Блог Формула жизни
Трибуна

Гонщик забыл нажать кнопку на руле – и потерял победу в Гран-при с шансами на титул «Ф-1». Команда его прикрыла

Правда всплыла только через 20 лет.

Бывший директор по маркетингу «Джордана» Марк Галлахер недавно опубликовал интригующий твит, требующий некоторых разъяснений.

«Бедный Хайнц, – написал Марк, вспомнив о сходе пилота «Джордана» Хайнца-Харальда Френтцена на Гран-при Европы 1999 года. – Мы сказали, что у него были «технические неполадки», чтобы он не покраснел от стыда. #ЧтоМоглоБыБыть».

Позже Галлахер пояснил сказанное. Оказывается, никакой проблемы с болидом не было – пилот и его инженер Сэм Майкл допустили небольшие ошибки, которые вынудили Френтцена остановить машину и привели к серьезным последствиям.

Как потерять победу из-за небольшого просчета

«На болидах есть особая система, предотвращающая глушение двигателя, – рассказывает Галлахер. – Пилот сначала должен ее включить, а потом выключить. Но когда Хайнц выезжал из боксов, то забыл отключить эту систему».

На Гран-при Европы-1999 претендент на титул Френтцен был в ударе: он завоевал поул-позицию и был близок к третьей в сезоне победе. Перед важной остановкой в боксах на 27-м круге Хайнц-Харальд опережал Дэвида Култхарда на «Макларене», и чтобы остаться впереди, следовало провести идеальный пит-стоп. Команде это удалось, однако были допущены две ошибки.

«В автобиографии глава команды Эдди [Джордан] рассказывал, что гоночный инженер Френтцена Сэм Майкл во время выезда пилота из боксов всегда давал команду: «Отмена, отмена». Это означало, что нужно было отключить ту самую систему, прежде чем вернуться на трек, чтобы все было нормально.

Но на «Нюрбургринге» Сэм этого не сделал – лишь поведал пилоту о преимуществе в 4,5 секунды относительно Ральфа Шумахера. Поэтому Эдди считал, что вина во многом на Сэме. Подобного раньше не было. Хайнц в качестве лидера гонки и сама команда ощущали огромное давление. Так что после успешного пит-стопа все были в восторге. Даже слишком.

В порыве эмоций Сэм, возможно, забыл напомнить отключить систему. Сам же Френтцен был тем временем занят сохранением лидерства – система осталась включенной.

Когда Хайнц вернулся на трек, он сообщил о потере мощности. Но, на самом деле, это сработала система, которая «нейтрализовала» болид. Френтцен этого не понял, так что остановил машину у первого поворота и сошел. Только после того, как ее вернули в гараж и запустили двигатель, стало ясно, в чем была проблема».

Команда защитила «своих»

«Джордан» – достаточно сплоченный коллектив, и потому решил спасти Френтцена и Майкла от стыда, объявив о «технических неполадках». Хайнца никто ни в чем не обвинил.

«Невозможно описать, что испытывали все вечером, когда стала ясна причина поражения. – вспоминает Галлахер. – Но никто не злился на Хайнца. Все помнили о двух победах, им одержанных: в Монце и Маньи-Куре. Он всем нравился. При всем уважении к Дэймону [Хиллу], Френтцен был сверхбыстрым, в то время как Хилл был не в лучшей форме.

Фактически у нас была одна боевая машина, которую Френтцен пилотировал на пределе. Он показывал потрясающие результаты. Поул на «Нюрбургринге» – его пик.

Это было лучшее время в его карьере, когда произошло столь трагичное для него событие, разрушившее его шансы на чемпионство. Упрекать за ошибку не стоило. Он и сам все понимал.

Все были спокойны. И вечером после драматичной гонки мы понимали, что шансов больше нет».

А что, если...

Но что если бы именно Френтцен, а не Джонни Херберт выиграл ту гонку? Соперники в чемпионате Мика Хаккинен и Эдди Ирвайн также потеряли очки.

Если бы немец нашел способ сохранить скорость в тех условиях и выиграть гонку, то он покинул бы Германию претендентом на титул за два Гран-при до завершения сезона.

«Сейчас, оглядываясь назад, можно сказать, что если бы Хайнц выиграл ту гонку, то и его карьеру, и «Джордан» ждала бы иная участь, – рассуждает Галлахер. – Пусть мы и финишировали третьими в чемпионате, что потрясающе, но соперничество за титул с Хаккиненом и Ирвайном в последних двух гонках могло бы привлечь еще больше внимания к нашему коллективу.

Бесспорно, «Хонда» пересмотрела бы свою позицию относительно сотрудничества с «Джорданом» и поддержала бы его в будущем («Джордан» использовал двигатели «Муген-Хонда», однако с приходом «БАР» в 2000-м году японская компания пересмотрела свои приоритеты, отдав предпочтение новому партнеру).

В начале партнерство «БАР» и «Хонды» было не особо удачным. Если бы Хайнц финишировал вторым в чемпионате или даже первым, это изменило бы все. Сейчас я в этом уверен».

Как все сложилось в реальности

Вся карьера Френтцена – это открытое пространство для фантазий в виде «что если». Еще в младших сериях он был главным соперником Михаэля Шумахера, который все же попал в «Ф-1» раньше.

Сам Хайнц-Харальд оказался в лучшей серии мира только в 1994 году, подписав контракт с «Заубером». Немец быстро завоевал уважение среди болельщиков благодаря своей стабильности и набрал большую часть очков команды. Уже во втором сезоне он попал на подиум и вскоре был приглашен в «Уильямс» на место Дэймона Хилла.

В сезоне-1997 он одержал первую победу и активно боролся за титул с Шумахером и Вильневом. Интересно, что в свое время некоторые зрители считали, что Хайнц талантливее самого Михаэля. Однако судьбы обоих оказались разными.

После возникших у «Уильямса» проблем с поставщиком двигателей и Жак, и Хайнц покинули команду в поисках конкурентоспособной машины. Так Френтцен и оказался в «Джордане», где блистал в 1999 году. Далее случилось описанное выше, карьера Хайнца пошла на спад. Больше высоких результатов он не показывал, и «Джордан» уволил его по ходу сезона-2001.

Френтцен перешел в «Прост», который вскоре прекратил свое существование. Так что в 2002 году немец начинал чемпионат за рулем «Эрроуза». Однако из-за финансовых проблем команды Хайнцу снова пришлось сменить коллектив -он вернулся в «Заубер». В предпоследней гонке в карьере, Гран-при США-2003, Френтцен взял последний подиум в «Ф-1».

Прогнозы фанатов не сбылись. Хайнцу не удалось превзойти Шумахера. Возможно, не хватило удачи. С 3 победами и 18 подиумами Френтцен ушел из «Формулы-1», не реализовав полностью весь свой потенциал. 

Рекорд скорости «Ф-1» в 397 км/ч установили из-за невежества маркетологов. Болид делали ради красивых цифр, инженеры над ним смеялись

Ферстаппен – главный маг дождя в новейшей «Ф-1»! Вспоминаем его мегапрорыв: 13 обгонов за 16 кругов и подиум

Источник: Formula 1

Фото: Gettyimages.ru/Andreas Rentz, Mark Thompson; globallookpress.com/imago sportfotodienst

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья