Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Футбольный менеджер

Как стать футбольным селекционером

Антон Евменов вспоминает, как попал в футбол и объясняет, какими качествами необходимо обладать и какие шаги предпринять чтобы стать скаутом.

После того, как я начал вести блог, мне несколько раз задавали похожий вопрос: как стать селекционером? Сегодня я попытаюсь ответить на него, подробно рассказав о том, каким образом сам стал скаутом, а также упомяну некоторые качества и навыки, которыми, на мой вгляд, должен обладать каждый, кто хочет попробовать себя в этой профессии. Если кого-то не очень интересует довольно подробная история о том, как я оказался в футболе и в ЦСКА, то можете смело скроллить вниз до подзаголовка «Как стать селекционером, если не играл в футбол на профессиональном уровне». К тому времени я закончу с воспоминаниями и постараюсь сформулировать конкретные советы.

Кстати, со мной всегда можно связаться по электронной почте, если у вас ко мне есть какой-нибудь определенный вопрос. Я постараюсь отвечать на ваши письма как можно конкретнее и по мере возможности оперативно. Моя электронная почта: an.evmenov@gmail.com

И еще одна мысль, которую хотел бы до вас донести. Я не занимаюсь здесь самопиаром и не стремлюсь продать себя. И не занимаюсь поиском работы. У меня она есть, я продолжаю работать в футболе, пусть и выполняю гораздо меньше функций, чем выполнял в ЦСКА. Собственно, удаленно это делать было бы и невозможно. Я пытаюсь максимально честно и искренне рассказывать о своем опыте – потому что мне есть о чем рассказать. Я не считаю себя гениальным скаутом или спортивным функционером, но считаю, что сумел добиться определенных успехов и имею право об этом говорить в той форме, которую выбрал. При этом еще раз хочу повторить, что не считаю свои умозаключения и решения истиной в последней инстанции. Я не приписываю себе чужих достижений и рассказываю о своих ошибках не меньше, чем о каких-то успехах. Рассказываю максимально искренне. Как умею. Я совершенно не уверен в том, что этот блог мне поможет в будущем в плане моего трудоустройства – скорее наоборот. Но я надеюсь, что мои размышления интересны и кому-нибудь будут полезны.

Как я начал работать в футболе

Я начал работать в футболе совершенно случайно и на свою первую полноценную работу попал по объявлению. Хотя совершенно ничего этого не предвещало: я закончил МГИМО по специальности «международный бизнес и деловое администрирование», готовился к тому, чтобы продолжить учебу в магистратуре и в будущем, скорее всего стал бы каким-нибудь скучным банкиром. Однако мой хороший друг Сергей Бутов, который на тот момент уже трудился в «Спорт-Экспрессе» (мы с ним одноклассники; в свое время, видимо, не насиделись вместе за одной партой и сейчас, волею судеб, снова учимся вместе, только уже в Нью-Йорке) вычитал объявление в газете, что ФК «Торпедо-Металлург» ищет менеджеров со знанием иностранных языков. Вот то самое объявление, которое направило мою и не только мою жизнь в совершенно неожиданное русло. Оно в самом самом низу открываемой страницы.

Я отправил свое резюме, которое заняло целых полстраницы (и то только потому, что я поставил шрифт побольше), и через несколько дней меня пригласили на собеседование. Со мной беседовал генеральный директор клуба Белоус. Дела с менеджерами со знанием языков, судя по всему, были очень плохи – мне сказали, что я принят на работу и что нужно выходить уже в ближайший понедельник. Моим мечтам о том, чтобы еще пару недель повалять дурака и качественно отметить диплом с друзьями, не суждено было сбыться, Кстати, Олег Яровинский, который сейчас возглавляет селекционный отдел ЦСКА, также работал в ФК «Торпедо-Металлург»/ФК «Москва» и попал туда ровно таким же путем примерно в то же время, прочитав ровно то же объявление.

Сначала я занимался всякой чепухой типа оформления регистраций для иностранных футболистов и другими административными поручениями и переводами. Потом купили Бракамонте, и большую часть своего времени я проводил с ним, помогая в быту и с переводом во время тренировок и бесед с тренерским штабом. Вообще, с «Москвой» связано огромное количество воспоминаний, и я как-нибудь постараюсь оформить их во что-то интересное и читабельное.

Мой первый селекционный опыт состоялся следующим образом: знакомые из Красноярска, узнав что я работаю в футбольном клубе, попросили посмотреть их сына, которому было около 18 лет. Он играл за полупрофессиональную команду в моем родном городе. Во время одного из приездов домой я пошел на него посмотреть и мне показалось, что он ничего. Как раз в тот момент дубль «Москвы» формировал списки на поездку на зимний сбор в Кисловодск, и я, воспользовавшись ситуацией, попросил вызвать на сбор и этого парня. Когда он улетел с командой, мне несколько ночей снились сны, что он сейчас там всех порвет, им заинтересуется «Барселона», а я стану миллионером. На самом же деле он, конечно, не произвел на тренеров никакого впечатления и довольно быстро был отправлен домой. Слуцкий уже тренировал основу и прознав про эту историю, в шутку (а может и нет) сказал, что моя карьера селекционера закончилась, не успев и начаться.

Через какое-то время я начал ездить в командировки с тренерами и Белоусом для просмотра иностранных футболистов. Моей основной обязанностью было помогать с коммукациями, то есть по сути переводить разного рода беседы. Смотреть матчи наравне со всеми мне это нисколько не мешало. В 2004 году я впервые побывал в Аргентине, куда поехал вместе с одним из селекционеров «Торпедо-Металлурга», провел там около 30 дней и впоследствии бывал в этой стране чаще, чем где-либо. Я слушал и смотрел, как оценивают игроков более опытные специалисты, и в конечном счете начал смотреть матчи сам.

В один прекрасный момент в «Москве» освободились две вакансии тренера-селекционера, и нас с Олегом перевели на эти должности. Хотя сделано это было в первую очередь для того, чтобы появилась возможность платить нам чуть большую зарплату. Мы на тот момент уже около года получали 800 долларов в месяц и готовы были устраивать пикет, чтобы нам наконец повысили наш оклад. Став тренерами-селекционерами, мы стали получать, если мне не изменяет память, 2000 долларов. Один из самых счастливых и запоминающихся моментов в жизни. Нам было по 23 года. Только Белоус мог пойти на такой эксцентричный кадровый шаг.

С этого момента в наши обязанности стали входить и разные селекционные дела, такие как общение с агентами и составление аналитических списков с молодыми игроками. Также мы получили доступ к видеоматериалам, хранящимся в клубе, и стали смотреть матчи сами. А еще Белоус отправлял нас самостоятельно смотреть матчи и вести первичные переговоры по игрокам. Я часто летал либо с самим Юрием Викторовичем, либо с кем-то из тренеров в Аргентину, где у клуба установились неплохие отношения с несколькими командами и агентами, и пару раз оставался в поездке один, где сам ходил на матчи и потом пытался даже составлять отчеты об увиденном. В 2007 году, когда мне было всего-то 25, Белоус отправил меня в Италию провести ознакомительную беседу с тренерами взамен отправленного в отставку Слуцкого (я встречался с Барези, который на тот момент тренировал примаверу «Милана», а также с Тарделли и великим и ужасным Земаном, который за время нашей беседы за ужином выпил две бутылки вина и выкурил пачку сигарет). Если бы не бесшабашность (в хорошем смысле) нашего тогдашнего начальника Белоуса, мы бы до сих пор переводили футболистам или стали теми самими скучными банкирами.

В начале 2006 года я по наводке одного агента посмотрел несколько матчей «Сан-Лоренсо» и мне очень понравился их левый атакующий полузащитник по фамилии Барриентос. Слуцкому он также очень понравился и летом того же года футболист был приобретен в команду. Я лишь прислушался к словам агента и посмотрел несколько матчей, а потом попросил Слуцкого посмотреть их, то есть моя роль в этом трансфере была далеко не самой глобальной, однако после этого я начал смотреть футбол уже чуть более уверенно, а заодно стал формировать собственный набор аналитических и спортивных критериев для отбора футболистов.

Затем были трансферы Макси Моралеса (на тот момент ошиблись, хотя сейчас футболист стабильно играет в серии А и летом может перейти чуть ли не в «Милан») и Макси Лопеса (довольно удачный трансфер – игрок стал приносить пользу сразу же и без него «Москва» могла бы и не забраться на 4-е место, самое высокое в своей истории). По всем трем аргентинским трансферам спортивное решение принималось скорее тренерским штабом и руководством клуба, я же получил огромный опыт ведения переговоров, потому что участвовал во всех трех, пусть и в большей степени в качестве переводчика.

После смены руководства в «Москве» и начала процесса, который бы я назвал санацией клуба, аргентинская компания, с которой мы часто контактировали, предложила поработать у них в штате и стать полноценным связующим звеном между самой конторой и российскими клубами. Компания была (и есть) одной из самых успешных агентских фирм в Латинской Америке, и я решил попробовать. Она занимается не только сопровождением футболистов в качестве агента, но также и инвестициями в права на игроков. Пока я там работал, Хавьер Пасторе жил прямо в том же офисе, в небольшой комнате, которая располагалась на первом этаже, по сути даже в подвале.

В Аргентине я очень много путешествовал по стране и смотрел как работают детско-юношеские академии, которые являются жизненно важными отделами всех футбольных клубов. Параллельно я отвечал за контакты с российскими и украинскими клубами, а также часто помогал всяческим российским и иностранным скаутам, которые приезжали в Аргентину для просмотра футболистов. В декабре 2008 года я на некоторое время вернулся в Россию и побывал с визитом в офисе ЦСКА, где оставил несколько матчей с интересными для клуба футболистами и познакомился с представителями спортивной службы команды. В апреле 2009 года мне неожиданно позвонили и спросили, не интересно ли мне будет поработать в спортивном отделе ЦСКА. В мае мне назначили собеседование и с конца июня я вышел на работу.

Первые несколько месяцев я занимался преимущественно детско-юношеской селекцией: съездил на два турнира, а также смотрел матчи молодежных команд в Москве. В свою первую командировку в Новосибирск на финал среди команд 1992 года рождения я поехал прямо сразу, не проработав в ЦСКА ни дня, и порядочно переживал, способен ли я качественно сделать такую работу, так как молодых игроков в таком контексте не смотрел никогда. Но все прошло довольно гладко: уже по итогам первой командировки удалось выписать на просмотр двух юных игроков из Омска – Егора Иванова, который, если бы не два разрыва крестообразных связок, наверняка показал бы себя намного лучше в ЦСКА (сейчас он играет в «Енисее»), и Леонида Мушникова, карьера которого складывается пока чуть более витиевато – он уже успел поиграть в Литве, а сейчас выступает во втором дивизионе за «Иртыш». Чуть позже из уже вовсю разваливавшегося ФК «Москва» был куплен за 300 тысяч рублей Равиль Нетфуллин.

Далее меня начали подключать к просмотру игроков для первой команды: первый блин вышел, разумеется, комом – я рекомендовал грузинского полузащитника Нику Дзаламидзе, который затем перешел на правах аренды в ЦСКА и ничем выдающимся не отметился, хотя сейчас вполне себе пылит за польскую «Ягеллонию». Ну а дальше я уже был максимально вовлечен в работу с первой командой. Несколько наиболее значимых историй и приключений о моей работе в ЦСКА вы могли прочитать в предыдущих записях блога.

«ЦСКА продал Рикардо Жезуса «Белым петухам» за два ящика текилы». Как избавляться от ненужных футболистов

«Я назвал сумму с 6 нулями прямо из сочинской маршрутки». Как ЦСКА покупал Марио Фернандеса

Ну а теперь по делу.

Как стать селекционером, если не играл в футбол на профессиональном уровне

Я не открою никакой Америки, если скажу, что абсолютное большинство работающих в мире скаутов и всяческих других функционеров спортивных служб – это бывшие футболисты, поигравшие хоть какое-то время на профессиональном уровне. Это естественно: бывшие игроки лучше понимают саму игру, так как прошли через многие футбольные испытания и сами переходили из одного клуба в другой, то есть понимают суть процесса. Да и устроиться на работу им несравнимо проще, чем людям со стороны. В спортивно-управленческом мире всегда можно найти общий язык с тем, кто сам играл в футбол. «Саня, а помнишь, как я тебе тогда покатил на пустые ворота и ты забил «Текстильщику» («Алавесу»/«Падерборну»)? Есть у тебя в клубе какое-нибудь место, где я бы поработал?» Так бывшие футболисты становятся скаутами, тренерами ДЮСШ итд. Однако работа скаута – это не только просмотр матча, это большая аналитическая и подготовительная работа, направленная на то, чтобы донести до руководства суть увиденного так, чтобы это самое руководство увлеклось тем или иным футболистом не меньше вашего. Скаут должен понимать, что он ищет, где он будет искать, исходя из текущей спортивной и финансовой конъюнктуры клуба, на который он работает, и почему именно этот футболист, а не другой, способен усилить команду.

Глубокое понимание футбола на уровне тренировочного и технико-тактического процесса очень важно, но не является единственным ключевым навыком.

Вот основные качества, которым, на мой взгляд, должен обладать каждый скаут:

Базовое понимание футбола

Даже не столько самой игры, сколько глобальной сути всех его бизнес-процессов. В это понимание входит примерное представление иерархии футбольных клубов с точки зрения селекции и, если так можно выразиться, глобального футбольного порядка. Каждый футбольный клуб занимает свою собственную нишу, которая определяет, каким образом он может усиливаться и каковы могут быть основные источники для усиления. Работая в клубе российской премьер-лиги, который стремится работать правильно, нет смысла смотреть игроков «Челси», «Реала», «Ювентуса» и прочих клубов-грандов. Футболисты оттуда поедут в Россию только доигрывать или на сверхбольшие зарплаты, которые по российским футбольным меркам и уровню общего экономического развития страны совершенно не оправданы. Также, нет смысла смотреть и совсем отстающие от России футбольные страны, такие как, например, Китай или тот же Тайланд, при всем к ним уважении. Я не верю, что футболист оттуда может усилить команду уровня, допустим, ЦСКА. Как бы он ни был талантлив, если слишком большой разрыв между лигами, то он не перепрыгнет. Всегда можно найти исключения, но они лишь подтверждают правило. В конце концов, самым объективным критерием оценки вероятности того, что игрок подойдет, является его цена.  Я постараюсь чуть позднее развить эту мысль и подкрепить ее конкретными цифрами.

Это качество еще можно назвать здравым смыслом. Важно не только увидеть игрока в просматриваемом матче, важнее осознанно выбрать просмотр именно этого матча, а не другого. И понимать, почему вы смотрите именно этот матч, за кем именно вы следите и почему. Увидеть хорошо играющего игрока не так сложно – если максимально упростить, то он просто будет лучше всех остальных в конкретном матче. Болельщик, который смотрит все матчи своей команды, лучше любого скаута расскажет про лучшие и худшие качества правого защитника или нападающего. Он может делать выводы, потому что знаком с уровнем игрока и может сравнить его с тем, как тот провел отдельно взятый матч.

Так же и в скаутинге. Увидеть не очень сложно, но этого недостаточно. Крайне важно либо осознанно зацепиться за кандидатуру, либо наоборот отсечь и, не теряя времени, продолжать искать дальше. Такого рода решения – ключевой момент в селекционной работе, потому что клубов и тем более футболистов огромное множество; если смотреть все подряд и работать по каждому игроку – без понимания, возможен ли вообще его переход в клуб, в котором вы работаете – селекционный процесс будет идти впустую. Невозможно объять необъятное.

Правильно расставленные приоритеты где искать и почему искать именно там, очень серьезно оптимизуруют работу и позволяют выполнять ее максимально эффективно. Условный Кагава, то есть игрок купленный за копейки, и сразу становящийся боевой единицей в клубе, который борется за чемпионство, случается раз в 20 лет. А скорее всего он никогда не случится.

Знание иностранных языков

Во многих клубах скауты имеют полномочия если не проводить переговоры, то по крайней мере встречаться с агентом интересующего игрока или самим футболистом. Но даже если таких обязанностей нет, в любом случае необходимо знать язык, чтобы банально попасть на матч, забрать билет со стойки аккредитации, взять машину напрокат. Чтобы не быть глухонемым и беспомощным в другой стране. Скауты, которые говорят только на великом и могучем, чаще всего ангажируют для решения различных бытовых задач всяческих агентов. А к чему это приводит? Правильно, к увеличению стоимости на футболиста. Вы думаете, агент сводит скаута на футбол, поможет с переводом при встрече, а потом не захочет во всем этом веселом деле поучаствовать? В итоге, когда дело доходит до переговоров, всплывают всякие Слободаны и прочие Хуаны, заявляющие, что без них ничего бы не получилось. Есть масса веселых и не очень историй о приключениях «глухонемых» скаутов в той же Аргентине и Бразилии.

Понятно, что невозможно говорить на всех языках мира, а селекционная работа может забросить и в Тунис, и в Грецию, но понимание, каким образом там можно будет ориентироваться, у скаута и клуба должно быть вседа. Хотя бы базовое знание английского всегда поможет. Если же необходима помощь на месте, то клуб, отправляющий своего сотрудника в командировку, должен спросить у себя, как человек сможет решить поставленные задачи и озаботиться поиском адекватного и не навязчивого человека. Когда скаут «Реала» несколько лет назад прилетал в Москву смотреть Марио Фернандеса, его сопровождал сотрудник туристической фирмы, говорящий на нужном языке и знающий, как проехать в Лужники. А на сам матч он даже не ходил, а остался в машине.

Знание языка позволяет самостоятельно черпать информацию из спортивных СМИ и ориентироваться на местности, когда вы прилетаете смотреть игру. Да, в Латинской Америке я не чурался общаться даже с таксистами (Роман Орещук, если вдруг читает мой блог, сейчас опять начнет ерзать на стуле), потому что в той же Аргентине 20 спортивных радио, которое таксисты слушают круглыми сутками, а еще они общаются между собой и знают, где какой-нибудь игрок был замечен в не самом лучшем, скажем так, состоянии. Это не является жизненно важной информацией, но когда речь идет о сумме с семью нулями, то абсолютно все, что удается узнать, может пригодиться. Как-то в Рио мне встретился водитель, оказавшийся отчаянным болельщиком «Фламенго», который смотрел не только все матчи основы, но и детско-юношеские команды. По итогам той поездки я себе в блокнот записал несколько фамилий молодых ребят, в том числе атакующего полузащитника Адриана, который несколько лет назад считался одной из главных молодых надежд всей Бразилии, но потом не сдюжил с возложенными на него ожиданиями. Сейчас он с переменным успехом играет за английский «Лидс».

Если максимально упростить процесс селекции, то он включает в себя четыре этапа. Первый этап – это появление имени. Оно само к вам в голову не залезет. Оно вам не приснится. Вы можете это имя только узнать. Прочитать где-то, увидеть в матче, услышать у таксиста, да хоть подслушать разговор других скаутов, которые не подозревают, что вы понимаете о чем они говорят. Затем, когда имя футболиста материализовалось, необходимо понять интересно ли оно вам, исходя из той спортивной и экономической реальности, в которой оперирует ваш клуб. Если оно проходит первичный отбор, то вы уже начинаете активно изучать ту или иную кандидатуру, смотрите матчи, летите смотреть его живьем. Третий этап – осознанный выбор между несколькими именами, которые прошли первичный отбор и последующее детальное изучение. Четвертый этап – проведение переговоров исходя из сделанного выбора. Скаут должен базово понимать все 4 процесса, даже если его функция заключается лишь в том, чтобы посмотреть матч и написать отчет. Более того, все 4 этапа обязательны должны присутствовать в работе селекционного отдела. Чем быстрее появится имя, чем быстрее вы изучите игрока, чем быстрее вы примете спортивное решение, тем быстрее приступите к переговорам и, соответственно, тем больше будет шансов купить игрока за адекватные деньги в наиболее подходящий момент. Это активная форма селекции. Есть еще пассивная форма – сидеть в кресле и ждать, пока позвонит Слободан или Хуан.

Аналитический склад ума

Футбольная аналитика – это умение найти несколько подходящих вариантов и затем выбрать из них наиболее выгодное усиление, как с футбольной, так и с экономической точки зрения. Я понимаю, что это очень общее описание качества, но если я начну его расписывать максимально подробно, то вы уснете (если еще не уснули). Это качество либо есть, либо его нет. Вы это быстро поймете, а еще быстрее это поймут ваши работодатели.

Умение самостоятельно ориентироваться в пространстве

Скаутинг подразумевает постоянные переезды. Необходимо в общих чертах понимать, как попасть из Бразилии в Аргентину уже через несколько часов, чтобы успеть к важному матчу, или встретиться с человеком раньше, чем это сделает кто-то другой. Есть куча организационных заморочек, связанных с бронированием билетов, гостиниц, аренды автомобилей, каких-то локальных переездов. Каждый уважающий себя скаут должен уметь совершать такие операции самостоятельно. Потому что если начать звонить в клуб (а кому звонить, если в клубе сейчас 2 часа ночи?), может быть потеряно драгоценное время. Гостиницы бронируются за 3 минуты при помощи общеизвестных сайтов, билеты покупаются таким же образом еще быстрее. Нужно лишь иметь с клубом согласованную систему отчетности, чтобы клуб примерно представлял ваши передвижения, а вы не злоупотребляли своей свободой.

Я всегда занимался организацией своих поездок самостоятельно, потому что так проще. Например, когда я готовил себе длительную командировку в Латинскую Америку, то покупал из Москвы только большой перелет туда и обратно, причем по тарифу, который подразумевал возможности изменения сроков обратного вылета. Все внутренние перелеты я уже готовил на месте, когда становилось понятно, как буду двигаться. Гостиницы чаще всего бронировались максимум на несколько дней вперед, а дальше уже я действовал по обстоятельствам. Перед поездкой всегда есть приблизительный план передвижений, матчей и встреч, но по ходу командировки он практически всегда претерпевает некоторые изменения. В 9 случаев из 10 такой подход и гораздо экономичнее. По Европе вообще милое дело передвигаться лоукостерами. Я как-то летел в Бильбао из Лондона на встречу с Эрнесто Вальверде, и вся моя поездка, которая уложилась в один день, обошлась в 50 фунтов. Это все, безусловно, мелочи, но, поверьте, это умение крайне важно. Впрочем, все мало-мальски дружащие с компьютером молодые ребята смогут элементарно решать эти локальные задачи.

Умение изложить увиденное на бумаге и донести до руководства клуба

Не важно, что вы увидели в том или ином матче, если то же самое потом не «увидит» человек, принимающий окончательное спортивное и финансовое решение. Скауты не покупают футболистов, скауты чаще всего не подписывают никакие документы. Они никого не привозят – они же не за шубами летают в Грецию. Они привозят информацию, которая затем оформляется и доносится до руководства. Чем больше в команде скаутов, тем сложнее задача это все аккумулировать и расставлять приоритеты. С другой стороны, чем больше информации, тем больше шансов на успех. Опять говорю общими фразами, но это одно из ключевых качеств. В идеале в клубе должен быть человек, ответственный за сбор всей поступаемой от скаутов информации и ее обобщением в документе, который бы уже ложился на стол спортивному или генеральному директору. Если сам скаут может выполнять такую работу, этот скаут будет на шаг впереди остальных.

Умение вести переговоры

Тоже базовое качество, которое заключается в том, чтобы уметь расположить к себе людей, суметь увлечь какой-то идеей, суметь правильно позиционировать себя и клуб, на который вы работаете. Качество, которое заключается в понимании сильных и слабых мест в вашей позиции перед началом переговоров, а также сильных и слабых мест клуба, с которым вы общаетесь. Это качество приходит с опытом и оно скорее связано с пихологией, нежели с бизнесом или непосредственно футболом.

Можно еще перечислить массу качеств, которыми должны обладать хорошие селекционеры (порядочность, организованность, трудоспособность и т.д.), но все они относятся и к любой другой сфере деятельности.

Вы все еще здесь?

А теперь самое главное. Вы можете обладать, как вам кажется, всем необходимым пониманием скаутской работы, но самая сложная задача – это попасть в клуб. Потому что клубы исключительно редко ищут селекционеров, скажем так, в открытом пространстве. Если есть необходимость пригласить скаута, то чаще всего клубы выбирают из целой очереди бывших футболистов, которые хотели бы себя попробовать в новой роли.

Если у вас есть свое понимание, как искать игроков, если вы считаете, что понимаете суть селекционной работы, если у вас есть уверенность, что вы могли бы быть успешны в этой работе, то ничто не мешает вам попробовать.

Я бы рекомендовал два пути:

1. Попытаться в принципе устроиться на работу в футбольный клуб и уже там стараться двигаться в сторону селекционной работы. Это может быть отдел маркетинга или административный отдел, да хоть устройтесь переводчиком. В клуб попасть гораздо сложнее, чем там проявить себя. В России адекватные, молодые, трудоспособные, обучаемые, образованные сотрудники со знанием иностранного языка на вес золота. Этот процесс может занять очень много времени и ни к чему не привести, вы в любом случае. должны это осознавать. Но это не повод не попробовать. Один из ребят, который сейчас исключительно полезно и успешно работает в ЦСКА в спортивном отделе, пришел в московский клуб из «Амкара», где работал в отделе маркетинга и периодически помогал с переговорами, так как знал английский. Мне про него рассказала знакомая моего друга, которую я видел во второй раз в жизни. Сказала – суперадекватный парень, хочет переехать в Москву и работать в спортивном отдела. Он прислал свое резюме. Мы встретились в клубе; я попросил посмотреть матч из чемпионата Голландии, чтобы понять, какая у него система координат для просмотра игроков. Он написал отличный отчет и мне удалось убедить руководство, что такой человек клубу точно не помешает, тем более что на тот момент я был единственным человеком в отделе, который занимался селекцией для первой команды. Было еще несколько скаутов, но все они занимались школой и молодежкой. Первое время Макс вникал в работу и занимался всякими мелкими организационными делами. А потом, как почувствовал себя в своей тарелке, по полной включился в работу. Он первым озвучил фамилию Эльма, без которого бы не было и Вернблума. Его всегда можно было безбоязненно посылать в любую командировку, откуда он привозил достойный отчет об увиденном, который можно было без правок показывать генеральному директору. Сейчас весь селекционный отдел ЦСКА, который занимается первой командой, состоит из ребят, которые никогда не играли в футбол. Последние несколько лет там было три человека, включая меня. Когда я ушел, третьим человеком стал Олег Яровинский.

2. Начните самостоятельно заниматься селекционной работой в свободное время. Можно смотреть детско-юношеский футбол, многие скауты начинают с этого. Есть масса турниров и матчей. Можно смотреть взрослый футбол и прикидывать, кто мог бы быть интересным для того или иного клуба. Затем постарайтесь добиться встречи с кем-то из селекционной службы клуба, чтобы поделиться своими наработками и произвести впечатление. Это еще более сложный путь, но это путь, который, по крайней мере, позволит вам постараться реализовать свою мечту. Если вы сможете дать полезную информацию и она будет интересной для клуба, то есть шанс, что он обратит на вас свое внимание.

Мне повезло. Я попал в футбол случайно, а дальше уже мое развитие в рамках этой деятельности шло довольно естественно и органично.

Я надеюсь, что и у вас что-нибудь получится.

«Если новый игрок перекрывает путь своему воспитаннику, то это не трансфер, а растрата». Как покупать футболистов

Что делать, если ты – спортивный директор «Локомотива»

Фото: из личного архива автора; Fotobank/Getty Images/Clint Hughes; РИА Новости/Алексей Беликов

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+