Блог Хорошие тексты

«Перечитываю старые письма жене. И мне стыдно». Фуркад написал книгу

В ноябре вышла автобиография лучшего биатлониста мира Мартена Фуркада Mon rêve d’or et de neige. В одной из глав он очень интересно рассказал о своем детстве и знакомстве с будущей женой.

В радостном и свободном детстве судьба определила мне место посередине, между младшим Брисом и старшим Симоном. Было много причин к тому, что впоследствии сделало меня чемпионом. Но, бесспорно, если во мне «сидел» соревновательный ген, мое особенное детство и положение в семье способствовали тому, чтобы этот ген активизировался.

Если быть честным, вначале я боялся Симона. Когда, будучи ребенком, я дрался с Брисом, самым младшим из нас, Симон обычно вставал на его защиту, и мне приходилось иметь дело с ним. Это была уже совсем другая история!

Не подумайте, что наше детство прошло в воинственной атмосфере. Наоборот, родители, и особенно мать, ненавидели, когда мы решали конфликты НЕ диалогом. Но, как знают все, кто это пережил, если у тебя есть братья, вплоть до юношеского возраста многие вещи можно разрешить ударом кулака.

Родители выбрали жизнь на природе и предоставили нам огромную свободу. Моя мать, логопед, и мой отец, горный гид, поселились в очень изолированном доме в получасе езды на машине от Фон-Роме, когда мне было 5-6 лет. Это был чудесный каменный дом с сараями, хлевом, большой гостиной и комнатами для сдачи постояльцам. Все на природе, в 15 километрах от ближайших соседей.

У наших друзей была пасека, и нам с Брисом давали банки с медом для того, чтобы мы продавали их постояльцам. Часто мы принимали постояльцев сами, пока родители работали. Мы были ответственными, самостоятельными, свободными. Счастливыми. Наша мать занималась садом и огородом, готовила еду после того, как заканчивала прием в кабинете. Она также наведывалась в горы к отцу, который на неделю уходил в поход с туристами, прибегающими к услугам его вьючных лошадей.

Позже, когда мне было около двенадцати, отец несколько раз брал меня с собой в горы. Я шел в темпе взрослых, 6 или 7 часов в день, вел лошадей и помогал с обустройством лагеря. Я обожал эти моменты, на туристов производила впечатление моя выносливость. Я был любимцем, маленькой «звездой» туристической группы…

Вы можете легко представить наш немного «хипповый» образ жизни. У нас была гостиная с телевизором, но мы туда заходили редко, и после обсуждения (читай – препирательств) с мамой по поводу программы. Это были «Ушуайя», «Корни и крылья», «Таласса», иногда фильм на видеокассете или мультфильмы воскресным вечером. В любом случае, мама предпочитала коллективные игры. Очевидно, что даже в «Мемори» я не любил проигрывать…

Хотя родители были очень заняты, они находили возможность проводить каникулы вместе. Однажды мы собирались поехать куда-то в центр Франции, но мотор нашего «Рено» отдал Богу душу где-то на 50-м километре. Мой отец решил арендовать яхту, чтобы совершить круиз по Средиземному морю, захватив еще и одного из моих кузенов. У него было несколько приблизительных представлений о навигации, но по его мнению, этого было достаточно.

Таким был мой отец, он никогда не сомневался, что всё держит под контролем, хотя, наверное, в глубине души он понимал, насколько безрассудным было его воспитание детей с точки зрения безопасности. Помню, как я упал в море… Не знаю, то ли времена изменились, но тогда это нам казалось нормальным, а сейчас я со своими дочками не сделаю и десятой части того, что мы делали тогда.

Быть первым

В нашей жизни в горах спорт был самым главным занятием. Мы занимались горными лыжами, походами на снегоступах, беговыми лыжами, велосипедом, пешими походами. Для меня элемент соревнования существовал всегда. Любым способом, но я должен быть на вершине. Симон начал заниматься хоккеем, и разумеется, я последовал за ним. Но, как до этого с занятиями дзюдо, я быстро понял, что не создан для контактного спорта. Думаю, ограничением стала и большая стоимость тренировок. Естественно, что мы втроем переключились на беговые лыжи.

Преподаватели по лыжам делали акцент на удовольствии и прогулках на природе, чем на технике лыжного хода. Но они уже разглядели, что трое братьев имели способности и, в моем случае, вкус к соревнованиям.

Когда я получал хорошую оценку в школе, я гордился, только если оценка была самой лучшей. Если я был вторым, я был разочарован. В спорте все было еще хуже. В колледже Фон-Роме, где я ходил в спортивную секцию, я был окружен ребятами, которые все время занимались легкой атлетикой, в то время как я занимался лыжами. Это мне не мешало плакать после кросса, если я не побеждал. Такое случилось только раз, в шестом классе. Потом я уже оккупировал высшую ступеньку пьедестала вплоть до поступления в лицей.

Симон занялся биатлоном за компанию с друзьями. Что до меня, я следовал за старшим братом. Издалека. Даже если это его раздражало. Думаю, в то время он искал себя. Он решил преуспеть в биатлоне, после того как тяжело переживал, что его не взяли на чемпионат Франции, в то время как его лучшие друзья туда поехали.

Что касается меня, я был более одаренным. Я вошел в команду Восточных Пиренеев, и мы часто ездили на сборы или соревнования в Альпы вместе с нашими соперниками из Верхних Пиренеев. Именно там я встретил Элен. Будущую жену.

Знакомство с женой

Когда я перечитываю письма, которые мы отправляли друг другу, мне практически стыдно, настолько они кажутся инфантильными. Я был ребенком, когда мы встретились с Элен на чемпионате Франции среди клубов, в Альпах.

Мне было 11 или 12 лет, она была на год старше; у меня был хорошо подвешен язык и мало комплексов. Элен мне сразу понравилась, я ей написал записку, подсунул под дверь и спросил: не хочет ли она меня поцеловать. Странно, но Элен не согласилась! Насколько помню, она мне передала короткий ответ вроде «О, нет!». Думаю, тогда я действительно казался ей обузой.

Год спустя она оказалась в Фон-Роме, запертая снежной бурей. Я снова попытал удачу. Думаю, на этот раз я был менее неуклюж. В этом возрасте быстро учишься и меняешься…

После того благословенного уик-энда не проходило и недели, чтобы мы не говорили как минимум час по телефону.

Первая часть нашей истории почти угасла из-за нашей удаленности, но мы снова встретились в 17 или 18 лет, при этом никогда полностью не прерывая все, что нас связывало. С тех пор наши отношения стали более серьезными, несмотря на то, что она уехала учиться в Тулузу, а я становился настоящим биатлонистом между Преманоном и Виллар-де-Ланс.

Это потрясающе, что Элен сейчас моя спутница, мать моих детей. В наших отношениях было несколько перерывов, начиная с наших 14 лет, но мы никогда не переставали общаться и доверять друг другу. Я убежден, что без нее мне бы не удалось построить карьеру. Она дала мне стабильность чувств, в которой я нуждался. Я никогда не лгал ей о том, какая жизнь ждет меня.

Недавно Элен напомнила мне, что в 14 лет я сказал ей: «Если станешь моей женой, будешь чаще видеть меня по телевизору». Я не думал, что будет именно так. Но внутри меня жили стремление и интуиция. Я хотел стать таким, как те парни, которые украшали стены моей комнаты. Хотел стать чемпионом с плаката. Это было больше, чем просто желание. Огонек, маленький огонек, который никогда не гаснет.

Martin Fourcade: Mon rêve d’or et de neige (купить книгу можно здесь); перевод с французского

Фото: instagram.com/martinfourcade (1,3); twitter.com/SimonFrk2; martinfkde; Gettyimages.ru/Christophe Pallot/Agence Zoom; fabwags.com; amazon.fr

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.