Блог Тушите свет

«В воздухе летает и бешено орет…»

Раньше я частенько размышлял о том, что заставляет людей смотреть бокс и болеть за того или иного боксера.

Есть те, кто болеет только за сильнейших, за тех, кто побеждает. Есть те, кто, как Льюис за Вест-Хэм, болеют за тех, кто связывает их с родными местами или детскими воспоминаниями. Есть бывшие боксеры, которые с пробитой головой, и бог его знает, за кого и почему они болеют. А некоторые болеют за свою страну. От болельщиков первого и последнего типов Артуро Гатти был в значительной степени избавлен – кто станет искать среди его поклонников канадцев или итальянцев, он был достоянием всего мира. Да и поражения в его карьере были частым и закономерным явлением.

Считаете ли вы его бои квинтэссенцией настоящего бокса или напротив безыскусной вариацией на тему пьяной драки под песню группы «Ленинград»

Это ничуть не мешало ему собирать аншлаги на Boardwalk Hall в Атлантик-Сити, в Вегасе и Мэдисон-Сквер-Гардене, а телеканалы выстраивались в длинную очередь. Гатти был синонимом слов «нокаут», «жестокое избиение», «рассечение» и «бойня». Один из тренеров Эрика Моралеса сказал как-то, что мексиканец мог из поединка с таксистом устроить настоящую войну. Примерно тем же из боя в бой занимался Гатти. На ринге он кровоточил, ломал руки, падал от ударов и отправлял соперников в нокауты… Неважно, считаете ли вы его бои квинтэссенцией настоящего бокса или напротив безыскусной вариацией на тему пьяной драки под песню группы «Ленинград» (я, понятное дело, утрирую) – если вы не Джои Гамаче, вам просто не в чем упрекнуть Артуро Гатти.

Не в том дело, что у него не было скучных боев – на мой взгляд, как раз таки были. Или он делал бокс более мейнстримовым спортом – вовсе нет. Но он даже на подсознании считался самым настоящим, что было в профессиональном боксе. Были и другие такие персонажи. Два года назад наш мир оставил Диего Корралес. Еще раньше ушел из бокса Джонни Тапия. Сам я его не очень любил смотреть, но он наравне с Гатти и Корралесом был явлением для бокса. Явлением, которое существовало не только на боксерском ринге, но и за его пределами. Болели за Артуро и смотрели его бои не из-за его побед или поражений, не из-за флага или национального гимна, и не из-за его боксерского таланта, о котором я, кстати, не написал за все время и десятка добрых слов. Хотя, забавная вещь – гатти-образные боксеры периодически появляются, становятся звездами регионального масштаба, иногда перерастают уровень клубного бокса на небольших аренах и выбиваются чуть повыше. Но как только они начинают махать крыльями и взмывать выше дозволенного – их подрезают, сбивают и рвут в клочья. И значит, наверное, что-то кроме качественного удара и инстинкта нокаутера у Гатти что-то да было – что-то, что позволило ему стать чемпионом и защищать свои титулы.

При всем этом он оставался чрезмерно эмоциональным, неконтролируемым, сбивающимся на драку боксером, который всегда оставался в чем-то непредсказуемым. Гатти был enfant terrible бокса, может меньше чем Корралес и Тапиа, но компенсировал это другим. Сегодня у нас таких персонажей с характерной сумасшедшинкой в облике и боевом стиле практически не осталось. Нет тех, при одном взгляде на кого в памяти всплывут строчки «А песня моя, она как птица – в воздухе летает и бешено орёт».

Как только они начинают махать крыльями и взмывать выше дозволенного – их подрезают, сбивают и рвут в клочья

Исраэль Васкес все еще восстанавливается после своих побоищ с Рафой Маркесом и далеко не факт, что останется прежним бесстрашным воином. Котто, которого обозреватели HBO после боя с Рикардо Торресом нарекли «пуэрториканским Гатти», в последнее время пытается боксировать куда чаще, чем драться – и это у него не так уж хорошо получается. Рикардо Майорга как-то подрастерял свою харизму после ряда поражений, а Эдисон Миранда так вообще проиграл все свои главные бои в карьере. Такому явлению как Вахтанг Дарчинян не хватает масштабности и еще одного-двух громких нокаутов. Гэри Шоу понял это, и отдал Вика на съедение Дону Кингу – на поединке в минувшие выходные хорошо заработали и Кинг, и Шоу, и переводчики с армянского и какого-то экзотического африканского для канала Showtime, и в особенности – букмекеры. Келли Павлик еще не дорос и, на мой вкус, скучноват. Хуанма Лопес и Гамбоа – слишком хорошие и умные боксеры, чтобы идти по пути кровопролитных побоищ.

Эдвин Валеро – вот вариант. Но ему нужно побольше боев как с Висенте Москейрой, и поменьше как с Антонио Питалуа. Жестокие схватки обнажают эмоции, а именно эмоциональная составляющая превалировала у Гатти. Артуро не понимал шумихи вокруг своего имени, но он не стеснялся своих чувств – плакал, радовался, злился и боялся. Когда 25 июня 2005 года огонь полыхнул за его спиной и раздался гром, предваряя выход Артуро к рингу, Гатти вздрогнул, моргнул и пошел вперед, навстречу полной своей противоположности, Флойду Мэйвезеру, который хладнокровно размазал его по рингу. В победах и поражениях, Артуро Гатти от начала и до конца был настоящим. Это всегда притягивает, и людям будет этого не хватать. Но только не нужно говорить, что на такого в боксе никогда не было и больше не будет – это оскорбляет тех, кто выходит на ринг раз за разом, и оставляет себя там без остатка. Смотрите бои по ТВ, ходите смотреть на бокс вживую, и, возможно, вы встретите бойца, о котором еще будете рассказывать детям и внукам. Ведь это очень грустно, если рассказать будет не о чем.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья