Разговор
Блог

Назир Манкиев: «Я не мальчишка, чтобы выходить и проигрывать»

Олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Назир Манкиев, принёсший в Пекине первую золотую медаль в копилку сборной России, повторил судьбу других известных красноярских представителей этого вида спорта. В раннем возрасте он уехал из родного дома, что в Ингушетии, в город на берегу Енисея и добился там успеха. Во время нашей беседы Назир поведал о последовавших  за знаковой победой приятных событиях: дорогом подарке Хлопонина, участии в программе “Большие гонки”, знакомстве с известными  людьми.  А также о своей семье.

 

“Дам дорогу брату”

— Как оценишь выступление брата Бекхана на недавно прошедшем в Красноярске чемпионате России?

— Мне понравилось, как он боролся: собранно, без лишних движений. Хотя и была ошибка, когда в полуфинале отдал балл, а вместе с ним и период. В целом же очень порадовал. Особенно если учесть, что вышел на ковёр он фактически после полуторагодичного перерыва. Бекхан переживал, боялся, что травмы помешают выступить. Две недели назад колено повредил. Сомневался даже, бороться или нет. Главный тренер сборной заверил Бекхана, что даже если он пропустит красноярские соревнования, всё равно поедет с победителем на международный турнир, где и решится судьба путёвки на чемпионат мира. Брату очень хотелось принять участие в турнире — он ещё не выигрывал Россию — и порадовать своих болельщиков. Бекхан выходил на схватки с перевязанными коленями, продемонстрировав огромную силу духа, и доказал, что он лучше. К тому же перед соревнованиями на руке лопнула вена, опухоль появилась, капельницу ставили. Он даже захват не мог взять. С одной стороны, жаль было его: если выйдет и проиграет, для зрителей эти травмы не оправдание. С другой — хотелось, чтобы победил. Я ни на чём не настаивал, просто сказал: “Ты уже сделал всё, что мог. Смотри сам: если хочешь выиграть, забудь про травмы”. Настраивал таким образом. Самому легче бороться, а когда близкий человек выходит на ковёр — очень переживаешь.

— Ты говорил, что хочешь стать трёхкратным олимпийским чемпионом, как твой кумир Бувайсар Сайтиев. Но как быть тогда с братом, с которым Вы выступаете в одном весе?

— Конечно, есть желание выиграть эти соревнования трижды. Но хочется, чтобы и брат стал олимпийским чемпионом. Дело в том, что года три назад у Бекхана была серьёзная травма колена, ему сказали, будто бороться больше нельзя, надо завязывать со спортом. Поэтому я настроил себя выступить на трёх Олимпиадах. Но сейчас Бекхан жаждет попасть на главные соревнования четырёхлетия. Поэтому пусть борется там, а я стану помогать. Если бы я тогда знал, что Бекхан будет готовиться к Олимпиаде, сразу бы перешёл в 60 килограммов. Теперь же осталось слишком мало времени, чтобы в этом весе закрепиться. Для этого необходимо, как минимум, год-два.

— В категории до 60 килограммов выступает другой брат, двоюродный, — Рустам Хучбаров.

— Да, только он пока подводит чуть-чуть. (Улыбается.) Хотелось, чтобы Рустам зарекомендовал себя как лучший в своём весе. Разумеется, все мы ожидали от него победы. Рустам действующий чемпион России и, может быть, переоценил свои силы, надеялся выиграть без лишних усилий. Он же в прошлом году с финалистами нынешнего турнира спокойно разобрался. В борьбе вообще надо настраиваться на любого соперника, каким бы он “мешком” ни был. Возможно, просто у его оппонентов желание выиграть было сильнее, они больше пахали. На одном лишь таланте не уедешь. Кто больше трудится, тот и выигрывает. Вероятно, сказалось то, что он всего месяц назад женился. Времени у Рустама осталось очень мало: я буду рядом, окажу всяческую поддержку, и, надеюсь, он докажет своё превосходство.

Нельзя не отметить Никиту Мельникова, который нас очень порадовал. В прошлом году он выиграл чемпионат России, но всё равно остался недоволен, говорил, что не заслужил победу. Никита целеустремлённый борец, практически не выходит из зала, тренируется. И на этот раз он одержал верх с явным преимуществом. Мне очень хочется, чтобы Никита с Бекханом поехали на чемпионат мира и выступили там так же, как здесь. И завоевали лицензии на Олимпиаду.

— Сам не претендуешь на поездку на чемпионат мира?

— Боюсь, не успею восстановиться. Лучше, наверное, пропустить этот старт и готовиться к международному турниру памяти Ивана Поддубного и чемпионату Старого Света. Однажды я уже поплатился за рвение: хотел поехать на Европу и добил своё колено. Надо было  не ехать на эти соревнования или Кубок мира. Лучше я брату уступлю дорогу, а сам спокойно продолжу закачивать связки. Над ними надо особенно долго трудиться. Уже три месяца закачиваю, но необходимо  не менее полугода. Мне сказали, что восстановлюсь через два месяца. Но, думаю, если каждый день исправно и тщательно делать упражнения, то дней через 30 получится выйти на ковёр.

— Сможешь принять участие в международном турнире, отборе на чемпионат мира?

— Да. Хотя мне говорили, что даже без отбора, если окажусь в хорошей форме, возьмут на мир. Не будь Бекхана — поехал бы не задумываясь. Даже с небольшими травмами стараюсь не пропускать соревнования, потому что хочется больше медалей. Но пусть едет Бекхан. Хотя, конечно, всё будут решать тренеры. Мы можем высказать мнение, но последнее слово остаётся за ними.

— С Бекханом часто спаррингуетесь?

— Особенно сильно не зарубаемся. На сборах редко работаем в паре. Хотя иногда бывает. Бекхан очень неудобный соперник, костлявый. После того как берёшь захват на накат, потом руки болят. У него своя борьба, у меня своя. Он более выносливый, разносторонний, техничный. А я как танк — постоянно иду вперёд, создаю давление.

 Harley-Davidson от Хлопонина

— После Олимпиады тебя приглашали на разные мероприятия. От каких интересных предложений вынужден был отказаться?

— С удовольствием посещал мероприятия, которые проходили в Красноярске или Ингушетии. Но отказывался от участия в “Больших гонках”, “Последнем герое” и Comedy club. Слишком дальние  расстояния пришлось бы преодолеть. Например, Comedy club проходил в Аргентине. Да и нужно было бы отдать на это пару недель. Тренеры подобного не разрешают. Хотя как-то раз я оказался в “Больших гонках”.

— Правда, что тебе предлагали работать в администрации города?

— Нет. Приглашали в администрацию Емельяновского района на должность помощника главы — отвечать за спортивное направление, помогать ребятам, подсказывать. Но пока я не готов: с профессиональным спортом такую должность невозможно совмещать. А так, если после окончания карьеры в Красноярске предложат подобную работу, думаю, не откажусь.

— Ты планировал полученные за победу на Олимпиаде деньги вложить в бизнес. Планы воплотились?

— Да. У меня есть хороший друг, с которым мы вместе возим бензин из Ачинска в Зеленогорск, где на принадлежащих ему заправочных станциях и продаём. Но этим пока занимается он, я просто вложил деньги. И в Ингушетии у братьев есть техника, которая сдаётся в аренду. Например, могут взять экскаватор для работы на карьерах, в сутки он стоит 5, 10 или 15 тысяч. В месяц выходит где-то 200—300. А также есть плиточный завод. Честно говоря, думал, что будет легче. Очень это всё хлопотно. Поэтому пусть всё останется как есть, а сам сконцентрируюсь на борьбе.

— Тогдашний губернатор Красноярского края Александр Хлопонин подарил тебе мотоцикл Harley-Davidson. Какова его судьба?

— А ты что об этом слышал?

— Будто ты попросил Хлопонина обменять мотоцикл на деньги.

— Неправда.  Мой тренер Михаил Александрович Гамзин рассказал, что я как-то ездил на мотоцикле в Китае и мне понравилось. Александр Геннадьевич спросил: “Ты действительно любишь на нём кататься?” — “Да, люблю”. И он презентовал мне Harley-Davidson. Все в шоке были. Я тоже. Хлопонин подарил мотоцикл, чтобы на нём ездить, а я не мог: огромнейшая махина, я ногами до земли даже не доставал (рост Назира 155 сантиметров. — Прим. авт.). К тому же мне говорили, что на Harley-Davidson легко разбиться. И я пришёл к выводу: “Александр Геннадьевич, для меня будет лучше, если этот подарок вы возьмёте назад и не обидитесь. У меня мотоцикл будет просто стоять. Я понимаю, что он для вас дорог”.

— Как Хлопонин отреагировал?

— Он сказал: “Я не знаю, может, тебя кто-то переубедил. Это политика, а ты в ней не разбираешься”. Александр Геннадьевич, видимо, подумал, что кто-то из его конкурентов меня так настроил. Сейчас он — полномочный представитель президента в Северно-Кавказском федеральном округе, у нас хорошие отношения.

 Волшебное исцеление

— После прочитанных интервью создаётся впечатление, что у тебя довольно строгий отец…

— Очень. Не хотел нас отпускать, боялся. Хотя предложения поступали отовсюду: Москва, Питер, Ростов… А потом, может, пожалел нас. Мне было 18 лет, Бекхану 17. К тому же старший брат Асхаб оказался на нашей стороне, сказал, что будет отвечать за нас, и если оступимся, сам накажет. Он хотел, чтобы мы в спорте добились результата. Отец тоже этого желал, но отпускать всё же боялся. Нам в Красноярске поначалу тяжело было, но сейчас привыкли, здесь появилось много друзей, а Михаил Александрович как второй отец.

— Я знаю, он ездил к твоим родителям и пообещал, что будет о вас заботиться.

— Правда. Нас бы не отпустили. Приезжал, уговаривал родителей, чтобы мы переехали тренироваться в Красноярск. Михаил Александрович стал нам очень дорог и близок. Всё время находится рядом, иные родители даже не делают столько для своих детей, сколько он для нас. Бывает так, что тренер занимается с тобой в зале, а за его пределами не имеет до тебя никакого дела. Михаил Александрович не такой человек. Заботится о нас как о своих детях. Везде помогает, поддерживает, переживает.

— Что тебе сказал отец по окончании Олимпиады?

— Он очень гордый человек. Похвалить не похвалил, но видно было, что радовался. Его улыбка для меня уже многое значит. Тогда отец был тяжело болен, при смерти находился. У него обнаружили цирроз печени, он с трудом передвигался. Все думали, что не выживет. И когда я Олимпиаду выиграл, видимо,  от огромного количества положительных эмоций он пошёл на поправку. По приезду домой я увидел, что он ходит как ни в чём не бывало, радуется. Одно это делало меня счастливым. К сожалению, сейчас он тоже болеет. У него много недугов. На нас это тоже порой сказывается. Тяжело бывает: мы ведь здесь, а он там.

— Какие самые запоминающиеся слова тебе тогда говорили?

— Их было много. Если я скажу, что слова этого человека я запомнил, то другим, наверное, будет обидно. Но особенно в памяти отложился случай. Захожу пообедать в один красноярский ресторан, а там свадьба идёт. Увидели меня и как будто про праздник забыли. Подошли, начали благодарить за победу, говорить приятные слова. А затем заказали гимн России. Все встали, поздравляли. Такие моменты запоминаются.

 Бык забодал

— Как тебя занесло в программу “Большие гонки” на Первом канале?

— Мне позвонили и предложили принять участие в этом проекте. Я до последнего сомневался. А потом всё-таки решил согласиться. Это было после чемпионата России. Как раз у Ислам-Бека Альбиева свадьба состоялась, после неё я и полетел во Францию, в город Мец. И посостязался, правда, неудачно. (Смеётся.) Бык забодал.

— Ведущий программы Дмитрий Нагиев не устаёт повторять, что перед началом вы специально готовитесь к конкурсам. Так и есть?

— Какое там! Если бы я готовился, намного лучше выступил бы. Не тренировались, ничего не знали, просто на тебя надевают обмундирование — и выходишь. В первом конкурсе нужно было пятерым участникам от каждой команды пройти через бассейн по дорожке из подвижных платформ. Вода очень холодная. Дело было в два часа ночи. Я продрог до костей. А переодевшись после конкурса с бассейном, сразу же запустили к быку. Одежда была великовата, да и маска мешала. Но за формой, честно говоря, внимательно не следили. Нужно было взять золото из чана в бассейне, пробежать по небольшому туннелю и отдать партнёру. У борцов есть качество — не уступать. И оно сыграло свою роль. Китаец понёсся передо мной. И я подумал: “А я что сидеть буду?”. Побежал, а бык за мной гоняется. Я через туннель, он следом. Такого ещё не было! Круг сделал, опять бык через туннель промчался. А после бассейна одежда стала тяжёлой, всего метр оставался до конца, я поскользнулся. Бык тут как тут. Начал меня бодать, это продолжалось секунд пять, но хватило. Не помню, как добрался до команды. Даже хотел продолжать, но голова кружилась, и участвовать дальше я не стал.

Утверждают, что у тебя было сотрясение мозга.

— Нет. Это же шоу, всё делают для того, чтобы придать больший накал. Предложили вызвать скорую. Я отказался. Они сказали, что это нужно для шоу. Но в целом мне понравилось, увлекательно было.

— С кем ближе всех сошёлся?

— Со спортсменами хорошо общался, с артистами, юристами… Мне понравился Николай Николаевич Дроздов. Действительно замечательный человек, до сих пор связь поддерживаем. Когда видит меня, всё время спрашивает: “Ну как, у тебя всё нормально? Бык не сильно забодал?”. Разговариваем про спорт, про его программу “В мире животных”. На “Больших гонках” я также подружился, например, с Корнелией Манго. Она, кстати, очень интересная девушка, я даже не ожидал. С Юлией Ковальчук… Простые, общительные девчонки.

— Сколько продолжались съёмки?

— Десять дней. С ночи до утра проходят конкурсы, снимают по две программы. За десять дней делают выпусков на полгода. А днём гуляли, развлекались. Потом ещё приглашали на “Большие гонки”, но я не поехал — тренеры были недовольны. Там приходится нелегко, хотя по телевизору может казаться по-другому. Трудно, когда занимаешься не своим видом спорта, а тут вообще разнообразие. Бывает, что олимпийский чемпион ничего не может сделать, а вот актёр или певец добиваются успеха.

 Скромный Фёдор

— На твоей странице в “Вконтакте” я увидел фотографию, на которой ты запечатлен в обнимку с Фёдором Емельяненко. При каких обстоятельствах она была сделана?

— Мы тогда были на сборах в Кисловодске, в 2005-м или 2006 году. Там же были и ребята из смешанных единоборств. Я, если честно, не знал, кто это такой. Ходили такие бородатые, громадные мужики. Смотришь на них и думаешь: “Да, наверное, здорово дерутся”. А Фёдор держался очень скромно, по нему и не скажешь, что чего-то добился. Мне говорят: “Здесь один из лучших бойцов в мире”. — “Кто?” — “Вот этот”. — “Этот?!” Познакомились с Фёдором, пообщались. Хороший, добрый человек. Для любого спортсмена в мире он — пример для подражания. Но после этого не встречались.

— С другим ингушским олимпийским чемпионом боксёром Рахимом Чахкиевым общаетесь?

— Мы с ним хорошие друзья. Рахим выступает в Германии за Universum. В августе состоится очередной поединок. Он во всех боях побеждает пока. Не знаю, правда, когда за титул будет биться. Сейчас рейтинг потихоньку набирает. До знакомства с Рахимом я не думал, что боксёры такие здоровые бывают. У него кулаки как кувалды. Он трудяга, конечно.

— Наметил срок, когда повесишь борцовки на гвоздь?

— Пока я в форме, пока выигрываю, продолжу радовать болельщиков и приносить медали для Красноярского края и Ингушетии. Я понял, что не имею права просто так проигрывать. Я не простой мальчишка, чтобы выходить на ковёр и уступать. Скольких людей могу этим огорчить? Когда ты олимпийский чемпион, тебя поддерживают, помогают. И нужно делать всё, чтобы оправдать их ожидания.

— Ты относительно недавно женился. Семейная жизнь отражается на спортивной?

— Чуть-чуть. Я знаю, что мне нужно, поэтому поменялось немногое. Сейчас, после сборов, быстрее хочется оказаться дома. А так, появляется дополнительная ответственность: если ты человек женатый, должен обеспечивать, заботиться о супруге. Хотя, конечно, немного расстраивает, что почти всё время провожу на сборах, а её оставляю одну. Поэтому, когда возвращаюсь, стараюсь уделять ей как можно больше времени.

— Где собираешься остаться после завершения карьеры?

— Мне очень нравится Красноярск, хочу здесь остаться. Буду всё время рядом с Михаилом Александровичем, борцам стану помогать. У меня здесь много друзей. Устроюсь на работу или собственный бизнес открою. В Ингушетии живут мои близкие. Думаю, потихоньку начну перевозить их сюда, но для этого нужно основательно обжиться в Красноярске.

Материал подготовлен для газеты "Городские новости", Красноярск. 

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий носит оскорбительный характер. Будьте вежливы к собеседнику и соблюдайте правила
Пожаловаться
  • Спам
  • Оскорбления
  • Расизм
  • Мат
  • Угрозы
Комментарий отправлен, но без доната
При попытке оплаты произошла ошибка
  • Повторить попытку оплаты
  • Оставить комментарий без доната
  • Изменить комментарий
  • Удалить комментарий