Глаз Народа
Блог

Мария Шарапова: «Мне дают wild card для участия. Я не получаю по ним титулы»

Первая пресс-конференция Марии Шараповой после дисквалификации и ее достойное зависти умение уходить от ответа.

Чего вам не хватало больше всего?

– Мне нравится находиться в ситуациях, когда мне нужно найти путь к победе. Спорт с детства учит тебя адаптироваться к тем или иным ситуациям, концентрироваться, анализировать, что ты делала правильно и как тебе максимально быстро развернуть ход борьбы в свою пользу. Этого ощущения мне не хватало.

Перед возвращением вас беспокоило, как вас примут трибуны?

– Пока готовишься, ты об этом не думаешь. Ты думаешь только о своем настрое и состоянии, в котором хочешь выйти на матч, чтобы иметь возможность показать, на что ты способна. Потому что неважно, хороший у меня день или плохой, на трибунах люди, которые заплатили, чтобы посмотреть на меня. И это надо уважать.

Вас задевает, что столько ваших коллег против wild card, которую вам предоставили?

– Я очень благодарна директору турнира за то, что он дал мне возможность выступить здесь. Это один из моих любимых турниров; я тут не раз побеждала, и с такой маленькой сеткой и таким сильным составом это один из сложнейших турниров в мире. Многие игроки десятки здесь выступают, и я получила возможность сыграть с ними.

Нашли ли вы легальную замену мельдонию в лечении тех медицинских проблем, о которых рассказали в прошлом году на пресс-конференции о проваленном тесте?

– Эта между мной, WTA и врачом, с которым я сейчас работаю.

Вы согласитесь играть квалификации «Ролан Гаррос» и «Уимблдона», если потребуется?

– Я буду играть в юниорах, если потребуется. Думаю, все здесь присутствующие знают, какой я боец, и, если мне представится возможность оказаться в сетке, я ею воспользуюсь.

Какие доводы вы бы представили перед руководством «Ролан Гаррос» в пользу того, чтобы вам дали wild card в основную сетку?

– Это не моя работа. Моя работа – играть; быть на корте и делать то, что я сделала сегодня. Будут дни с победами, будут – с поражениями. Другая часть моей работы – общаться здесь с вами. Все остальное – не моя работа.

Я бы все-таки хотел услышать ответ на вопрос. Есть мнение, что в вашей ситуации – когда было нарушение антидопинговой программы – wild card неуместны. Вы, очевидно, считаете, что имеете полное право...

– Я так считаю?

Я предполагаю, что вы вполне согласны принимать wild card от турниров. Поэтому хотелось бы услышать ваше объяснение, почему все-таки эти приглашения от турниров не являются неуместными или непедагогичными.

– Турниры предлагают мне wild card для участия. Я не получаю по ним ни титулы, ни что-либо еще на блюдечке с голубой каемочкой. Мне, как и всем, нужно выигрывать матчи, чтобы показать результат. Что и является моей работой.

Сейчас, думая о 15 месяцах дисквалификации, вы злитесь?

– Совсем нет. Это не в моем характере. Я не злая и не помню плохое. Я легко отпускаю неприятности и двигаюсь дальше. Я всегда живу настоящим.

Когда стало известно, что я вернусь в апреле, меня многие стали спрашивать: ну что, ты ждешь апреля? Но ни в январе, ни в феврале, ни даже месяц назад я еще не была мыслями тут. Наоборот, я полностью была погружена в свою жизнь и сделала много всего, что иначе до 30-летия никак бы не успела.

Я училась, работала, развивала свой бизнес, заводила друзей, которых иначе бы не завела. И для меня в моем возрасте все эти опыты открыли много нового. Таким ли образом я хотела испытать все это? Нет, конечно, нет. Но я воспользовалась той возможностью, которая мне представилась.

Вам тяжело думать, что по крайней мере в ближайшие несколько лет в любом разговоре о вас неизменно будет упоминаться дисквалификация за допинг?

– Я не могу контролировать то, что говорят другие. Единственное, что я могу, – это делать свою работу. И я всегда ее делала и выиграла таким образом пять «Шлемов» и побывала первой в мире.

Вы согласны со словами своего агента о том, что Агнешка Радванска и Каролин Возняцки – посредственные теннисистки?

– Я не контролирую своего агента. Он последние 15 месяцев читал комментарии всех, кто их давал, и имеет полное право на собственное мнение.

Многие игроки, выступавшие против ваших wild card, подчеркивали, что дело не в их отношении лично к вам, а в факте использования запрещенного препарата. В какой степени, на ваш взгляд, их слова все же обусловлены их отношением к вам и будете ли вы что-то делать, чтобы его изменить?

– Это не моя работа – думать, это у них личное ко мне или нет. Да и это неважно. Вообще, все эти слова, и цитаты, и статьи в жизни ничего не значат. За последний год я усвоила это очень хорошо. Статьи будут в любом случае, но новостной цикл пройдет, и никто их не вспомнит. Потому что они ничего не меняют. Я понимаю, что мое возвращение – это событие, и на этот турнир выдали 200 аккредитаций. Но в конечном счете, имеет значение только то, что происходит на корте, и для этого я и вернулась.

Вы изменили что-то в своей подаче? Она сегодня выглядела очень внушительно.

– Я работала над всеми аспектами моей игры, в том числе – над подачей. Я не меняла ее так уж сильно – разве что нюансы: отчасти ритм, отчасти подброс.

Что скажете о беременности Серены?

– Это одна из самых чудесных вещей, которые могут произойти с женщиной. Это огромная радость и прекрасная новая глава ее жизни.

Этот первый матч оправдал ваши ожидания?

– Мне трудно сформулировать, какие у меня были от него ожидания. Конечно, я думала о нем и представляла... Не знаю, хороший вопрос.

Я проснулась сегодня очень воодушевленной, улыбалась; была рада приехать сюда на тренировку. Не знаю, чего я ожидала, но я знала, что это все и есть то, ради чего я работаю.

«Ролан Гаррос» – один из ваших любимых турниров. Можете представить, что вам не удастся в этом году там сыграть?

– Не могу сказать, что я уже думаю об этом. Я знаю, что на этот счет много разговоров, но как человек, не игравший 15 месяцев, могу вам сказать, что этот турнир, и следующий, и следующий за тем не менее важны для меня. Я не могу позволить себе забегать вперед.

«Ролан Гаррос» очень много для меня значит, я сумела переломить динамику своих выступлений там и победить там дважды, и было бы чудесно снова там сыграть. Но после такого перерыва на данном этапе моей карьеры эти ближайшие турниры для меня ничуть не менее важны.

Не секрет, что мы встречались с президентом Федерации тенниса Франции в Палм-Спрингс. Мы обсудили много разных вещей, но в конечном счете, решение о wild card полностью остается на усмотрение его и его команды. И я приму его, каким бы оно ни было.

После того, как вы выиграли сегодня, было очень заметно ваше облегчение. Вы теперь полностью свободны от давления ожиданий или еще что-то осталось? (Вопросы и ответы дальше на русском.)

– Конечно, у меня были очень радостные эмоции, потому что я ждала этот день и этот матч. И выиграть на этой сцене первый матч для меня, конечно, было очень эмоционально.

Чего вы ждете от завтрашнего матча с Макаровой?

– Против Кати всегда мне тяжело играть: во-первых, левша, во-вторых, на глине здорово играет. Но как и все остальные матчи, которые я буду играть, они все будут важные. Против Кати или против кого-то другого – все важные и все сложные из-за того, что я долго не играла. Но я буду готова к этому.

Расскажите про пост в инстаграме. Вы выложили фотографию маленькой девочки с подписью, что сегодняшний день – это просто числа. Что вы этим хотели сказать? Что для вас это не так важно? Или это про истерию и внимание?

 

4.26.2017 They’re only numbers 👊🏻

Публикация от Maria Sharapova (@mariasharapova)

 

– Все много говорили про 26 апреля, но для меня это не начало чего-то. На протяжении многих лет я играю, тренируюсь, и это просто еще один день моей карьеры. Конечно, он очень важный, но...

Источник, фото: facebook.com/PorscheTennisGrandPrix; Gettyimages.ru/Adam Pretty

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья