили про тот самый расизм – и мы будем сегодня к нему еще возвращаться. Это то, что всегда сопровождало Давидса. Еще на Евро-1996 Давидс обвинил Хиддинка в том, что он выпускает в составе только белых футболистов. И, кстати, Давидса тогда поддержал Кларенс Зеедорф. Хиддинк пытался поговорить с Давидсом. Но тот в своей манере просто отказался. И его с Зеедорфом отчислили из сборной. 

Там был прям грандиозный скандал. Зеедорф тоже был таким активным чуваком, который говорил от имени всей этой суринамской группы. В нее еще входили Давидс, Клюйверт и Райцигер. Он приплел туда еще и клубные обиды. Утверждал, что белая группа, возглавляемая Данни Блиндом и Рональдом Де Буром, имеет слишком большое влияние на Хиддинка. Зеедорфу тогда было 20 лет, он был совсем молодой, но не постеснялся выразить свое мнение. 

Воронин: Клубные обиды, помимо прочего, были и с деньгами связаны. Зарплата Данни Блинда была больше зарплаты Патрика Клюйверта, восходящей звезды, в шесть раз. То есть все это из «Аякса» спроецировалось еще и на сборную. И наложилось на то, что в матче со Швейцарией Зеедорфа заменили на 26-й минуте. Давидс, как самый кипящий игрок, вообще сидел на скамейке. И он так разгневался, пошел на тренера и сказал: «Да что ты вообще себе позволяешь, сколько можно? Мы здесь работаем, как все остальные. Нас обижают в клубе. В сборной непонятно что. Какая-то маленькая группа игроков решает, что будет в составе».

Так сборная разделилась на две части. Три игрока из суринамской части, три игрока из белой группы, а посередине костяк сборной, который смотрел по сторонам и не понимал, че делать, кого разнимать. 

Маслов: Все нормально в итоге закончилось. Хиддинк собрал всех футболистов. Помирился со всеми. И на чемпионат мира во Франции в 98 году уже поехала полноценная, дружная сборная Голландии. 

У Давидса после «Аякса» был «Милан». Помнишь в «Милане» Давидса?

Герман: Помню, но он же там немного вроде был играл. У него там сложности были. Чуть ли не худший момент в футбольной карьере. Просто периодически следил за ним, но каких-то больших подробностей их его жизни в «Милане» я точно не скажу. 

У него тогда был конфликт с Костакуртой, суперзвездой «россонери». После этого он еще и с тренером (Фабио Капелло, если не ошибаюсь) поругался очень жестко. Не все, короче, гладко там у него было. 

Маслов: Да, это правда. Мало того, помимо Костакурты и тренера, у него были еще и ссоры с двумя болельщиками. Он ехал на своей тачке. Услышал оскорбления. Не смог проехать мимо. Остановился.

Герман: … и не смог остановиться после этого!

Маслов: И не смог остановиться. Что интересно, оба этих болельщика, молодых парня, были доставлены в госпиталь. 

Герман: Характерный чувак. Наверное, именно поэтому он и остается таким ярким персонажем в памяти. Он чем-то схож с нынешним Ибрагимовичем. Для которого нет людей, которые, знаешь, «более взрослые». Ты все равно каждый раз должен аргументировать свое мнение. И вот с Давидсом так же. Если ему что-то не понравится, он посчитает, что ты н прав, он с удовольствием тебе все выскажет, кем бы ты ни был. Тренером, президентом клуба, простым чуваком с улицы, болельщиком команды.

Маслов: А это правильный подход, как ты считаешь?

Герман: Понятно, что каждый сам для себя решает, что для него правильно. Но, наверное, характер отличает его от других. Очень приятно было за ним следить: не только за тем, что он делал на поле (а он реально круто играл в футбол), но и отдельно наблюдать за его жизнью. Как шоумен он просто невероятный.

Маслов: Вот смотри. Про ту драку с Костакуртой. Перед тренировкой Костакурта назвал Давидса сгнившим яблоком. За что Давидс, естественно, тут же треснул ему по лицу. И это стало последней каплей, можно сказать. После этого «Милан» продал Давидса в «Ювентус». 

Я почему тебя спрашиваю. Ты говоришь: да, клево было наблюдать за Давидсом и так далее. Если бы завтра в твоей команде «Амкал» нашелся бы условный…

Герман: Чужой.

Маслов: Да, Чужой. Антон Чужой – это полузащитник команды «Амкал», который действительно в порядке. Отлично играет в футбол. 

Герман: При этом у него тоже бывают разные… Мы играли с командой «Камеди», и тоже был эпизод, когда он немножко вышел из себя. На протяжении всего матча его были по ногам. И в какой-то момент он не сдержался. Начал играть на грани грубости. Даже чрезмерно грубо. 

Маслов: Что бы ты сделал, если бы перед тренировкой Чужой треснул Финито, который назвал бы его, например, Своим. И обидел бы этим.

Герман: Ну, как организатор, как человек из команды, я против этого. 100%. Но в целом, я сторонник того, что к футболу надо относиться как к большому шоу. Если бы в какой-то из команд подобное произошло – но не в моей – как зрителю, мне кажется, это было бы интересно. Ролик, где мы показываем, как разговариваем с Чужим, без какого-то продолжения, набрал больше миллиона просмотров. Это доказывает интерес. Такое случается на разных уровнях. И в детских школах, и в профессиональном футболе. Часто клубы делают максимум, чтобы это замять, чтобы никто не услышал. А мы стараемся показать, что такое тоже есть, и как мы это преодолеваем. 

Окей, Давидса продали. Пошел дальше. Вопросов нет, решили проблему так. Но очень не нравится, когда в больших клубах есть конфликты, но все это замалчивается. И потом ты просто смотришь и думаешь: почему один не отдает пас другому? Наверное, они ругаются. 

Маслов: А они оказываются из разных команд! 

Герман: Может быть и такая ситуация, ха. 

Круто, когда от болельщиков ничего не скрывают.

Маслов: То есть в случае с «Амкалом» отчислять такого человека не надо, наверное. 

Герман: Думаю, в нашем случае принять решение должны болельщики. Они, кстати, очень смело поддержали Чужого, когда большая часть команды была жестко не на стороне Антона. Болельщики поддержали: дайте ему шанс, поговорите. Все это прошло. И, как видишь, он быстро исправился.

Маслов: И организовал довольно неплохую связку с Блатовым, вместе с которым они порвали «Матч ТВ». Почему я об этом говорю? Потому что Давидс ушел…

Герман: На «Матч ТВ»!

Маслов: Нет, до «Матч ТВ» он пока не добрался. Он ушел в «Ювентус», где у него была просто великолепная связка с Зинедином Зиданом. 

Воронин: Переход в «Ювентус» Давидс назвал чудом, которое спасло ему карьеру. Почему Костакурта обозвал его «прогнившим яблоком»? Потому что он ходил с тухлым лицом, все вокруг ненавидел. И открыто об этом говорил. 

В первом сезоне в феврале 97-го Давидс получил страшную травму. У него был перелом большой и малой берцовой костей правой ноги. Это жесткий перелом, очень сложное восстановление. Пока кости срастутся, пока ты начнешь правильно работать этой ногой, пройдет много времени. Капелло, такой жесткий импульсивный тренер, считал, что Давидс недостаточно выкладывается на всяких процедурах. И мог бы вообще-то побыстрее восстановиться. 

Маслов: Какая интересная претензия: ты недостаточно выкладываешься на процедурах. Я впервые такое слышу!

Герман: Человек лежит на физио: М-М-М-М-М! 

Маслов: А Капелло такой стоит: еще, еще 

Воронин: Давидс первое время после травмы просто сидел дома. Ни с кем из команды не общался, потому что плохо знал английский. 

Маслов: Ну, кстати, об этом же говорил Костакурта. Что Давидс совершенно не вливался в коллектив.

Воронин: И не хотел даже. 

А спутникового ТВ, Smart TV, Apple TV тогда не существовало. Он смотрел итальянские каналы. Он говорил: «Я просто смотрю в экран и ничего не понимаю. Двинуться не могу. Встать не могу. Это просто кошмар». 

Время в «Милане» – это страшное время. И появился вариант с «Ювентусом», который шел в таблице выше «Милана». 

Маслов: Да. «Милан», по-моему, был 6-м или 8-м. А «Ювентус» – на 2-м месте.

Воронин: И он сказал «Такой кошмар, и тут я перехожу из 8-й команды во вторую».

Маслов: На самом-то деле все не очень круто начиналось у Давидса. Тяжело он шел. Но оказался в спасительной для себя команде – «Ювентусе». Как я уже сказал, там они с Зиданом стали шикарной связкой. 

Герман: Из-за того, что в «Ювентусе» был Зидан, который тоже мог взять на себя черновую работу, Давидс, помимо функций опорника, начал больше бегать в атаку, что-то подзабивать. Как раз в это время куча реклам с Nike появилась. На экранах там, в интернете. В этот момент он максимально поймал свой звездный час.

Маслов: Интернет в 99-м. Или когда, в 2000-м? Мне кажется, тогда реклама в интернете не была распространена. 

Герман: Были ролики, которые каким-то образом скидывали друг другу.

Маслов: Ну да, может быть, на всех этих «сименсах» они ходили. И по блютусу можно было отправить.

Герман: Вот, вот, вот. Я помню ту старую, очень-очень старую рекламу, где они грабили какой-то самурайский дом. Должны были волшебный мяч своровать. И Давидс как раз был главным героем этой рекламы. 

Маслов: Давидс нереально отзывался о Зидане. Говорил, что у них просто невероятное взаимопонимание на поле...

О, а Герман нашел рекламу. Мы обязательно оставим ссылочку. Сейчас сижу смотрю. 

Герман: Она где-то года 2005-го.

Маслов: Вот так введите: «nike action movie vieira totti figo….davids». А ты что ввел?

Герман: Я просто ввел «реклама давидс».

Маслов: Ну вот да. 968 лайков. 

Герман: Причем, тут мои есть. 

Маслов: Возвращаемся к Давидсу и Зидану.  

Давидс рассказывал, что они с Зиданом понимали футбол на одном уровне примерно. 

Воронин: Он это объяснял, что оба воспитаны уличной культурой. Зидан же в Марселе играл на подобного типа коробках. 

Маслов: Мгм. Давидс чуть больше тяготел к обороне, Зидан больше созидал. Но, как говорил сам Давидс: наблюдая за Зиданом, он вдохновлялся. Считал его одним из лучших игроков в мире. С этим сложно спорить. В одну секунд Зидан думает – и уже в следующую это делает. 

Герман: У Зидана в целом никогда не было каких-то супер, невероятных физических качеств. Он никогда не был супербыстрым игроком в плане рывка. Никогда не бегал быстрее всех. Никогда не был самым сильным, чтобы всех растолкать. Но по футбольному мышлению он был настолько сильнее, будто у него в запасе было плюс пять секунд на принятие решения.

Маслов: На самом деле мы уже многое рассказали о таком злом, агрессивном Эдгаре Давидсе. Надо сказать, что таким он был в основном на поле. За пределами он был довольно добрым и хорошим чуваком. И когда его не задевали всякими расистскими историями. В интервью, которые я видел, похоже, что он такой веселый, нормальный парень. В «Милане» ему действительно немножко не повезло с адаптацией. 

Во-вторых, он реально же любил футбол. Есть история. Мне кажется, Гера, у тебя когда-нибудь такое было. Тьерри Анри рассказывал, что Давидс мог ходить по дому и заваривать чай, параллельно жонглируя мячом. 

Воронин: И иногда обжигался.

Маслов: Да. У Давидса спрашивали, что еще он делал, вот так жонглируя мячом. Он говорил: да, я зубы так чищу. У тебя были такие истории?

Герман: В промежутке с 12 до 17 лет, когда я все силы бросал, чтобы играть в футбол, 100%. Я спал с мячом. Он у меня всегда был под подушкой или просто на кровати. Любое занятие по дому, что бы ни делал, мяч всегда был в ногах. Ты можешь жонглировать или просто бить в диван, представляя, что это ворота. Я огромное количество предметов поломал в доме родителей. А потом в футбольных интернатах. 

Маслов: Самое дорогое, что ты сломал?

Герман: Наверное, не было чего-то супердорогого по деньгам. Точно были рамки с фотографиями. Какой-то сервис. Окно. Одно точно было. В школе. 

Маслов: Ты рассказал, что спал с мячом. Я вспомнил, как мне подарили первый футбольный мяч. 

Герман: Тебе пришлось переспать за него! Ха. (Извини)

Маслов: Ха-ха. На самом деле нет. Я проснулся утром, не ожидал. Мне было 8 или 7 лет. Родители рядом положили мяч. Он был такой черно-белый. 

Герман: Самый стандартный. Классический.

Маслов: Я проснулся и думаю: о-о-офигеть. Я обнял его даже, кажется. И в тот же день пошел играть. А потом я был на даче и кидал его в кольцо. А там был щит такой самодельный деревянный. Я почему-то с другой стороны кинул, а там торчал гвоздь. Я бросил – и мяч на этот гвоздь напоролся. И я все понял. Ну все. 

Герман: Баскетбол – не твой вид спорта. Вообще ни разу.

Маслов: Ну, раз не знаю даже, с какой стороны бросать. И я помню, что рыдал ну часа три. Для меня это была трагедия. Родители уже на следующий день рождения подарили мне новый мяч. Такой же.

Ну что, давайте еще немного о карьере Давидса. После «Ювентуса» была «Барселона». Сезон 2003/04. Получается, что Давидс и Зидан снова встретились, но уже в разных командах. 

Воронин: Давидс вылетел из основы «Ювентуса». Сложно представить, что там его мог заменить Стивен Аппиа. Многие могут не вспомнить эту фамилию. И как он выглядит. Но было такое время.

В «Ювентусе» Давидс развязал руки-ноги Зидану, позволил ему вообще не думать об обороне, сделал его «десяткой». Придя в «Барселону», Давидс освободил еще одну легенду. Хави в то время был заточен на оборону. Все мы знаем, что это не особо его профиль. Ему нужно управлять игрой, управлять темпом. И Давидс оказался жестким опорником, больше привязанным к обороне, чем раньше. Благодаря этому Хави выдвинулся чуть-чуть вперед. И мы начали даже видеть Иньесту на поле. 

Маслов: И тогда же в «Барселоне» играл твой любимый футболист, Герман, которого ты мне написал параллельно с Давидсом – Роналдиньо. 

Герман: Ну да, его из «ПСЖ» как раз к тому моменту приобрели.

Маслов: Да-да, точно, он же из «ПСЖ» перешел, я забыл про это. 

И Роналдиньо тоже немного развязали руки. Хави пошел выше…

Герман: … и из-за этого Роналдиньо стал таким свободным художником. Ему разрешили делать на поле все что угодно. И он в этот момент стал суперзвездой.

Маслов: Да-да, вот.

Воронин: Давидс пришел ровно посередине сезона зимой. Без него «Барселона» была, кажется, на 8-м месте. Отставала от «Реала» мадридского на 23 (!) очка.

Маслов: 23 очка!

Воронин: Сезон «Барселона» закончила на втором месте, обогнав «Реал» на два очка. 

Маслов: И сейчас все такие: что? На втором месте «Барселона», обогнали «Реал»…

Воронин: А на первом была «Валенсия»! «Валенсия» Рафы Бенитеса. У «Барселоны» даже были шансы зацепиться за чемпионство. Но вот чуть-чуть они не догнали. И реально это благодаря Давидсу. Потому что команда стала гораздо меньше пропускать. В первом круге 25 пропустили, во втором – 14. 

Маслов: Давидс в воротах играл? Он уже тогда задумывался, чтобы взять первый номер. Тогда ему и пришла в голову эта идея. 

Воронин: В класико второй половины сезона Давидс был привязан к Зидану. И не позволил ему ничего сделать.  

Маслов: Он там прямо закошмарил Зидана. Несмотря на отставание в 23 очка, они закончили вторыми. А могли-то и первыми. Там была серия из 15 игр. И проиграли они «Сельте» в Виго за тур до конца. В последнем туре еще и проиграли «Сарагосе». Пропустили вперед «Валенсию». Отстали от них на 5 очков. Прикинь, если бы пришел Давидс, 23 очка от «Реала» – и «Барса» в итоге выигрывает? Когда-то вот так было в Испании. Ну, недавно «Атлетико» тоже стал чемпионом, но тогда другие команды боролись за первое место. 

Последний сезон Ла Лиги без Месси: «Реал» с Бекхэмом не в топ-3, романтичная «Барса» с Давидсом и чемпионская «Валенсия» Бенитеса

Потом у Давидса были, как мы уже говорили, «Тоттенхэм», «Аякс», «Кристал Палас» и «Барнет». Наверное, отдельно надо сказать про «Аякс», куда он вернулся в 2007 году, чтобы еще немного дополнить портрет Эдгара Давидса. 

Тут мы процитируем бывшего игрока «Аякса»... 

Воронин: Бывшего игрока «Урала».  

Маслов: Бывшего игрока «Урала». Но не только «Урала». Еще и «Аякса». Который поиграл вместе с Давидсом – Эдгара Манучаряна. У него спрашивали: «Вы были в одной команде со Стекеленбургом, Хейтингой, Стамом, Вермаленом, Снейдером, Бабелом, Хунтеларом. Кто больше всех запомнился?» Он говорит, что Стам запомнился, он все время бежал-боролся и был главным в команде. «Яп собирал нас на поле и заставлял качать пресс и делать отжимания».  

В общем, очень хорошо отзывался о Стаме Манучарян. Дальше говорит: «Вот Давидс – другой, его не любили. Давидс всегда орал на молодых, а если что-то шло не так – дрался. При этом на поле Эдгар был просто зверь! Когда он завершал карьеру, у нас был запланирован товарищеский матч. Давидс месяц ничего не делал, но в тот день играл лучше всех! Он всегда выкладывался на двести процентов». 

Ну еще у Манучаряна спросили, кого в команде боялись больше – Давидса или Найджела Де Йонга, всем известного, который с прямой ноги летит в людей, если ему захочется. Манучарян говорит: «Де Йонг? Да Де Йонг – отличный парень. Вообще не такой, каким кажется на поле. Конечно, Давидса».

Движемся мы к концу нашего подкаста. 

Герман: Я думал, ты сейчас скажешь наоборот: а теперь настоящая тема подкаста.

Маслов: Герман, а есть у тебя какая-нибудь история про Давидса, которая запомнилась тебе и которая характеризует его? Может быть, ты видел его в каком-нибудь матче. Или в FIFA. 

Герман: Наверное, максимальное пересечение с ним, это, во-первых, что он всю жизнь хотел играть в нападении, а его использовали как опорника. Про то, что в FIFA играл все время за него, я рассказал. Я прям заходил в «Управление командами». Сейчас я так, конечно, не делаю. 

Маслов: Потому что не играешь в FIFA сейчас.

Герман: Естественно. Там ты просто вручную выкидывал всех, кто тебе не нравится. В 2003 году я играл за «Ювентус» и оставлял только Дель Пьеро, Буффона и Давидса. И Давидс у меня играл в нападении, а не где-то там. 

Маслов: То есть, возможно, Давидс именно тебя считает лучшим тренером в карьере. 

Герман: Возможно, да. У меня есть личная трагедия, связанная с Давидсом. Я давно болею за «сливочных», за «Реал» Мадрид. И, к сожалению, Давидс выбрал «Барселону». Роналдиньо выбрал «Барселону». И даже Неймар, который мне дико импонировал, когда играл в «Сантосе» (я прям ждал и надеялся, что он выберет «Реал» – там были предложения и от «Барсы», и от «Реала»), и он тоже, блин, выбрал «Барсу»! Как же сложно следить за любимыми футболистами, когда ты болельщик враждующей команды. Приходится следить и за «Барсой», потому что нравятся игроки. Это действительно сложно. Ты вроде их поддерживаешь, но хочешь, чтобы они не набирали очки. Но чтобы как-то забивали. 

Маслов: В конце нельзя не рассказать еще одну историю про Давидса и расизм. Был у него конфликт и с Йоханом Кройффом. В 2011 году, когда Давидс и Кройфф вместе были в совете директоров «Аякса», Давидсу передали, что Кройфф сказал: Давидса взяли только из-за черного цвета кожи.

Кройфф все отрицал. А федерация футбола Голландии сказала, что все это было произнесено на внутреннем собрании клуба, носит частный характер, никаких подтверждений от «Аякса» не было. Раз так – то все окей. 

Сам Давидс, конечно, был дико недоволен. Говорил, что в Голландии все делают вид, будто ничего не произошло. Кройфф и федерация футбола пытались замять вопрос и забыть о нем. При этом Кройфф, как говорит Давидс, признался во всем. Но не принес никаких извинений. «Этим-то я и недоволен. Будь мужчиной и извинись. Ты сделал это заявление, и оно неприемлемо», – Давидс.

Мы тут все – я, Влад, Герман – поддержим Эдгара Давидса. 

Герман: 100%.

Маслов: Эта история особенно актуально в связи с историей Джеффа Бабатумбы, о которой я рассказывал в начале подкаста. Расизм – это зло, друзья. Давайте пресекать любые его формы. Так, как мы можем это сделать. 

Влад, твоя история про Эдгара Давидса. Я тебя сегодня не спросил в начале подкаста о том, как ты познакомился с ним. Стандартный вопрос, с чего мы всегда начинаем. Потому что очень активно мы как-то стал вспомнить всякие про Давидса истории. И плюс не очень хотелось, чтобы ты говорил. Может быть, сейчас тогда ты чем-то дополнишь?

Воронин: Какой-то точечной истории у меня нет. Просто когда я слышу «Эдгар Давидс», у меня перед глазами яркая картинка. Будто мне что-то из детства дали, какую-то забытую вещь, которой сейчас нет. И ее откуда-то их прошлого принесли. Вспоминаю, как я с папой по старому телевизору смотрел Евро-2000. Яркую форму Голландии. Его очки. Его дреды. Яркий образ перед глазами.  

Еще, конечно, у него особенное амплуа. Есть бокс-ту-бокс, но Давидса таким не назовешь. Все же больше сосредоточен на обороне. При этом какая-то совершенно уникальная техника. Он и обвести может, и уйти на фланг легко. Давидс в конце карьеры в Англии говорил, что может вообще без проблем быть фланговым. И это действительно так. Потому что и скорость, и техника, и удар. Реально все у человека есть. Это поразительно. Сейчас, мне кажется, сложно найти аналог такому игроку. Ты же не сможешь сказать, что Серджи Бускетс – такого же плана игрок. 

Маслов: Серджи Бускетс – такого же плана игрока. Вот, пожалуйста. Могу.

Воронин: Спорное заявление!

Маслов: Согласен. 

Да, кстати. Еще же обещали мы совсем коротко про дреды поговорить. А ты знаешь, откуда, Герман, дреды у него? 

Герман: Нет. Ну-ка, давай рассказывай. 

Маслов: Я как специалист по прическам. Все очень просто. Сам Давидс говорил, что он был очень большим фанатом Боба Марли. И всего этого движения, которое называлось растафари. Растаманы ходят с этими большими дредами. 

Игроки нашего детства делали дреды в честь Боба Марли

Герман: Вопрос, почему он не играл в этой ямайской шапочке, которая была у Боба Марли. Потому что думаю, в его случае федерация и это бы разрешила. И с косяком бы разрешила. 

Маслов: Может быть, он добрее немножко был бы.

Герман: Немножко успокоился бы.

Маслов: Наверное, все про Давидса. Хватит на сегодня.  

Герман, спасибо тебе огромное, что пришел. Как тебе? Придешь ли ты еще к нам на выпуск про Роналдиньо, если мы будем его записывать?

Герман: Обязательно. Все очень понравилось. Все очень классно. Но главное, чтобы были люди, которые это дослушали до конца. Очень хочется, что это были не только я и не только те, кто сегодня здесь со мной сидит. 

Маслов: Друзья, если вы дослушали этот выпуск до конца, напишите в комментариях. Либо в посте на Sports.ru, либо на ютьюбе. 

Герман: Не, ну они же слушают. Пускай они голосом скажут, озвучат вслух свое мнение.

Маслов: Можно и так. А можете и в комментариях написать: «Я дослушал». Вот. Ну и конечно, любые ваши отзывы в комментариях нам тоже будут очень приятны и полезны. А еще, напоминаю вам, нам будут очень полезны оценки, которые вы поставите нашему подкасту «Что я пропустил?» в том приложении, в котором вы нас слушаете. 

Герман Эль Класико был у нас сегодня в гостях. У Германа есть канал на ютьюбе. Я уверен, что многие из наших слушателей даже не знают о нем. 

Герман: А теперь они просто продолжат жить с этой информацией.

Маслов: Подожди! Герман же очень искусно это делает. А что надо сделать, чтобы они не просто продолжили жить с этой информацией?

Герман: Нужно как минимум вбить German *El Classico* или слово «Амкал» либо в гугл, чтобы узнать, что это такое, либо на ютубе. И вас затянет. И вы не сможете не нажать на кнопочку «Подписаться».  

Маслов: Чтобы?..

Герман: Красная кнопочка стала серой. 

Маслов: А еще вы можете сделать это на нашем канале в ютьюбе, если вы его тут слушаете. Чтобы красная кнопочка стала серой. 

Ну и Влад Воронин, конечно же, как всегда, мой друг, шеф-редактор Sports.ru, тоже сегодня очень много полезной информации об Эдгаре Давидсе здесь рассказал. 

Друзья, нас можно слушать на очень многих платформах. Там, где вам удобнее, это и делайте. Это iTunes. Это Google Podcasts. Castbox. ВКонтакте мы выкладываем наши выпуски. На ютьюбе, про который мы сегодня очень много говорили. И даже в телеграме наши подкасты тоже появляются. 

Герман: Пока. 

Маслов: Ну да, Герман прав. Пока.

Воронин: Пока!

Слушайте нас на всех платформах:

Дэвид Бекхэм: их с Викторией выгнали из ресторана на первом свидании, а Тони Блэр прервал заседание правительства из-за его травмы

Роналдо – главный нападающий в нашей жизни. Мы его бесконечно обожали

Фото: Gettyimages.ru/Ben Radford, Dean Mouhtaropoulos, Graham Chadwick, Jan Kruger, Bongarts, Newpress, Alexander Hassenstein/Bongarts; globallookpress.com/www.imago-images.de, D.Nakashima; REUTERS/Action Images, Michael Kooren

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья