android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

За кого мы будем болеть на Australian Open-2014?

Авторы и редакторы Sports.ru признаются, кому и почему будут сопереживать на первом турнире «Большого шлема» в сезоне-2014.

Валерия Ли

Томми Хаас, Германия

Когда Роджер Федерер в прошлом году иронично назвал себя и своего друга Томми Хааса динозаврами, он был прав и не прав одновременно. Хаас динозавр, потому что старше него в Топ-200 всего двое (а в Топ-100 вообще никто), но в отличие от ребят из юрского периода, Томми стал легендой благодаря своей живучести.

Болельщики со стажем помнят Хааса как парня, у которого Евгений Кафельников выиграл олимпийское золото и одолеть которого Марату Сафину в полуфинале Australian Open-2002 каким-то чудом помог дождь. Томми был из тех, кому еще по юности прочили блестящее будущее, и именно поэтому его карьера – за которую любой начинающий игрок продаст душу дьяволу, – всегда будет немного грустной историей.

Хаасу всегда что-то мешало – как тот австралийский дождь, вставший на его пути в мэйджор-финал, или мяч, на котором он поскользнулся на «Уимблдоне»-2005, или дорожная авария, в которой он чуть не потерял родителей, или тот ужин в московском ресторане на Кубке Дэвиса-2007, когда его якобы отравили. Главным же из 33 несчастий Томми всегда были травмы – не раз казалось, что именно они и прикончат его как теннисиста. Но вот через три месяца ему исполнится 36, а он живее всех живых, счастливый муж и отец, выглядит как бог и неровен час поднимется в десятку. Может, справедливости и нет, но это чертовски на нее похоже.

Светлана Кузнецова, Россия

Болеть за Светлану Кузнецову трудно – для игрока своего резюме она очевидно нестабильна, и недаром Bleacher Report в прошлом году назвал ее «забытой чемпионкой». Она как никто может запросто под орех разделать третью ракетку мира, а через день без вариантов проиграть заведомому аутсайдеру. Или из ниоткуда прорваться в четвертьфинал «Шлема» и оказаться единственной, кто не капитулировал перед беспощадной Сереной.

В наш теннисный век все в один голос твердят: конкуренция так высока, что каждый может обыграть каждого. Это клише, но в отношении Кузнецовой чистейшая правда. Светлана живет на корте, потому что для нее «теннис – это про счастье». Она может ответ на дежурный вопрос о буднях игроков превратить в суперхит и гармонично смотреться в наряде, который на любой другой был бы катастрофой. Болеть за Кузнецову-теннисистку бывает непросто, потому что она разбалансированна и не многозадачна. Но не симпатизировать ей все равно невозможно, потому что она добрая, открытая и смешная. Серена Уильямс не даст соврать.

Александр Харламов

Симона Халеп, Румыния

До второй части прошлого сезона все были уверены, что победительница юниорского «Ролан Гаррос»-2008 совершила глупость, решившись на операцию по уменьшению своей роскошной груди. И сильно удивились, когда не пользующаяся макияжем и не пьющая в перерывах между геймами румынка принялась вдруг поколачивать всех подряд. Шесть титулов (до 2013-го – ни одного), при чем на всех покрытиях, разница побед и поражений 49:17 и скачок с 49 места в рейтинге на 14-е!

Миниатюрная Халеп сильно подавала, удивив даже Уильямс-младшую, легко укладывала мячи в углы и отыгрывалась, как в матче с Иванович в Софии со счета 1:4. Единственное, что не удалось Симоне в прошлом сезоне, – удачно выступить на «Шлемах». Именно над этим в 2014-м нужно сосредоточиться Халеп, чтобы убедить всех, что «девочка созрела».

Размер имеет значение. Как большая грудь мешала Симоне Халеп побеждать

Станислас Вавринка, Швейцария

До 2013-го швейцарец напоминал футбольный «Арсенал» последних лет: много красивых комбинаций, финтов и ненужного позерства. Пробить красиво с лучшего, по мнению Джона Макинроя, бэкхенда в истории вместо того, чтобы сыграть наверняка? Легко! Иногда получалось, и эпизоды входили во всевозможные нарезки, но как же часто при этом мы видели, что Стэн первым подавал в конце матча судье руку!

К счастью для Вавринки, в начале 2013-го ему наконец-то удалось уговорить начать с ним сотрудничать бывшую вторую ракетку мира Магнуса Норманна, после чего у невозмутимого швейцарца словно выросли крылья. К практически идеальной технике добавилась годами искомая уверенность в себе, а также прагматичность, отличающая зрелого игрока (в марте Стэну стукнет 29) от начинающего. В результате – титул на грунте в Оэйраше, полуфинал после победы над Марреем на US Open и удачное выступление на итоговом турнире.

Новый сезон швейцарец начал бодро. Выиграв второй раз титул в Ченнае (и пятый в карьере), он соорудил хороший плацдарм для того, чтобы в 2014-м не только закрепиться в восьмерке, но и бросить вызов топам. Яркие моменты прошлого сезона снова и снова заставляют цокать языком и убеждают, что у второго после Федерера для этого есть все предпосылки.

Павел Копачев

Мария Шарапова, Россия

Интерес к теннису в стране сегодня, если мерить глобальными категориями, – по сути, интерес к Шараповой. К ней можно относиться по-разному (многих, например, пугает ее американизированность и шаблонность), но факт: без Маши Россия была бы рядовым участником, без супергероя, который интересен как своим, так и иностранцам; как фанатам, так и домохозяйкам.

Стоило ей выйти в финал «Ролан Гаррос»-2013, Первый канал перекроил сетку вещания и экстренно купил права на игру с Сереной Уильямс. Стоило приехать в Москву на презентацию конфет, журналисты устроили аншлаг – поболее, чем на легкоатлетический чемпионат мира с Усэйном Болтом.

Кто еще из отечественных звезд спорта способен так менять картину мира?

На Машиных плечах держится российский теннис – тот, который обыватели смотрят 4 раза в год, на турнирах «Большого шлема». И чем дальше Шарапова пройдет по австралийской сетке, тем больше популярности (комментариев, кликов и просто внимания) заработает теннис. И, дай бог, хотя бы на день-другой матч Маши будут обсуждать активнее, чем коррупцию Олимпиады в Сочи или почему там, на открытии, не споет Григорий Лепс.

Что ждет Марию Шарапову в новом сезоне?

Новая фотосессия Шараповой

Роджер Федерер, Швейцария

«Что делать, когда в тебя не верят? Верить в себя». Это слова Уле Эйнара Бьорндалена, шестикратного олимпийского чемпиона по биатлону, которого перед началом сезона считали сумасшедшим, назойливым стариком. Казалось бы, чего ему еще надо – успешен, богат, знаменит. Иди на пенсию, открой дорогу молодым...

Но Уле в свои 40 лет тренируется, как заведенный, считает дни на высокогорье и вообще делает все, чтобы удивить мир еще раз – в Сочи. И пока – за месяц до Игр – кажется, что ему это удастся. По крайней мере, такого мотивированного, посвежевшего Бьорндалена публика давно не видела.

Федереру, конечно, не 40, а всего 32. Но на него поглядывают так же косо, как на Бьорндалена. Уже уязвим, не так быстр, не так резок – наконец, год без титулов «Большого шлема». Швейцарца по инерции еще считают фаворитом, но уже не главным. Джокович, Надаль – да, монстры, Федерер – возможно, на что-то сгодится, но...

И это «но» теперь будет преследовать Роджера всегда. До тех пор, пока он не выиграет очередной «Шлем». А сделать это на закате карьеры, в нецветочные годы гораздо сложнее. Только гении способны отыскать резервы и заставить себя работать еще больше.

Почему-то кажется, что Федерер – гений. И обязательно еще напомнит о себе. Болеть за него в Австралии – вполне себе удовольствие.

Павел Ниткин

Маркос Багдатис, Кипр

Когда смотришь матчи Багдатиса в Мельбурне, очень трудно не заразиться энергией трибун и не начать болеть за киприота. Когда группа его фанатов начинает скандировать его имя в переходах, когда он за счет их поддержки выигрывает матч, несмотря на то, что последние три-четыре гейма пятого сета играет с судорогами – другого выбора просто не остается.

Вообще одно из моих самых ярких теннисных воспоминаний – это матч Фернандо Гонсалеса против Поля-Анри Матье в Австралии. Этот матч запомнился даже не фантастической победой Гонсалеса в пятом сете, а его болельщиками, которые вели себя совсем не по-теннисному – не знаю, было ли так на самом деле, но в моих воспоминаниях они даже жгли файеры.

Сейчас Гонсалес ушел, и повторения такого эмоционального спектакля можно ждать только от не менее яростных болельщиков Багдатиса – поэтому и хочется, чтобы он продержался на турнире как можно дольше.

Энди Маррей, Великобритания

Надо сказать, что за Энди я болею на каждом турнире, начиная с 2009-го. Он всегда нес в себе какую-то романтику нераскрытого таланта, непонятого гения – попросту говоря, неудачника. Но при этом не грустного неудачника, а целеустремленного, который шел к своей цели, несмотря на мучения (а то, что теннис для Маррея – это в некотором роде мучение, понятно хотя бы по его походке на корте).

И это сейчас вся Британия восхищается своим чемпионом, а BBC снимает документальный фильм под названием «День, когда мы выиграли «Уимблдон» (кстати, это название – еще один аргумент тем несчастным, кто считает, что «Уимблдон» Маррею купили). Это сейчас люди стали обращать внимание на то, что за занудным голосом и усталым лицом скрывается человек с классическим британским чувством юмора (например, в твиттере Маррея спросили, насколько он близок с Джоковичем, на что он ответил: «Я в Дохе, он в Дубае, так что между нами где-то 450 км»).

В общем, все это к тому, что я болел за Маррея еще до того, как это стало модным. И продолжу после того, как он перестал быть неудачником.

Артем Атанов

Рафаэль Надаль, Испания

Буду необъективен и предвзят. Если смотреть на ситуацию реально, то победить могут сейчас всего три-четыре человека. Первые претенденты – Джокович, который имеет шанс взять этот турнир в пятый раз, и Надаль, который побеждал здесь лишь однажды. Но болеть я буду только за Рафу.

Во-первых, уже на двух подряд турнирах Новак должен был проиграть – в 2012 году в финале и в прошлом году в матче с Вавринкой. Ну сколько может человеку так везти?! Пора делиться (но не говорите мне ничего про «Ролан Гаррос»)! Во-вторых, у испанца есть шанс взять двойной карьерный Шлем, то есть выиграть каждый из турниров «Большого шлема» минимум два раза. Такого достижения в Открытой эре, кажется, нет ни у кого.

Кроме того, впереди Надаля ждет длительный период защиты очков, заработанных в прошлом сезоне, так что в Австралии надо насобирать побольше, чтобы подольше оставаться первым в рейтинге. Ну и последнее – хочется иметь хотя бы надежду на Большой Шлем. А без победы в Австралии его быть не может!

Каролин Возняцки, Дания

Во-первых, надоела гегемония Серены и немного Вики – они свое по сезону и так возьмут, а в Австралии должны быть сюрпризы. Во-вторых, Каро, наверное, единственная, кто уже давно заслужила титул. В свое время не сложилось из-за возвращения Ким Клийстерс. Потом была классная игра полтора сезона, но на «Шлемах» как-то не везло. Но девушка старалась, пыталась что-то делать со своей игрой (не всегда удачно, скажем прямо), тем не менее, работала. Пожалуй, кроме Агнешки Радванской больше ни у кого из «бесшлемных» этой работы не видно. Так что титул стал бы для Каро наградой за труды.

О том, реально ли ей выиграть – большой вопрос. Да, есть новый классный тренер, да и папа вроде наконец-то отстал, кое-что проклевывалось в матчах на старте сезона. Однако непонятная ситуация с травмой. Но надежда умирает последней!

Фото: REUTERS/Tim Wimborne/Daniel Munoz/Navesh Chitrakar

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы