Блог Беседка с видом на каток

Макар Игнатов: «Нравится, когда после тренировки думаешь, что сегодня ты – молодец»

Эта беседа состоялась у нас с Макаром Игнатовым еще в начале сентября, как раз во время контрольных прокатов сборной России в Москве. К сожалению, сам Макар вернулся к соревнованиям лишь несколько дней назад на турнире в Таллине. Почему так получилось, какие у фигуриста планы, а также чем он увлекается в свободное время, читайте в нашем интервью

– Макар, расскажи для начала немного о себе. Назови любые три факта, которые приходят в голову.

– Во-первых, я люблю читать. Многие этому удивляются, но это так. С того момента, как у меня сломались наушники, я езжу в метро и читаю.

Во-вторых, мне очень нравится Япония. Когда был там на соревнованиях, пошел прогуляться. Отошел буквально на 500 метров от отеля, а в этих 500 метрах столько всего интересного оказалось! Можно ходить и ходить, смотреть. Думал, у них метро, как у нас. Метро и метро, ничего интересного. Спустился, а там торговый центр! У нас в отеле ресепшн был только на 15 этаже. А еще переход в другое здание, вокзал, два торговых центра...

В-третьих, я фигурист. Живу этим. Больше у нас нет ничего в жизни. Чем помимо фигурного катания занимаюсь? Езжу домой (смеется).

А вообще, я люблю гулять, стараюсь радоваться жизни, находить хорошее там, где его нет. Травма вот недавно была, зато отдохнул.  

Ты сказал, что любишь читать. Какая была последняя книга, которую прочитал?

– «Цветы для Элджернона» и «451 градус по Фаренгейту». Первая из них очень ударила по мне, она очень неординарная. В начале книга представляет собой дневник человека с отклонениями в развитии. Первые страниц 20 написаны совершенно безграмотно. Я сначала не понял прикола, а потом затянуло.

Вообще, я очень люблю фэнтези. Мне нравится, чтобы книга захватывала, чтобы я погружался в нее и мог 2-3 часа читать, не отрываясь.

Какая из прочитанных книг больше всего запомнилась?

– Я не очень люблю выделять что-то одно. Если говорить о самой любимой книжке, то это та, которую мне подарил мой старший брат – «Эрагон».

Есть литературный персонаж, с которым ты себя ассоциируешь?

– Идиот (смеется). На самом деле, я сопоставляю себя с главным персонажем в «Эрагоне». Там все очень перекликается с настоящими миром, с реальными проблемами. Возможно, у кого-то будет совсем другое впечатление о книге.

Нечасто приходится слышать от спортсменов о любви к книгам, все чаще говорят о фильмах и музыке.

– Я в последнее время смотрю мало фильмов. Понял, что мне становится скучно сидеть полтора или два часа и просто наблюдать за чем-то. Я лучше почитаю.

Музыку слушать тоже нравится. Не могу сказать, что гонюсь за новыми трендами и слежу, кто и что новое выложил. Слушаю разное, под настроение. Когда-то очень нравился рок. Сейчас потихоньку перешел на рэп.

– Вернемся к теме спорта... В твоей карьере можно проследить такую закономерность, что ты сначала появляешься на каких-то стартах, радуешь своими выступлениями, а потом пропадаешь. И никто не знает, где ты, как ты. После Первенства России ты снова куда-то пропал. Расскажи, с чем это было связано, чем ты в это время занимался.

– После Первенства я лечил спину, потом тренировался. А с середины июля снова лечился... Так сказать, на больничный ушел.

– Как проходила подготовка к этому сезону?

– Сначала были на сборах в Италии, в горах. Мы туда второй год ездим. Очень хорошее место, мне нравится. Потом были в Латвии на сборах по ОФП. Мы там умирали немножечко, было тяжело. Я старался, все нормально, живой вернулся. Потом уже программы накатывали, входили в рабочий процесс. На сборы в Америку не попал, так как визу не успели сделать.

– Где понравилось больше?

– В Японии (смеется). А если серьезно, то, наверное, в Италии. Там кухня вкусная.

Можешь рассказать поподробнее о программах этого сезона?

– Я не люблю рассказывать о своих программах. Считаю, что лучше это увидеть. Так всегда интереснее. Могу сказать, что короткая в непривычном для меня стиле. Произвольная очень нравится, она под музыку из фильма «Троя».

– Какие планы у тебя на этот сезон?

– Пока не знаю... Стараюсь не строить грандиозных планов, потому что они имеют свойство проваливаться. Нужно делать, что должен, стараться, работать. К чему-то это приведет.

Что для тебя является мотивацией в фигурном катании?  Что заставляет каждый день выходить на тренировки?

– Я сам себя заставляю. Мне это приносит удовольствие. Особенно то чувство, когда выходишь после тренировки и думаешь: «Я молодец, я доволен, я постарался».

– Над чем тебе нравится работать на льду больше всего?

– Я люблю прыгать. Очень люблю прыгать, как это ни странно с моим ростом. В последние года два стараюсь больше акцентировать свое внимание на катании. Когда я был помладше, мне больше нравилось прыгать и быстро ехать. Выходишь на лед и думаешь: «Так прикольно! Прикольно получается!» Сейчас стараюсь выдавать смысловую нагрузку. Что-то от себя вложить в катание. Не уверен, что всегда получается, но я стараюсь.

– Ты тренируешься в Санкт-Петербурге. Часто говорят, что питерская школа фигурного катания очень отличается от московской. Замечаешь эту разницу?

– Сложно сказать. Питер это Питер. Во всех его проявлениях. Я в Москве не тренировался, мне сложно судить. Мне кажется, особых отличий нет. Каждый тренер по-своему составляет рабочий процесс, но все равно все очень близко. Нельзя говорить о каких-то существенных различиях, так как все происходит в рамках одной страны. Думаю, это противостояние создается искусственно. Москва и Питер всегда как-то соревнуются между собой. А мы со всеми ребятами очень хорошо общаемся, никакого противостояния в жизни нет.

Ты катаешься в академии на одном льду с Димой Алиевым, Мишей Колядой. Насколько следишь за товарищами, может, перенимаешь что-то у них?

– Понятное дело, что у каждого человека можно что-то взять для себя. Что-то выделять я бы не хотел.

Если взять в целом, то какие фигуристы тебе нравятся и чей стиль катания импонирует?

– Таких фигуристов очень много. Даже взять хореографическую дорожку Артема (Лежеева, произвольная программа "Риверденс")... Она классная. А если брать из прошлого сезона, то мне нравятся программы Хавьера Фернандеса, особенно произвольная. Его катание отличается от остальных, у него есть что-то свое. Понравилась произвольная Димы Алиева на Европе. Мне вообще нравится, как Дима катается. Ну и как не выделить Ханю.

Ты отметил, что тебе больше нравится прыгать. На кого из фигуристов в этом ровняешься?

– Не могу выделить кого-то одного. Мне нравится Нейтан Чен. Его прыжки, даже четверные, очень экономные, аккуратные, без какой-либо сумасшедшей высоты. Как на тройной заходит, делает. Все. Как это работает я не знаю. Это называется критерий выполнения без видимых усилий. Сальхов Ханю еще нравится.

Как тебе вся эта эпопея с четверными прыжками у девочек?

– Я нахожусь в восторге от того, что все это в принципе есть и сейчас происходит. Но при этом есть понимание, что эта маленькая девочка вырастет, и я очень не хочу, чтобы ее травмы преследовали. Если смогут сохранить и прыжки, и здоровье – супер.

Как относишься к новой судейской системе?

– Думаю, нет смысла это обсуждать. Мы уже ничего не сможем изменить. Сделано и сделано. Нам остается принять и подстроиться. Сначала будет неудобно, потом, может быть, привыкнем. Интересно, как она приживется. Можно вернуться к системе 6:0... (смеется).

Если пофантазировать, то каким ты видишь фигурное катание через пять лет?

– Не знаю… Коньки на пружинах будут. Зачем загадывать? Если бы лет пять назад кто-то сказал, что фигуристы будут выезжать программы со всеми четверными, я бы не поверил.

– Спасибо за интервью и удачи!

А еще Макар классно рисует! :)

Беседовали Анастасия Кузьмина и Юлия Гладких

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья