Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    3 сентября 2014 15:05
    Заводной апельсин
    Заводной апельсин

    Блог Юрия Дудя о том, как обустроить Россию

    Теги Олег Мкртчан Кубань Джибриль Сиссе Премьер-лига Россия Сергей Сергеевич Давыдов Леонид Кучук Никола Никезич Ласина Траоре Сретен Сретенович Сергей Доронченко Клаудио Якоб интервью

    Сергей Доронченко: «Я точно не стою с топором и не рублю головы тренерам»

    Спортивный директор «Кубани» Сергей Доронченко – один из самых загадочных героев русской провинции. Он каждый год собирает в Краснодаре неизвестных футболистов, которых потом задорого продает в топ-клубы. Он подозревается во всех дворцовых переворотах команды, где тренера меняют в среднем полтора раза в год. Он друг детства акционера команды, мультимиллионера Олега Мкртчана. Он почти не общается с журналистами.

    Юрий Дудь слетал в Краснодар и уговорил Доронченко на первое большое интервью.

    – Как вы провели это лето?

    – Сначала отпуск: как и у всех нормальных людей, в кругу семьи. Потом три предсезонных сбора – каждый из них я провел вместе с командой. Может, это только у нас так повелось, но спортивный директор должен быть с командой ежедневно. Не в офисе, не где-то еще – а именно рядом с командой. Я присутствую практически на каждой тренировке.

    – Для чего?

    – Как мне кажется, спортивный директор наравне с главным тренером должен отвечать за микроклимат в команде. Если у них возникают какие-то вопросы, первый человек, к которому они обращаются, – это я. Не могу сказать, правильно это или неправильно. Но это так.

    – Кто же тогда ищет для «Кубани» игроков?

    – Когда я встречался с губернатором, он спросил: почему футболисты, которые хорошо проявляют себя у нас и становятся востребованными у ведущих клубов, на новых местах теряются? Из тех, кто ушел от нас в последнее время, разве что Ионов и Козлов проявили себя. У остальных – включая даже Траоре – не складывается. Когда ребята уходят от нас, мы продолжаем общаться и из этих разговоров я понимаю: дело в микроклимате. Он у нас есть и он особенный.

    В «Кубани» были футболисты, которые по футбольным качествам нас устраивали, но по личным – нет. Команда сама их отторгала.

    – Вы сейчас Джибрилля Сиссе имеете в виду?

    – Да этот товарищ должен был раньше покинуть команду... Ввело в заблуждение, что главный тренер сборной Франции сказал ему: если хорошо отыграешь 6 месяцев в каком-нибудь достойном европейском чемпионате, у тебя появляется шанс поехать на ЧМ-2014. Посмотрели его матчи за «КПР» – там было за что зацепиться. Подписали контракт. После матча против ЦСКА я и вовсе потирал руки. Да, он не реализовал два момента, но он был не в форме – надо было чуть-чуть поработать в хорошем режиме и вперед. Но, к сожалению, поработать в хорошем режиме он уже не мог.

    Я думал, что человек, который побывал на самом верху, хочет хлопнуть дверью. Ожидания не оправдались.

    – Все взяли привычку хвалить трансферы «Кубани». Расскажите, как работает ваш селекционный отдел.

    – У нас в нем два человека. Эрик Осипян – он играл в союзный футбол, в том числе в высшей лиге за «Арарат». Николай Хлыстунов – человек, который работал тренером дубля «Кубани» и на самостоятельном уровне во второй лиге.

    – Они ездят по миру?

    – По миру не ездим вообще. Только в некоторых случаях: за все 6 лет было, может быть, поездок 10. Агенты предлагают футболистов – мы не отказываем никому. Сегодня ты в полном объеме можешь получить информацию – и с помощью видео, и с помощью специальных программ. Садимся, смотрим и решаем. Если нужно что-то проверить лично – тогда вылетаем.

    Необычные обращения? По сто раз на день. Возьмешь кассету, включишь телевизор, посмотришь 5 минут и понимаешь, что агент, который его предложил, – человек с очень тонким чувством юмора.

    Бывает, приходят сами. Один шедевр пришел из борьбы. Настоящий борец, который услышал внутренний голос: надо попробовать себя в футболе. Я его спрашиваю: «Сколько занимаешься в футболом?» «Месяцев пять…» До сих пор думаю, что надо мной кто-то подшутил, но он прессинговал меня достаточно плотно, чтобы мы посмотрели его в деле.

    – Я правильно понимаю, что тренер принимает минимальное участие в формировании команды?

    – Я бы так не сказал. Все кандидатуры мы согласовываем и обсуждаем. После этого доносим свое решение до руководства. Но тренер не принимает окончательного решения по футболисту.

    – А кто принимает? Вы?

    – Точно не я. Последнее слово, как и полагается, за акционером – Олегом Артушевичем.

    – Вы и правда всего на один день опередили «Анжи» – тогда еще дерзкий и богатый – в борьбе за Ласина Траоре?

    – Я узнал об этом уже сильно позже. Он не был заметной звездой. За ЧФР в Лиге чемпионов сыграл два матча – против «Ромы» и «Базеля». Насколько я знаю, на тот момент от него отказались все. Кто-то называл его палкой, не имеющей отношения к футболу… Нам он очень нравился, но вживую его я не видел: вдруг где-то сложил ноги, где-то зажегся? Мне хотелось сверить впечатления хоть с кем-нибудь из тех, кому я доверяю и кто видел его живьем. Набрал в «Локомотив» своему знакомому, который тогда работал в селекционном отделе и непосредственно просматривал Траоре: «Я вижу его так. Как видишь ты?» «Будет играть в Англии – даже не сомневайся». После этих слов сомнения отпали.

    – Это самая дорогая покупка в истории «Кубани»?

    – Пожалуй, да. 5 миллионов евро.

    – Самый необычный способ заманить игрока в команду?

    – Кому-то из нашего нынешнего призыва слали фотографию пальмы – не знаю, где ребята ее нашли: или у нас, или уже в Сочинском районе. Хотели дать понять, что это почти Рио-де-Жанейро. Вот оно море. Вот какой климат. Для них-то ассоциация проста: сугробы, валенки, морозы.

    – Самое необычное требование, которое представляли вам футболисты?

    – Когда мы только начинали, Валик Белькевич удивил: в числе многих требований была оплата мобильного телефона, причем на серьезную сумму. Тогда нас это шокировало, мы не смогли договориться, хотя как футболиста видеть его очень хотели. Но сейчас я понимаю: человек пришел из большого клуба, был приучен к другому. Не правы были мы.

    – Самый известный футболист, который мог перейти в «Кубань», но так и не перешел?

    – Летали несколько раз в Аргентину за Клаудио Якобом. Он находился в режиме ожидания, вот-вот должно было случиться. Не додавили. Возможно, из-за того, что было далеко. Было бы ближе – слетали бы не два раза, а 12 и решили бы вопрос. В итоге он перешел в «Вест Бромвич» и отлично там себя проявил.

    * * *

    – Вы работали с агентом Дмитрием Селюком…

    – Никогда не работал. Я никогда не видел его живьем – несколько раз общался по телефону.

    – Как это? У вас же были его игроки.

    – Он общался с Олегом Артушевичем – этого было достаточно.

    – В прошлом году он дал громкое интервью, в котором сказал про вас: «Собственник клуба дает ему слишком много прав и свободы – и это погубит «Кубань». После этого три его футболиста – Лоло, Афолаби и Аделейе – перестали играть. Это из-за интервью?

    – Это тоже послужило каким-то толчком. Но когда речь идет о футболистах, которые с большой натяжкой должны находиться в команде, когда идут оскорбления – в том числе Кучука, это серьезно. Мне большого труда стоило Станиславыча успокоить. Но после этого интервью стало понятно, что футболисты здесь не должны находиться.

    Это к вопросу о микроклимате. Жизнь выдавливает из нашего коллектива тех, кто не подходит нам по моральным качествам.

    – Если бы футболисты Селюка были звездами, вы бы пошли на компромисс?

    – Безусловно. Но звездами они не были.

    – Ваша самая большая трансферная удача?

    – Это что значит? Дешево купил – дорого продал? Тогда Серега Давыдов.

    – Экс-президент «Рубина» Дмитрий Самаренкин говорил: Курбан Бердыев ровно месяц бегал за мной, чтобы ему купили Давыдова. Намек ясен.

    – Давыдовым, кроме «Рубина», тогда интересовалось еще два клуба из разряда «топ».

    – Но вы согласны, что 5 миллионов за такого игрока – это чересчур?

    – Русский парень. Самый игровой возраст. Забивал. Логика была. Другой вопрос: когда ты работаешь с ним каждый день, видишь его возможности, понимаешь, что есть какая-то планка. Люди, которые наблюдают за ним со стороны, этого не видят. А матчи за нас он тогда провел просто отличные: вы помните эти фантастические голы. Но мы для себя понимали: если на него будет достойное предложение, от него не стоит отказываться. Хотя после этого трансфера не Олег Артушевич, а другие руководители высказали мне претензии за то, что мы все-таки решили его отпустить.

    – Самая большая трансферная неудача «Кубани»?

    – Я очень верил в Сретеновича. Если бы у меня была возможность покупать защитника за 5 миллионов, конечно, им бы не был Сретенович. Но когда ты ограничен в возможностях, надо искать неочевидные варианты. У Сретеновича были качества, которые заставляли думать: может выстрелить. К тому же его в свое время подписывала «Бенфика» – понятно, что они делали это не просто так. На деле человек оказался совершенно неподходящего уровня.

    * * *

    – Про вас и акционера «Кубани» Олега Мкртчана известно, что вы вместе учились. В школе или институте?

    – Мы не учились – мы вместе играли в Армавире, когда нам было по 17 лет.

    – Ваши отношения – это дружба?

    – У нас дружеские отношения. Это, наверное, единственный человек, у кого я мог бы работать. То, на что он закрывает глаза, никто не мог бы закрывать.

    – Это на что?

    – Бытует мнение, что спортивный директор должен быть другим. Более представительным, сидеть в офисе, носить белую рубашку с галстуком. А я не считаю, что это обязательный атрибут для руководителя клуба. Весь мой объем работы, весь мой день – это команда.

    – Вы пришли в клуб в 2008 году по его приглашению?

    – Да. До этого тренировал ребят. Плюс были небольшие агентские дела.

    – Ни один футболист не может быть подписан «Кубанью» без ведома Олега Мкртчана?

    – Не может. Точнее раньше было так. Сейчас ситуация немного поменялась: решение принимают уже здесь, в Краснодаре, президентом клуба (губернатором Краснодарского края Александром Ткачевым – Sports.ru).

    – Второй человек в «Кубани» после президента – вы?

    – Да нет, конечно. Это генеральный директор. В письменном ли, в устном виде к нему попадают все наши идеи. А оттуда уже идут к высшему руководству. Раньше было чуть иначе: все эти предложения мы обсуждали напрямую с Олегом Артушевичем.

    – Вы можете сказать сходу, сколько тренеров было в «Кубани» с 2008 года?

    – Не могу.

    – Девять. Почему так много?

    – Точно не потому что я с топором стою и рублю головы тренерам. А то бытует мнение: я развлекаюсь тем, что беру секиру и понеслась направо-налево. Каждые случаи индивидуальны. Это не мои решения. Но меня демонизируют, наделяя функциями, которыми я и близко не обладаю.

    – Но о том, что происходит в команде, акционерам рассказываете именно вы.

    – У людей есть свое мнение. Олег Артушевич – человек, который сам играл в футбол. Это не тот руководитель, которому можно объяснить: минуточку, вы тут неправильно увидели, на самом деле – так. Он почти 10 лет работал в донецком «Металлурге», выводил его в еврокубки, он знает футбол от и до.

    – Как вы нашли тренера Леонида Кучука?

    – Это больше идея Олега Артушевича. Он изнутри наблюдал за чемпионатом Украины, с симпатией относился к тому футболу, в который играл киевский «Арсенал». Попросил меня изучить вопрос. Все, что увидел и узнал я, абсолютно сошлось с тем, что говорил мне Олег Артушевич.

    – Насколько вы удивились, когда прошлым летом Кучук пропал?

    – Удивился. У нас были отличные отношения – хотя бы телефонный звонок, как мне казалось, я заслужил. Почему этого звонка не было? Он принял решение. Может, просто не хотел после этого разговаривать. Может, боялся, что я найду какие-то аргументы переубедить его.

    – Никто по-прежнему не понимает: почему прошлой зимой уволили Красножана?

    – На тот момент руководство было неудовлетворено содержанием, качеством игры. Да, 4-е место, но та игра, которую мы показывали, давала основания думать, что движения вперед уже не будет. Последние матчи перед перерывом – против «Краснодара», «Алании» – не давали думать, что у нас какое-то светлое будущее. Как оказалось, решение было правильным.

    – Весь август ходили слухи, что вот-вот снимут Виктора Гончаренко.

    – Это слухи. Серьезных оснований у них нет.

    – Почему у вас были плохие отношения с тренером Сергеем Овчинниковым?

    – Да не было никаких плохих отношений. Они стали такими, когда он уехал. Но это естественная реакция человека, которого уволили: ему было обидно, он не совсем был согласен. Пока мы были в команде, плохих отношений не было.

    – Овчинников в своей книге открыто обвинил вас в воровстве.

    – По-моему, он уже ответил на этот вопрос. Его спрашивали, он отвечал: это было написано на эмоциях. Наверное, это была реакция на, как он считал, несправедливое увольнение. Он был молодым специалистом, это понятно.

    – Доронченко не ворует деньги?

    – Дай Бог, чтобы так, как ворует Доронченко, каждый воровал. Придите к руководителю клуба и спросите у Олега Артушевича об объемах наворованных денег: много их или нет.

    * * *

    – За 16 лет своей футбольной карьеры вы 18 раз меняли команду. Объясните: как такое возможно?

    – Когда вспоминаю, мне самому страшно становится. Кто не был молод, тот не был глуп. Я потом неоднократно извинялся перед теми, кого обидел – в первую очередь тренеров. Когда люди пытались помочь, я часто реагировал неадекватно. Видимо, из-за этого и не сделал карьеру.

    Был эпизод, когда Федорович Бышовец вызвал в молодежную сборную Союза. А я только-только из Армавира приехал в «Кубань». Первый сбор прошел в Новогорске, Бышовец говорит: «Отлично отработал! Ты точно наш парень!». Приехал во второй раз – там уже идет отборочный турнир, а меня не заявляют на игру. Ну я собираю вещи и уезжаю. Потом Бышовец нашему тренеру Кочеткову рассказывал: «Это кто вообще такой был? Подошел ко мне и сказал: «Уезжаю. Чего я тут на скамейке буду сидеть»?

    Не знаю, как это назвать: максимализм, дебилизм. Но ошибок из-за своей эмоциональности я натворил достаточно. Что-то я себе представлял не так, как надо, и уходил. В основном мои переходы связаны с этим. Где надо было терпеть – я не терпел.

    – Лучший тренер, которого вы за это время встретили?

    – Александр Кочетков. Я очень жалею, что жизнь свела меня с ним всего на каких-то два года – в «Кубани». Человек преподавал психологию в высшей школе тренеров. Когда говорил он, замолкали все вокруг – причем он не кричал. Это харизма, это интеллект, это мощь мужская, напор – не знаю, почему он не сделал большую тренерскую карьеру.

    Как-то он повесил на базе статью – Джигарханян говорит о себе. Заставил нас, молодежь, прочитать статью, а потом стал спрашивать о выводах из прочитанного. Я сразу понял, ради какой фразы Джигарханяна он нам давал это прочитать. «В присутствие своего преподавателя я не мог позволить себе работать вполсилы» , – сказал я. Кочетков аж вскрикнул. Когда он смотрел, я уже понимал: я должен сделать все на максимуме. Причем это касалось не только нас, дублеров. Те, кто тогда уже был ветеранами, начинали заикаться, когда он вызывал их к доске и просил объяснить какой-нибудь игровой эпизод.

    * * *

    – Кто три года назад избил черногорского футболиста Никезича?

    – А разве его кто-то избивал?

    – Я видел синяки.

    – У меня нет никаких сомнений, что это постановка. Со всей ответственностью заявляю: его никто не бил.

    – Как Олег Мкртчан отреагировал на это?

    – Ну а как он может отреагировать? Он все понимает. На наши отношения это не повлияло. Даже если бы была дисквалификация, я бы продолжал работать на клуб. Неизвестно, в каком качестве, но продолжал бы.

    – Были ли у вас когда-нибудь предложения о работе в других клубах?

    – Разговоры были, но я не назову их предложениями. Но это исключено. Я человек команды – команды Олега Мкртчана. И если и буду принимать решение об уходе, то только вместе с ним.

    – Что есть ваша мечта в футболе?

    – Дожить до того момента, когда «Кубань» сможет сыграть в Лиге чемпионов. Понятно, что мечта. Понятно, что говорить о ней рано. Но Лига Европы же с нами случилась. Почему бы когда-нибудь не случиться Лиге чемпионов?

    Фото: fckuban.ru; РИА Новости/Алексей Даничев, Виталий Тимкив; REUTERS/Phil Noble

    Автор 
    РЕЙТИНГ +386

    Свежие записи в блоге

    19 января 22:00
    Отвалите от Шубенкова. Он все делает правильно

    16 января 22:00
    50 воспоминаний, которые не влезли в материал про «Футбольный клуб»

    11 января 21:00
    «Я, например, узнал, как поместить человеку в задницу колючую проволоку». История «Футбольного клуба»

    26 декабря 2016 08:00
    «Понял: если побегу дальше, у меня или сердце выскочит, или глаза лопнут». Чем занимается Сынуля из «Назло рекордам»

    23 декабря 2016 22:40
    «Горлукович взял за грудки и закричал: вы меня сглазили!» История шоу «Назло рекордам»

    19 декабря 2016 23:30
    Спорт – это и есть политика. Почему нашим не на что жаловаться

    7 декабря 2016 10:02
    Футбол, каким он должен быть

    6 декабря 2016 20:34
    «Смотрю на Месси и Роналду и понимаю: я бы им еще больше денег давал». Жизнь лучшего тренера России

    17 ноября 2016 15:39
    «Любая власть – от Бога. Власть Обамы – от сатаны». Кто отвечает за спорт в Госдуме

    14 ноября 2016 16:22
    «Нашим людям привычно за занавесом. Видят новое – пугаются и отрицают». Уйти из футбола и стать главным молодым рэпером

    Сегодня родились

    Лучшие материалы


    Яндекс.Метрика