Блог Mad Men

Константин Сарсания: «В футболе есть такие агенты, которые раньше бананами торговали»

Мария Командная и Катерина Кирильчева представляют вторую часть интервью с первым футбольным агентом России. Главный тренер воронежского «Факела» Константин Сарсания – о том, что будущее российского футбола за частными клубами, а в агентурном настоящем есть место для торговцев бананами.

 

КК: Вы сейчас продолжаете агентскую деятельность?

– Нет, это невозможно. Я ее официально закончил в 2006-м году.

МК: Я говорила с мальчиками из дубля «Локомотива», которым по 16-17 лет, и каково же было мое удивление, когда я узнала, что у них уже есть агенты. Во сколько лет, по вашему мнению, футболисту нужно нанимать агента?

– Сейчас пошла немного другая жизнь. Я думаю, если с 14 лет в России можно подписывать первый профессиональный контракт, то тогда же можно и агента нанять.

МК: Вы человек, который много повидал в футболе. Объясните тогда, что сейчас происходит в российском чемпионате? В прошлом году развалилась «Москва», в этом году – «Сатурн», едва не прекратил существование «Амкар»… 

– Это все разные случаи. У «Москвы» не было истории и зрителей. Людям стало неинтересно финансировать ее, и команды не стало. Что касается «Амкара», то я думаю, Пермский край его вытянет. Они, в принципе, никогда не шиковали. Если говорить о «Сатурне» – то таково положение вещей в Подмосковье. Область – практически банкрот. Когда в регионе все было в порядке, то были заключены такие контракты. Сегодняшняя ситуация – это отголоски того пира. В реальности это не могло продолжаться – клуб закрыли. Сейчас на его место пришел «Краснодар». Это частный клуб, им владеет состоятельный человек, который развивает, в том числе и инфраструктуру, и детско-юношеский спорт. Думаю, будущее за командами, которые либо находятся в частной собственности, либо спонсируются серьезными компаниями типа «Газпрома», ЛУКОЙЛа или РЖД.

МК: Вы полагаете, в футболе будущее за частной собственностью, а не за государственной?  

– Да нет, почему?! Какая частная собственность может сравниться, например, с «Газпромом»? Я имел в виду, что преимущество у двух направлений развития. Во всем мире ведь то же самое. Но, главное, чтобы люди понимали, как тратить деньги. А не так, как это было с бюджетными средствами – сегодня они есть, завтра их нет.

КК: Маша, ты задала прекрасную тему – здоровье чемпионата. Хотелось бы взглянуть на нее с другой стороны. История с публикациями платежных ведомостей «Сатурна» лишний раз показала что в нашем футболе крутятся средства, которые не соответствуют общему социальному уровню страны.  Может, стоит уже ввести потолок зарплат?

– Это очень сложный вопрос. Мы сейчас будем влезать в такие дебри. Если брать, например, английскую лигу. То почему там высокие зарплаты? Потому что на стадионы приходят зрители, телевидение платит за показ сумасшедшие деньги. Разумеется, футболист выступает  и получает за это деньги. У нас, в России, пытаются делать то же самое, поэтому такие зарплаты. Но надо понимать, что у нас и телевидение другое, и на стадионы никто не ходит…  

КК: Атрибутика не приносит прибыли...

– Конечно, у нас экономика пока не такая.

МК: Но Лигу чемпионов все равно хочется выигрывать.

– Вот! Поэтому очень сложно ввести потолок зарплат. Когда ты хочешь пригласить игрока, который поможет тебе быть состоятельным в Лиге Чемпионов, ты должен осознавать, что тебе надо быть конкурентоспособным с лучшими европейскими клубами. А там зарплаты очень серьезные. С введением потолка, флагманам российского футбола будет нереально двигаться вперед. Соответственно, чемпионат не будет развиваться, его уровень будет весьма усредненным. Думаю, здесь все упирается в то, что надо подбирать хорошие методики для молодых игроков. Когда у нас будут появляться свои хорошие футболисты, мы сможем ими заполнять отсутствие классных легионеров. Когда Дик Адвокат и я еще были в «Зените», мы купили Данни за 30 миллионов евро. Алексей Миллер советовался со мной по сумме трансфера. Я сказал, что, конечно, мы переплачиваем. Но, с другой стороны, это игрок европейского уровня, который реально может стать одним из лидеров команды. Мы его взяли и через день стали первым российским клубом, который вы­играл Суперкубок Европы. Данни забил. На что Алексей Борисович сказал: «Он уже окупился». Благодаря португальцу мы вошли в историю. Сложно сказать, у кого больше денег – у «Зенита» или «Манчестер Юнайтед». Но когда ты выигрываешь на поле, никто потом не занимается расчетами. Российский клуб выиграл престижный европейский трофей. Это уже престиж страны. Ради этого людям, у которых есть деньги, стоит делать такие покупки.

КК: Но, с другой стороны, это только порождает зависть, в частности, к «Зениту». Ведь, по мнению болельщиков, у  него не может быть конкурентов в чемпионате с учетом того, какими финансовыми возможностями этот клуб обладает.  

– Почему не может быть конкурентов? Могут быть. Они не могут себе позволить кого угодно, потому что есть в российском чемпионате определенные моменты, которыми сложно соблазнить. Но все-таки пригласили же Кевина Кураньи в «Динамо», он играет, забивает. Конечно, по деньгам с «Зенитом» сложно конкурировать, но ЦСКА ведь приглашает хороших, серьезных футболистов. Думбия, Вагнер Лав – очень хорошие трансферы; еще есть молодой Секу, которого в 16 лет взяли и вывели на новый уровень.   

МК: Какой клуб, на ваш взгляд, проводит лучшую селекционную политику?

– Сложный вопрос.  Если брать соотношение цены и качества, то в последние годы назову ЦСКА. Хонда, Думбия, Вагнер Лав, до этого были проданы Жо и Жирков. Клуб берет перспективных молодых игроков, вроде Секу, поднимает их на новый уровень, продает и покупает новых на их место. Это продуманная политика. Что касается «Зенита», то трансферы, которые были оформлены при мне, все еще составляют базис команды. Уже без меня был куплен Алвеш. Дороговат. Мы в свое время защитника за такую сумму не купили бы.

КК: Какой лично ваш самый удачный трансфер?

МК: Кроме Дика Авдвоката.

 – Если брать агентскую деятельность, то моя лучшая покупка – Шкртел. Если говорить о том периоде, когда я был спортивным директором, то я могу перечислить практически все приобретения «Зенита». Зырянов из «Торпедо», про которого все думали, что он средний игрок. Широкова мы взяли опять-таки из «Химок», Погребняка – из «Томи». Ломбертс, Данни. Самым противоречивым трансфером стал, пожалуй, Семшов. Он хороший профессионал, но у него не сложились отношения с одноклубниками. Если говорить о продажах, то лучший трансфер – это опять же Шкртел. Мы его купили за 800 тысяч евро, а продали за 10 миллионов евро. Аршавин и Тимощук сменили клубы. Кстати, покупка Толи тоже была рискованной. 20 миллионов – колоссальная сумма, но мы все-таки решились. Если бы не Тимощук, какой была бы цена победы? Сложно сказать.

МК:  Когда вы закончили игровую карьеру, почему, несмотря на то, что вы всю жизнь хотели быть тренером, вы пошли в агентуру?

– Так получилось. Когда я приехал из Франции (там я выступал три с половиной года), ребята начали интересоваться у меня подробностями. Тогда футболистам в России мало денег платили: тысяча или две долларов считалось очень здорово.

КК: Это в основе в Премьер-лиге?

– Да-да.

МК: В начале 90-х это были неплохие деньги…

– Это были неплохие деньги, но они не шли ни в какое сравнение с тем, как платили в Европе. Поэтому ребята многие стали обращаться ко мне: «Можно нам найти какой-нибудь вариант в Европе?». Я связался со своим агентом, Луи Девризом, он был одним из самых серьезных европейских специалистов. Он мне сказал: «У нас до сих пор нет представителя в странах Восточной Европы, давай, ты попробуй». Так я стал агентом. Приходилось много летать, мотался между Москвой и Брюсселем – учился профессии.  

КК: Назовите свои самые первые трансферы? Наверняка, это были известные имена?  У нас и Сычев во Франции поиграл...

– Нет, Сычева не я отправлял. Первым моим трансфером стал  украинец Андрей Демченко,   мы его в «Аякс» из ЦСКА продали. Потом Дениса Клюева мы перевели из «Динамо» в «Фейеноорд». Сначала мы работали с клубами из Голландии и Бельгии. Потом я продал Сашу Панова во Францию. Тогда президентом «Зенита» был еще Виталий Леонтьевич Мутко, а Панов для питерского клуба был тем же самым, что Кержаков или Аршавин. Виталий Леонтьевич очень тяжело решался на этот трансфер, но все же согласился. Максим Левицкий тоже по моей инициативе отправился во Францию.  

МК: Что нужно, чтобы стать агентом?

– Надо понимать футбол и вообще спорт, быть коммуникабельным. А дальше – уметь заботиться о футболисте и осознавать его потребности. А контакты – это дело наживное.  

КК: Я, честно говоря, думала, что связи на первом месте.

– Это все потом… Конечно, если контакты уже наработаны, то тебе не нужно постоянно летать на какие-то встречи, можно просто позвонить, предложить, все тебя знают, доверяют, и к тебе вопросов нет.

МК:  Как у вас происходил процесс погружения в профессию? Сначала вы работали с Луи Девризом, потом стали лицензированным агентом ФИФА, правильно?

– Да, я учился у Луи Девриза, во время учебы приобрел много интересных нюансов. В России, в принципе, нет такой школы агентов, каждый учится так, как может. Я работал у Девриза три года, а потом уже понял, что могу начинать самостоятельную деятельность. Тогда же, в 98-м году, я получил лицензию. Для этого мне не только надо было сдать экзамен сдать, но надо было иметь депозит в швейцарском банке на 200 тысяч швейцарских франков. Это был 98-й год. С этого года агентская лицензия вообще будет не нужна.

МК: Поделитесь, как вообще строятся ваши отношения с коллегами? Мне раньше казалось, что агенты – это такие акулы. Но, познакомившись с вами, с Германом Ткаченко, оказалось, что это довольно милые люди.

– Мы с Германом, кстати, хорошо общаемся. Но бывают разные агенты. Надо всегда цивилизованно вести дела. Мир спорта и футбола узок. Если ты кого-то когда-то позволил себе обмануть, будь то футболиста или клуб, все сразу выходит наружу. У таких агентов нет никаких шансов прогрессировать и расти.

КК: Мне видится, что ваш большой плюс еще в том, что вы в прошлом профессиональный футболист, который к тому же имел опыт выступления за рубежом. Не думаю, что кроме вас есть много агентов с похожим «бэкграундом»?

– Нет, таких нет. Это и, правда, был плюс, потому что агент должен понимать футбол. Когда я в начале своей карьеры разговаривал с тренером, то он видел, что я разбираюсь в футболе, понимаю, какой игрок нужен именно ему. Есть же разные нюансы: нападающий может быть высоким и мощным или быстрым, маленьким и техничным. Если ты не понимаешь игру, ты этого не спросишь и не получишь конкретного ответа. Тренеру с таким агентом просто вести дела, и он продолжает сотрудничество.  А если человек стал агентом после того, как он мясом торговал, то понимание найти сложнее.

КК: Есть и такие люди в агентском бизнесе?

– Есть, один агент раньше бананами торговал. Они рассуждают так: «Ну, тут же не надо игроков таможить, декларации заполнять. Раз – продал, получил деньги». Им кажется, что это легко и просто. Но это не так.

МК: Знаю, что у вас есть сын, ему 15 лет. Занимается ли он футболом? И пытаетесь ли вы его пристроить в какую-нибудь команду?

– Да, мой сын занимается футболов в юношеской команде «Ника», но думаю, из него не получится футболиста. Но он достаточно умный мальчик, многое знает об игре. В свое время помогал мне футболистов подыскивать. Он же как и вся молодежь играет в компьютер, поэтому и знает всю базу данных игроков. В этом плане все нормально.

КК: Получается, вероятнее всего его жизнь будет связана со спортом?

– Думаю, он пойдет в спортивный менеджмент.

КК: Вопрос к вам, как к тренеру клуба уже первого дивизиона. Ваше мнение на переход к системе «осень-весна»?  Как это затронет непосредственно вашу команду?

– Никак, у Первого и Второго дивизионов сроки проведения турнира не меняются. Кто-то это так подавал, кому-то было выгодно. Зато теперь даже женщины, которые никогда футбол не смотрели, в курсе. Одна моя знакомая бабушка после того как услышала прогноз о том, что будет холодная зима, воскликнула: «Боже мой, как же они в футбол-то будут играть!». А мы же зимой как  не играли в футбол, так и не будем играть. Поэтому переход будет довольно безболезненным. Просто круги поменяются местами, ну, и летний перерыв будет подлиннее.

 Первую часть беседы читайте ЗДЕСЬ.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья