Блог Абракадабра

Goodbye My Love, Goodbye. Пять неудачников прошедшего драфта НФЛ

Смит

Евгений Синичкин в блоге «Абракадабра» продолжает подводить итоги закончившегося драфта НФЛ и выделяет команды, которые отработали на нем не лучшим образом.

«АТЛАНТА ФЭЛКОНС»

Труфант

На этом драфте перед «Атлантой» стояла элементарная задача. Ей нужно было взять трех игроков: корнербека в стартовый состав, энда защиты – желательно – в стартовый состав, принимающего тайт-энда, который год бы посидел за Тони Гонсалесом, а затем занял бы его место. Несмотря на свое высочайшее управленческое мастерство, генеральный менеджер «Фэлконс» Томас Димитрофф болельщиков подвел.

К пику «Атланты» в первом раунде – корнербеку университета Вашингтона Десмонду Труфанту – вопросов нет. «Фэлконс», решившие не меняться в первую десятку драфта, чтобы найти там Демаркуса Миллинера, Зигги Ансу, Диона Джордана или Баркевиуса Минго, вытянули одного из лучших корнербеков драфта. Скоростной, прыгучий защитник с прекрасной антропометрией и физической подготовкой провел в стартовом составе своей университетской команды почти пять десятков матчей. Опыта и умения, дабы составить пару корнербеков с Асанте Самуэлем и заменить Брента Граймса, ему хватит.

Но что случилось с логикой руководства «Атланты» в последующих раундах? Во втором они зачем-то взяли еще одного корнера – Роберта Элфорда из университета Юго-Восточной Луизианы. Это очередной классный корнербек, чьи драфтовые котировки никак не поколебали ни слабость его футбольной программы, ни тяжелейшая травма плеча, из-за которой он три года назад пропустил целый сезон.

Однако зачем он «Атланте»? Вернее, зачем он «Атланте» во втором раунде? Чтобы через пару сезонов заменить Самуэля? Или чтобы подстраховать Труфанта, если тот не заиграет? «Майами» тоже выбрали двух корнербеков, рассчитывая, что один будет стартовым сразу, а другой – через какое-то время. Но они потратили пики во втором и третьем раундах, успев взять всех других необходимых игроков. «Атланта» же – не успела.

В четвертом и пятом раундах «Фэлконс» попытались найти энда защиты. Они выбрали Малика Гудмена из Клемсона и Стенсли Мапонгу из Техасского христианского колледжа. Их объединяет одна отличительная черта: в университете они зарекомендовали себя средними, ничем не выдающимися игроками. Они могут сделать себе карьеру в составе специальных команд или стать полезными элементами ротации, но никто из них не претендует на место стартового защитника. Увольнение Джона Абрахама и подписание Ози Юмениоры – это обмен шила на мыло. Юмениора – игрок на сезон. Он не потянет пас-раш «Атланты» в одиночку.

Я не понимаю, почему нельзя было под двадцать вторым пиком в первом раунде взять Бьерна Вернера, а во втором раунде забрать Джамара Тэйлора или того же Элфорда? Пусть «Фэлконс» сильно хотели Труфанта. Бывает. Пусть они были влюблены в Элфорда и не могли его пропустить. Любовь зла. Но кто-нибудь может мне объяснить, чем «Атланту» не устроил Алекс Окафор, каким-то чудом досидевший до четвертого раунда? Один из наиболее одаренных пас-рашеров этого драфта, идеально подходящий под защитные схемы «Атланты», прошел отличную школу университета Техаса и блистал на той же позиции, с которой несколько лет назад в НФЛ ушел Брайан Оракпо.

«ДЖЕКСОНВИЛЬ ДЖЕГУАРС»

Джокел

Не уверен, что «Джексонвилю» имеет смысл менять владельца или генерального менеджера. Кто бы этой командой ни руководил, он наступает на те же самые истоптанные и поломанные грабли, что и его предшественники.

«Ягуары», хотя всячески пытались, не смогли побить свой собственный рекорд тупости, установленный на драфте 2010 года. Тогда они выбрали подряд четырех посредственных линейных защиты, а одного – Тайсона Алуалу – взяли не в третьем раунде, как следовало, а под десятым общим номером. До такого маразма им все-таки как до Китая в положении «Американский налогоплательщик» или «Россиянин с активной гражданской позицией». 

В случае с «Джексонвиллем» проще перечислить позиции, на которые можно было не брать игрока. Левый тэкл – точно. Тайт-энд – точно. Центральный лайнбекер – точно. Принимающий – почти точно. Что сделали «Джегуарс» со вторым пиком прошедшего драфта? Потратили его на левого тэкла нападения Люка Джокела. Если бы Джокел был главным пунктом плана по выстраиванию выдающейся линии нападения, если бы его осознанно брали на место правого тэкла с твердым намерением через год продлить соглашение с Юджином Монро, - я бы первым вскочил с дивана, с неохотой оторвав от него задницу, и аплодировал бы Дэвиду Колдуэллу. Но ведь клуб пошел по-иному пути: они остановили свой выбор на лучшем игроке из имеющихся, а потом стали думать, куда его можно запихнуть. Сейчас они приходят к выводу, что на сезон Джокела нужно переучить и превратить в правого тэкла, которым он никогда не был, чтобы затем не продлевать контракт с Монро и поставить Джокела вместо него.

Каким бы бредом ни казалась эта стратегия, пик Джокела представляется гениальным по сравнению с принятыми далее решениями. Вы скажете, что разумно было взять в начале второго раунда сэйфти международного университета Флориды Джонатана Сиприна? И я соглашусь. Такой игрок «Джексонвилю» не помешает. А к чему в шестом раунде брать еще одного свободного сэйфти? Вновь перестраховка? А к чему брать трех корнербеков, ни один из которых не стал в колледже звездой, и после драфта подписывать в свободных агентах ветерана Маркуса Труфанта? К чему брать их в дивизионе, где Эндрю Лак пока не стал Пейтоном Мэннингом, у Мэтта Шауба нет и трех стартовых принимающих, а «Теннеси» собирается заработать титул самой выносной команды лиги? А к чему брать сразу двух принимающих, тем более если один из них – бывший квотербек и раннингбек Денард Робинсон?

Действительно, я очень плохо понимаю принципы построения команды НФЛ, ведь мне неведомо, что мешало «Ягуарам» взять нового бегущего и положить конец этой канители с Морисом Джонсом-Дрю? Или укрепить линию нападения не только новоявленным правым тэклом Джокелем, но и кем-то из внутренних линейных – на смену, скажем, 36-летнему центру Брэду Мистеру? Или найти качественного энда защиты, который подтянул бы пас-раш команды, в прошлом сезоне разродившийся постыдными двадцатью сэками? Или просто-напросто застрелиться, чтобы не мучиться?

«ИНДИАНАПОЛИС КОЛЬТС»

Вернер

Футбольная судьба благоволила генеральному менеджеру «Кольтс» Райана Григсону. За несколько часов до драфта многочисленные источники сообщали, что «Индианаполису» поступило далеко не одно предложение о размене их двадцать четвертого пика в первом раунде. В НФЛ ходит легенда о том, что двадцать четвертый пик – счастливый. В двадцать первом столетии под этим номером были выбраны Эд Рид, Даллас Кларк, Стивен Джексон, Аарон Роджерс, Джонатан Джозеф, Крис Джонсон и Дез Брайант. Вероятно, Григсон сильнее остальных верит в приметы, потому что уйти вниз он отказался.

Или ему так понравился Бьерн Вернер, что он не смог удержаться и выбрал его в первом раунде? Спору нет, Вернер – классный игрок, но у него есть один недостаток. Недостаток для «Индианаполиса». Вернер – классический, хрестоматийный, образцовый энд защиты для схемы 4-3. Когда перед прошлым первенством Чак Пагано занял пост главного тренера, команде пришлось перестраиваться на 3-4. Все тогда гадали, смогут ли приспособиться ветераны Дуайт Фрини и Роберт Мэтис, которым предстояло впервые в жизни быть крайними лайнбекерами? И с какой целью спустя год «Кольтс» решили плюхнуться в знакомую лужу? Обменявшись вниз, «Индианаполис» получал возможность во втором раунде по справедливой цене взять более подходящего им игрока – лайнбекера из университета Южного Миссисипи Джейми Коллинза.  

Остальные пики, вырученные в результате размена, позволили бы не столь пассивно вести себе в середине драфта. Вялые действия менеджмента «Индианаполиса» привели к тому, что они были вынуждены подчиняться и брать тех игроков, которых им оставляли.

Всем было очевидно, что после приобретения преемника Фрини «Кольтс» займутся поисками линейных атаки. В третьем раунде «Индианаполис» взял гарда из Иллинойса Хью Торнтона, человека с очень непростым прошлым, а в четвертом – центра университета Южной Калифорнии Халеда Холмса, завсегдатая лазарета. Вместе с тем в тех же раундах, если бы «Кольтс» не стояли на месте, можно было подцепить более перспективных и, пожалуй, надежных гарда Ларри Уорфорда, тэкла/гарда Далласа Томаса, гарда Брайана Уинтерса и центра/гарда Барретта Джонса.

«КАРОЛИНА ПАНТЕРС»

Лотулелей

Думаете, я спятил, раз ставлю низкую оценку за драфт команде, в середине первого раунда поймавшей Стара Лотулелея? Нет, это блистательный пик, пусть «Каролине» и не пришлось напрягаться, чтобы его совершить.

Я отправил «Пантер» в неудачники за единственный выбор – во втором раунде они взяли Кевана Шорта из университета Пардью, еще одного тэкла обороны. Зачем он им, когда парой стартовых тэклов будут Лотулелей и Дван Эдвардс?

На днях я наткнулся на мнение американского журналиста, который попытался дать объяснение этому пику. Он свел все к проблемам со здоровьем Лотулелея. Как вы помните, во время «комбайна» у него обнаружились серьезные проблемы с сердцем, которые спустя месяц споров и пересудов то ли исчезли, то ли перестали быть серьезными проблемами. Автор посчитал, что руководство «Каролины» лучше нас осведомлено об истинном состоянии Лотулелея. Это не подлежит сомнению. Но где тогда здравый смысл?

Если они знают, что у него не все в порядке с сердцем, то на кой черт берут? Куда человеку с больным сердцем быть линейным защиты? С большим успехом можно было отдать пик в первом раунде за Шариффа Флойда или Сильвестра Уильямса. Если же они знают, что Лотулелей может играть без ограничений, существует лишь одно рациональное истолкование их решения. Они желают помериться кое-чем с «Детройт Лайонс», пустив в ротацию трех сильных тэклов защиты. Но это изыски и роскошь. Пир не во время чумы, конечно, а во время эпидемии гриппа. У «Каролины» было две позиции, которые требовали немедленного усиления и этого усиления не получили. «Пантерс» не вынесли с драфта ни принимающего, ни игрока в сэкондари. Вместо Шорта, не торгуясь, они могли выбрать корнербека Джамара Тэйлора или Роберта Элфорда или кого-то из ресиверов – Кинана Аллена, Куинтона Паттона либо Маркуса Уитона.

«НЬЮ-ЙОРК ДЖЕТС»

Миллинер

Мне уже приходилось гневаться на «Джетс» по итогам первого раунда драфта. Мое мнение с тех пор не изменилось. Но я, наивный дурак, смел надеяться, что позже «Нью-Йорк» успокоится и сделает разумные приобретения. Справедливости ради, в третьем и пятом раундах они действительно порадовали. Линию нападения не без оснований укрепили гардом Брайаном Уинтерсом и правым тэклом Одеем Абуши. Как бы ни гневались болельщики «Джетс» на генерального менеджера Джона Идзика, он заслуживает от них высокой похвалы за то, что сумел так легко замуровать две главные бреши перед Марком Санчесом.

Впрочем, те же болельщики должны собраться и, взяв наперевес вилы и факелы, устроить на Идзика охоту. Найти и прибить.

Чем руководствуется начальник команды, когда выбирает во втором раунде Джино Смита и вслед за этим увольняет Тима Тибоу? Ставлю сотку, что он думает так: «Мы пригласили на должность координатора атаки Марти Морнинвега, который в «Филадельфии» работал с Майклом Виком». Только какое это отношение имеет к выбору Смита? Если уж сравнивать квотербеков по манере игры, то Смит больше смахивает на Тибоу, нежели на Вика. И при этом Тибоу новобранец «Джетс» уступает по всем статьям.

Если Тибоу в колледже показал себя победителем, то Джино выигрывал от случая к случаю, а в последнем сезоне не сотворил ничего полезного. Если Тибоу - лидер, который вдохновляет партнеров, то Джино – говнистый скандалист, который треплет нервы. Если Тибоу ведет команду за собой, то Джино – тащит в неизвестном направлении. Тибоу, когда на него никто не ставил, вывел в плей-офф мертвый «Денвер» и обыграл там «Питтсбург Стилерз». А что сделал Смит? Упав во второй раунд, уволил агента, а новому приказал платить газетчикам, чтобы те говорили о прущем из всех щелей величии Смита?

Но что самое забавное во всей этой истории: Смиту все равно играть не дадут. Что бы ни испортил Марк Санчес, владелец «Джетс» Вуди Джонсон продолжает ему руки целовать. А если не видно разницы?..

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья