Реклама 18+
Блог АП-Темпо

Экономия на презервативах. «Голден Стэйт» упустил врачицу, а с ней и чемпионство

Вы когда-либо задавались вопросом: почему на скамейке клубов НБА в роли врачей и физиотерапевтов могут 10+ лет светиться одни и те же рожи?

Сегодня, когда ГСВ уничтожил карьеру Кевина Дюрэнта, пришло время объяснить некоторые вещи буквально на пальцах, основываясь на моем опыте. Доскональное понимание этой профессии всегда входило в спектр моих должностных обязанностей, поэтому я могу 20 минут посмотреть на Хэйворда и сказать, что в этом сезоне ему труба, просто сопоставляя концы с концами.

Один из ключевых аспектов работы доктора команды заключается в том, что его профессия очень часто имеет под собой больше тактильную, чем научную составляющую, поскольку в множестве случаев это не имеет ничего общего с тем, что каждый из вас подразумевает под медициной. 

Это чисто менеджмент отношений.

Все игроки получают повреждения разной степени тяжести, и с каждым из баскетболистов так или иначе все равно приходится ежедневно работать, однако практически всегда от степени их травм не зависит вообще ничего. Если бы каждое повреждение в спорте можно было бы лечить по учебнику, то терапевт районной поликлиники мог бы спокойно сидеть на зарплате в Сакраменто. Все игроки абсолютно индивидуальны в плане личностных качеств, переносимости боли, заботы о собственном теле, желании перестраховаться и т.д., и это зачастую вообще не зависит от того, как и куда им прилетело.

Например, Яо Мин дважды потерял свою карьеру. 

Сначала, когда в матче регулярного чемпионата он почувствовал болевой эффект в ноге. «Рокетс» тогда очень тяжело стартовали из-за смены тренера и команда, которая должна была бороться за чемпионство, крепко уселась на десятом месте. Яо считал, что это его вина как френчайза, поэтому когда начался подъем и они шли на 10 побед подряд, он умолчал о болевых ощущениях. В его понимании, то, что он может сейчас пропустить несколько матчей, как раз тогда, когда коллектив набрал ход, будет означать что он подведет команду, спустит их усилия в унитаз, потому что опять придется передергивать состав, с таким трудом найденная форма может растеряться, а он, как лидер и игрок на максимальном контракте – несет за это прямую ответственность, тем более, когда в первой половине чемпионата они не выполняли задачу на сезон. 

Яо умолчал о травме в одном из лучших матчей «Хьюстона» в сезоне и после сумасшедшего в целом отрезка вышел на следующую игру, где за 35 минут еле сделал 12+6 с кучей нехарактерных потерь. Его принудительно осмотрели: под этой нагрузкой в области ушиба у него образовался стрессовый перелом. 

Сезон для него закончился.

Второй раз в он потерял карьеру тут же, когда вместо восьми-двенадцати месяцев, форсировал восстановление до пяти, потому что была домашняя Олимпиада, и он чувствовал, что подведет страну, если не пройдет с флагом и не выйдет на поле. Окончательно его карьера была уничтожена через девять месяцев в плей-офф против «Лейкерс».

Как доктор, ты ничего не сделаешь с таким игроком: ему руку оторви, но он будет говорить, что все нормально. Ну, такой он человек.

Клэй Томпсон – это то же самое.

Есть обратная история, когда игрок образно говоря ноготь сломал – и это уже трагедия, связано это зачастую не с тем, что он ссыкло или тюфяк, просто, с высокой долей вероятности, он когда-то столкнулся с ситуацией, где в одной из его прошлых команд ему попался низкоквалифицированный специалист, который в ответ на жалобу сказал, что можно выходить и все ок, а потом это закончилось многомесячным восстановлением.

Есть люди, у которых такое строение тела, где одно давит на другое, другое на пятое, а пятое на третье, что иногда болит так, что они даже не могут нормально объяснить где и что. У некоторых такой уровень выделения адреналина, что человек вообще ничего на поле не чувствует и может с переломом доиграть матч, как ни в чем не бывало. Есть те, кто просто не доверяет этому врачу, не будет жрать эти препараты, проходить эти процедуры, или не выйдет, пока у него ноготь новый не вырастет, или как Харден с ЛеБроном – будет играть пока что-то не порвется или не сломается, и ты только руками разводишь и придумываешь, чем им хотя бы минимально можно помочь в этом конкретном случае.

И вот здесь начинается упомянутый выше индивидуальный менеджмент этих людей, когда досконального знания медкарты игрока или того, как  учат в аспирантуре – не стоит буквально ничего.

Ты обязан владеть реальным пониманием, как игрок реагирует на каждую конкретную ситуацию, что он тебе на самом деле скажет, каков он по характеру, надо его тысячу раз проверить или ему достаточно верить на слово, есть ли между вами контакт, чтобы он сказал, как есть, какая вообще это стадия сезона. В регулярке в декабре он тебе скажет, в финале конференции, в восьми случаях из десяти – промолчит, и доктора должны сами уметь его «читать», как на своем личном опыте, так и на опыте работы с конкретным игроком в аналогичной ситуации. Какие бы ни были инструменты восстановления, но пока человечество не изобрело сканер всего тела из sci-fi фильмов, который показывает любое отклонение до 0,1% от нормы, работать это будет именно вот так, как сейчас.

Поэтому клубы никогда не меняют докторов без каких-либо пожарных обстоятельств. Они идеально знают здешних исполнителей, не только на уровне их болячек, но и в понимании того, как с каждым из них работать на конкретном этапе сезона, в связи с чем, эта позиция никогда не меняется по ходу цикла команды: в перестройке, когда всех разогнали – может быть, до тех пор работает тот, кто досконально знает этих людей.

В бородатые времена я уже однажды менее развернуто это объяснял, когда рассказывал, что игроки в диспозиции Гранта Хилла, которого конкретные специалисты подняли на ноги впервые за очень много лет, подвергают себя неоправданному риску при смене клуба: ты можешь с какими угодно рекомендациями приходить, объяснять на словах, но это будет уже совсем не то.

Тогда же он сменил команду, ушел в «Клипперс» и в одночасье рухнул после серии практически полных сезонов: за пять лет в «Санс» он пропустил 31 матч, бегая в среднем по полчаса, за год в Лос-Анджелесе сыграл 29 встреч с тремя очками за игру. Тело предало Гранта, и он закончил.

И здесь пришло время Трэвиса Шленка.

Проработав 12 лет в ГСВ, он пришел в «Атланту» с целью скопировать «Уорриорз». Он был одним из тех, кто отстаивал очень спорный выбор Карри на драфте, и когда перед ним возникла возможность взять Янга – он решил опозориться с трейдом Дончича, но делать то, что он знает: идти по проторенной «Голден Стэйт» дорожке. Он там уже был. Вы видите это даже на этом драфте, когда доходягу-плеймейкера он прячет за плечами могучих вингов, Хантера и Реддиша, выбранных вчера, чтобы то, как Трэя бьют в защите было не так болезненно, ставка на бросающего Хертера рядом с Янгом тоже кого-то вам должна напоминать.

Но Шленк не просто берет игроков такого же типажа, но и деньгами заманивает сразу троих членов штаба ГСВ, вместе с чуваками, которые в основном занимаются нагрузками, он забирает из «Уорриорз» Челси Лэйн, которая на ноги ставила Карри, Игудалу и всех остальных с пятнадцатого года.

Мне стало особенно смешно, когда уже написав этот текст, я искал какую-то цитату про нее и в ней Игги сделал просто сделал пересказ этой статьи.

«... однако, со слов Карри, Челси была намного больше, чем просто физиотерапевтом команды. 

По ходу сезона ей пришлось максимально пристально заниматься восстановлением Стэфа от травм лодыжек и колена, и в последующих интервью он утверждал, что она вообще все решает, отмечая, как Лэйн одновременно выполняла функции и психотерапевта, и физиотерапевта для этих игроков, а сами баскетболисты ему вторят, в том числе Игудала.

«Она для нас и крутой психолог, хотя этого нет ни в ее резюме, ни в должностных обязанностях. Но она видит насколько часто нас обесчеловечивают. В нас остальные людей не видят, мы в их понимании – машины. Наши тела уже нам не принадлежат, существует четкое пренебрежение нашими эмоциями, чувствами и стремлениями. Но она знает, насколько это в корне неверно и это дает свой ошеломительный эффект»...

Желающие могут почитать о том, что ее называли «Чудо-женщиной», «секретным оружием ГСВ», как отец Клэя был в шоке от того, как быстро она подняла на ноги его и остальных игроков, как все вокруг ценили то, что, будучи привлекательной женщиной в центре мира, она не вела никакую активную публичную жизнь в соцсетях, игрокам, само собой, намного проще было ей доверять.

Более того, она даже не знала, во что играют «Уорриорз» на момент предложения от клуба, хотя они только что обыграли Леброна в первом из финалов.

Но это уже частности.

Перед вами идеальный пример одного из лучших докторов в мире: понимание того, где ты находишься, крайне доверительное отношение с игроками, недюжинные способности непосредственно в своей области, беспрецедентный забег ГСВ без тяжелых травм на протяжении ее срока работы при самых высоких нагрузках в НБА, когда люди каждый год играют больше всех, в том числе и в плей-офф, где организм проходит все круги ада.

Это человек, которого нельзя отпускать, когда у тебя впереди последний год цикла, нагрузки уже превысили все мыслимые и немыслимые пределы и сейчас будет сложнее всего.

Но Лэйкоб и Майерс дают ей уйти, мотивируя решение тем, что владелец команды, как венчурный инвестор, который, к тому же, строит новый стадион, предпочитает тратиться на игроков, а не на персонал, это часть его стратегии, и она становится четвертым главой медштаба, покидающим ГСВ с 2010-ого года. 

Самое глупое и забавное в этой истории то, что она не просила денег на фоне поехавшей феминистической прошивки или почувствовав свою исключительность: ваш же бывший работник просто понимает ее уровень, точно так же, как проработав 17 лет в Финиксе, Дэвид Гриффин первым делом просто купил тамошних врачей для «Пеликанс».

Согласно доступным в Интернете данным, ее состояние за всю жизнь – 1,2 миллиона, при том, что доктор – одна из самых высокооплачиваемых профессий в США, то есть это в принципе ничего. В том числе и потому, что она работала на Олимпийский комитет Новой Зеландии до этого, это не человек, который всю жизнь получал зарплату в НБА.

Ирония судьбы: один Дюрэнт уступил им 10М, тот самый, кому ГСВ в итоге убили карьеру медицинским решением.

Бизнес – это бизнес, у него свои законы, и если сделать исключение для одной Челси, то завтра таких Лэйн будет двадцать, и мы сейчас не будем обсуждать повышение цен на билеты и все остальное, но самое интересное, как Майерс и Лэйкоб при этом просто буквально засадили и нового врача.

Он может быть каким-угодно обалденным специалистом, но для этих игроков он – не Челси просто даже на уровне доверия. На построение взаимоотношений нужно время, этот человек не проходил с ними плей-офф, не имел опыта работы с этими конкретными игроками под изнуряющими нагрузками постсезонки. При этом шлейф из пробега за эти пять лет достался именно ему, и в лиге, где главное репутация, Рик Селебрини  - это человек, при котором похоронили карьеру неготовому выйти Дюрэнту, Томпсон порвал кресты, развалился Ливингстон, а Луни вообще непонятно как мог выходить на поле. 

Это уже на всю жизнь, какой бы там ни была цепочка событий. Я знаю, что такое оказываться не в то время, не в том месте, мне доводилось побывать на обоих краях.

И когда Лэйкоб, ошалев от успеха, рассказывает о том, как он опережает весь мир на Световые годы, дедушку Игги не обманешь, он понимает, что чувак к настоящей НБА еще даже не приближался.

Таких обычно и сбрасывает с небес на землю самая банальная, мелочная и бессмысленная вещь – «экономия на презервативах», как в этот раз и случилось.

Фото: Gettyimages.ru/Noah Graham/NBAE; globallookpress.com/Michael Goulding/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Sergio Estrada-USA TODAY Sports, Kyle Terada-USA TODAY Sports

Автор
  • Clutchfan

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+