ЗОЖ Daily
Блог

Альпинист Джесси Дафтон забирается на отвесные скалы на ощупь – он практически слеп. Как это возможно, если различаешь только свет и темноту?

Вот его история.

Год назад британский альпинист и скалолаз Джесси Дафтон стал первым слепым человеком, забравшимся на 137-метровую скалу Старик острова Хой на Оркнейских островах. Он почти ничего не видит и различает только свет и темноту. Мы попросили Джесси рассказать, как это – быть незрячим альпинистом и забираться на скалы на ощупь.

CLIMBING BLIND from Posing Productions on Vimeo.

О потере зрения и принятии себя

Чтобы понять, как я вижу сейчас, представьте, что смотрите на мир через соломинку для напитков, конец которой обмотан несколькими слоями пленки. И все, что вы можешь разглядеть на другой стороне – темно там или светло. 

Так было не всегда, хотя мое зрение было довольно ужасным с самого рождения: у меня оставалось около 20 процентов центрального зрения и полностью отсутствовало периферическое. Лучше я не видел никогда.

Когда болезнь развивается медленно, ты не замечаешь изменения, которые происходят день за днем. Разницу осознаешь только когда возвращаешься туда, где не бывал какое-то время, или делаешь то, чего долго не делал.  

Думаю, я научился принимать слепоту, когда мне было лет пятнадцать. Я тогда осознал, что мое зрение никогда не станет хоть капельку лучше, и это просто факт, с которым нужно научиться жить. И злиться на это просто бесполезно. 

Об увлечении альпинизмом

Отец стал учить меня альпинизму практически с первого дня, как я научился ходить. В первое восхождение он взял меня, когда мне было два года. Я, разумеется, не помню этого, но у нас сохранилось несколько фотографий.

В альпинизме есть огромная разница между тем, ведешь ли ты группу за собой или следуешь за другим спортсменом. Человека, который поднимается первым, обычно называют лидером группы. Его задача примерно в тысячу раз сложнее, чем у других, потому что он прокладывает маршрут. Так вот первый раз лидером группы я стал, когда мне было одиннадцать. И вот этот момент я отлично помню. Мое зрение тогда было уже очень слабым, но я еще мог разглядеть спасательное снаряжение, если оно было на уровне глаз. 

Позднее, когда я учился в университете, у меня появилось много друзей, которые тоже увлекались альпинизмом, мы начали тренироваться вместе, совершали восхождения по всей Европе. А как раз к окончанию университета мое зрение резко ухудшилось. Я тогда потерял способность читать и впервые задумался о том, смогу ли я и дальше вести за собой группу в роли лидера. К счастью, уверенность в себе взяла верх. В 2017 мы поехали в экспедицию в Гренландию. Место с климатом как в Сибири... Мы поехали в апреле, и температура была в районе –15 днем, а по ночам опускалась до –29. 

Благодаря этой экспедиции я познакомился с участником национальной паралимпийской команды по скалолазанию. До этого я никогда не слышал о том, что такие команды существуют. Конечно, я решил поучаствовать. И на первых же соревнованиях победил парня, который к тому моменту уже был членом национальной сборной в моей категории. Я вдруг неожиданно понял, что если я соревнуюсь с людьми с такой же инвалидностью, как у меня – я, оказывается, довольно хорош. До этого я сравнивал себя со зрячими – да, я справлялся с задачами, но на фоне других никогда не был чем-то особенным. 

Я наконец-то почувствовал, что чего-то стою, и начал серьезнее относиться к спорту и больше тренироваться. До этого параллельно с альпинизмом я занимался и другими видами спорта, например, бразильским джиу-джитсу, несколько лет подряд уделял ему очень много времени. Но после соревнований решил сфокусировать все внимание на альпинизме.

О поддержке жены и сложностях с поиском наставника для слепых спортсменов

Главная проблема для незрячего альпиниста – тебе нужен наставник, кто-то, кто будет направлять тебя во время восхождения. Это очень важно, от этого человека зависит очень многое. Мне повезло, у меня есть Молли – моя жена – она тоже альпинистка и многие годы мы тренируемся вместе. Но для многих слепых спортсменов – это проблема, трудно найти постоянного зрячего наставника. А случайный человек здесь не подойдет. 

Во-первых, твой наставник сам должен быть хорошим альпинистом. Начинающий спортсмен просто не сможет направлять тебя достаточно точно и давать верные инструкции. Второе – вы должны понимать друг друга максимально хорошо. И третье, твой наставник должен иметь время для совместных занятий. Как показывает практика – это самая большая проблема. 

Молли отлично чувствует меня, потому что мы провели тысячи и тысячи часов в совместных восхождениях, мы понимаем друг друга почти без слов. Она – мой гид, она направляет меня во время подъема, подсказывает, за что можно ухватиться. Когда я участвую в соревнованиях, там все намного проще, она может все время находиться за моей спиной, а все выступы и полости, за которые можно держаться, отмечены разноцветными пластиковыми шариками. Их хорошо видно наставнику, плюс можно протянуть руку и нащупать шарик рукой. Когда поднимаешься в естественных условиях, все сложнее, Молли также направляет меня, но тут она не может быть ни в чем полностью уверена. 

Одно из самых впечатляющих наших восхождений – это подъем на Олд-Ман-оф-Хой (скала Старик острова Хой), большое скальное образование на севере Шотландии высотой 137 метров. Поскольку скала отрезана от земли, нет никакого простого способа подняться на вершину. У скалолазов есть специальная классификация объектов по степень сложности и Олд-Ман-оф-Хой – это E1 – экстремальная сложность. Восхождение на него – непростая задача и для зрячих спортсменов.

А еще это место связано с историей Великобритании – отсюда прошел первый прямой телевизионный эфир, когда в шестидесятые трое спортсменов совершали восхождение на скалу. Мы поднимались вдвоем с Молли: я шел впереди и прокладывал маршрут. Я не был первым слепым спортсменом, который поднялся на Олд-Ман-оф-Хой, но я был первым слепым-лидером группы.

Сейчас из-за пандемии многие наши планы пришлось отложить, но, когда локдаун закончится и мы сможем снова путешествовать, я бы хотел съездить в США в каньон Индиан Крик, еще я планирую побывать в России – в следующем году в Москве должен пройти международный чемпионат по спортивному скалолазанию. Ну и наконец, очень хочется попробовать ледовый альпинизм, возможно мы сделаем это в Канаде.

→ Слепой, который поднялся на Эверест

О паралимпийском скалолазании

В паралимпийском спорте есть разные категории, в зависимости от формы и степени инвалидности. Я отношусь к категории B1. «B» означает проблемы со зрением, в этой категории есть три подгруппы 1, 2 и 3, чем больше цифра, тем лучше видит спортсмен. Моя категория для тех, кто полностью слеп, и тех, кто как я, может различать свет. Есть и другие категории: в них выступают спортсмены, которые не имеют рук, ног, люди с нарушением мышечной силы и так далее.

На тренировках и соревнованиях я ношу черную повязку на глазах, чтобы не было даже минимальных отличий между мной, и теми, кто слеп полностью. На самом деле в моем случае нет никакой принципиальной разницы, есть на мне повязка или нет, но тем не менее. 

Спортивное скалолазание, по-видимому, должно стать олимпийским видом спортом в ближайшие годы. А вот паралимпийским, боюсь, еще нескоро. Проблема в том, что в мире пока нет достаточного числа стран с паралимпийскими командами. Не знаю точных цифр, но, условно – нужно тридцать команд, а сейчас их двадцать. А когда будет тридцать, нужно еще несколько лет на то, чтобы они соревновались друг с другом, а потом еще, скажем, шесть лет, на то, чтобы паралимпийский комитет рассмотрел заявку на включение этого вида спорта в программу. Это долгий путь.

О том, что дает альпинизм

Мои родители всегда относились к моему увлечению очень позитивно. Наверняка они беспокоятся, но при этом всегда говорят, что я должен делать то, что я хочу, и слепота не должна быть для этого преградой. Так же и мои друзья: сколько они меня знают, я всегда занимался альпинизмом, и они считают это абсолютно нормальным. Только люди, которые смотрят на все это со стороны, удивляются. Я не слишком интересуюсь мнением других: я занимаюсь альпинизмом не потому, что хочу кого-то удивить, а потому, что получаю от этого радость. Для меня главное удовольствие – ощущение, которое испытываешь, оказавшись перед лицом страха, контролируя и побеждая его.

Меня, кстати, часто спрашивают, помогает ли мне хоть в чем-то моя слепота. Вот, например, когда я смотрю вниз – я не вижу землю в сотнях метров под собой. И увы, ответ – нет, не помогает. В момент восхождения, ты все равно знаешь, где ты, и четко понимаешь, что будет, если сорвешься. Серьезная травма или смерть – условия здесь для всех одинаковые. А если ты чего-то не видишь, еще не значит, что этого нет.

«Туман – как в сауне. Так я смотрю и футбол». Он видит мир на 5% одним глазом, но пишет об игре

Подписывайтесь на телеграм-канал Sports.ru о здоровье, питании, тренировках и мотивации

Фото: jessedufton.com; Instagram/jessedufton

Продажа и доставка продуктов питания на дом и в офис на странице Перекресток купоны.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные