helluo librorum
Блог

«Зональная опека» Часть II: Calcio (1996—2004) 5. Третий нападающий

Вступление

Часть первая — Voetbal, 1992-96

Переход: Нидерланды – Италия

Часть вторая — Calcio, 1996-2000

Переход: Италия - Франция

Часть третья — Foot, 2000-04

Переход: Франция - Португалия

Часть четвертая — Futebol, 2004-08

Переход: Португалия - Испания

Часть пятая — Fútbol, 2008-12

Переход: Испания - Германия

Часть шестая — Fußball, 2012-16

Переход: Германия - Англия

Часть седьмая — Football, 2016-20

Эпилог/Библиография/Благодарности/От переводчика

***

В середине 1990-х годов Серия А могла похвастаться самой ошеломляющей коллекцией нападающих мирового класса, когда-либо собранных в одной стране. Поскольку владельцы-миллиардеры вкладывали огромные суммы в различные топ-клубы, то для лучших футболистов мира переход в Серию А был неизбежен. И все же среди стольких индивидуальных талантов один конкретный форвард идеально представлял итальянский футбол.

Роберто Баджо был легендарным футболистом, разносторонним нападающим, который мог делать с мячом практически все, что угодно: обходить соперников, отдавать тонкие пасы вразрез, забивать с невозможных углов. Его великолепие у себя дома на чемпионате мира 1990 года установило итальянский флаг на футбольном ландшафте, обозначая, что Италия станет домом футбола на ближайшее десятилетие, а его гол после запутанного дриблинга в матче против сборной Чехословакии станет голом турнира. Его игра побудила «Ювентус» заплатить рекордную сумму «Фиорентине», своему непримиримому сопернику, чтобы заручиться услугами Баджо, что вызвало полномасштабные беспорядки во Флоренции, в результате которых десятки получили ранения. Баджо якобы возражал против трансфера, а в следующем сезоне как известно отказался бить пенальти в ворота «Фиорентины» по возвращении на «Стадио Артемио Франки». Когда его заменили, фанат «Фиорентины» бросил в него фиолетовый шарф. Баджо поднял его и отнес на скамейку запасных, что привело в ярость фанатов «Ювентуса», которые никогда в полной мере так и не приняли его. После ухода из «Фиорентины» он всегда чувствовал себя скорее игроком сборной Италии, которому довелось играть в клубный футбол, а не клубным футболистом, который время от времени играл за свою страну; ему поклонялась страна в целом, а не клубные болельщики.

Баджо не был ни атакующим полузащитником, ни обычным нападающим; он был типичной «десяткой», которая процветала, располагаясь за двумя нападающими, организовывая игру и создавая волшебные моменты. Он был тем типом игрока, который требовал и оправдывал то, что вокруг него строилась команда, причем такая, которую обожает итальянский футбол. Однако классическая итальянская роль треквартисты, которая обычно относится к «десятке», играющей за двумя нападающими, оказалась под угрозой. Акцент Арриго Сакки на тяжелом прессинге схемы 4-4-2 не оставлял места для вялого треквартисты, и поэтому таким игрокам, как Баджо, приходилось доказывать свою состоятельность.

Баджо был замкнутым, но дружелюбным человеком, который, тем не менее, постоянно втягивал себя в неприятности. «Я люблю играть с мячом, и думаю, что лучше иметь десять дезорганизованных футболистов, чем десять организованных бегунов», — заявил он, что не могло быть более очевидным осуждением методов Сакки. В преддверии чемпионата мира 1994 года Сакки не мог игнорировать талант Баджо, учитывая, что он был Лучшим европейским футболистом года, но Сакки всегда использовал его в качестве нападающего в схеме 4-4-2, а не в предпочтительной роли Баджо за двумя нападающими. Их самый известный конфликт произошел на матче группового этапа против Норвегии, когда в самом начале матча с поля был удален вратарь Джанлука Пальюка. Сборной Италии нужна была замена, и Сакки решил заменить Баджо, который потащился с поля, называя своего тренера «сумасшедшим». Болельщики встали на сторону футбольного гения, а не тоталитарного тренера, но, вероятно, это было правильное решение, и сборная Италии выиграла со счетом 1:0 благодаря голу Баджо — Дино, не родственника. Сборная Италии Сакки в конце концов дошла до финала, проиграв сборной Бразилии в серии пенальти с Роберто Баджо, неудачливым козлом отпущения, отправившим над перекладиной решающий удар с точки. Тем не менее, общее мнение среди итальянских болельщиков было таково, что их страна вышла в финал благодаря блеску Баджо, а не тактике Сакки. Он был исключен из катастрофической кампании Италии на Евро-96, а Сакки сослался на его проблемы с физической подготовкой. Тем не менее, его отсутствие поддерживало растущее общественное мнение о том, что итальянские тренеры придают слишком большое значение системе и недостаточно внимания творческим гениям.

Баджо начал сезон 1996/97 в «Милане» Оскара Табареса, играя «десятку» за Марко Симоне и Джорджа Веа. Но после разочаровывающих результатов «Милан» принял два решения, которые стеснили Баджо. Сначала команда вернулась к своей опробованной и проверенной схеме 4-4-2, а затем, что еще хуже, они повторно назначили Сакки после того, как его уволили с должности главного тренера сборной. «Он двуличен. Он говорит мне, что в течение недели я хорошо играю, но в воскресенье он оставляет меня на скамейке запасных, — взорвался Баджо через пару месяцев. — Я чувствую себя как Феррари, которым управляет инспектор дорожного движения. Тренер должен, прежде всего, быть хорошим психологом. Если он будет жестко предъявлять свои требования, он задушит индивидуальность и творческий потенциал своих игроков». В преддверии сезона 1997/98 Баджо начал поиски нового клуба.

Этим клубом должна была стать «Парма», которая превратилась в серьезного претендента на титул благодаря очевидному богатству Калисто Танзи, основателя и генерального директора Parmalat, местного многонационального производителя молочной продукции. Как и в случае с различными владельцами клубов Серии А того времени, позже оказалось, что богатство Танзи было приобретено мошенническим путем, а позже Parmalat потерпел крах в результате крупнейшего в истории банкротства в Европе; клуб тоже обанкротился, и Танзи посадили в тюрьму. Но в середине 1990-х выгоды Танзи привлекли множество суперзвезд.

Однако не каждый тренер хотел суперзвезд, и в 1996 году Танзи назначил перспективного тренера по имени Карло Анчелотти. У него был только один сезон в Серии В, он тренировал «Реджану», но ранее работал помощником Сакки в национальной сборной. Анчелотти считался следующим великим итальянским тренером, и с самого начала он идеально следовал шаблону Сакки, настаивая на компактности, агрессивном давлении и, что особенно важно, на схеме 4-4-2.

В «Парме» это оказалось спорным по двум причинам. Во-первых, он унаследовал замечательного Джанфранко Дзолу, классическую «десятку», который занял шестое место в голосовании за Золотой мяч в прошлом году. Но Анчелотти отказался изменить свою систему, чтобы выпускать Дзолу на его лучшую позицию, и не верил, что он сможет играть как один из двух нападающих, которым было поручено растягивать игру и забегать за защитников. Вместо этого Анчелотти неуклюже расположил Дзолу слева в схеме 4-4-2. «Мы больше не нужны, — пожаловался Дзола, говоря о тяжелом положении треквартисты. — В данный момент все сводится к прессингу, удвоении прикрытия и работоспособности». Он сбежал в «Челси», многозначительно отметив, что «сможет сыграть в Англии подобающую мне роль», и мгновенно оказал влияние в Премьер-лиге, выиграв награду Игрок года по версии футбольных журналистов 1996/97, несмотря на то, что приехал в чемпионат только в ноябре. Его форма привлекла внимание нового тренера сборной Италии Чезаре Мальдини, который ненадолго сколотил вокруг него свою итальянскую команду, и Дзола также получил похвалу от родственной души — Баджо. «Я восхищаюсь Дзолой, он блестяще мстит всем в нем сомневающимся, — сказал он. — В этом вся прелесть футбола. Когда тебя списывают со счетов, ты можешь так же легко подняться снова».

Летом 1997 года Танзи отчаянно хотел подписать Баджо в «Парму», и уже был согласован контракт, но Анчелотти в последнюю минуту наложил вето на сделку. «Он хотел иметь постоянное место в составе и хотел играть под нападающими, роль, которой не было в 4-4-2, — объяснил Анчелотти. — Я только что вывел команду в Лигу чемпионов и не собирался менять свою систему игры. Я позвонил ему и сказал: "Я был бы рад видеть тебя в команде, но у меня нет планов регулярно выпускать тебя на поле. Ты бы конкурировал за место с Энрико Кьезой и Эрнаном Креспо"». Тогда Баджо подписал контракт с «Болоньей». Анчелотти явно не был против идеи подписать непредсказуемых гениев; он санкционировал возвращение Фаустино Асприльи, объяснив, что разница в том, что пламенный колумбиец был счастлив играть впереди, в то время как Баджо и Дзола требовали себе более оттянутую роль. Анчелотти просто не хотел треквартисту. Это было не просто публичное пренебрежение к самой популярной футбольной позиции страны; это также сделало Анчелотти негибким тренером, который отдавал предпочтение системе, а не отдельным людям. «Меня считали "Анчелотти — анти-воображение", дайте мне что угодно, только не еще одну "десятку"! — самоуничижительно вспоминал он. — В "Парме" я все еще думал, что 4-4-2 — идеальное построение в любом случае, но это неправда, и если бы у меня была машина времени, я бы вернулся назад. И я бы взял Баджо».

На этом этапе итальянская нотация образования была немного запутанной. Решимость сохранить компактность означала, что «десятка» обычно считалась третьим нападающим, а не заслуживающей своей собственной «группы» в системе, и поэтому то, что где-то в другом месте считалось бы 4-3-1-2, в Италии эта схема была бы 4-3-3. «Существует несколько типов схем 4-3-3, — обозначил Марчелло Липпи. — Есть схема 4-3-3 с центральным нападающим и двумя вингерами, 4-3-3 с двумя нападающими и игроком под ними и 4-3-3 с тремя истинными нападающими». Липпи рассматривал свой более поздний «Ювентус», с Зинедином Зиданом в поддержке к Алессандро Дель Пьеро и Пиппо Индзаги, 4-3-3, а не 4-3-1-2. Поэтому дебаты не обязательно касались того, будут ли тренеры развертывать «десятку», но будут ли они развертывать какого-либо третьего нападающего. К счастью, пара тренеров осталась приверженной делу выставления передней тройки игроков.

Крайним примером был Зденек Земан, самый эксцентричный тренер Серии А. Земан родился в Чехословакии, но в подростковом возрасте переехал жить к своему дяде, Честмиру Выцпалеку, который в 1970-х годах тренировал «Ювентус» и завоевал с ним два Скудетто. Поэтому Земан вырос в окружении итальянской футбольной культуры, но сам никогда профессионально не играл, черпал вдохновение в гандболе и оставался загадочным аутсайдером. Он был современником Сакки в Коверчано, и они стали родственными душами, решив продемонстрировать, что другие итальянские тренеры уделяют слишком много внимания результатам. Земан сказал, что он предпочел проиграть 4:5, чем сыграть вничью 0:0, потому что таким образом болельщики были бы развлечены. Это была не та философия, которую разделяли его современники.

Земан сосредоточился на коротких передачах, зональной защите и развитии молодежи. Его кумиром был Штефан Ковач, который выиграл два Кубка чемпионов с «Аяксом» в начале 1970-х годов, и он по-прежнему придерживался классической схемы «Аякса» — 4-3-3. Но в то время как игра голландских тренеров предусматривали бегущих аккурат по бровке вингеров, атака Земана из трех человек, как правило, состояла из трех бомбардиров, что сужало поле соперника и открывало пространство для неистовых крайних защитников. Все бежали в атаку.

Земан впечатляюще начал с «Фоджей» в начале 1990-х, прежде чем переехать в «Лацио» в 1994 году, заняв второе место в 1994/95 и третье в 1995/96 годах, когда в его атакующем трио были три настоящих нападающих: Ален Бокшич, Пьерлуиджи Казираги и замечательный Джузеппе Синьори, который выиграл Капоканноньер — титул лучшего бомбардира Серии А — совместно в 1995/96 году с Игорем Протти из «Бари». Бокшич ушел в «Ювентус», поэтому Земан подписал ему замену: естественно, Протти. Его атакующее трио теперь включало двух лучших бомбардиров предыдущей кампании, хотя сам тренер продержался только до середины сезона 1996/97, прежде чем был уволен. То, что произошло дальше, было несколько неожиданным; Земан провел остаток кампании, посещая матчи «Лацио» на «Олимпийском стадионе», шутя, что, часто подвергаясь критике за надзор за дырявой обороной, он оценивал, как его преемник Дино Зофф исправит ситуацию. В следующем сезоне он снова регулярно бывал на «Олимпико», но совсем по другой причине. Теперь он тренировал «Рому».

В «Роме» атакующее трио Земана обеспечивало больший баланс. Вместо трех непосредственных нападающих Земан выставлял только одного, Абеля Бальбо, в окружении быстрого Паулу Сержиу и молодого Франческо Тотти, который перемещался в центр слева на замысловатые позиции между линиями. Схема Земана 4-3-3 стала больше похожа на 4-3-1-2, а Тотти занял место «десятки».

«Земанландия», как стал известен его футбольный стиль, ворвался в жизнь с победой «Ромы» со счетом 6:2 над «Наполи» в начале октября 1997 года, необычайно доминирующей демонстрацией, в которой «Рома» могла достичь двузначного счета. Бальбо сделал хет-трик, но игроки «Ромы» буквально в очередь выстроились, чтобы завершать свои пасовые комбинации. Впоследствии они обыграли «Эмполи» со счетом 4:3, «Фиорентину» со счетом 4:1, а также «Милан» и «Брешию» со счетом 5:0, хотя их поражения тоже часто были тяжелыми, и традиционным итальянским тренерам особенно нравилось ставить Земана на место.

В декабре «Рома» проиграла со счетом 0:3 на выезде «Интеру», в котором блистал Марко Бранки. «Некоторым тренерам нравится играть в футбол с владением мячом, — усмехнулся впоследствии босс "Интера" Джиджи Симони. — Мне нравится контратаковать. Все правы, пока побеждают». Земан, однако, настаивал, что был прав, даже когда «Рома» проигрывала. По ходу сезона его команда становилась все более атакующей, забив 17 голов в последних пяти матчах и заняв четвертое место, став лучшим по забитым голам наряду с чемпионами «Ювентусом». Атакующее трио Земана обеспечило баланс с точки зрения стиля и вклада в забивание голов: Бальбо забил 14 мячей, Тотти — 13, Сержиу — 12. Тотти также записал на свой счет десять результативных передач; это оказалось его прорывной кампанией, и он будет доминировать в «Роме» в течение следующих двух десятилетий.

«Рома» опустилась на шестое место в сезоне 1998/99, но снова блистала передняя тройка Земана. Бальбо уехал в «Парму», поэтому Земан выдвинул в состав высокого, немного неуклюжего Марко Дельвеккио, который забил 18 голов в чемпионате, а Тотти и Паулу Сержиу назабивали каждый по 12. Но Земанландия стала пародией на саму себя; «Рома» забила больше всего голов в Серии А, 65, но пропустил 49, что больше, чем вылетевшая «Виченца».

Матч, который подвел итог всему, состоялся за четыре игры до конца кампании, когда «Рома» принимала «Интер», который не забивал дома с игры в течение 700 минут и только что назначила своего четвертого тренера за сезон — вернувшегося и вечно осторожного Роя Ходжсона. «Рома» забила четыре гола — на табло загорелись имена Тотти, Серджиу, Дельвеккио и Эусебио Ди Франческо. Но сами они пропустили пять. Нападающие «Интера» Роналдо и Иван Саморано постоянно нарушали высокую линию обороны «Ромы», забив по два гола, а затем Диего Симеоне головой под конец матча забил победный гол. Шоу ужасов в обороне, подобные этому, и поражение от «Милана» со счетом 2:3, поражение от «Перуджи» со счетом 2:3 и поражение от «Кальяри» со счетом 3:4 означали, что Земан не считался достаточно прагматичным, чтобы выиграть титул.

Земан также закрепил свой статус аутсайдера, резко обвинив «Ювентус» в приеме препаратов, повышающих производительность. Врач «Юве» Риккардо Агрикола был первоначально приговорен к условному тюремному заключению в 2004 году, а затем оправдан. Земан считает, что его решимость выделить темные практики Серии А помешала ему в плане будущей работы, и он, вероятно, прав: он провел следующие два десятилетия, управляя такими клубами, как «Салернитана», «Авеллино», «Лечче», «Брешиа», «Фоджа» и «Пескара», чередой скромных клубов для тренера, который значительно улучшил состояние «Лацио» и «Ромы», регулярно финишировал в первой пятерке и помог запустить карьеры Алессандро Несты и Франческо Тотти. Несмотря на всю популярность Земана среди нейтральных болельщиков, его влияние на коллег-тренеров было незначительным. Он оставался культовой фигурой.

Вместо этого тренером, наиболее способствовавшим продвижению третьего нападающего, был Альберто Дзаккерони. Он с трудом пробился через низшие дивизионы Италии, получив повышение с четвертого и третьего уровней, прежде чем работать в Серии В, а затем получил свою первую работу в Серии А с недавно вышедшим туда «Удинезе», заняв 11-е место в 1995/96 годах. Изначально он был учеником Сакки, человеком 4-4-2, поэтому, когда он оказался с тремя качественными центральными нападающими в команде на протяжении 1996/97, он выпускал только двоих. Он мог бы выбрать Оливера Бирхоффа, плодовитого немца старой школы, чьи два гола в качестве игрока со скамейки выиграли финал Евро-96; Паоло Поджи, трудолюбивого форварда, который хорошо забегал в коридоры; и Марсио Аморозо — бритоголового, взрывного бразильца, которого неизбежно сравнивали с Роналдо и который возглавлял списки бомбардиров в Бразилии, Италии и Германии. Бирхофф и Поджи начали сезон впереди, а Аморозо играл, когда Бирхофф получил травму. За пару оставшихся до конца сезона 1996/97 месяцев, «Удинезе» оказался на три места выше зоны вылета из Серии А, со сложными выездами против «Ювентуса» и «Пармы», первой и второй команды в таблице, в следующих двух играх.

Эти матчи оказались значимыми. Поездка «Удинезе» на матч против защищающего свой титул «Ювентуса» и находящегося на пути к очередному, принесла немыслимую выездную победу со счетом 3:0, несмотря на то, что с третьей минуты матча команда Дзаккерони играла вдесятером. Дзаккерони переключился на схему 3-4-2, и каким-то образом его нападающие взбунтовались: Аморозо забил пенальти, Бирхофф забил головой, затем Бирхофф сбросил мяч головой на набегающего сзади Аморозо, который довел разницу в матче до трех мячей. За последнее десятилетие это была, пожалуй, самая удивительная победа в Серии А. После того, как «Удинезе» одержал такую выдающуюся победу с тремя защитниками и четырьмя полузащитниками, Дзаккерони сохранил эту оборонительную структуру для выезда против «Пармы», выставив Поджи в качестве третьего нападающего. «Удинезе» снова одержал шоковую победу со счетом 2:0, и 3-4-3 надолго остались с командой. Новая схема помогла «Удинезе» подняться в таблице — борясь с вылетом, они финишировали пятыми и впервые в истории клуба вышли в европейские соревнования.

Дзаккерони продолжил играть со схемой 3-4-3 в сезоне 1997/98, приведя «Удинезе» к историческому финишу на третьем месте. Бирхофф возглавлял атаку, по бокам от него бежали Поджи и Аморозо. «Удинезе» забивал в каждом матче того сезона, и Дзаккерони постоянно указывал на показатели забитых мячей своей команды, чтобы подчеркнуть свою веру в открытый, экспансивный футбол. «Удинезе» обыграл «Лечче» со счетом 6:0, «Брешию» со счетом 4:0, «Болонью» со счетом 4:3 и «Рому» Земана со счетом 4:2. «Моя система была не 3-5-2, которую можно было увидеть где-то в другом месте, а системой, включавшей четырех полузащитников, — вспоминал позже Дзаккерони. — И это большая разница. Я осматривался, изучал и наблюдал за тем, что мне не нравилось. Часто в центре поля было пять игроков, что мне совсем не нравится, потому что в конечном итоге схема становилась 5-3-2, и команде не хватало атакующей угрозы. Я наблюдал за "Барселоной" Кройффа и "Фоджией" Земана, но это были не те решения, которые я искал; Я не хотел, трех игроков в центре поля [в 4-3-3], что неизбежно заставляло защищаться в при схеме 4-5-1. Четверка полузащитников, однако, может эффективно поддерживать атаку и оборону одновременно. Моей целью было держать трех игроков впереди, чтобы им не приходилось все время отступать, поэтому я начал работать над этим, сначала с ручкой и бумагой, а затем уже на поле».

Дзаккерони стал определяться схемой 3-4-3, и, помимо простой игры с числами, «Удинезе» демонстрировал, что аутсайдеры могут атаковать. «Когда-то, когда тренеры везли свои команды, скажем, на "Сан-Сиро", чтобы сыграть с "Миланом" или "Интером", им приходилось молиться за результат, — сказал Дзаккерони. — Сейчас менталитет другой. Мы можем приехать туда с нашими собственными идеями и нашим собственным стилем игры».

Дзаккерони несколько буквально привез свой стиль на «Сан-Сиро», став тренером «Милана» в 1998 году. Это был, по крайней мере теоретически, драматический шаг вниз. «Удинезе» Дзаккерони занял пятое и третье места в двух предыдущих кампаниях, в то время как «Милан» пережил две катастрофические кампании, заняв 11-е и 10-е места. Дзаккерони был очень многообещающим тренером, но перспектива внедрения 3-4-3 в клубе, который доминировал в итальянском футболе с 4-4-2 Сакки и с тех пор в значительной степени придерживался этой системы, казалась пугающей. «Не ждите фотокопии с "Удинезе", — заявил он, несмотря на то, что привез с собой из Удине нападающего Бирхоффа и правого защитника Томаса Хельвега. — "Милан" будет играть с тремя защитниками, четырьмя игроками полузащиты и тремя нападающими, но это не значит, что его игра будет такой же, как у "Удинезе". В любом случае, 3-4-3 — это не волшебная формула. Возможно, это будет новая интерпретация 3-4-3».

Это оказалось предвидением. Дзаккерони начал кампанию со своей обычной схемы, хотя впереди был только один гарантированный игрок стартового состава. Его старый фаворит Бирхофф начал все 34 матча и забил 19 мячей: два пенальти, три с игры ногами и 14 голов головой. Играя широко, Дзаккерони изо всех сил пытался найти правильный баланс. Джордж Веа не подходил для роли левого нападающего, и, несмотря на его несомненный талант, обладатель Золотого мяча 1995 года забивал не много, не больше десяти мячей в Серии А. Тем временем Маурицио Ганц забил несколько важных голов на последних минутах, но был скорее работягой, чем разрывным игроком. Дзаккерони попытался использовать плеймейкеров, а не нападающих в своей передней тройке. Волшебный бразилец Леонардо демонстрировал вспышки блеска, но был более эффективен, выходя со скамейки запасных.

«Милан», «Лацио» и «Фиорентина» стали тремя претендентами на титул в том сезоне. «Фиорентина» на короткое время была фаворитом, но упала после того, как Габриэль Батистута повредил колено в ничейном матче против «Милана», а затем его партнер по атаке Эдмундо позволил себе перерыв по середине сезона, потому что ему хотелось отправиться на карнавал в Рио. Нулевая ничья «Милана» с «Лацио» в начале апреля, когда оставалось восемь матчей, означала, что «Лацио» был безоговорочным фаворитом чемпионата. Но затем произошел серьезный тактический сдвиг.

На протяжении всего сезона Дзаккерони использовал Звонимира Бобана, удивительно одаренную, горячую хорватскую «десятку» только в качестве одного из двух своих центральных полузащитников. Тем временем два удаления Бобана в первой половине кампании означали две дисквалификации, два выговора от Дзаккерони и широко распространенные слухи о том, что в январе он уйдет. Однако через неделю после этой нулевой ничьей с «Лацио» «Милан» принимал «Парму» на «Сан-Сиро», и впервые Дзаккерони поставил Бобана на позицию «десятки», позади Бирхоффа и Веа в схеме 3-4-1-2, в тактическом изменении, предположительно предложенном Деметрио Альбертини и Алессандро Костакуртой, двумя лидерами раздевалки. «Милан» нервно начал и пропустил первым. Но Бобан взял все в свои руки, и после того, как Паоло Мальдини правой ногой блестяще сравнял счет, из-за пределов штрафной пустив мяч мимо Джанлуиджи Буффона, «Милан» усилил давление.

Бобан, высокая, чванливая фигура и единственный игрок «Милана», который не заправлял футболку в шорты, обеспечил поворотный момент игры. Подобрав мяч на позиции левого защитника под давлением, он небрежно ткнул его внешней стороной бутсы мимо выбросившегося на него Диего Фузера из «Пармы», прежде чем товарищ по команде Гули сумел встать у него на пути. Затем, прямо со своей половины поля, Бобан совершил настолько взвешенный длинный пас поверх защиты «Пармы», что это соблазнило Буффона продвинуться вперед, но также позволило нападающему «Милана» Ганцу с лета протолкнуть его мимо вратаря «Пармы», прежде чем тот опередил бегущего назад Фабио Каннаваро, чтобы забить мяч в пустые ворота. 2:1. Бобан был великолепен и когда его заменяли он получил овации от миланских болельщиков. Позже в тот же день «Лацио» проиграл римское дерби со счетом 1:3 вдохновленной Франческо Тотти «Роме». Внезапно началась гонка за титул. Что еще более важно, «десятка» снова стала сексуальной.

В следующие выходные Дзаккерони и Бирхофф вернулись в «Удинезе». Выходя из туннеля оба получили восторженный прием; Дзаккерони надел солнцезащитные очки, словно пытаясь скрыть слезы, в то время как Бирхоффу, как ни странно, была вручена награда Игрок года «Удинезе» через десять месяцев после того, как он покинул «Стадио Фриули». Но ни один из них не был в настроении расточать любезности. «Милан» выиграл со счетом 5:1, что стало их самым доминирующим выступлением в кампании и прекрасной демонстрацией возможностей их нового атакующего трезубца. Бобан забил первые два гола, Бирхофф добавил следующие два — оба, конечно, головой — а затем последовал самый показательный гол в серии «Милана». Бобан получил мяч на позиции «десятки», небрежно уклонился от ужасного выпада двумя ногами в исполнении защитника «Удинезе» Валерио Бертотто и обнаружил, что Веа бежит в левый коридор, а Бирхофф — в правый. Бобан взглянул в сторону Веа, но отправил мяч на Бирхоффа, который навесил поверх вратаря Луиджи Турчи, позволив Веа кивнуть мячом пустые ворота. «Милан» был безудержен, а теперь впервые возглавил таблицу, внезапно наткнувшись на эту схему. Это было идеальное трио: Бобан изобретал, Веа — давал скорость, а Бирхофф — воздушную мощь. «Тот тип игрока, которым я являюсь, означает, что я лучше всего подхожу для того, чтобы быть позади основной ударной силы, — сказал Бобан. — Я не могу быть в лучшей форме в этой роли на протяжении всех 34 игр, но я предпочитаю играть в центре поля, где я более вовлечен... Дзаккерони дал мне возможность проявить себя с лучшей стороны. Многое изменилось».

Путь к титулу не был простым, и «Милану» пришлось полагаться на автогол на последних минутах матча, чтобы победить «Сампдорию» со счетом 3:2. Их самая решающая победа была одержана на выезде против «Юве». «Милан» был в невыгодном положении на протяжении всего первого тайма, но после перерыва длинный, прыгающий мяч из глубины поля дал Веа шанс открыть счет, ловко перекинув головой Анджело Перуцци. Их второй гол был еще одной демонстрацией разнообразных навыков их атакующего трио; Бирхофф поборолся за верховой мяч, Бобан завладел им и деликатно с полулета отправил его поверх защиты на Веа, который убежал, поймал баланс и отправил мяч в сетку ворот. На следующей неделе «Милан» разгромил «Эмполи» со счетом 4:0, с хет-триком от Бирхоффа, а затем одержал выездную победу в заключительный день со счетом 2:1 против «Перуджи», матч был прерван, когда на поле вторглись бунтующие домашние болельщики, предположительно, чтобы задержать игру и дать своей команде, находящейся под угрозой вылета, преимущество — когда команда знала бы результаты матчей соперников. Это также задержало утверждение «Милана» в качестве чемпиона, но с командой Дзаккерони в конечном итоге ничего плохого не случилось. Это была одна из менее убедительных титульных побед той эпохи, но капитан «Милана» Паоло Мальдини объявил ее самой запоминающейся из своих семи Скудетто, потому что она была столь неожиданной. Дзаккерони преодолел одержимость «Милана» схемой 4-4-2, реализовал тройку нападения и привел Россонери, которые финишировали в нижней половине предыдущего сезона, к титулу.

По-прежнему возникали вопросы о том, кто именно предложил изменить систему, и один человек неизбежно настаивал на том, чтобы взять на себя всю ответственность. Владелец «Милана» Сильвио Берлускони заявил, что это была его идея разместить Бобана в качестве «десятки», что глубоко оскорбило Дзаккерони.

Какова бы ни была правда, «десятка» вернулась на видное место, и хотя сезон 1999/2000 в итальянском футболе был уродливым, в котором доминировали судейские заговоры и который спорным образом был решен в последний игровой день, тем не менее, для позиции треквартисты это была замечательная кампания.

Хорошим примером стала «Фиорентина» Джованни Трапаттони, которая финишировала последней из семи сестер, но, возможно, выставляла самый сплоченный атакующий трезубец. Габриэль Батистута был самым совершенным нападающим той эпохи, и ближайшую поддержку ему оказывал Энрико Кьеза, быстрый, двуногий нападающий, способный действовать широко и атаковать под острыми углами. За ними располагался Руи Кошта, классическая «десятка», который преодолевал единоборства искусным дриблингом и совершал тонкие пасы из глубины.

Сравнивающий счет гол «Фиорентины» в ничьей (1:1) против яростных соперников команды «Ювентус» незадолго до Рождества стал прекрасным примером их атакующего потенциала; Руи Кошта прошел с мячом через центр поля и направил его на ход Кьезе слева, и тот прострелил на ближнюю штангу на Батистуту, который ловко забил. Именно так и должен был действовать атакующий трезубец: инициирующая прорыв «десятка», второй нападающий, выбегающий в коридор, забивающая «девятка». Первый гол «Фиорентины» в матче, который закончился со счетом 2:1 против «Интера» стал еще одним типичным голом, забитым, когда Руи Кошта отдал на Кьезу слева; его дьявольский кросс соблазнил Анджело Перуцци продвинуться вперед, но вратарь схватил воздух, а Батистута кивнул мячом в пустые ворота. Однако «Фиорентина» недостаточно последовательно создавала эти моменты, и их неутешительная позиция в чемпионате означала, что девятилетний роман Батистуты с «Фиорентиной» закончился — он переехал в «Рому».

«Рома» Фабио Капелло располагалась лишь на одно место выше «Фиорентины», но команда имела захватывающую перспективу. Капелло ранее был строгим приверженцем 4-4-2, и поэтому его решение построить команду вокруг Тотти, следующего великого треквартисты итальянского футбола, стало важным моментом в возрождении «десятки». Кафу и Винсен Кандела были готовыми винг-беками, поэтому Капелло был еще одним, кто перешел на схему 3-4-1-2.

Постоянно барражируя за двумя нападающими, Тотти был сенсационен. Он глубоко опускался, чтобы создавать из центра поля, и мог появляться в штрафной соперника под конец атаки, чтобы забить. Но естественный дом Тотти находился между линиями, и его специальностью был особый пас — слегка отступить, чтобы получить мяч из центра поля, а затем в касание забрасывать мяч в сторону угла поля на забегающего справа игрока, обычно это был либо прорывающийся сзади Винченцо Монтелла, либо бегущий из глубины Кафу.

Лучшим выступлением «Ромы» стала победа в дерби со счетом 4:1 над «Лацио» в ноябре. Все четыре гола были забиты в течение первого получаса и это было сделано при схожих обстоятельствах: забившие по два гола Дельвеккио и Монтелла набегали из глубины, в то время как Тотти рыскал между линиями. Осенью «Рома» ненадолго вышла на первое место, хотя весной они резко опустились, выиграв лишь один из последних десяти матчей, в пяти из них не сумев забить. Но это было скрытое благословение, поскольку оно побудило «Рому» подписать Батистуту, и его голы привели «Рому» к единственному титулу Серии А Тотти в 2000/01 году.

У «Пармы», занявшей пятое место, была разрозненная кампания. Им мешала непостоянство их «десятки» Ариэля Ортеги, который, успешно заменив Хуана Верона в «Сампдории», теперь заменил его менее убедительно теперь уже в «Парме». Победа со счетом 3:0 над «Вероной» в октябре показала, что у их 3-4-1-2 есть потенциал: Ортега забил гол, отдал голевую передачу и сделал пас на игрока, отдавшего голевой пас, а два нападающих, Эрнан Креспо и Марсио Аморозо, оба попали на табло.

Ортега особенно хорошо комбинировал с винг-беками Фузером и Паоло Ваноли, но, к сожалению, у него были проблемы с алкоголизмом на протяжении всей своей карьеры, и он редко оправдывал свой ярлык первого из многих «новых Марадона» и в 1999/2000 годах начал в старте в меньше, чем в половине матчей. Без него тренер Альберто Малесани колебался между более осторожными 3-5-2 или 3-4-3 с Аморозо и Ди Вайо по бокам от Креспо, но в обеих системах у «Пармы» не было треквартисты.

Примечательно, однако, что «Парма» по очкам финишировала на одном уровне с «Интером», который начал сезон 1999/2000 с непревзойденными вариантами атаки: Роналдо, Кристиан Вьери, Иван Саморано, Альваро Рекоба и — последний и самый не важный в глазах тренера Марчелло Липпи — Роберто Баджо. Его отличный сезон в «Болонье» убедил «Интер» подписать его летом 1998 года, хотя он пережил трудный первый сезон в типично хаотичном межсезонье, в котором сменилось три тренера.

Точно так же, как Баджо был опустошен воссоединением с Сакки в «Милане», теперь в «Интере» он страдал от назначения Липпи, с которым он ссорился в «Ювентусе». Липпи мало интересовался Баджо и еще меньше интересовался выставлением на поле «десятки»; ожидалось, что Вьери и Роналдо справятся сами, хотя проблемы с травмами означали, что за весь сезон они лишь раз вышли в старте вместе, в миланском дерби (2:1), когда Роналдо через полчаса матча был удален за то, что ударил локтем Роберто Айалу.

Как и «Парма», «Интер» изо всех сил пытался создать шансы при игре 3-5-2, до открытия январского трансферного окна набрав всего десять очков в девяти матчах. Затем они совершили важное подписание: Кларенса Зеедорфа из мадридского «Реала». Несмотря на то, что голландец провел бо́льшую часть своей карьеры на более выдвинутой вперед позиции, он был мгновенно назначен «десяткой» и преобразил «Интер». В его дебюте «Интер» разгромил «Перуджу» со счетом 5:0. Зеедорф ассистировал при первом голе, затем пробился с левого фланга, сделав настолько завораживающий переступ, что защитник «Перуджи» Роберто Рипа остался на траве, а голландец направил мяч в верхний угол ворот. Последовали еще три гола «Интера», и Зеедорф со стоячими овациями был заменен. Его приход и переход с 3-5-2 на 3-4-1-2 означали, что «Интер» набрал 23 очка в следующих десяти играх.

Баджо, тем временем, до середины января не начал ни одной игры в стартовом составе в Серии А  — Липпи использовал всех, кого только мог. Во время январской поездки в Верону отсутствовали Роналдо, Вьери и Cаморано, поэтому Зеедорф играл за Альваро Рекобой и неизвестным 21-летним Адрианом Муту, который впервые в истории вышел в старте в игре Серии А. «Интер» стал проигрывать со счетом 0:1, и Липпи на краю технической зоны провел заключительные этапы первого тайма, разговаривая с растерянным Баджо, давая ему инструкции с помощью последовательности жестов рук таким преднамеренным, открытым способом, что он, несомненно, утверждал свою власть, а также подробно описывал конкретные планы. В перерыве Липпи выпустил его как свою «десятку».

Никогда не нуждавшийся в инструкциях Баджо сделал все по-своему. Через две минуты после начала второго тайма его пас вразрез на Владимира Юговича по счастливой случайности отскочили к Рекобе, который отправил мяч в сетку. Через пятнадцать минут Рекоба атаковал слева и прострелил в штрафную — мяч был встречен Баджо, который направил мяч в дальний угол ворот. Баджо страстно праздновал и, как обычно, использовал свое послематчевое интервью, чтобы уколоть Липпи за то, что тот поставил под сомнение его уровень физической подготовки.

Это не помешало Баджо получить свое первое место в старте на следующей неделе, дома против «Ромы». И еще раз он вытянул матч за «Интер». Через восемь минут он получил пас от Зеедорфа во центральном левом коридоре, угрожающе направился к воротам, после чего отправил мяч вразрез на ход Вьери, который завершил атаку. Вьери, Баджо и Зеедорф обнялись, трезубец на одной волне. Вскоре после этого они снова комбинировали, но касание Вьери подвело его. «Рома» сравняла счет, но «Интер» ответил; Вьери нанес удар в защитника, и мяч полетел на набегающего винг-бека Франческо Мориеро, чей удар был спасен Франческо Антониоли и мяч улетел в воздух. Догоняя его, Баджо совершил пару шагов назад, затем произвел идеальный удар с лета, перебросив мяч через отодвигающегося назад Кафу и аккурат в сетку. Баджо снова бурно праздновал, как и Липпи. Тем не менее, когда другие игроки вернулись после травмы, на следующие выходные Баджо был исключен из стартового состава и использовался экономно до последних недель — авторитарный тренер снова им пренебрегал.

Соперники по городу — «Милан» начал кампанию как действующие чемпионы, хотя их кампания была затруднена травмами Бобана, который пропустил первую и последнюю пару месяцев, что означало, что Дзаккерони иногда возвращался к 3-4-3. «Милан» явно был лучше с Бобаном; он управлял победной игрой (2:1) над «Пармой», забив оба гола со штрафных, что неизбежно означало, что Берлускони одобрил систему. «Бобан сегодня был великолепен, снова стал лучшим, — заявил он. — Сегодня он заставил его играть за двумя игроками атаки, что является одной из формаций, которые мне нравятся».

Дзаккерони по-прежнему был разочарован вялостью и раздражительностью Бобана, но тот продолжал доказывать свою ценность. В январе 2000 года «Милан» обыграл «Лечче» со счетом 2:0 на «Сан-Сиро», начав с тремя чистыми нападающими, потом Дзаккерони заменил Хосе Мари на Бобана и переключился со схемы 3-4-3 на 3-4-1-2. «Милан» сразу же забил гол, затем Бобан прострелил на Бирхоффа, сравняв счет, а в своем праздновании немецкий нападающий развернулся и указал на Бобана. Затем, на заключительном этапе игры, Бобан взялся бить штрафной удар, и перекинул мяч через стенку под углом между перекладиной и стойкой. Матч завершился со счетом 2:2, и Бобан стал звездой, несмотря на то, что играл всего полчаса.

Он также был выдающимся игроком в победной матче (2:1) над «Лацио» в феврале, получив стоячие овации, когда его заменили, прежде чем столкнуться с еще бо́льшими проблемами с травмами. Что и сорвало кампанию «Милана». «Мы очень привыкли к тому, что он играет позади нас, — сказал Андрей Шевченко, который выиграл титул Капоканноньера с 24 голами в своей первой кампании Серии А. — Он создавал моменты, он был мозгом команды, с удивительно творческими идеями, которые он воплощал в пасы, которые мы реализовывали. Теперь мы должны идти к цели другими путями. На это потребуется время».

Занявший второе место «Ювентус» был еще одной командой, которая использовала 3-4-1-2 на протяжении 1999/2000 годов. Это не было особенно удивительно, учитывая, что они ранее играли таким образом при Липпи, но это стало более важным, если учесть личность их тренера: Анчелотти. Раньше он был строгим приверженцем 4-4-2, который отказывался принимать «десятку». Он не хотел Дзолу, он не хотел Баджо. Однако в «Юве» он не смог устоять перед Зиданом.

По прибытии в «Ювентус» Анчелотти обнаружил, что команда с радостью делает Зидану уступки. Однажды, перед выездом, Зидан опоздал на командный автобус, и никто не мог до него дозвониться. Разъяренный Анчелотти приказал водителю уехать без него, но центральный защитник Паоло Монтеро бросился в переднюю часть автобуса и заявил, что они не уедут без своего талисмана. Анчелотти смягчился, Зидан прибыл через десять минут, сыграл хорошо, и «Ювентус» выиграл игру. Постепенно Анчелотти понял необходимость потакать «десятке» и начал сожалеть о своем обращении с Баджо.

«Я должен был работать с Баджо и найти способ, — признал Анчелотти много лет спустя. — Перейдя в "Ювентус" я усвоил свой урок и оценил качество более гибкого подхода к схемам. Мне пришлось изменить свое представление о футболе, чтобы приспособиться к Зидану, выстраивая систему вокруг него, а не заставляя его играть в мои любимые 4-4-2. Я не хотел ставить Зидана слева при схеме 4-4-2, где ему было неудобно. Вместо этого мы играли в 3-4-1-2, а он играл между линиями». Разворот Анчелотти на 180 градусов был единственным величайшим признаком возвращения «десятки».

Зидан демонстрировал вспышки блеска, его звездные игры часто заканчивались голами со штрафного, как в матчах с «Ромой», «Перуджей» и «Лечче». Но атакующая игра «Ювентуса» в 1999/2000 годах была ужасной — в 34 матчах они забили всего 46 мячей, что является самым низким показателем из команд семи сестер. Вклад атакующего трио «Юве» был сомнительным: Зидану удалось забить всего один гол с игры и отдать только одну голевую передачу при 32 матчах в стартовом составе. Креативность исходила от Дель Пьеро, который отдал 14 результативных передач, больше всех в лиге. Но в то время как он реализовал восемь пенальти, Дель Пьеро не забивал с игры до предпоследнего матча сезона. Индзаги забил приличные 15 мячей, но трем нападающим «Юве» не хватало сплоченности, главным образом потому, что Дель Пьеро и Индзаги не особо ладили.

Ситуация достигла апогея во время февральского выезда в Венецию — победа «Юве» со счетом 4:0 — проблемы между двумя нападающими стали очевидны на заключительных этапах игры. Дель Пьеро открыл счет с пенальти, но все еще отчаянно искал свой первый гол с игры, что стало огромной темой для обсуждения в средствах массовой информации. За оставшиеся десять минут Индзаги воспользовался ошибкой в обороне и обошел вратаря Фабрицио Казаццу. Дель Пьеро выходил на мяч под лучшим углом, но Индзаги ударил сам и забил. Само по себе это не так уж плохо — Индзаги создал такой момент и заслужил шанс его завершить.

Но затем, в добавленное время, Индзаги снова умчался прочь. Казацца вышел вперед, и Индзаги мог бы отдать мяч Дель Пьеро на пустые ворота. Но Индзаги был Индзаги, и он пробил сам. Казацца спас, и мяч отскочил обратно к Индзаги. Другие могли бы отдать мяч на Дель Пьеро при второй возможности, почти из чувства вины, но Индзаги пробил еще раз, на этот раз успешно. Он сам праздновал перед болельщиками гостей, а Дель Пьеро неподвижно стоял во вратарской.

Наконец, Индзаги завершил свой хет-трик, забив гол аккурат перед раздраженным Дель Пьеро, забив в пустые ворота. Еще оставалось время для последнего шанса, когда мяч идеально лег между двумя нападающими. Индзаги замахнулся правой ногой, но Дель Пьеро первым попал по мячу левой, и Казацца направил мяч в штангу. Матч закончился явной победой «Юве», и они были лучшими в лиге, но было очевидно, что партнерство в атаке не было надлежащим.

«Индзаги и Дель Пьеро были хорошей парой, но они ладили только в теории, — позже признался Анчелотти. — Проблема всегда была обычной проблемой между игроками. Один из них был наименее бескорыстным игроком в истории — и я говорю не об Алессандро». Их испорченные отношения дорого обошлись «Ювентусу» в последних восьми матчах, когда команда не смогла забить в четырех матчах, а Индзаги вообще не забил. Возглавляя таблицу в течение 13 недель, «Ювентус» в заключительный день проиграл борьбу за титул.

Последний день 1999/2000 года был хаотичным. «Ювентус» начал матч с отрывом в два очка от занимающего второе место «Лацио», и ему просто нужна была выездная победа против команды из середины таблицы «Перуджи», которой не за что было играть, поэтому на этот раз не было никаких тактических беспорядков со стороны домашних болельщиков. «Юве» сильно начал и должен был выходить вперед, когда Зидан расточительно пробил, а не отдал мяч на открытого Индзаги, но незадолго до перерыва внезапно начался ливень, из-за которого поле стадиона «Ренато Кури» выглядело более подходящим для Марка Шпица (прим.пер.: американского пловца еврейского происхождения), чем для Марко Матерацци. Перерыв длился час, пока игроки укрывались в раздевалке, просматривая телевизионные кадры, на которых Пьерлуиджи Коллина бродил по полю под зонтиком и бросал мяч на поле среди огромных участков стоячей воды. В любое другое время сезона матч, несомненно, был бы отложен, но его нужно было закончить в последний игровой день сезона. Был забит только один гол, прекрасный финиш от надежного Алессандро Калори, центрального защитника «Перуджи». «Ювентус» и их эгоистичные нападающие профукали все свои моменты.

Это открыло дверь для «Лацио» Свена-Йорана Эрикссона, который завоевал свой первый титул с 1974 года, одержав победу со счетом 3:0 над «Реджиной», включая пенальти от младшего брата Индзаги, Симоне. Эрикссон не был особым поклонником треквартисты и, как правило, использовал схему 4-4-2, чередуя впереди Индзаги, Марсело Саласа, Алена Бокшича, Фабрицио Раванелли и Роберто Манчини.

Однако той весной он перешел на 4-5-1, и хотя это, по сути, включало в себя выставление впереди одного Саласа и введение дополнительного полузащитника, но это дало Хуану Верону и Павлу Недведу дополнительную свободу. Верон был выдающимся игроком «Лацио» в двух решающих матчах, невероятным дальним ударом со штрафного забив победный гол в римском дерби (2:1), а в следующие выходные помог Диего Симеоне забить единственный гол в ворота соперников за титул — «Ювентуса».

Когда Эрикссон вернулся к 4-4-2, он нашел место для трех естественных «десяток» в последний день в победе над «Реджиной»: Верон, Недвед и Манчини сыграют в его 541-м и последнем матче Серии А. Перерыв между таймами в этом противостоянии длился 35 минут, так как руководящие органы хотели, чтобы «Лацио» и «Ювентус» начали свои вторые таймы одновременно, но в конечном итоге сдались и позволили «Лацио» сыграть свою вторую половину матча. «Было бы трудно написать лучший триллер, чем этот», — с типичным спокойствием впоследствии сказал Эрикссон. Это было необычный конец замечательной кампании.

За исключением, однако, того, что это был не совсем конец. Каждая команда провела отведенные ей 34 матча, и «Лацио» стал коронованным чемпионом. Однако в соответствии с правилами Серии А того времени команды, которые финишировали с одинаковым количеством очков за решающую позицию — титул, место в еврокубках или места вылета — определяли свою окончательную позицию не в соответствии с разницей мячей или результатами очных матчей, а на основе одноматчевой серии плей-офф. Таким образом, поскольку «Интер» и «Парма» финишировали с 58 очками, одноматчевое противостояние определит, кто будет сопровождать «Лацио», «Ювентус» и «Милан» в Лиге чемпионов следующего сезона.

Если «Интер» не выиграет плей-офф, Липпи потеряет работу. Проблема заключалась в том, что «Интер» страдал от серьезного кризиса с травмами, который вынудил Липпи повторно призвать Баджо. В последних четырех играх кампании Серии А он играл впереди с Рекобой — партнерство, которому не хватало физической силы, что предпочитал Липпи. Тем не менее, Баджо мощным ударом забил против «Бари», а затем и с пенальти в ворота «Кальяри» и помог Зеедорфу прекрасным дальним пасом против «Перуджи». В другой игре «Интер» проиграл «Фиорентине» со счетом 0:4, их самое тяжелое поражение в домашней лиге, и Баджо был в ярости, когда его заменили через 55 минут после начала игры. Липпи был ошеломлен. «Если игроки не хотят, чтобы их снимали, тогда они должны пойти и подписать контракт с клубами, в составе которых всего 13 игроков, — взорвался он. — Так они завсегда смогут играть». Баджо, однако, еще раз понадобился Липпи.

«Парма» доминировала на начальных стадиях матча плей-офф, попав в перекладину. Вьери, начавший свой первый матч за «Интер» за три месяца и явно неготовый, потянул мышцу через полчаса матча, был заменен и не попал на Евро-2000. «Интер» испытывал проблемы. Но затем Баджо вынудил Лилиана Тюрама сфолить на краю штрафной. Мяч находился в трудном для удара положении, справа от площадки, а не перед ней. Только левоногий игрок более-менее мог бы забить с этой позиции. Или Роберто Баджо. Когда все ожидали навеса, Баджо нанес волшебный удар со штрафного, который обогнул стенку и нырнул под перекладину у ближней штанги, мимо лучшего вратаря мира Джанлуиджи Буффона.

«Парма» нанесла ответный удар, когда Марио Станич забил головой с углового. Но за оставшиеся семь минут «Интер» забросил длинный мяч в штрафную, и Иван Саморано — вместо Вьери — откинул мяч на набегающего в штрафную Баджо, который позволил мячу отскочить, подстроился и нанес блестящий удар левой ногой, который закрутился в сторону от прыжка Буффона и залетел в угол ворот. Два гола Баджо из-за пределов штрафной: первый — точность правой ногой, второй — мощь левой.

В добавленное время Саморано добавил третий гол. Но это был день Баджо, и, в некотором смысле, последний день Баджо. Впоследствии он провел четыре счастливых года в «Брешии», где подружился с Пепом Гвардиолой, а позже был удостоен «церемониального» прощального выступления в сборной Италии, спустя пять лет после его предыдущего матча за нее. Но это была последняя игра Баджо за серьезный клуб. Он великодушно спас работу Липпи, тренера, который так часто упускал его из виду, и, что более важно, напомнил другим тренерам о ценности треквартисты.

***

Приглашаю вас в свой телеграм-канал — переводы книг о футболе, статей и порой просто новости.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные