Версификаторные россказни
Блог

Судейство в «Ф-1» возмутило фанатов. Торговлей с «Ред Булл», игнором хитростей «Мерседеса» и штрафами Ферстаппену

Разбор ключевых эпизодов.

Гран-при Саудовской Аравии – предпоследний этап 72-го чемпионата мира «Формулы-1» – запомнился как один из самых безумных, противоречивых и скандальных в новейшей истории гоночной серии. Воскресный заезд наполнили впечатляющие аварии, красные флаги, обгоны не по правилам и столкновение претендентов на титул. 

Хаос в Джидде пытались урегулировать гоночная дирекция во главе с Майклом Маси и стюарды Международной автомобильной федерации (ФИА), однако не раз и не два по ходу Гран-при болельщики чувствовали, что чиновники не справлялись со своими обязанностями и теряли контроль над ситуацией. Так ли это?

Борьба Хэмилтона и Ферстаппена в Саудовской Аравии: столкновение, штраф Максу и победа Льюиса

Эпизод 1: остановка гонки после аварии Мика Шумахера 

Этот момент остался в тени последующих событий, но в менее насыщенном Гран-при наверняка стал бы важным – из-за вылета Мика Шумахера в барьеры на 9-м круге дирекция сначала выпустила автомобиль безопасности, а спустя еще 3 круга объявила об остановке заезда. Бенефициаром решения оказался Макс Ферстаппен – единственный из лидеров не поехавший в боксы менять шины и получивший подарок в виде первого места и возможность переобуться уже в режиме красных флагов. 

Решение вывесить красные флаги правильное? 

Со стороны могло показаться, что ФИА должна ограничиться только выездом автомобиля безопасности, но в пользу радикального варианта сыграли особенности трассы. 

Шумахер врезался в барьеры «Текпро», которые здорово защищают пилотов от травм, но требуют тщательной установки. Сильные удары, как правило, приводят к смещению блоков барьеров или их проколам, из-за чего их необходимо устанавливать заново. Оставить место происшествия без внимания нельзя – в щели между блоками может влететь другая машина, и последствия такого инцидента окажутся страшными. 

По некоторым сообщениям, инцидент с Миком привел к проколу одного из блоков, и для починки ограждения потребовалась большая бригада маршалов и техника, доставить которую к месту происшествия на узком треке без остановки заезда было невозможно. 

Единственная претензия к ФИА может заключаться лишь в скорости принятия решения – все-таки между аварией и красными флагами прошло почти четыре круга. Однако надо помнить, что остановка Гран-при – крайняя мера, на которую дирекция в решающие моменты борьбы за титул идет неохотно. Лишь когда стало ясно, что другого варианта нет – гонку остановили. 

Эпизод 2: Боттас оттормозил Ферстаппена перед заездом на пит-стоп 

Сразу после аварии Шумахера и объявления о выпуске сейфти-кара лидеры рванули за свежей резиной – и «Мерседес» тут же провернул старый трюк: пока Хэмилтон ехал в боксы, его напарник немного притормозил остальной пелотон. Трюк позволил лидерам свободно сменить шины и не потерять драгоценное время на пит-лейн. 

Почему не оштрафовали Боттаса? 

Времена, когда можно было безнаказанно сбавлять скорость до черепашьего шага, остались в прошлом – эта зона регламента перестала быть «серой» еще в 2014-м, ФИА отрегулировала правила и прописала четкие инструкции: в такие моменты гонщики едут с оглядкой на так называемую «дельту». Самое простое объяснение: пилот должен проезжать мини-сектора трассы за определенное время – например, в интервале от 15 до 20 секунд, и если гонщик не уложится в эти ограничения, то получит штраф. Боттас действительно немного отстал от Льюиса, но при этом все сделал по правилам – он попал в дельту по ее минимальному значению. 

Внимательные зрители зададут резонный вопрос: но ведь дельта времени не действует, когда пелотон едет за автомобилем безопасности? Верно! Однако во время путешествия к боксам ни Хэмилтон, ни Боттас еще не догнали сейфти-кар, и потому ехали именно в режиме ограничения скорости по дельте времени. 

Эпизод 3: Хэмилтон замедлился по пути на стартовую решетку перед первым рестартом 

После починки барьеров болиды вернулись на трассу, чтобы провести рестарт с места. По пути из боксов на стартовую решетку Ферстаппен недовольно заметил, что Хэмилтон сильно отстал от него (очевидно, с целью вынудить Макса приехать намного раньше остального пелотона к светофору и быстрее остудить шины): 

«Он отстал больше, чем на 10 корпусов машины!»

Однако ФИА этот эпизод даже не взяла на заметку. 

Хэмилтон действительно нарушил регламент?

Правило, согласно которому болиды в пелотоне во время прогревочного круга должны отставать друг от друга не более чем на 10 корпусов, действительно есть – в пункте 36.14 спортивного регламента «Ф-1». 

Однако на рестарт с места это правило не распространяется – в пункте 42.8 есть уточнение об отмене ограничения на 10 корпусов машины в подобных условиях. Начиная с лидера пелотона гонщики могут контролировать темп как им угодно, и запрещается лишь хаотично ускоряться или тормозить (чтобы не вызвать аварии). 

Трюк Хэмилтона был легальным. 

Эпизод 4: торг между ФИА и «Ред Булл» 

Один из самых смущающих моментов Гран-при Саудовской Аравии – перераспределение позиций в группе лидеров не на гоночной трассе, а за ее пределами. 

К этому привел рестарт: Ферстаппен не смог защитить первую позицию от Хэмилтона, но продолжил бороться, срезал поворот и вернулся на трек впереди пилота «Мерседеса». Маневр Макса не был легальным – гонщик проиграл борьбу и не имел «права на поворот», а потому должен был после срезки уступить позицию сопернику или получить штраф. Однако ситуация мгновенно усложнилась: во-первых, из-за действий нидерландца Льюис потерял скорость и пропустил вперед Эстебана Окона, а во-вторых – гонку тут же остановили из-за аварий Переса, Мазепина и Расселла. 

В итоге журналисты и болельщики увидели неприглядную изнанку гонок – глава дирекции Майкл Маси буквально торговался с «Ред Булл» во время режима красных флагов.

«Они торговались как на местном рынке, – удивился исполнительный директор «Альпин» Марцин Будковский. – Выбирали между штрафом и потерей позиций. Смотрелось весьма необычно».

Диалог для непосвященных выглядел вовсе возмутительным. 

Маси: «Учитывая произошедшее в первом и втором поворотах, даю вам возможность стартовать со второй позиции». 

Тим-менеджер «Ред Булл» Джонатан Уитли: «Мы в команде это обсудим, но нам показалось, что Макса выдавили с трассы». 

Однако спустя несколько мгновений парни из «Ред Булл» согласились. 

Уитли: «Мы готовы согласиться на второе место – с учетом, что с поула начнет Окон».

Маси: «Вы также должны уступить позицию Хэмилтону. Вот мое предложение». 

Так и поступили. 

Маси вообще в порядке?

Негласный девиз современной ФИА: «Дадим им гоняться». Да, с учетом многочисленных штрафов, кучи правил и регламентированности заездов это звучит почти смешно, но в действительности именно по инициативе гоночного директора нередко удается избежать наказаний. Маси часто пользуется таким приемом: предлагает пилоту, который получил нечестное преимущество, пропустить своего соперника на треке, а в случае отказа уже передает «дело» стюардам. 

«Такая дискуссия – обычное дело, – заявил австралиец после гонки в Джидде. – Когда я увидел, что произошло во втором повороте, то попросил стюардов дать возможность командам самим уладить ситуацию и обменяться позициями». 

Конечно, зрителям хочется видеть больше гонок и настоящей борьбы, но все же вариант с урегулированием ситуации и возвращением позиций куда лучше для спорта, чем штрафы, которые нередко полностью ломают интригу Гран-при. 

Эпизод 5: штрафы Ферстаппену 

В Джидде Макс получил сразу два штрафа (которые, впрочем, не повлияли на его финишную позицию). Первый – 5-секундный, за получение преимущества в борьбе с Хэмилтоном при выезде за пределы трассы на 37-м круге. Второй – 10-секундный, за столкновение с Льюисом через 25 поворотов после первого инцидента. 

Резонансную историю с контактом мы разобрали в другом материале, поэтому обратим внимание на кое-что другое. 

Все о штрафе Ферстаппену за аварию при пропуске Хэмилтона: почему наказали именно Макса? Он правда хитрил? А зачем вилял?

Для начала – небольшое отступление: по традиции на Гран-при работает комиссия, в которую входят четыре стюарда ФИА. Три из них – чиновники федерации, а четвертый – бывший гонщик (с важным экспертным мнением). Несмотря на то, что решения судьи выносят путем голосования, все же нужно понимать, что в комиссии есть главный стюард, а также человек с большим авторитетом, чье мнение при обсуждении гоночного инцидента его коллеги вряд ли способны игнорировать. 

На Гран-при Саудовской Аравии главным и самым авторитетным стюардом был австралиец Гэрри Коннелли, член Совета ФИА, глава Австралийской федерации безопасности в автоспорте, заместитель президента института ФИА, регулярный стюард в «Ф-1», ралли и туринговых гонках с 1989 года. Одним словом – глыба.

Коннелли известен как большой формалист и приверженец строгого следования букве закона. А еще он входил в коллегию стюардов на Гран-при США 2017 года и был одним из тех, кто вынес решение оштрафовать Макса Ферстаппена за обгон Кими Райкконена по обочине (Макс за это обозвал Коннелли «идиотом»). 

Было бы странно, если бы коллегия стюардов во главе с Коннелли внезапно изменила своему подходу. И становится понятно, почему дело вообще дошло до штрафов. 

В эпизоде с выездом за пределы трассы и получением преимущества у гонщиков традиционно есть три круга на возвращение позиции сопернику – несмотря на то, что Ферстаппен пытался это сделать почти сразу – сделать это он все же не смог (из-за столкновения), а затем еще в течение трех кругов ехал впереди Хэмилтона. А когда в «Ред Булл» все-таки решились на вторую попытку пропуска соперника – ФИА уже вынесла решение. Да, Макс не успел отдать позицию за три круга – и получил штраф. Сурово? Главное, что по букве закона. 

Примерно так же стюарды рассуждали и после финиша, когда разбирали столкновение лидеров. Возможно, другая комиссия посчитала бы случившееся гоночным инцидентом (в конце концов – он случился из-за недопонимания, а не из-за злого умысла), но нынешние стюарды решили, что раз столкновение случилось, то кто-то виноват больше – то есть Ферстаппен, поскольку именно он тормозил «резко и неожиданно».

Хэмилтон и Ферстаппен опять столкнулись! Макс отдавал лидерство после нечестной обороны, Льюис не понял и влетел в «Ред Булл»

Эпизод 6: за кадром 

Когда я занялся этим текстом, то, конечно, хотел найти повод показать пальцем на парней из ФИА и сказать: «Ага, попались!» Но чем больше примеров рассматривал, тем больше понимал, что Федерация в очень сложных условиях в Саудовской Аравии (событий было так много, что от них буквально кружилась голова) справилась со своей работой. 

Да, некоторые эпизоды вызывают вопросы. Стюарды проигнорировали инцидент с Боттасом и Райкконеном в квалификации, а также вообще никак не отреагировали на блокировку Хэмилтоном Гасли в третьей практике (второй случай, впрочем, придирка, потому что этот момент никому не повредил в тренировочной сессии). Можно не соглашаться со штрафами Ферстаппену (или степенью наказания!), наконец, можно спорить о том, должна была ФИА выпустить реальный автомобиль безопасности на трассу, где лежали обломки от машины Феттеля или не вмешиваться в отрывы и попробовать решить проблему с виртуальным сейфти-каром (что и случилось). Это уже частности, которые в действительности глобально на исход Гран-при не повлияли. 

Работа стюардов и гоночной дирекции вряд ли всех устроит, вряд ли она была идеальной, но с точки зрения человеческой способности обрабатывать информацию и выдавать справедливые вердикты – получилось достойно. 

Хочется лишь одного – чтобы в финальном Гран-при в Абу-Даби 12 декабря у ФИА не было поводов вмешиваться в борьбу Хэмилтона и Ферстаппена. Пусть эти двое выяснят отношения между собой сами и по справедливости. После Джидды представить это сложно, но почему бы не помечтать?

Фото: globallookpress.com//Florent Gooden/Keystone Press Agency, nordphoto GmbH / Bratic, Panoramic/Keystone Press Agency, Xavi Bonilla/Keystone Press Agency; fia.com; REUTERS/Ahmed Yosri

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные