android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Марат Сафин: «У меня есть пара знакомых пингвинов с Южного полюса»

Продолжаем публикацию интренет-дневника российского теннисиста, который Марат Сафин ведет специально для сайта atptour.com во время московского Кубка Кремля.

Суббота, 14 октября

Вот и походит в концу «Кубок Кремля». Завтра финал, после которого я уезжаю в прекрасную страну Испанию, чтобы выступить на турнире в Мадриде. В организации этого турнира принимают участие мои менеджеры, и делают они это очень здорово.

Каждый год накануне турнира они проводят кастинг моделей по всему миру, и лучшие из них приглашаются на него в качестве… бол-боев. Это не шутка. Они подают мячи, приносят нам свежие полотенца и воду во время матчей. Конечно, требуется немало времени, чтобы научить их всему этому - ведь красивые женщины к таким ролям не привыкли. Но за те гонорары, которые им платят, они делают это с удовольствием. В начале соревнований девушки очень сосредоточены на том, чтобы правильно бросить нам мяч, а под конец турнира так привыкают, что начинают улыбаться игрокам. И это всегда  приятно.

Некоторые тенисты приезжают на турнир только для того, чтобы познакомиться с кем-то из этих девушек. И я знаю случаи, когда телефоны моделей игроки спрашивали прямо во время матчей.

Но что-то я забежал вперед, у меня ведь еще финал в Москве. Вчера закончил тренировку около 12:30 очень голодным. Пошел в ресторан американской и греческой кухни, заказал креветок и две порции куриных крылышек. И только начал есть, как прикусил язык. Потерял столько крови, что чуть не умер. Люди, которые были вокруг позаботились обо мне, и операция не потребовалась.

Когда вновь приехал в «Олимпийский» пришлось долго ждать выхода на корт. Девушки, которые играли первыми, к быстрым матчам готовы явно не были. Я же времени не терял. Поел, выпил кофе, потом уснул на массажном столе. И это едва не закончилось трагедией. Знаете, люди во сне вздрагивают. Так вот, уснув, я так вздрогнул, что чуть не свалился со стола. Решил больше не рисковать и пойти поесть еще. В итоге желудок стал напоминать аквариум: смесь пасты, супа, блинов, джема, чая, кофе, персикового сока. И нетрудно догадаться, что стало меня беспокоить пару часов спустя. 

Наконец позвали на корт. Всегда приятно играть в решающих матчах против соотечественника, тем более, когда это твой друг. Сегодня был почти полный зал в той части «Олимпийского», которая отведена под турнир. Тысяч десять зрителей, не меньше.

Вспоминаю одну историю. Однажды в Вашингтоне выходил из ресторана и услышал, как кто-то зовет с русским акцентом: «Марат!» Обернулся, однако увидел темнокожего парня. Был уверен, что это не он меня окликнул. А тот говорит на чистом русском: «Как дела?» Подумал на мгновение, что это галлюцинация, - день был очень жарким. Но оказалось, что парень - действительно российский эмигрант. Он родился через девять месяцев после московской Олимпиады. Удивительно все-таки устроен мир. Не знаешь, в каком уголке света встретишь близких людей. Не исключаю, что у меня есть пара знакомых пингвинов с Южного полюса.

У Игоря Куницына выиграл очень уверенно. А потом раздал не меньше пяти миллионов автографов. Здесь очень много детей, и приятно, что все они меня узнают и просят расписаться. А то где-нибудь на турнирах в Монреале или Цинциннати, когда ко мне подходят за автографом с вопросом: «А вы кто?»,  обычно отвечаю, что моя фамилия Федеррер, и расписываюсь: «Ваш Роджер».

Но теперь о серьезном. Завтра у меня, пожалуй, главный матч сезона. Впервые после травмы играю в финале. И поэтому будет обидно уступить. Когда еще появится шанс выиграть турнир на родине? 

Перевод Андрея ИВАНЦОВА

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы