Блог Эпицентр

Андрей Макаров: «По-моему, Кабанов – нормальный пацан»

Дебютант юниорской лиги Квебека, вратарь «Льюистона» Андрей Макаров в интервью блогу «Эпицентр» рассказал о своем первом сезоне за океаном, советах Ильи Брызгалова и Егора Подомацкого, прическе Кирилла Кабанова и благотворительности, холодном Атлантическом океане и драфте НХЛ.

Две шайбы на память

– Начну не с вопросов о вашей карьере в Северной Америке, а о драфте КХЛ, на котором вы были выбраны пару лет назад. Помните тот день? Нужен ли России такой драфт?

– Сейчас не помню подробностей. Помню, что шел первым среди вратарей и был выбран под общим 27-м номером. Для меня это не имело большого значения, но, в целом, сам драфт понравился. Организация была более-менее, но КХЛ тянется за НХЛ, поэтому с каждым годом изменения будут в лучшую сторону.

– Вас же выбрал «Атлант», так? Были ли какие-то разговоры с клубом после драфта?

– Мой агент Александр Тыжных решил все вопросы. Он договорился, что «Атлант» выберет меня, а потом отпустит на пару сезонов за океан. В клубе дали добро.

Отбил 17 бросков и стал второй звездой матча. Сам в шоке от этого был!

– Расскажи о вашем дебютном матче за «Льюистон». Как справились с волнением, ведь одно дело играть дома при полупустых трибунах, а другое – в США, в новой команде?

– Я приехал в Льюистон рано утром по местному времени, и в 4 вечера уже была тренировка. У меня из всей формы был только нагрудник, а щитков и всего остального не было. В команде предложили пойти на тренировку, а у них в 7 вечера игра. Я покатался немного, почувствовал лед. Тренер вратарей говорит: «Ну, готов!». Меня генменеджер спрашивает: «Сыграешь?». Я ему: «Да, конечно». Не скажу же, что не могу. Одну шайбу я пропустил, но отбил 17 бросков и стал второй звездой матча. Сам в шоке от этого был!

– Полевые игроки обычно забирают первые заброшенные шайбы себе на память, а у вратарей есть похожие приметы?

– Нет, но у меня есть две шайбы, взятые после матчей, в которых я сыграл на ноль. Первая – после моей дебютной победы со счетом 8:0 у «Ройан-Норанда». Там написано «The first win in QMJHL». А вторую шайбу после одной из домашних игр, когда мы крупно победили, капитан отдал. Там было написано «The second shut out in QMJHL».

– Читал, что Льюистон – франкоговорящий город. С языковой проблемой столкнулись?

– В основном все-таки англоговорящий, но у нас в команде половина «французов», половина «англичан». Из Квебека в «Льюистоне» человек 8, и они между собой общаются по-французски. Но когда мы сидим за столом, тренер просит, чтобы все говорили по-английски. Так мне понятнее, а французский после школы я помню не очень хорошо. Английский я неплохо знал до приезда в США, но не сразу смог привыкнуть к тому, что в раздевалке все говорят не по-русски. Где-то через месяц освоился, но сначала, как в дурдоме было, не знаешь, что и где.

– Наверное, главное, к чему должен привыкнуть европейский вратарь за океаном это количество бросков. Так?

– Броски и большой трафик. Постоянно закрывают вратаря и играют на добивании. По два, по три броска с пятака бывает, если защитники зевают. У меня, когда приехал в команду, начались травмы, и где-то два месяца были потеряны. Я работал, старался, а уже после перерыва на Рождество прибавил. Тренер даже говорил, мол, так держать. А начало сезона получилось скомканным. Во-первых, я не знал, кто как играет в этой лиге, кто как бросает, как реализует большинство. Это в России я вышел за «Ладью» и представлял, какой хоккей показывали мои соперники, а там я был новичком, ничего не знал. Например, матч с «Квебеком», у которого сумасшедшее большинство, мы проиграли 3:12, а затем перед Рождеством дома смогли победить. Я к тому моменту уже привык к стилю в QJMHL.

Где-то через месяц освоился, но сначала, как в дурдоме было, не знаешь, что и где

А так, сезон получился средним. Следующий должен быть получше. Надо работать, работать и еще раз работать.

Сил на плей-офф не хватило

– Говорят, что в Канаде с вратарями работают более тщательно, чем в России. Вы заметили разницу?

– Все зависит от тренеров. В России со мной работал очень хороший специалист Андрей Болсуновский из «Лады». Прошлым летом он меня подтянул на сборы, где были Василий Кошечкин и Илья Брызгалов, и я занимался с ними. Тяжело было, но очень полезно. На следующий сезон этой подготовки хватило. «Умирал» сначала, но затем втянулся. Все зависит не от страны, а от того, как ты будешь сам заниматься, кто с тобой работает.

– Вопрос о подготовке молодых игроков. Смотришь на 18-летних канадцев – у них косая сажень в плечах. Наши – техничные, но не так физически подготовлены. Причина в каком-то особенном питании или просто канадцы акцент на «физику» делают?

– Скорее, второе. На земле там занимаются очень серьезно. Но я и раньше уделял много времени занятиям в тренажерке. Брызгалов научил по полчаса крутить велосипед до и после тренировки. Свой вес поднимал, чтобы быть в тонусе. Пресс, хват. Все, что нужно для вратаря.

– Тренеры «Льюистона» не побоялись вас, новичка, выпустить в матчах плей-офф. Хороший опыт, не так ли?

– Мы попали на «Монреаль», которому в регулярном чемпионате проиграли 6 матчей из 6. А в плей-офф «Льюистон» их победил 4-2, так что кубковые игры – это совсем другое. По итогам чемпионата мы стали восьмыми, а в плей-офф выбили сначала вторую команду лиги «Монктон», затем «Монреаль», а на «Сент-Джон» не хватило сил. Там ребята чуть постарше.

Брызгалов научил по полчаса крутить велосипед до и после тренировки

Галиев рассказывал о вашей серии.

– У «Сент-Джона» очень мощная команда. Там есть Юбердо, словак Юрчо. У него отличные руки, и поляну он видит отлично, так что там хватает толковых ребят. Галиев здорово в плей-офф сыграл, набрав более 10 очков. Молодец! Я в плей-офф совсем немного сыграл – три матча. Думал, что тренер поставит раньше, но сначала он делал ставку на другого. Потом, когда мы третий матч проиграли «Сент-Джону», меня выпустили, но сил у ребят уже не было.

Приз за благотворительность

– Перед драфтом КХЛ вы сделали пару громких заявлений, сказав, что уезжаете в Северную Америку, так как там хоккейные лиги сильнее. Поиграв за океаном, вы не изменили свое мнение?

– Нет, оно осталось таким же. Там сильнее лига. Кто бы мне что ни говорил.

– А что именно прельщает больше всего? Полные арены, скорости или что-то еще?

– Это не суть. Главное, что у меня игровая практика, и я очень доволен своей командой. Ребята классные, никто не собачится, все готовы заступиться друг за друга. Я сразу влюбился в этот коллектив.

– Совсем скоро будет драфт НХЛ. Вы участвуете в этом году или нет?

– В этом, скорее всего. Скаутские рейтинги я не смотрю, этим занимается агент. Стараюсь себе голову не забивать. Не выберут – поеду на сборы, буду там доказывать тренерам.

В «Детройте» будет нереально сложно – там Ховард. В «Сан-Хосе» – финны

– Бурмистров говорил, что ему хотелось бы играть в «Детройте», где когда-то была Русская пятерка. У вас есть предпочтения?

– Там, где слабее вратарь, пробиться будет легче. Так что лучше попасть в несильную команду. В «Детройте» будет нереально сложно – там Ховард. В «Сан-Хосе» – финны.

– То есть в «Филадельфию»?

– Там Бобровский.

– В «Льюистоне» играет некто Мэтью Биссоннетт. Он, случаем, не родственник всеми известного Пола Биссоннетта?

– Нет, однофамилец. Я него уже спрашивал (улыбается). Хороший пацанчик.

– А вы как относитесь к тому, что делает Биссонетт, к медийности его фигуры? Или вы, как Дмитрий Гоголев, считаете, что «когда хоккеист начинает говорить – он заканчивает играть»?

– Пожалуй, соглашусь. Я стараюсь не светиться, а так – тихо и молча работать. Так проще живется.

– Заметил по фотографиям, что в «Льюистоне» очень большое внимание уделяется всевозможным благотворительным акциям. Какие-то походы в детские дома, школы. Расскажите об этом.

– У нас идет промоушн, и мы с Кириллом Кабановым часто ходили на всякие мероприятия. Ездили в школы в майках «Льюистона», автографы раздавали. Можно сказать, благотворительность. Мне очень нравились такие походы, я люблю общение. Когда в команде спрашивали «Кто сегодня на промоушн?», всегда два русских отвечали «Мы съездим». А почему бы и нет? Наоборот, это только в плюс.

– Кириллу, кажется, даже дали какой-то приз за вклад в благотворительность?

– Да, по идее, нам двоим должны были дать, так как мы вместе ходили. Но президент клуба решил отдать приз Кабанову, и ничего страшного в этом нет.

Характер Кабанова

– Не удержусь и все-таки спрошу вас про поведение Кирилла, ведь о нем ходит столько слухов. Каков Кабанов в обычной жизни?

– Если честно, я тоже много слышал о нем до знакомства, читал в интернете, где его поливают грязью. Но я с ним жил в одном доме, в одной комнате почти 6 месяцев. Он сразу после обмена ко мне подселился. В первый же день мы поговорили, и никаких проблем не было. По-моему, нормальный пацан, обычный человек. В команде он себя вел хорошо. Все ребята довольны нашим поведением, ни драк, ничего такого нет.

– В плей-офф он, конечно, здорово сыграл.

– А у него была цель – выбить «Монктон». Он очень хотел победить свою бывшую команду. Его желание передалось остальным ребятам, и мы вышли и разорвали «Монктон», что дома, что на выезде. Без шансов.

По-моему, Кабанов – нормальный пацан, обычный человек

– В интернете чаще обсуждают не столько Кирилла, сколько высказывания его отца. Знакомы с ним?

– Да, он приезжал к нам, мы кушали вместе. По-моему, нормальный, спокойный человек. Один раз, на моей памяти, он проявил эмоции. Когда после Рождества мы собирались в США из России, но из Москвы было невозможно улететь. Мы поменяли билет на другой день – и снова не вылетели. Поехали по домам на Новый год с билетами на 2-го января, а когда вернулись в аэропорт – у нас был рейс в 6.05 утра – услышали, что мест в самолете уже нет. А у нас билеты на руках! Тогда папа Кирилла что-то сказал, и мы полетели бизнес-классом. Получилось так, что два человека не появились перед посадкой, поэтому места достались нам.

– Последний вопрос о Кабанове. Вас его прическа не удивила?

– Да нормальная! Это тренер так придумал. Что-то вроде стимула для того, чтобы пройти в чемпионате подальше. А капитан команды уже решил, кто какую прическу будет делать. Кто-то красился, кто-то стригся. Мне не очень сильно досталось, хотя, когда я приехал, меня парикмахер 40 минут стриг, спрашивала «Что они там с твоими волосами сделали?». А мы взяли машинки и просто дома побрили головы. Кирилл – мне, я – ему.

– Внехоккейная жизнь молодого игрока в России и Северной Америке отличается сильно?

– В России не так относятся к молодежи, как там. Там тебя постоянно куда-то зовут, на какие-то мероприятия, ужины с командой. Там все более организованно, чего в России я не встречал.

В Бостоне был, красивый город. Нью-Йорк неплох

– Ну, это и Льюистон – маленький город, где вы, наверное, звезды. В больших же городах по-другому.

– Мы еще ничего не выиграли, чтобы нас называли звездами, но на улицах все равно узнают. Благодарят за хорошую игру, обещают прийти на наши матчи.

Поймать волну

– Мэйн – достаточно красивый штат с живописной природой. Уже успели побывать на океане?

– Практически сразу после своего прилета в США! Впечатлений было…. В августе там, конечно, уже прохладно, но один парень из команды Сэмуэл Финн говорит: «Неужели, ты приехал и не искупаешься?». Я как разбежался – меня волной обратно выкинуло на сушу. Холодная вода была, но искупался. «Молодец», – сказали. Крещение прошел.

– Бостон, Нью-Йорк, Монреаль и другие близлежащие крупные города уже изучил?

– (смеется) В Бостоне был, красивый город. Нью-Йорк неплох.

– Почему так рассмеялись, услышав про Монреаль?

– Красивый город. Мы там два дня погуляли. Неплохие девочки там.

– В отличие от маленьких городов США…

– В Льюистоне то? Там да…

– Можете не рассказывать. Бывал. А вы знали, что до вас в «Льюистоне» играли Ярослав Галак и Джонатан Бернье?

– В офисе клуба висит плакат, на котором изображены игроки из НХЛ, ранее выступавшие в «Льюистоне». Я сказал, что скоро там будет и Андрей Макаров. «Хорошо, дай бог, чтобы так было», – отвечают.

– А ваш любимый вратарь это Илья Брызгалов, как я помню. Что больше прельщает – его игровые качества или личностные?

– Игровые. Он показывает отличный хоккей. Не знаю, почему его не взяли на чемпионат мира. Илья был достоин того, чтобы быть первым номером.

– Вы, кажется, успели застать Подомацкого в «Ладе»?

– Было дело. Когда я только начал играть в хоккей, он был моим кумиром. Даже не ожидал его увидеть в Тольятти, но потом познакомились. Думал, что вот моя мечта была увидеть кумира, а сейчас сидим в одной раздевалке. Приятно было с ним пообщаться. Опыт у него огромный. «Работай», – Егор советовал. «Не забивай себе голову ничем».

– В Тольятти заглянули после прилета из США?

– Нет, но позвонил тренеру. Он говорит: «Давай, приезжай к нам». Сказал, что будет ждать, но у меня пока контрактный сезон.

– То есть вариант с возвращением домой не исключаете?

– Почему бы и нет. Я никогда не был против России. Я патриот своей страны, и не собираюсь от нее отказываться.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья